Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как живут современные кочевники


Лагерь кочевников. Недалеко от озера Намцо. Тибет. 2005 год. <a href = "http://en.wikipedia.org/wiki/Image:Nomads_near_Namtso.jpg" target=_blank>GNU Free Documentation</a>.

Лагерь кочевников. Недалеко от озера Намцо. Тибет. 2005 год. <a href = "http://en.wikipedia.org/wiki/Image:Nomads_near_Namtso.jpg" target=_blank>GNU Free Documentation</a>.

Люди западной цивилизации привыкли считать, что кочевники давно ушли в историю, то, что их воинственные набеги приводили к упадку и исчезновению цивилизованных оседлых соседей, и что их дикий образ жизни не оставил ничего ценного в человеческой культуре. В действительности, это негативное представление о кочевниках не более чем миф. Кочевники живут и сейчас, причем число их не так мало, они кочуют по степям Азии и Монголии, высокогорьям Тибета, по тундрам Америки и России, выживают в пустынях Африки. Этнограф Константин Куксин, директор музея кочевой культуры в Москве, рассказывает об истории и сегодняшнем быте кочевников.


— Что же такое кочевая культура и как получилось, что целый интересный пласт человеческой культуры существует сейчас на нашей планете и о нем практически никто не знает?


— Современные люди крайне мало знают о кочевниках и, к сожалению, если знают, то информацию негативную, то есть что кочевники – это дикари, и не просто дикари, а особо жестокие дикари, которые разрушали достижения оседлых цивилизаций, а собственную культуру не создали. Как-то стало обидно за оставшихся в степи. Мало того, что о них не знают, а еще знают информацию неверную, обидную. И я решил начать собирать материалы, чтобы показать их и духовную, и материальную культуру, потому что культура кочевая — она призрачная. Вот они собрали юрту и только пятно от очага осталось, и они ушли. Поэтому кажется, что культуры нет. Начались экспедиции. За несколько лет мы собрали очень интересные коллекции, сейчас в музее представлены Монголия, Бурятия, Казахстан, Киргизстан.


— Как живут кочевники в XXI веке?


— Когда-то переход к кочевому образу жизни был колоссальным прорывом в экономике. Были земледельческие культуры, но во время экономического кризиса в давние эпохи часть людей перешла к одомашниванию животных и кочеванию со стадами. Это был прорыв и большое достижение человечества. Поскольку приручить животных гораздо сложнее, чем выращивать злаки, допустим. В разных регионах это произошло в разные эпохи: от восьми тысяч лет до трехсот. Скажем, на Ямале всего триста лет назад приручили дикого оленя — это культура одна из самых молодых. У кочевников Великой степи — от Китая до Каспия — есть пять видов скота — это овцы, козы, яки, верблюды и лошади. Например, яки используются как вьючное животное, так и для получения молока, масла, сыра.


— Где еще сохранились такие очаги кочевой культуры?


— Центральная Азия, Монголия, Казахстан, Кыргызстан, западный Китай, Тибет. В Тибете есть кочевая народность, живущая на нагорьях на очень большой высоте — около четырех километров над уровнем моря. Наша республика Тыва. В Бурятии сохранилась кочевая культура. Весь Крайний Север — народы, живущие в тундре как у нас, так и в Канаде. Северная Африка — бедуины, туареги. Есть некоторые племена в Южной Америке, кочующие недалеко от озера Титикака, но в меньшей степени. Это районы с очень суровыми условиями: пустыни, полупустыни, тундра, то есть это места, где невозможно земледелие. Как только в Казахстане подняли целину, кочевая культура исчезла. Вообще культура кочевников очень экологична. Они умеют жить в очень суровых условиях и действительно берегут окружающий мир, считая себя частью его.


— Случались ситуации, когда из-за деятельности кочевников возникали экологические кризисы. Есть опасность «перевыпаса».


— Совершенно верно, были такие ситуации. В древности это все регулировалось войной. Если определенный участок степи или пустыни может прокормить определенное количество людей, то кочевые племена вели постоянную войну, как они называли «война за лошадей и за женщин». То есть война шла постоянно, и война убирала людей, которых было слишком много. И конечно, кочевники очень сильно зависели и зависят от природных условий. То есть начинается засуха, если степь высыхает, они вынуждены уходить. И когда они уходили, их вытесняла сама природа, они шли на землю оседлых соседей и с этим были связаны набеги кочевников во многом. Каждый кочевник - это воин, мальчишку до сих пор маленьким сажают на коня, он вырастает воином, свободно владеет лошадью и оружием.


— С кем сегодня воют кочевники?


— Они, к счастью, ни с кем не воюют. Иногда бывают конфликты в пограничных регионах, когда угоняют лошадей, похищают женщин, но это уже внутренние племенные войны. Кочевники не были более злыми, чем их оседлые соседи. Взять ту же эпоху Чингисхана, по крайней мере, кочевники не использовали пытки, если казнили человека, то казнили его просто, в отличие от оседлых соседей, китайцев, допустим.


— Но они очень жестоко казнили русских князей после победы на Калке.


— С русскими князьями вообще любопытная история. Во-первых, почему казнили русских князей? Потому что до этого князья убили посла. Монголы были наивными людьми, они не понимали, как можно убить человека, который пришел безоружным на переговоры. Это было страшное преступление, за это уничтожались целые города. Это первое. А второе – князьям оказали честь, их казнили, закатав в ковры, скрутив концы. Потом на них сели и пировали. Смерть без пролития крови – это смерть для знатных, так казнили монгольских ханов. В крови находится душа человека, поэтому кровь проливать было нельзя.


— Как сейчас кочевникам удается сохранять свою культуру, вокруг города электричество, интернет? Разве им совсем не хочется приобщиться к этому комфорту, к благам цивилизации?


— Им хочется, и они приобщаются. В Монголии почти у каждой юрты стоит спутниковая тарелка, внутри DVD, телевизор, маленький генератор «Ямаха», который дает свет и можно вечером смотреть телевизор. Можно увидеть монгольскую девушку, которая едет на лошади и говорит по спутниковому телефону с друзьями. То есть они принимают достижения цивилизации, сохраняя традиционную культуру. Но, они действительно соблюдают заветы предков, совершают жертвоприношения, разводят своих животных. Это работа очень тяжелая. Они живут в юртах, кочуют по маршрутам, которые установлены для каждого рода, но при этом используют достижения цивилизации, которые не мешают им кочевать. Вот у народов, которые в прошлом были кочевниками или сейчас кочуют, для них вести кочевой образ жизни – это очень престижно. Каждый мальчишка мечтает стать скотоводом-кочевником, он чувствует себя ханом, повелителем степи. Колоссальное внутреннее достоинство у этих людей, они гордятся тем, что они кочевники.


— Какова численность кочевников? Она постоянная или уменьшается со временем?


— В последнее время в Монголии наблюдается даже прирост численности. Учитывая, что система здравоохранения налажена, это в основном советская система, детей много — пять-семь детей в семье, отсюда прирост населения. Постепенно какие-то достижения цивилизации доходят, продолжительность жизни увеличивается и наблюдается прирост населения.


— Что представляет собой культура кочевников?


— Я уже называл такие моменты, как экологичность культуры, жизнь в гармонии с миром – это важно, особенно сейчас, в XXI векe. Они осознают, что мир живой, что они часть этого мира. На Севере человек не срубит дерево просто так, он подойдет к нему, спросит разрешение, скажет, что ему холодно, что его детям холодно в чуме, и только после этого срубит. Даже если дерево мертвое, сухое, все равно. Потом животные, овцы, лошади, особенно лошади и олени на Севере — это не просто ходячий корм — это братья, лошадь ближайший друг. И потом много достижений современной цивилизации, которые мы считаем своими, они были сделаны кочевниками. Допустим, колесо, вьючный транспорт, караванные пути.


— Сохранились ли у них какие-то предания, песни, музыка?


— Часто кочевников обвиняют в том, что они не создали письменность, хотя они и создали несколько систем письменности, что у них нет книг. На что я отвечаю: они рады были создать книги, но книги невозможно с собой возить. Представляете, возить с собой не только юрту, свой дом, какие-то вещи, но еще книги. Как они передавали знания? Были специальные люди, которые помнили колоссальный объем информации. Допустим, киргизский эпос «Манас», в нем полмиллиона стихотворных строк, человек знал его на память и нараспев читал - так передавалось эпическая традиция. Это самое крупное в истории человечества эпическое произведение, для сравнения – «Манас» раз в двадцать больше, чем «Илиада» и «Одиссея». Человек приезжал в гости в кочевье, садился и нараспев, импровизируя, дополняя, пел. Пение «Манаса» занимает с перерывами на сон, на еду где-то полгода.


— Но ведь сейчас молодые люди, наверное, слушают Бритни Спирс, и устная культура должна отмирать?


— Конечно, они слушают современную музыку, но при этом очень любят сами петь. Сказания, предания тоже живы, старики рассказывают, и молодежь легко может присоединиться. В западной Монголии, когда я жил с казахами, имам читал молитву, а рядом сидел парень из поселка, современный парень с плеером. Имам устал, попросил его продолжить чтение Корана на память, и парень продолжил. И вот так же сохраняются другие эпические традиции, сказочная традиция, традиция загадок, импровизаций, все это живет.


— Должно ли цивилизованное общество как-то помогать кочевникам, создавать дополнительные условия, чтобы сохранить эту культуру?


— Обычно при столкновении цивилизаций, даже позитивном столкновении, какая-то цивилизация должна исчезнуть. Поэтому, на мой взгляд, главное — не мешать. Американская модель, при которой индейцам платят колоссальные пособия, на которые можно жить, ничего не делая, приводит к тому, что они спиваются, молодежь уходит в преступные группировки в города. Это негативная тенденция. На мой взгляд, лучше дать им возможность кочевать и продавать продукты своего труда. Пока человек работает, он остается человеком.


XS
SM
MD
LG