Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дискуссия с участниками «Марша несогласных»



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергей Гуляев.



Дмитрий Волчек: Сегодня в Петербурге под лозунгами «Россия без Путина», «Матвиенко, уходи», «Нам нужна другая Россия» прошел «Марш несогласных». Демонстрация и митинг организованы объединенной оппозицией. Десятки участников несанкционированной акции были задержаны, многие избиты милицией. Подведем итоги сегодняшних событий. Гости программы «Итоги недели» Радио Свобода - участники марша: член бюро партии «Яблоко» Борис Вишневский и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергей Гуляев.


Первый вопрос Сергею Владимировичу Гуляеву. Добрый вечер. Вы были избиты милицией и задержаны, несмотря на ваш депутатский статус. Сейчас находитесь в больнице, насколько я знаю. Как вы себя чувствует? Что говорят врачи?



Сергей Гуляев: Я сейчас в Елизаветинской больнице. Слава богу, нет перелома позвоночника, сейчас сделали рентгеновские снимки. Есть ушибы, ссадины, легкое сотрясение мозга.



Дмитрий Волчек: Агентства сообщают, что на вас напали специально. Вы просто стояли на ступеньках, и омоновцы набросились на вас. Так?



Сергей Гуляев: Да, более того, я представился им и показал удостоверение даже. Они стащили за ноги с парапета, ударили головой о ступени, протащили по асфальту.



Дмитрий Волчек: То есть явно было указание вас задержать?



Сергей Гуляев: Я понимаю, что меня нужно было изолировать от митинга, как координатора марша. Я контролировал процесс, вел митинг, вел колонну. Поэтому, я так понимаю, они поняли, что митинг не остановить, если не убрать координатора, предприняли такие меры.



Дмитрий Волчек: Борис Вишневский, добрый вечер. Гарри Каспаров назвал факт проведения марша колоссальным успехом оппозиции. Вы согласны с этим суждением? В чем, собственно, успех? Власть еще раз показала, что уважать оппозицию и прислушиваться к ее требованиям она не собирается, вот и все.



Борис Вишневский: Знаете, от власти я не ожидал ничего другого. Но мне кажется, что успех акции в том, что Питер проснулся. Успех акции в том, что огромное число людей, несколько тысяч человек переступили через свой страх и вышли на улицы. Успех акции в том, что они не испугались ни ОМОНа, ни милиции, они не испугались тех страшилок, которые распространяли перед маршем, в метро транслировали объявления не участвовать в запрещенном митинге, милиция собирала пресс-конференции, в интернете распространялись якобы абсолютно точные сведения, что уже заготовлены водометные машины, что всех арестуют, что свободные места для будущих задержанных приготовлены в ближайших отделениях милиции. И все-таки люди вышли. Вышли свободные люди, свободные жители Петербурга, чтобы сказать власти «нет», чтобы сказать власти все, что они о ней думают. Вышли люди самых разных политических убеждений, от правых до левых. Я был среди них, я все это видел. Я восхищен, кстати, тем, как вел себя Сергей Гуляев, я видел как его задерживали. К сожалению, я не мог этому помешать, поскольку находился в нескольких метрах от него и между нами располагался целый кордон из омоновцев, которые его хватали. Но мы показали, что мы их не боимся.


Меня просто взбесило то, что уже после марша заявила Валентина Матвиенко. У нее уже замечательная версия, что все это провокация, что ей показали снятые на митинге плакат «Березовский, мы с тобой», и она понимает, откуда взялись деньги, кто это устроил. И оказывается, еще два вагона экстремистов из Москвы у нее приехали для того, чтобы, как она любит выражаться, «возбуждать население». Что касается плаката с Березовским, я лично его не видел. Если он там и появился, я думаю, это чистая провокация, организованная самой администрацией или «Единой Россией» или ФСБ, они мастера на такие штуки. Никого из участников митинга судьба Бориса Абрамовича не беспокоит, и заявлять о том, что мы с ним, а он сейчас в Лондоне, мы не собираемся. Мы собрались сегодня совершенно по другому поводу.


Что касается экстремистов, приехавших из Москвы, я видел этих людей – это совершенно нормальные люди из «Другой России», их приехало, может быть, около сотни человек. Но если по Невскому шло около пяти-шести тысяч, то вы понимаете, какую роль там играли эти люди. Но понятно, что нашему губернатору надо заявить о провокаторах, об агентах мирового империализма, как говорили раньше, и вообще, что это было направлено для того, чтобы нанести удар по ней лично, по путинской команде, попортить их светлый имидж и прочее.


Я заявляю ответственно: те, кто правит сегодня нашим городом – это мерзавцы, и негодяи, и подлецы. Эти люди ответственны за то, что сегодня избивали ОМОН и милиция мирных граждан и их задерживали, эти люди понесут за это ответственность, они будут сидеть на скамье подсудимых.



Дмитрий Волчек: Сергей Владимирович, вы согласны с Борисом Вишневским? Вы тоже считаете, что вам сегодня удалось разбудить город?



Сергей Гуляев: Я считаю, что после той пропаганды, которая была последние два дня, шла агитация за альтернативный митинг, который проводила КПРФ по просьбе, я так понимаю, Смольного, чтобы оттащить протестный электорат в разные стороны. Я считаю, что после того, что мы вывели тысячи людей на улицы и то, что люди прошли пять кордонов на Невском, мы должны идти дальше – в Кремль. Ни этот президент, ни его преемники, ни эта преемственность власти нам не нужна. Нам нужна другая Россия – честная, не коррумпированная, свободная. И мы сегодня сделали к свободе еще тысячу шагов.



Дмитрий Волчек: Послушаем звонки в нашу студию. Вадим из Петербурга, добрый вечер. Вы принимали участие в марше?



Слушатель: Добрый вечер. Я, к сожалению, участие в марше не принимал, потому что учился. Но хочу высказать свое искреннее восхищение всеми участниками марша. Мы показали, что мы, петербуржцы, любим свой город и свою страну и нам не все равно, что здесь происходит. Я бы хотел спросить у гостей: скажите, куда исчез после митинга на площади Восстания Михаил Касьянов? Второй вопрос: как вы считаете, какие политические последствия имеет этот марш для города и для страны в будущем?



Борис Вишневский: Я не знаю, куда уехал Михаил Михайлович Касьянов. Я видел, как он выступал на первом стихийном митинге напротив гостиницы «Октябрьская» около площади Восстания. Я вполне допускаю, что были планы и его задержать, и возможно, люди, которые с ним приехали, и решили не рисковать в этой ситуации.



Сергей Гуляев: Я просто был рядом с Михаилом Михайлович, он прошел с нами по Невскому проспекту практически до Литейного. Но трудно было сдерживать кордон вокруг него. Мы благодарны Михаилу Михайловичу за то, что он принял участие в этом марше. Я попросил, чтобы он позаботился о своей безопасности. У меня есть корка депутата, мандат, но у него нет сегодня и этого. Я просто попросил, как координатор марша, чтобы он поостерегся.



Дмитрий Волчек: Борис Лазаревич, ваш ответ на второй вопрос нашего слушателя о политических последствиях.



Борис Вишневский: Я думаю, что последствия будут очень серьезные. Когда-то события первой демократической весны в конце 80 тоже начинались с небольшого числа людей, которые, как писал Галич, «смели выйти на площадь в свой назначенный час». Потом становилось больше и больше тех, кто переступал через свой страх. Вот у нас за последние годы не было массовых митингов в городе. Самый массовый был, когда монетизация, когда тысячи обманутых стариков вышли на улицы, потому что их власть просто ограбила, вынув у них из кармана даже те мизерные деньги, которые она платит в качестве пенсий. Но сегодня люди вышли на улицы, не потому что власть покусилась на их карман, а потому что власть покусилась на их свободу, на их право выбирать.


Вы знаете, что «Яблоко» в наглой и циничной форме сняли с выборов. Сергей Гуляев - один из членов нашего списка, хотя он беспартийный человек, но он наш товарищ и он прекрасно знает все подробности, они уже известны, наверное, всему миру, как тут с нами поступили. И одна из причин, по которой многие люди пришли на этот марш – это их протест против той карикатуры на выборы, которую им хотят устроить 11 марта. Я думаю, что будут еще массовые акции и не только в Петербурге. Я думаю, что после того как люди увидят, что Петербург не испугался выйти на улицы, не испугался прорваться через милицейские кордоны и просто смести их как пушинку, могут проснуться и другие города.


Мне звонила прямо перед эфиром моя старая приятельница журналистка Светлана Гаврилина. Она часто бывает в Минске, она мне говорила, что когда она посмотрела на фотографии, сделанные сегодня - это то же самое почти, что было в Минске, когда лукашенковский режим разгонял акции оппозиции. И я думаю, что и в Белоруссии, и у нас свобода наступит. И действительно те тысяча шагов, которые мы сегодня сделали, они очень важны. Это то же самое, что мы делали в конце 80-х.



Дмитрий Волчек: Сергей из Москвы нам звонит. Сергей, добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте. Конечно, очень жаль, что именно демократическое стремление простых людей экономически улучшить свои условия натыкается на такие подоплеки типа того, что какая-то провокация и все прочее. У меня вопрос к вашим гостям: что нужно почитать тем, кто отдает такие приказы? Как минимум Аристотеля, чтобы не повторять такие ошибки.



Борис Вишневский: Ничего им не надо читать, они все прекрасно понимают, они же не идиоты. Они знают, уверены, что все, что они делали, будет безнаказанным. Они знают, что Валентина Ивановна Матвиенко – человек Путина, поставленная править городом, она может себе позволить все. Она может бросить милицию и ОМОН на безоружных людей, она может строить газпромовский небоскреб в четыреста метров высотой и изуродовать город. Я же понимаю, для нее этот город чужой. Дело не только в том, что она родилась в Шепетовке. Много людей, которые родились не здесь, ощущают Петербург как свой город. А многие такие, кто даже и родился, для кого он чужой и только мешает организовывать большие бизнес-проекты и отводить бюджетные средства себе в карман. Дело в другом. Я уверен, что сегодняшнее чувство безнаказанности, которое есть у наших властей, оно ложное, рано или поздно возмездие наступит обязательно. Я не кровожадный человек, но я верю в то, что будет суд, и на скамье подсудимых будет и Валентина Ивановна, и многие другие, кто сегодня издевается над гражданами, устраивая такие позорные акции как сегодня, когда фактически армия была брошена на народ.



Дмитрий Волчек: Михаил Николаевич из Петербурга нам звонит. Михаил Николаевич, добрый вечер. Вы участвовали в марше?



Слушатель: Добрый вечер. Я в марше попытался участвовать, но меня оттер ОМОН. К сожалению, я попал туда случайно. И вот у меня вопрос к участвующим: надо было применить все силы, чтобы предупредить людей, что такая акция создается. Потому что у нас все это наболело. Нас отгородили от водоемов, где мы все время купаемся, большущими заборами с колючей проволокой. Везде бесконечные коттеджи. Мы не против частной собственности, но посмотрите на Западе: в местах массового пользования нет такого безобразия. Куда мы идем? Ради этих несчастных денег губим природу, все на свете. Дети же ваши, господа правящие, будут здесь жить.



Дмитрий Волчек: Сергей Владимирович, жалуется наш слушатель, что его не предупредили, что будет такая акция.



Сергей Гуляев: Распространители разнесли около двухсот тысяч газет, город был заклеен листовками, приглашающими на этот марш. По поводу детей нынешних властителей, которые будут здесь жить, так они не будут здесь жить, сын губернатора Матвиенко покупает эстонское гражданство. Они не собираются здесь жить, их родина – Куршевель, они там строят свои замки, там хранят свои деньги. И они ждут момента, когда нас соберется гораздо больше, чем сегодня на Невском проспекте, чтобы быстренько сесть в заранее заказанные самолеты и уехать отсюда. Это наша родина, это наш город и мы будем отстаивать свободы граждан в нашем городе, в нашем государстве. Это не для них. Они захватили город, они получают с граждан города контрибуцию.



Дмитрий Волчек: Михаил из Москвы нам звонит. Добрый вечер, Михаил.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Во-первых, разрешите поздравить питерцев, вы сделали первые шаги к свободе, а нам еще предстоит. По поводу власти. Власть, очевидно, с удобных стульев хочет сейчас пересаживаться на штыки. Не знаю, сколько она сможет. В связи с этим такой вопрос: вы сегодня сталкивались именно с той самой властью, как вели себя милиция, ОМОН? Трудно говорить, но, может быть, какие-то закономерности выписываются?



Борис Вишневский: Милиция и ОМОН вели себя по-разному. Большая часть милиционеров, как мне показалось, достаточно спокойно относилась к происходящему. Было видно, что они не испытывают большого удовольствия от той роли, которая им сегодня отведена. И если бы у них действительно был жесткий приказ всех разогнать, ничего не допустить, всех задержать, я думаю, было бы достаточно быстро выполнено, особенно в начале акции, когда было не очень много народу. Вот другое дело – это наш ответ милиции особого назначения. Те как раз на моих глазах людей задерживали, избивали и вели себя достаточно нагло. Правда, насколько я знаю, большая часть омоновцев приехала к нам из каких-то других регионов. Они же согнали силы чуть ли не со всего северо-запада.


Правда, и среди них были люди, которым было стыдно. Я поговорил с одним из омоновских офицеров немножко, показал ему свое журналистское удостоверение, я еще и обозреватель «Новой газеты» и спросил, не стыдно ли ему от того, что во всем этом деле участвуют. Было видно, что вопрос неприятен, хотя отвечать он на него не стал. Но, тем не менее, я бы не стал оправдывать ни в коем случае тех, кто сегодня применял силу против людей. Пусть они выполняли приказ, но этот приказ преступен.


Много лет назад в Нюрнбергском трибунале было установлено, что исполнение преступных приказов недопустимо, что те, кто их исполняют, сами являются преступниками, и наличие приказа не освободит их от ответственности. Вот мне бы хотелось, чтобы наш ОМОН тоже это знал. Хотя, повторяю, я ждал гораздо более даже жестких мер по отношению к участникам марша, судя по той информации, которая распространялась заранее. Могло быть значительно хуже. Правоохранительные органы были в растерянности, их действия были плохо скоординированы, и если бы они лучше подготовились или имели четкие указания, я боюсь, что пострадавших было бы много среди участников марша, среди мирных граждан.



Дмитрий Волчек: Сергею Гуляеву, нашему гостю, чуть было не сломали позвоночник. Сергей Владимирович, вы хотите что-то добавить?



Сергей Гуляев: Я скажу, что там были разные люди. В основном, конечно, там были нормальные люди, но есть люди, которые не думают о том, кто перед ними стоит – ветеран, блокадник, женщина. Я сегодня пытался оттягивать, просто стыдить, кричал в мегафон: что вы делаете? Посмотри, на кого ты руку поднимаешь. Люди прошли через Чечню, у них опускается планка, они перестают анализировать ситуацию. Они не понимают, почему они живут плохо, почему их выгоняют из общежития, они не связывают это с властью Матвиенко. Они как собака на этих экстремистов якобы, на этих оппозиционеров, на нас бросились, хотя бросаться нужно в другую сторону. Но я думаю, что дойдет до них это. Когда их действительно выгонят из общежития, когда в очередной раз не заплатят боевые за командировку в Чечню, они будут бегать по судам и обращаться к депутатам за помощью, я думаю, они это все на себе ощутят.



Дмитрий Волчек: Звонок Елены из Москвы. Добрый вечер, Елена.



Слушательница: Добрый вечер. Извините, пожалуйста, я между Максимовской и вами разрываюсь, общий характер поняла, но не слышала конкретно. Мой вопрос: сколько было участников и сколько пострадавших. Но, тем не менее, я поняла, что это было значительно более массовое мероприятие, чем в Москве. И слова Бориса Вишневского, что это похоже на начало того, что было в конце 80-х, меня как-то вдохновили. Потому что мне сейчас 67 лет, в 89 я участвовала активно, сейчас, к сожалению, не могу так. Самое массовое мероприятие, на котором я была - в Москве на Болотной, там было несколько тысяч. А еще за два километра от метро все было вычищено и стояли огромное количество разного рода в форме и не форме граждан, которые отговаривали, запутывали, не туда направляли.



Дмитрий Волчек: Мы помним митинги, на которые собирались в конце 80-х годов сотни тысяч человек на Манежной площади. Борис Вишневский, давайте напомним нашим слушателям, сколько, по вашим данным, приняло участие человек в сегодняшнем Марше несогласных, сколько было задержано, известны ли вам какие-то более-менее точные цифры?



Борис Вишневский: Абсолютно точные цифры, конечно, неизвестны. По моим оценкам, в марше участвовали от пяти до семи тысяч человек. Насколько я знаю, задержано не меньше сотни человек, а может быть и больше. Около двадцати человек было задержано еще до начала марша - это писатель Эдуард Лимонов, это большая группа активистов из молодежного «Яблока», у которых заранее отняли и порвали все «яблочные» флаги. Поэтому только один флаг нашей партии был на этом марше, его держала над головой депутат Наталья Евдокимова, когда выступала, все остальные отняли, потом отняли и этот флаг тоже. И я думаю, не меньше сотни человек было задержано еще по ходу акции, когда милиция выхватывала людей и тут же их отправляла за решетку в стоявшие по соседству автомашины. Я не знаю, о каких-то серьезных физических повреждениях, кроме того, что пострадал Сергей Гуляев. Я очень надеюсь, что его травмы окажутся не очень серьезными и его здоровье поправится в ближайшее время. В СМИ уже распространяется информация о том, что якобы где-то на углу Невского и Думской избили сотрудников отряда особого назначения. Я видел, как это все происходило. Вот как эти омоновцы были старушек и стариков, когда пытались у них вырвать флаги, а те не отдавали и отмахивали - это я видел точно. А чтобы наши пожилые люди избили здоровенных милиционеров или омоновцев, вот такого я не видел, думаю, что это выдумки замечательные как всегда. Думаю, завтра будет выяснено, что как какие-то международные террористы были присланы в наш город специально подготовленные, чтобы избивать милицию. У нас наша милиция умеет только с безоружными гражданами так поступать. Когда надо граждан защищать от преступников, ее не дождешься и не увидишь, и не услышишь.



Сергей Гуляев: В Чечне ребята Ямадаева поставили на уши завод, избили директора, устроили такую акцию захватническую. ОМОНа не было почему-то там, они сидели на базе и не высовывались. Потому что чеченский отряд «Запад» Ямандаева, у которого руки по локоть в крови наших солдат. Вот их не дождешься. Но в любом случае, сегодня, когда воевали со стариками и пролили кровь людей, я скажу - она полностью на совести губернатора Матвиенко.



XS
SM
MD
LG