Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидеры движения "Другая Россия" считают "Марш несогласных" крупным политическим успехом оппозиции


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович и политический эксперт Владимир Гельман.



Андрей Шарый : Сегодня лидеры оппозиционного движения "Другая Россия" подвели итоги состоявшегося в субботу в Петербурге "Марша несогласных". Уже назначено время проведения следующей такой массовой акции - это середина апреля. Об этом сообщили на той же пресс-конференции. В целом лидеры партий и движений, которые участвовали в этом шествии, которое окончилось столкновением с органами правопорядка, довольны тем, что получилось. Они считают, что уровень гражданского неповиновения сопротивлению власти, которую они считают не демократической, в стране постоянно растет. Об этом корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Власти и правоохранительные органы Санкт-Петербурга явно не ожидали, что «Марш несогласных» соберет столько сторонников. И сначала официальные структуры пребывали в растерянности, а потом милиция получила приказ действовать жестко. В этом не сомневаются организаторы массовой оппозиционной акции, прошедшей в Петербурге третьего марта, - руководитель Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, глава НБП Эдуард Лимонов и депутат Законодательного собрания Петербурга Сергей Гуляев. Тем не менее, по словам лидеров коалиции «Другой России», они считают демонстрацию удачной и считают, что каждая из сторон проявила свои главные качества: жители Петербурга - гражданственность, а власти - тягу к подавлению любых критических выступлений. Это четкое разделение подчеркнул Гарри Каспаров:



Гарри Каспаров : Впервые на протест вышли люди разного возраста, разного социального положения, то есть это были граждане Петербурга. Это были те люди, которые решились, наконец, преодолев своей страх, высказать протест против положения дел в стране. Не было ни одной социальной или возрастной группы, которая доминировала бы. Это создавало совершенно иную принципиально новую картину.


Также стало очевидно, что злобная и трусливая власть готова использовать силу даже, когда в этом уже не было никакой необходимости. Марш прошел абсолютно мирно. Не было ни одного разбитого стекла. Марш уже заканчивался. Был проведен уже митинг, фактически второй митинг, который был на Думской площади. В этот момент была получена команда - максимально жестко разобраться с теми, кто, по мнению нынешних властей, нарушает общественный порядок.



Данила Гальперович : На пресс-конференции, собранной в Москве, лидеры «Другой России» сообщили, что будут привлекать к ответственности представителей власти, которые сначала не согласились ни на один вариант маршрута, предложенный организаторами, потом дезинформировали людей в Петербурге о целях и содержании марша, а во время самой акции избивали и задерживали стариков, депутатов и журналистов. Депутат Сергей Гуляев показал журналистам фотографии, на которых ясно видно, как бойцы ОМОНа валят его на землю и тащат к милицейскому автобусу.



Сергей Гуляев : Они нам просто дали богатую такую базу для того, чтобы оспаривать решения и привлекать к уголовной ответственности за избиения, за попытки, может быть, на мою жизнь. Меня там душили, втащив меня за голову. До сих пор еще плохо говорю. За шею втащили, потому что я 92 килограмма вешу, за голову, за шею втащили в эту машину. Когда меня уже волоком дотащили до машины, пинали втихаря в толпе шесть человек - "дай, дай ему!". Я оборачиваюсь и говорю: "Ребята, у меня очень хорошая память на лица. Встретимся".



Данила Гальперович : Эдуард Лимонов уверен, что «Другая Россия» заявила о себе как серьезная политическая сила, и в середине апреля, когда такой же марш планируется провести в Москве, на демонстрацию придет даже большее число людей.



Эдуард Лимонов : Раньше считалось самой массовой силой у нас в стране - это КПРФ. Сегодня можно уже абсолютно точно и четко заявить, что "Другая Россия" является массовой коалицией. Народ выходит с нами. Мы выводим самое большее количество людей. Для сравнения. Тот же митинг КПРФ в тот же день, заметьте, в том же городе и в тот же час (в 12 часов заявлены) не собрал больше, чем несколько сот человек.



Данила Гальперович : Коммунисты действительно провели свой митинг в то же время, что и «Марш несогласных». Эдуард Лимонов и его товарищи по «Другой России» уверены, что так сложилось в результате общения лидера КПРФ Геннадия Зюганова и губернатора Петербурга Валентины Матвиенко. Крупные партии демократического направления разделились: «Союз правых сил» не поддержал "Марш несогласных", а члены питерского отделения «Яблока» были в колоннах протестующих. Ранее лидер СПС Никита Белых заявлял Радио Свобода, что с «Другой Россией» пути его партии не пересекаются, потому что Гарри Каспаров и его соратники призывают к бойкоту выборов.



Никита Белых : "Другая Россия" придерживается принципиально иной точно зрения, а именно - идеи бойкотировать выборы. Помимо разницы наших взглядов по поводу право-левой коалиции, это очень серьезный водораздел, который проходит между нами и "Другой Россией". Мы считаем, что даже в этих условиях, которые сложились в России, даже при том кастрированном избирательном законодательстве, в выборах надо участвовать, необходимо общаться через выборы со своими избирателями, необходимо давать им возможность выразить свою точку зрения. "Другая Россия" придерживается иной позиции, а именно - бойкота парламентских выборов.



Данила Гальперович : При этом требования «Марша несогласных» поддержали некоторые известные политики, примкнувшие недавно к партии «Справедливая Россия», в частности, бывший министр российского правительства Оксана Дмитриева.



Андрей Шарый : В прямом эфире программы "Время свободы" петербургский политический эксперт, доцент Европейского института Владимир Гельман.


Владимир, добрый вечер! Как петербургские политологи оценивают итоги "Марша несогласных"? Достаточно впечатляющей, по вашему мнению, была акция?



Владимир Гельман : Я могу сказать, что это было, пожалуй, самое крупное выступление политического протеста, вообще, во всей России после октября 1993 года. Я подчеркну, именно политического, а не социального протеста. Конечно, были акции протеста после монетизации льгот, другие, но в данном случае требования были именно политические. В общем, это такой серьезный звонок для наших властей - и городских, и федеральных.



Андрей Шарый : Как вы думаете, городские власти внесут какие-то коррективы в свою политику в преддверии вот этих местных выборов и сразу после их окончания, или ничего не поможет?



Владимир Гельман : Я думаю, что, скорее всего, будут делать хорошую мину при плохой игре, и сваливать все на неких приехавших из Москвы бунтовщиков. Но реально надо понимать, что действия городских властей все-таки зависят от того, что скажут в Москве. Поэтому губернатор сейчас ориентируется не на мнение граждан, не на мнение горожан, а на мнение Кремля. Собственно, в этом отношении петербургский губернатор мало отличается от других регионов.



Андрей Шарый : Тем не менее, обвинения со стороны демократических партий, которые по тем или иным причинам оказались лишены возможности участвовать в местных выборах, в Законодательное собрание Петербурга, они обращены напрямую к Валентине Матвиенко, которую упрекают во многих смертных грехах. Насколько вам кажутся обоснованными такие обвинения?



Владимир Гельман : На самом деле, во многих своих проявлениях городские власти пытаются так бежать впереди паровоз. Это касается и того, что "Яблоко" было снято с выборов по надуманным предлогам, и в таком нарочитом продавливании проектов типа "Газпром-Сити", который встречают очень неоднозначную реакцию в городе, и во многих других проявлениях городские власти, скажем так, слишком стремятся угодить Кремлю и слишком плюют на мнение горожан. Я думаю, что это стало дополнительным катализатором вот этой акции протеста.



Андрей Шарый : А как вы вообще считаете, могут ли такого рода публичные акции (заявили уже лидеры "Другой России", о том, что в середине апреля пройдет новый "Марш несогласных") стать сколько-нибудь серьезным генератором протестных настроений российских граждан накануне выборов в Государственную Думу?



Владимир Гельман : Здесь много будет зависеть, конечно, от контекста и действий федеральных властей. Я думаю, что чем жестче будет реакция, подобная той, как демонстрировали власти Петербурга, тем, соответственно, больше она будет стимулировать протест. Ведь если у оппозиции нет возможности бороться в парламенте, бороться на выборах, ей ничего просто не остается делать, как выходить на улицу. Как, кстати, произошло с тем же самым "Яблоком" петербургским.



XS
SM
MD
LG