Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письмо с «далекой окраины» всколыхнуло церковную общественность


Послание с Дальнего Востока иерархов РПЦ не впечатлило: по их мнению, текст письма лишь отражает «неосведомленность и невежественность» автора

Послание с Дальнего Востока иерархов РПЦ не впечатлило: по их мнению, текст письма лишь отражает «неосведомленность и невежественность» автора

В Русской православной церкви скандал. Епископ Анадырский и Чукотский Диомид опубликовал открытое письмо под названием «Ко всем верным чадам Святой Православной Церкви», в котором обвиняет руководство РПЦ в отступлениях от чистоты православного вероучения. Епископ упрекает Патриархию в духовном соглашательстве, подчиняющем церковную власти мирской, в молчаливом согласии вместо обличения антинародной политики нынешней власти, а также вновь поднимает вопрос об ИНН, подчеркивая, что оправдание и благословение идентификации граждан преступно. Текст письма рассылается по электронной почте и опубликован на многих интернет-сайтах. Фактически объявлен сбор подписей в поддержку епископа и его выступления. Руководство православной церкви в ответ на это письмо заявило, что речь о расколе не идет, а текст письма лишь отражает неосведомленность и невежественность автора.


Ситуацию в интервью Радио Свобода прокомментировал историк Николай Митрохин, автор книги «Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы».


- На ваш взгляд, насколько серьезен этот скандал и какие он может иметь последствия?


- Я думаю, что этот скандал сам по себе никаких последствий иметь не будет. Когда я в первый раз это увидел, у меня было чувство, что до Чукотки все это доходит, как до жирафа, то есть те события, идеи, которые действительно были важны для Русской православной церкви пять лет назад, неожиданно проявились на Чукотке. То есть идеи, которые высказаны в письме, консолидировали внутрицерковную оппозицию в противостоянии епископату в конце 1990-х - начале 2000-х годов. Сейчас по большей части все это преодолено, эта оппозиция раздавлена, и факт появления письма с Чукотки у многих людей, изучающих внутреннюю ситуацию в церкви, вызвал несколько ироническое впечатление и отзывы в стиле: епископу стало скучно в Магадане, он решил уйти на покой и переселиться поближе к центру, и это был единственный путь, чтобы уйти со своего поста. Будет жить где-то в центре, может быть, в Москве, служить в каком-то храме, получать там зарплату, как делают некоторые из героев былых дней, в том числе епископов. Например, епископ Никон екатеринбургский, известный по гомосексуальному скандалу 1999 года и тоже поддерживающий радикальные националистические идеи, сейчас является настоятелем храма в Москве и периодически присутствует на епархиальных собраниях. У него, я думаю, неплохая жизнь, гораздо лучше, чем находиться на какой-то отдаленной от Москвы кафедре.


- Но это письмо получило большое распространение, его широко комментируют. Может ли Диомид рассчитывать на широкую поддержку?


- Скажем так, он в письме озвучивает идеи, которые распространены в Русской православной церкви и в той или иной степени поддерживаются очень значительной частью духовенства и, я думаю, подавляющим большинством монашествующих. Но что значит «поддержат»? Есть некие высказанные идеи или озвучивание распространенных идей, а есть организационные действия. Вот на организационные действия вся эта «антиархиерейская оппозиция», как я ее называю, в которую входят, в том числе, и некоторые епископы, она не способна. То есть радикальная, националистическая, антиэкуменическая оппозиция в последние пять или шесть лет продемонстрировала полную неспособность своими действиями подтвердить свои взгляды. Подобные обвинения уже выдвигались в начале 2000-х годов, и епископат просто от них отбился тем, что ужесточил позицию в отношении католиков и все.


- А нынешняя реакция церкви на это письмо вас не удивила? Комментируя это письмо, глава пресс-службы Московской патриархии священник Владимир Вигилянский заявил что его в первую очередь смущает то, что группа людей, подписавшая это письмо, взяла на себя роль Архиерейского Собора, Священного Синода и патриарха, которые имеют право обращаться ко всем православным верующим. В данном случае он видит нарушение внутрицерковной дисциплины.


- Я полностью разделяю в этой ситуации позицию Вигилянского, хотя Вигилянский в свое время был среди тех, кто отстаивал ровно те же взгляды. Просто те, кто отстаивал эти взгляды семь-восемь лет назад и хорошо себя в этом проявили, они были интегрированы в структуру управления Русской православной церковью и получили разные посты, поэтому сейчас они спокойно это могут говорить: «там, с Чукотки приходят какие-то письма, это они просто такие дикие». Они не просто дикие, они просто отставшие от жизни, и пытающиеся выделиться.


- Все-таки это называют скандалом. Насколько часты такие случаи возмущения спокойствия в Русской православной церкви?


- Со стороны епископов в период между 1997-2001 годом это было массовой акцией, просто все прошло мимо зрения светских медиа, но целые епархии, десятки монастырей, сотни священников подписывали письма аналогичного содержания, обращенные к Священному синоду. Ну, окончилась вся эта история тем, что часть лидеров таких бунтовщиков вошли в церковную власть, часть были запрещены в служении и являются ныне церковными маргиналами, поэтому это абсолютно типичное письмо.


- Но за последние пять лет это первая история получается?


- Со стороны епископов, наверное, да. Хотя там есть Вениамин Владивостокский, высказывающий совершенные аналогичные мысли, но просто не оформляющий их в виде писем. Это в принципе очень характерно вообще для Сибири, поскольку это дальние окраины, непрестижные церковные кафедры, куда ссылают всяких смутьянов. И оттого, что человек высказывается радикально, это не приносит никому никакого неудовольствия. Не норма - это оформление в виде некого открытого письма и его рассылка. Действительно, за пять лет подобного я сейчас не припомню.


Автор программы Радио Свобода «С христианской точки зрения» отец Яков Кротов так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «Мне кажется, что оснований для раскола нет, потому что для этого кроме какого-то душевного импульса, нужен еще и материальный. Жесткое законодательство внтурицерковное и светское не даст возможности никому унести из Московской патриархии, уходя, даже свечку. А если человек уйдет из патриархии без имущества, то кто его будет слушать? Он будет сидеть в квартире, молиться Богу, но он не получит ни квадратного сантиметра для богослужения. Диомид никуда не уходит, как должен был бы, если уж он считает, что налицо в церкви такой ужас, как он описал, он должен незамедлительно выходить из этой церкви, а он пишет письма. Значит, он хочет по вполне советской традиции и получить удовольствие, заработав себе репутацию ревнителя благочестия, и в то же время сохранить все, что он имеет, ничем не рискуя».


Тем временем, в руководстве Русской православной церкви уже назвали поступок епископа «нарушением церковной дисциплины» и заявили, что оценку действиям Диомида даст Священный Синод.




XS
SM
MD
LG