Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Татьяна Локшина: Президентство в Чечне - это не конец кадыровских амбиций


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий .



Андрей Шароградский : Парламент Чечни проголосовал за назначение 30-летнего Рамзана Кадырова президентом республики. Напомню, что кандидатуру Кадырова предложил президент России Владимир Путин после отставки прежнего главы Чечни Алу Алханова. Как может сложиться политическое будущее Рамзана Кадырова после того, как он добился всего, к чему стремился внутри Чечни? Будет ли ему достаточно теперь его нынешнего положения, или он двинется осваивать новые политические пространства? Об этом мой коллега обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий говорил сегодня с директором правозащитного центра "Демос" Татьяной Локшиной. Татьяна Локшина только что вернулась из Чеченской республики.



Андрей Бабицкий : Очень любопытно посмотреть, предположить, как развернется карьера Кадырова. В аналитике говорится о том, что кадыровские подразделения, как наиболее боеспособные, карательные подразделения в России, могут быть использованы, скажем, для подавления каких-нибудь выступлений оппозиции в будущем. У Кадырова большое политическое будущее еще и потому, что у него фантастический репрессивный потенциал, то есть идеологически он, как пустая реторта - чем заполнишь, с тем он и будет ходить, но такого репрессивного потенциала нет ни у одного из нынешних политиков. А социальный заказ на Пиночета в России не исчез, он остается достаточно актуальным. Как вы считаете?



Татьяна Локшина : Знаете, с одной стороны, конечно, ровно на сегодняшний день ничего особенного не изменилось. Мы все понимали, что Кадыров это президентство получит. Он бесконечно отрицал, что он к нему стремится, но ситуация была совершенно прозрачная. Вот куда он пойдет дальше? Действительно, я абсолютно уверена, что на просто президентстве Чеченской республики он не остановится. Ему будет тесновато. Он молодой, он амбициозный. Здесь бывают самые разные сценарии.


Да, есть эксперты, которые предполагают, что, возможно, Кадыров, в конец концов, уйдет просто в сепаратистское плавание. Когда его вот эта своеобразная, если хотите путинская Ичкерия, перестанет быть уже путинской, когда в какой-то момент его Кремль одернет, а он откажется слушаться. Возможно ли это? В принципе, возможно.


Существует также, например, мнение о том, что Путин захочет какую-нибудь работу в Южном федеральном округе, чтобы рулить всем Северным Кавказом. Теоретически это реально. Но, с другой стороны, помнится, когда пару лет назад Козак попытался культивировать Рамзана Кадырова, Кадыров гостил в штаб-квартире в Ростове, то они очень быстро чего-то не поделили. Кадыров со скандалом от туда уехал. В формализованной среде он не уживается. Отчасти, мне кажется, что именно поэтому предположение о том, что его сила, его войско, рать можно использовать для того, чтобы подавлять протестные выступления по всей Великой Руси, тоже не очень достоверно. Потому что, а как их контролировать? Они живут некоей своей жизнью, по своим законам. Их очень тяжело встроить в любую систему.


Я полностью согласна с теми, кто говорит, что, да, президентство в Чечне - это не конец кадыровских амбиций. Ему со временем захочется чего-нибудь еще. Вопрос только - чего?



Андрей Бабицкий : Два года назад главный редактор газеты "Чеченское общество" Тимур Алиев написал очень любопытную статью о том, что Кадыров может когда-нибудь стать президентом России. На этой идеологии патриотической, на идеологии интересов Российского государства он мало помалу, а, может быть, и довольно быстро доберется до Кремля.



Татьяна Локшина : Глядя сейчас на Кадырова и глядя сейчас на Россию, такая возможность иногда кажется даже актуальной. Сюжет с назначением Кадырова президентом Чеченской республики для России имеет значение принципиальное, даже не только и не столько для Чечни, где он уже имел абсолютную власть достаточно долго. Алханов, его предшественник, как-никак избранный президент. Оставим на секунду за скобками все те сомнения, которые у нас есть по поводу законности его выборов и того, как они проходили, эти выборы, но формально он всенародно избранный. Что же такое происходит? У нас всенародно избранный президент по той или иной причине решил получить отставку. К кому он обращается? Почему он вообще обращается к Путину, а не к своему электорату, не к своему парламенту, не к тому народу, который его избирал? Это полная профанация института выборов. Полное разложение, дискредитация демократических институтов, с одной стороны.


С другой стороны, если мы попробуем применить эту модель к ситуации, скажем, путинского преемника еще года через три, какую мы получим картину? То, что происходит сегодня в Чечне, тот уровень насилия, с которым мы имеем дело, безумная жестокость, похищения людей, чудовищные пытки, фактически если бы Чечня была сейчас независимым или квазинезависимым государством, то для меня это, наверное, была бы проблема человеческого существования людей, которые живут в этой жуткой ситуации. Но это не было бы вопросом моей гражданской ответственности. Ко мне, как к гражданину Российской Федерации, то, что происходит в Чечне, безусловно, имеет отношение, то, что происходит сегодня в Чечне под Рамзаном Кадыровым.




XS
SM
MD
LG