Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрия Лужкова пропесочили в Лондоне за гомофобию



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.




Дмитрий Волчек: В минувшую среду в Лондоне состоялась встреча мэров четырех столиц: Парижа, Берлина, Москвы, Лондона и Пекина. Юрия Лужкова в британской столице встречали недружелюбно - у здания лондонской мэрии прошла демонстрация, участники которой возмущались запретом им гей-парада в Москве. Гомофобская политика московского мэра вызвала возмущение и у его европейских коллег. С подробностями из Лондона Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Демонстрация у лондонской мэрии была организована правозащитной организацией «Outrage!». Демонстранты держали в руках плакаты с надписями: «Лужков, прочь грязные руки от геев!», «Нет гомофобии!», «Мэр Москвы – мэр Ненависти». В это время мэр Лондона принимал мэров Парижа, Берлина, Москвы и Пекина. Запретив гей-парад, Юрий Лужков назвал его «сатанинским действом» и заявил, что не допустит его и впредь. Организаторы московского гей-парада подали жалобу в Европейский суд по правам человека, требуя осудить действия московского мэра и защитить их права. Они заявили о намерении провести очередной гей-парад 27 мая этого года. Я спросила лидера правозащитной организации «Outrage!» Питера Татчела, почему он и его друзья протестуют против приезда мэра Москвы.



Питер Татчел: Мы поражены тем, что мэр такого замечательного и достойного города, как Москва, может относиться к его жителям нетрадиционной сексуальной ориентации как к гражданам второго сорта. Что по существу сказал своим запретом Юрий Лужков? Только то, что с его точки зрения, геи и лесбиянки его города не имеют права на свободу слова, на протест, что, по его мнению, им нельзя даже позволить показываться на улицах. Он считает, что они должны скрываться и не попадаться на глаза другим людям. Это в высшей степени оскорбительное мнение лишь подкрепляет существующие в отношении гомосексуалистов предубеждения, которым не должно быть места в современном демократическом и равноправном обществе.



Наталья Голицына: На плакате, который вы держали во время демонстрации протеста против визита Юрия Лужкова в Лондон, фотография мэра Москвы была помещена рядом с фото Распутина и Сталина. Что вы хотели этим сказать?



Питер Татчел: Думаю, что все мы, протестовавшие против приезда Юрия Лужкова, осознавали, что он продолжает реакционную гомофобскую политику, существовавшую в русской культурной истории. Однако отнюдь не все русские неприязненно относятся к геям. Когда в мае прошлого года я был в Москве и участвовал в интерактивных радиопередачах, большинство звонивших в студию или поддерживали геев, или хотели больше знать о гомосексуализме, о том, почему люди рождаются геями, почему у них возникает тяга к однополым партнерам. Однако в русской культурной традиции (добавлю – крайне националистической) существует и другое направление, включающее долгую историю гомофобии.



Наталья Голицына: Каково отношение мэра Лондона Кена Ливингстона к действиям его московского коллеги, которого он пригласил в Англию?



Питер Татчел: Кен Ливингстон всегда выступал за права геев и лесбиянок в Британии. Он довольно резко критиковал мэра Москвы за запрет гей-парада и за его оскорбительные замечания в адрес гомосексуалистов.



Наталья Голицына: Говорил лидер правозащитной организации «Outrage!» Питер Татчел.


Среди демонстрантов у лондонской мэрии находился и организатор московского гей-парада Николай Алексеев. Согласен ли он с мнением Питера Татчела, что запретом гей-парада Лужков «поставил на карту судьбу демократии в России»?



Николай Алексеев: Да, абсолютно я разделяю это мнение. Потому что это вопрос демократии, это вопрос соблюдения прав человека, это вопрос соблюдения законности в стране. Если закон не соблюдается в отношении определенной социальной группы, то, естественно, он не будет соблюдаться во многих других случаях. То есть сам факт нарушения закона может отразиться и на других социальных группах. Естественно, это подрывает демократические ценности, которые установлены в нашей стране и которые подкреплены в конституции, в российском законодательстве.



Наталья Голицына: Николай, вы не находите иронию судьбы, я имею в виду, естественно, Лужкова, в том, что в Лондоне на встрече четырех европейских столиц он оказался в компании двух мэров-геев – мэров Парижа и Берлина?



Николай Алексеев: Это происходит уже не впервые, они встречались уже в Москве, после этого было в Берлине в прошлом году, сейчас это происходит в Лондоне. Так что Лужков находится в компании, которая не является для него чем-то неожиданным, он встречается с этими мэрами регулярно, совершенно спокойно встречается и ничего не видит в этом особенно. Он совершенно спокойно пожимает им руку и при этом запрещает шествие гей-парада. Мне очень понравилось, как сказал мэр Берлина после пресс-конференции, которая была в Лондоне: «Каждый раз, когда я встречаюсь с Лужковым, я напоминаю ему о том, что от меня нельзя заразиться. Так что вы не бойтесь».



Наталья Голицына: Говорил организатор московского гей-парада Николай Алексеев.



XS
SM
MD
LG