Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Самый видный республиканец объявляет о готовности бороться за президентство. В понедельник начинаются прямые американо-северокорейские переговоры о нормализации отношений. Ушел из жизни ведущий американский историк, соратник Джона Кеннеди


Самый видный республиканец объявляет о готовности бороться за президентство. В понедельник начинаются прямые американо-северокорейские переговоры о нормализации отношений. Ушел из жизни ведущий американский историк, соратник Джона Кеннеди.



Юрий Жигалкин: В четверг, возможно, самый известный в республиканской партии политик объявил о намерении бороться за номинацию в президенты от своей партии. Однако сенатор Джон Маккейн, уважаемый политик, бывший соперник президента Буша в президентской гонке, неожиданно для всех споткнулся на первом же шаге к президентству.



Аллан Давыдов: Джон Маккейн объявил о вступлении в президентскую гонку не на встрече с однопартийцами и не через Интернет, а в прямом эфире популярной юмористической телепрограммы. Когда ведущий «Вечернего шоу» на канале CBS Дэвид Леттерман спросил приглашенного в студию прямого эфира Маккейна, собирается ли тот в президенты, сенатор, казалось, ждал этого вопроса.



Джон Маккейн: Выступая в вашей программе в прошлый раз, я пообещал вернуться в эту студию, если надумаю участвовать в избирательной кампании. И вот я объявляю: я буду кандидатом в президенты Соединенных Штатов.



Аллан Давыдов: Добавив, что официально объявит о своем решении в апреле, на вопрос ведущего об Ираке Маккейн ответил так…



Джон Маккейн: Мы продолжаем выбрасывать на ветер наше самое дорогое сокровище - жизни американцев.



Аллан Давыдов: Эта реплика сенатора-республиканца вызвала возмущение - но не столько среди однопартийцев, сколько в штабе соперников. Представитель Демократического национального конгресса Кэрен Финни потребовала от Маккейна извиниться и объяснить, как можно сожалеть о гибели американцев в Ираке, упорно поддерживая план президента по эскалации иракской войны. В последовавшем письменном заявлении Маккейн не извинился, но признал, что вместо словосочетания «выбросить на ветер» ему следовало употребить слово «жертвовать».


Многих удивило, что загладить оговорку Маккейна попытался один из вероятных его противников по избирательной кампании со стороны демократов - сенатор Барак Обама.



Барак Обама: Джон Маккейн и я можем иметь разногласия. Но в чем, на мой взгляд, не приходится сомневаться - так это в его преданности интересам американских военнослужащих. Он сам был на войне и принимал участие в боевых действиях.



Аллан Давыдов: Несмотря на репутацию героя Вьетнамской войны и попытки укрепить диалог с христианско-консервативным крылом республиканцев, Маккейн остается неоднозначной фигурой для избирателей. Вашингтонский политический обозреватель Кен Рудин считает, что сенатору будет непросто бороться за выход в финал президентской гонки.



Кен Рудин: В день инаугурации ему будет почти 73 года. Победив, он станет самым пожилым избранным президентом в истории США. Избиратели потихоньку озабочены состоянием его здоровья, перенесенной им операцией по поводу рака кожи. Порой он выглядит усталым. У него сложные отношения с президентом Бушем, в частности, по вопросу о войне в Ираке. Маккейн выступает за более широкое американское военное присутствие там. Он критиковал Дональда Рамсфелда, как худшего в истории страны министра обороны.



Аллан Давыдов: Согласно последним опросам, Маккейн по популярности среди республиканцев более чем вдвое отстает от бывшего мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани. Несмотря на либерализм Джулиани, выступающего за предоставление прав однополым парам и за право женщин на аборты, консервативным избирателям импонирует его способность решительно действовать в критической ситуации, проявленная им во время терактов 11 сентября.



Юрий Жигалкин: Соединенные Штаты в понедельник начнут исторические переговоры с Северной Кореей, которые, как заявил в четверг госсекретаря Кристофер Хилл, могут привести к нормализации американо-северокорейских отношений после полувекового противостояния. Надежды на окончание самой затянувшейся конфронтации появились после внезапного объявления Пхеньяна о том, что он готов заморозить ядерные работы и в будущем отказаться от ядерного оружия в обмен на 300 миллионов долларов помощи, снятие санкций и дипломатическое признание Соединенными Штатами. Многие американские наблюдатели, впрочем, настроены скептично относительно исхода этой инициативы. Последняя попытка подобного рода предпринятая двенадцать лет назад администрацией Билла Клинтона, предоставившей Пхеньяну помощь в ответ на замораживание ядерных программ закончилась конфузом для Белого дома после того, как выяснилось, что прекратив работы над плутонием корейцы начали спешно и, по-видимому, успешно обогащать уран. Каковы ожидания на этот раз? Вот что говорит американский военный эксперт сотрудник Фонда «Наследие» Бейкер Спринг...



Бейкер Спринг: Я ожидают, что конечная цель северокорейского режима - попытаться пережить труднейший для себя момент с наименьшими потерями. Пхеньян впервые оказался объектом реальных санкций. У окружения Ким Чен Ира в отличие от прежних времен нет доступа к деньгам из-за финансового давления на банки, работавшими со счетами Кима. Ему стало значительно труднее заниматься контрабандной торговлей оружием из-за того, что грузы досматриваются китайцами. Иными словами, режим пытается выжить, пойдя на некоторые уступки в обмен на деньги и продовольствие. Но корейцы всегда рассматривали свою ядерную программу, как свое главное достояние, придающее им вес и силу в глазах США, и они наверняка попытаются сохранить ее любым путем.



Юрий Жигалкин: Если это столь очевидно, а к подобному выводу приходят многие комментаторы, почему, как вы считаете, Белый дом согласился на переговоры с Пхеньяном, вопреки своим прежним заявлениям о том, что он не намерен иметь дел с Северной Кореей, пока та ясно не откажется от ядерного оружия? Ведь США не получили такого заверения.



Бейкер Спринг: Я думаю, что это результат ослабления Белого дома после выборов в конгресс. Президенту Бушу приходится выдерживать атаки по поводу его иракской стратегии, и он готов поступиться кое-чем, и инициатива Пхеньяна стала для этого удобным поводом, тем более что и другие главные игроки в противостоянии с Северной Кореей не хотят довести дело до крушения режима в Пхеньяне, а это, по большому счету, единственное, что может избавить нас от ядерной угрозы со стороны Северной Кореи. А пока, я думаю, корейцы готовятся к переговорам к США с ощущением того, что они могут осуществить все, что им хочется.



Юрий Жигалкин: А сейчас о наследии ведущего американского историка Артура Шлезингера, скончавшегося в Нью-Йорке.


Он написал два объемных тома о двух выдающихся президентах, он был близким советником и летописцем третьего, он был одним из интеллектуальных символов либерального движения и был осуждаем и либералами и консерваторами за свои взгляды. Артуру Шлезингеру-младшему было 89 лет. Слово - Борису Парамонову.



Борис Парамонов: Младшим Артур Шлезингер назвал себя сам, подчеркнув тем самым значение своего отца, также историка Артура Шлезингера, долгое время бывшего деканом исторического факультета Гарвардского университета.


Шлезингер-младший пошел по стопам отца и сам стал историком - историком новейшего времени. Наибольший успех, принесший автору Пулитцеровскую премию, имели две его книги о братьях Кеннеди: «Тысяча дней в Белом Доме» о Джоне и «Роберт Кеннеди и его время». Но Шлезингер-младший в научных кругах наибольший авторитет заслужил трехтомным исследованием о годах президентства Франклина Рузвельта.


Артур Шлезингер-младший написал еще много других книг и массу статей, сотрудничая чуть ли не во всех заметных органах американской печати. Однако его значение - как и его славу - нельзя свести ни к литературно-научным заслугам, ни близостью к одному из самых блестящих американских президентов, блеску которого, между прочим, едва ли не больше всех способствовал сам Шлезингер: это он ввел в Белый дом многочисленных представителей американской культурной элиты. Но самое главное, что нужно знать об Артуре Шлезингере-младшем: он был блистательным, образцовым, модельным воплощением американского либерализма, взятого во всей его культурной сложности, а не в злободневных политических мутациях. Либерал Шлезингер был в то же время стойким антикоммунистом, одним из столпов влиятельной организации "Американцы за демократическое действие". А уже совсем в наше время Шлезингер отличился резкими выступлениями против пресловутой политической корректности и мультикультуролизма. Понятно, что такие выступления не всем в нынешней Америке нравились. Но Артур Шлезингер-младший был и останется в памяти людей как воплощение лучших американских традиций, и он говорил от лица не новой и не старой, а вечной Америки.


XS
SM
MD
LG