Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ложь, как известно, бывает трех видов: ложь, большая ложь и статистика. Но есть еще гибрид правды и лжи, именуемый дипломатией. В которой однозначные заявления и резкие оценки – почти табу, поскольку в дипломатической игре тот, у кого что на уме, то и на языке, как правило, обречен на поражение.


Времена, однако, меняются. Нынче дипломатия не в чести: политики стали резать правду-матку с устрашающей силой. Законодательницей мод, как обычно, стала Франция. После начала иракской войны Жак Ширак, разойдясь в ее оценках с партнерами из Восточной Европы, заявил, что они «упустили хороший шанс промолчать». Иными словами, посоветовал им заткнуться, только в изящной форме – выпускник Эколь Нормаль, как-никак.


И началось. Чемпионом «правдорубства» стал иранский президент Ахмадинеджад. Его предшественники тоже не питали любви к Израилю, но откровенно заявить, что «сионистскому образованию» не место на планете, сумел только этот простой, как правда, политик. А там и лидер Венесуэлы Уго Чавес, друг иранского президента, отметился на трибуне ООН, назвав Джорджа Буша дьяволом. Действительно ли президент США родом не из Техаса, а из преисподней, но сеньор Чавес так считает – для него это правда, которую, по его мнению, не следует скрывать от мировой общественности.


У России сейчас неплохие отношения и с Ираном, и с Венесуэлой, так что тренд был подхвачен в Кремле. Так появилась на свет знаменитая речь Владимира Путина в Мюнхене. Российский президент высказал Западу всё, что у него накипело за последние годы. Не забыл и про НАТО, коварно подползший к границам России, и про ПРО, которую американцы хотят разместить у бывших советских союзников, ставших союзниками американскими... Тут уж не смолчал польский президент Лех Качиньский: заявил, что так, мол, и надо, что американские ракеты с радарами навсегда выведут Польшу из российской сферы влияния. Насчет влияния Качиньский погорячился: его страна все-таки уже член ЕС и НАТО, а это с «рукой Москвы» слабо сочетаемо. Но по сути и тону заявление – чистая правда: для многих польских политиков страшнее медведя по-прежнему зверя нет.


В общем, у поэта Игоря Иртеньева, выступавшего когда-то на НТВ в амплуа «правдоруба», появилось много высокопоставленных конкурентов. Не поэты, конечно, но глаголом жгут. Налицо, однако, особенность политического правдоговорения: оно направлено на внешний мир, а не на ту страну, которую правдолюбивый политик представляет. Заметил ли Владимир Путин, что картина «однополярного мира», нарисованная им в Мюнхене, повторяется в России – и именно он выступает в роли строителя и хранителя системы, которая на международном уровне ему не нравится. А Лех Качиньский и его брат-премьер почему-то молчат о том, что закомплексованность в политике внешней и суматошность во внутренней, характерные для правления варшавских близнецов, наносят Польше больше ущерба, чем истинная или мнимая русская угроза. А Чавес... А Ахмадинеджад... А другие политические правдолюбцы, не любящие смотреть в зеркало...


Ситуацию, однако, можно исправить. Нужно лишь поменять местами адресатов правдивых речей. Пусть лидеры говорят «правду, правду, и ничего, кроме правды» своим согражданам – те это оценят. А с зарубежными партнерами можно вернуться к старой доброй дипломатии. В мире, управляемом дипломатами, живется спокойнее, чем в мире бескомпромиссных правдолюбцев.


XS
SM
MD
LG