Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоблог. Интернет-сообщество "Girls only"


Екатерина Пархоменко: Сегодня мы поговорим об интернет-комьюнити, которое называется Girls only, закрытый женский клуб. Расскажет нам об этом комьюнити его основательница Мария Бахарева, которая в реале работает редактором в журнале «Большой город», а на пространствах «Живого журнала» известна как юзер Маха.


Здравствуйте, Маша!



Мария Бахарева: Здравствуйте!



Алексей Кузнецов: Добрый день! Я, очевидно, должен встать и выйти, раз Girls only и к тому же еще и закрытое сообщество, мне тут явно делать нечего.



Екатерина Пархоменко: Ну, мы вам все равно никаких секретов не выдадим, так что можете оставаться.



Алексей Кузнецов: Ну, спасибо. Маша, пожалуйста, мы вас слушаем с большим интересом, особенно я.



Мария Бахарева: Сообществу совсем недавно исполнилось пять лет. Я его создала зимой 2002 года, и это была изначально шутка, такой маленький междусобойчик для своих. Дело в том, что тогда LiveJournal –сообщество само по себе было очень маленьким, и, по крайней мере, московская часть его, все друг друга знали и все друг с другом постоянно общались. Соответственно, случались между людьми и романы. К тому же в то время как только появился очень любопытный сервис, он назывался Lj Crash , это был такой сайт, с помощью которого можно было послать тайную валентику своему френду. И было очень модно угадывать, кто кому признался в любви, выяснять, кто посылал эти валентинки, и специально для этого я создала такое девичье сообщество, чтобы можно было перемывать мальчикам кости.



Екатерина Пархоменко: Чтобы они об этом не знали.



Мария Бахарева: Но в дальнейшем все уже так разрослось, что стало просто таким женским клубом.



Екатерина Пархоменко: Замечательно.



Алексей Кузнецов: Скажите, пожалуйста, все же я, как мужчина, буду пытаться проникнуть в тайны сообщества, а закрытость его как обеспечивается? Предположим я, коварный мужчина, пытающийся к вам пробраться под не своим именем, под псевдонимом. Я могу зарегистрироваться, очевидно… Вы же не будете вызывать меня на встречу в реале, чтобы определить, мужчина я или нет?



Мария Бахарева: Да, естественно. Поначалу, поскольку сообщество было маленьким, и всем мы друг друга знали, у нас этой проблемы не было. Со временем у нас появились правила добавления в сообщество. И сейчас, чтобы вступить в сообщество, нужно предоставить рекомендацию девушки, которая уже состоит в сообществе и которая вас лично, не только в интернете знает и может подтвердить, что вы женщина. Но, конечно, несмотря на это, мужские виртуалы все равно пробираются в сообщество, и мужчины читают сообщество через своих подружек, пользуясь их паролями. Но, как правило, мужчинам это оказывается совершенно не интересно. Они сначала рвутся-рвутся, а потом, когда заходят туда и видят, что мы обсуждаем, у них волосы встают дыбом и они убегают.



Алексей Кузнецов: В свои мужские сообщества какие-нибудь.



Мария Бахарева: Да.



Алексей Кузнецов: В общем, я тоже хотел об этом сказать: высокий смысл закрытости, помимо того, что вы можете спокойно друг с другом, находясь рядом или не очень рядом, обсуждать специфические женские проблемы, если таковые есть, самим-то не скучно вам бывает?



Мария Бахарева: О, нет!



Алексей Кузнецов: Наоборот, весело, да?



Мария Бахарева: Чего-чего, а скуки там нет.



Алексей Кузнецов: А в чем же смысл закрытости?



Мария Бахарева: Как раз в том, чтобы было комфортно обсуждать именно свои женские проблемы. Ну, то есть мы понимаем, что какие-то виртуалы могут подглядывать, но пока это официально не известно, нас это особенно не волнует. Но где еще поговорить о проблемах с эпиляцией, о критических днях, о контрацепции, в конце концов?



Алексей Кузнецов: Да уж, по-моему, об этом по телевизору говорят сплошь и рядом каждый день.



Мария Бахарева: Говорить-то говорят, но обсуждать гораздо приятнее в своем женском коллективе.



Алексей Кузнецов: Ну, хорошо. Давайте тогда послушаем, что говорят на страницах сообщества, а потом продолжим наш разговор.



«Девушки, я вам новенькая и сразу с вопросом. Представьте такую ситуацию. Вы – одинокая девушка. К вам в гости приходят, вас приглашают к себе ваша подруга и ее муж, пусть даже гражданские. Для полноты картины вы знаете, что у них не все гладко (подруга жаловалась) и у них годовалый ребенок. Вы замечаете, что муж откровенно с вами заигрывает. Допустим, он вам нравится. Но это муж подруги. Как вы себя поведете? А на месте самой подруги, заметившей заигрывания мужа? Если слишком много конкретики для общих рассуждений ситуации, можно упростить до «с вами заигрывает муж подруги».


«Девочки, а скажите, пожалуйста, вы на чем предпочитаете экономить, а на чем нет? Ну, например, кофточку вы можете купить дешевую – на распродаже, на рынке и так далее, а туфли – дорогие, в фирменных магазинах. Я понимаю, что качество и цена - почти несовместимые вещи. Поэтому, из каких соображений вы исходите?»


«После пяти лет совместного проживания с мужем возник вопрос: а чем, кроме секса, уборки, просмотра телевизора и игры в бильярд, мы можем заниматься вместе? Разговоры-дебаты уже не прельщают. За пять лет столько всего обсудили, становится скучновато. Нет, мы друг друга очень любим, но что с этим делать, а?»


«Девушки, кто смотрит и любит футбол, что вам в нем нравится и что привлекает, что интересно? Отличаете ли вы 11-метровый от пенальти, и угловой от навеса, видите в голах красоту или обидность, техничность гола или случайность, есть ли любимые футболисты и почему? Например, Жо или Кака – за фамилию, Бэкхема – за смазливость, Рональдо – за мускулистый зад. На чемпионате мира я болею за Бразилию и хочу, чтобы она выиграла, потому что у меня есть женская футболка, имитирующая форменную футболку игрока сборной Бразилии, только спереди картинка другая и цифирек нет. Если Бразилия выиграет, моя майка будет гламурной. Бразилия – чемпион!».



Алексей Кузнецов: Ну что ж, судя по этому высказыванию, девушки футбол действительно, видимо, смотрят, а порой даже и разбираются, пусть даже на уровне фамилий, не буду их повторно цитировать, но что делать – бразильцы, одно слово. Смотрят футбол?



Мария Бахарева: Смотрят и не только футбол, и во время олимпиад тоже какие-то новости обсуждают.



Екатерина Пархоменко: То есть совсем девушкам не чужды темы, которые обычно считаются мужскими?



Мария Бахарева: Да, то есть на самом деле, конечно, обсуждают не только женские темы, а все, что угодно – и политические какие-то события обсуждают, и какие-то лирические зарисовки из жизни пишут. Все, что угодно.



Екатерина Пархоменко: Я, к сожалению, не член вашего комьюнити.


Мария Бахарева: Теперь мы с вами лично знакомы, я могу вас включить.



Екатерина Пархоменко: Спасибо большое, теперь у меня будет такая привилегия. Но посты, по большей части, я так понимаю, закрытые, их могут читать только члены сообщества.



Мария Бахарева: Да, конечно. Открывают какие-либо очень смешные посты, либо посты, которые не несут какой-то гендерной специфики, и автор сам хочет получить более широкий отклик, и тогда либо он сразу предупреждает, что пост будет открытый, либо, когда это решение принимается позже, он должен спрашивать разрешение уже прокомментировавших, потому что комментаторы могут быть против. Допустим, девушка что-то написала в комментариях, ей не хочется, чтобы эти комментарии видели публично. То есть она тогда может стереть свой комментарий, и потом автор уже сделает пост публичным.



Екатерина Пархоменко: Я хотела еще вас спросить о географии вашего комьюнити, потому что по тем постам, которые я увидела, уже очевидно, что из самых разных мест девушки участвуют в этой истории. Откуда, кто, сколько их?



Мария Бахарева: Во-первых, географических границ, как вообще у интернета, практически нет, то есть везде, где есть русские люди, практически везде есть члены нашего сообщества. Естественно, две наибольшие части составляют жительницы Москвы и Санкт-Петербурга вместе и совокупно эмигрантки. Остальную треть, меньшую уже, составляют жительницы российских регионов. Что касается эмигранток, то страны тоже самые разные, ну, естественно, большинство – это США и Израиль. Но очень много из разных европейских стран и даже из Китая есть девочки.



Екатерина Пархоменко: То есть внутри женского клуба можно получить информацию, например, как обстоят дела с женскими проблемами в Китае?



Мария Бахарева: Да, в частности, очень часто девушки жалуются, что в Москве очень трудно купить одежду маленьких размеров, и жительницы Китая говорят: вам надо к нам в гости ехать, у нас с этим проблем никаких.



Екатерина Пархоменко: Проблема другая - нельзя купить одежду больших размеров, полагаю.



Мария Бахарева: Ну, видимо, крупные девушки не эмигрируют в Китай. По крайней мере, если она член сообщества Girls only, она уже этого не сделает, зная, что там будет трудно одеваться.



Алексей Кузнецов: Доходит дело до обсуждения каких-то серьезных проблем, ну, назовем их скромно мировоззренческими? То есть, прицепившись, допустим, к какому-либо политическому событию, к какому-либо общественному в любой стране, не важно где, доходит дело до обсуждения, такого не шутливого, на уровне трепа, а на уровне серьезного мировоззренческого обсуждения?



Мария Бахарева: Вы знаете, попытки возникают, но в женском коллективе, особенно когда женщин больше трех, очень долго держать серьезный тон не получается, и в итоге всё все равно скатывается к перепалкам. Естественно, были такие вопросы, их очень много обсуждают. Гендерный вопрос очень широко, вопрос феминизма. Обсуждают вопросы демографические. Очень активно в свое время обсуждали, когда появилось еще одно LJ-сообщество Child free , то есть сообщество тех, кто сознательно отказывается от деторождения, этот вопрос в Girls only тоже очень активно обсуждался. Самые большие прения вызывают вопросы, связанные с деньгами, чуть ли не до рукопашной доходит.



Алексей Кузнецов: Ну, я думаю, в любом сообществе, не обязательно в женском, такие вопросы могут довести до рукопашной. А при обсуждении таких проблем чувствуете ли вы ту или иную географическую, национальную, политическую специфику? Из других стран пишет вам кто-то, кто резко от кого-то отличается? И что, тут тоже могут возникнуть перепалки серьезные?



Мария Бахарева: Перепалок возникает всегда очень много, но чаще это связано конкретно с личностью говорящего, а от страны все-таки не очень зависит, поскольку те люди, которые активно живут в сети, они на самом деле очень похожи. То есть такая нивелированная слегка личность в том плане, что на нее меньше влияния оказывают какие-то общепринятые в этой стране понятия. Допустим, те российские девушка, которые пользуются Girls only, они значительно более независимые, феминизированные, чем средняя жительница России. И в этом они такие же, как европейки и американки.



Алексей Кузнецов: А в принципе, как вы ощущаете, за то время, что существует комьюнити, оно влияет уже на формирование иных характеров? Допустим, приходит молодая девушка, которой дали рекомендацию и под влиянием того круга общения, который есть у нее в Girls only… вдруг вы чувствуете, что она начинает меняться. Это ведь естественный процесс, по идее? Должно быть так?



Мария Бахарева: Возможно, должно, но как-то я не обращала внимания, потому что слишком много членов в нашем сообществе, чтобы замечать, как кто-то меняется. А если это какие-то люди, которых я знаю, с которыми я общаюсь постоянно, то я с ними общаюсь и вне Girls only, поэтому мне трудно судить, что на них оказало влияние - Girls only в частности или ЖЖ вообще. Потому что влияние всего LJ -сообщества нельзя отрицать, своей френдленты, друзей, с которыми общаешься.



Екатерина Пархоменко: Мне бы еще хотелось узнать, как вы разбираетесь с конфликтами, ведь в вашем комьюнити состоит более 4000 человек. Допустим даже, что не все из них активные участники, но тем не менее. Те посты, которые я видела, к ним комментариев по сотни и больше, и какие-то столкновения там бывают, судя по всему.



Мария Бахарева: У нас есть правило, что у нас нельзя переходить на личности, наносить друг другу оскорбления, за это мы делаем сначала предупреждение, а после двух предупреждений исключаем из сообщества на какое-то время профилактически. Если после этого рецидивы, то можно, конечно, насовсем исключить, но пока такого не было. Естественно, мы не можем следить за всем тем, что творится в комментариях, поскольку может через неделю, допустим, прийти человек и нахамить. Естественно, никто уже не прочитает. Но у нас есть правило: если тебя оскорбил какой-то комментарий, то ты не вступаешь в перепалку, а идешь к модератору, даешь ему ссылку, говоришь - вот, пожалуйста, разберитесь. В принципе за помощью модератора обращаются редко, девушки у нас на язычок все острые, и поэтому они могут сами разобраться по большей части.



Екатерина Пархоменко: Но это значит, что модератор реагирует, собственно, на жалобу? А сами вы инициативы не проявляете?



Мария Бахарева: Нет, инициативы не проявляем, потому что, во-первых, в интернет-общении трудно отделить оскорбление от дружеской шутливой подначки, они очень часто бывают похожи. И поскольку не можем ничего знать об отношениях двух беседующих людей, то мы предпочитаем молчать и не вмешиваться, пока к нам не обратятся.



Алексей Кузнецов: А кто работает модератором? Есть специально выделенные старейшины или как еще назвать?



Мария Бахарева: Ну, практически так. То есть изначально я была одна в этом сообществе, потом где-то года два назад оно мне жутко надоела, я его вообще целиком отдала фактически первому встречному, то есть я у себя написала, что хочу отдать, кто возьмет его себе. Вызывалась девушка из Казахстана и стала владельцем этого сообщества. Потом ей стало трудно справляться. Я вернулась к ней в помощь. И потом мы еще двух активных пользователей взяли в число модераторов. Вот вместе все решаем вопросы. Все решается коллегиально.



Екатерина Пархоменко: Меня, честно говоря, в вашем сообществе, которое по большой части посвящено таким типично женским вопросам, как - где что-то купить, пользовались ли вы этим кремом и какой от него эффект, правду ли говорят в рекламе, как вести себя со свекровью, ну, и так далее, и тому подобное… Иногда вдруг проскальзывают посты, которые демонстрируют, как в бытовом вопросе отражается какой-то совершенно иной мир.



«Девочки, а вы не знаете, кто-нибудь пробовал брать на прокат свадебное платье для невесты у балерины? Не с короткой стоячей пачкой, а с длинной, воздушной, порхающей. И еще интересно, сами балерины оформляют отношения в своих традиционных рабочих костюмах или покупают обычные свадебные платья?»


«Здравствуйте, девушки! Что вы думаете о ЖЖ-романах? Да и вообще, есть ли у вас какой-либо опыт общения через интернет? Видите ли, в чем дело. У меня возникло что-то типа романа по комментариям. Причем человек не где-нибудь, а очень далеко за границей. Могут ли быть подобные отношения серьезными? Все понимаю, что вряд ли такое возможно. Также понимаю, что человек в сети совершенно другой, нежели в реальности. И еще много разных «понимаю». Тем не менее, что вы думаете по этому поводу? Поделитесь опытом. Насколько я знаю, тут при ЖЖ тоже постоянно возникают романы, не правда ли?»


«Вопрос к женщинам, которые работали или работают в торговле, в частности, с продуктами, а еще лучше – с колбасными изделиями. У нас в магазине на витрине вздулась оболочка у ветчины. Она лежала на самом верху. Там лампа. Шеф, не имеющая, также как и я, специального образования, говорит: «Фигня, это от света, то есть от тепла оболочка нагрелась и расширилась, сок выделился». «В общем, ты проткни иголкой, - это она мне. – Спусти воздух – и вниз, в холодильник, чтобы упаковка обратно сжалась. Ну и соответственно, не беспокойся, с ветчиной все о ’кей. Я ела такую и мои продавщицы тоже». Потом я нашла палку колбасы, у которой под оболочкой была плесень в двух местах, на что шеф сказала: «Снимай оболочку, вытирай плесень и, опять же, вниз, в холодильник суй. Через два дня эта сырокопченая усохнет и станет по-настоящему сырокопченой, еще вкуснее. А то, что плесень, – это от влаги и ничего страшного, мы и такую ели, и все прекрасно. Женщины, или я совсем дура или что же это происходит? Она, может, права?»


«Сразу предупреждаю, вопрос дурной, очень. У нас сейчас в море медузы, много. Но сегодня в это же море упало несколько ракет. Как вы думаете, могли ли медузы испугаться и уплыть? А то очень искупаться хочется».



Екатерина Пархоменко: Меня совершенно потряс пост, где девушка спрашивала про медуз. Я, честно говоря, была так потрясена, что я пошла искать, откуда, собственно, девушка, потому что это старые какие-то посты, и увидела, что из Израиля, и поняла, что это те самые обстрелы с ливанской территории. То есть вы спрашивали про большой мир, попадает ли он в это закрытое женское сообщество и как…



Алексей Кузнецов: Вот, порой попадает в буквальном смысле слова.



Екатерина Пархоменко: В буквальном смысле попадает.



Алексей Кузнецов: Попадает с помощью ракеты.



Мария Бахарева: Это как раз очень иллюстрирует специфическое женское восприятие мира. То есть война войной, а губы накрасить надо.



Екатерина Пархоменко: Губы накрасить надо, искупаться хочется и, может быть, какая-то пользу есть от этих ракет, что, по крайней мере, они медуз распугали. Это совершенно, конечно, потрясающая история.



Мария Бахарева: Мы этот пост уже очень часто иллюстрировали, как образец несгибаемости духа израильтян на самом деле. Потому что вместо того, чтобы бояться и трястись, люди продолжают жить. Это же очень здорово.



Алексей Кузнецов: Скажите, а если вообще говорить о пользе, о такой вульгарной, я имею в виду пользу не такую, на уровне - обсудить Кремль и что-либо такое, а ведь очень часто бывают женские сообщества в реале, которые серьезно помогают. Есть помощь жертвам насилия, есть помощь при несчастных семьях или медицинских проблемах. С такой точки зрения ваше комьюнити не используется? Или, может быть, имело бы смысл кого-то пристроить, чтобы открывали эти направления внутри комьюнити. Вы не задумывались о такой форме работы?



Мария Бахарева: Открывать направления – это как-то…



Екатерина Пархоменко: Не в формате, скажем так.



Мария Бахарева: Не в формате, да. Но от Girls only в свое время отпочковалось несколько сообществ, одно из которых, в частности, посвящено женской безопасности. Там эти вопросы обсуждаются. Поскольку в Girls only часто задавались эти вопросы, и стало понятно, что интерес есть, было решено создать еще одно такое сообщество. Точно также отпочковывалось сообщество, посвященное вопросам контрацепции, безопасного секса. Естественно, чаще всего люди все равно продолжают задавать свои вопросы на эти темы в Girls only, поскольку аудитория все-таки больше. Специалистов у нас, конечно, нет, но советом или опытом пережитым девушки всегда могут помочь друг другу. В частности, был, допустим, пост девушки, у которой мать болеет раком, ей было очень трудно это пережить. Естественно, нашлись люди, которые пережили то же самое, смогли ее поддержать, найти какие-то слова утешения, поддержки.



Алексей Кузнецов: А почему вы говорите, что «специалистов нет, конечно». Мне кажется, конечно – это, скорее, в другую сторону: специалисты всегда есть, конечно, есть. Может быть, стоит как-то привлечь к себе или вы такую цель принципиально не ставите?



Мария Бахарева: Мы не ставим принципиально такую цель, потому что мы обычное женское сообщество, а не женский консультационный центр. И я не могу, допустим, оценить квалификацию того или иного человека, который дает советы. Допустим, если девушка задает какой-то медицинский вопрос, говорит «у меня прихватило в боку, что мне делать?», естественно, в первую очередь я ей скажу: отправься к врачу. Потому что не надо ставить диагнозы по интернету, гораздо лучше обратиться к специалисту в реале. Но, допустим, подсказать контакты хорошего врача или адвоката – это всегда возможно.



Екатерина Пархоменко: Да, такие посты я тоже видела, и на меня произвело впечатление, как в течение буквально часа человек получил исчерпывающую информацию. Срочно нужна была некая медицинская процедура, и автор поста жаловалась, что там запись, здесь запись, в тех клиниках, куда она обращалась, и в течение часа ей нашли клинику, которая провела эту процедуру немедленно, и она всех благодарила.



Алексей Кузнецов: Поймите меня правильно, я вовсе не призываю к тому, чтобы из достаточно легкого, вольного, веселого, приятного (любое другое слово еще употребите) сообщества делать, как вы сказали, консультационный центр и вовсе не стремлюсь к утилитарной пользе от чего бы то ни было на свете. Но жизнь-то показывает, что, во-первых, эта форма общения сама по себе является отличным терапевтическим средством, психотерапевтическим, против этого, я думаю, никто не будет возражать. А во-вторых, когда из чего-то может вырасти что-то, это уже само по себе благородно. Отпочковались же от вас те самые узкоспециализированные комьюнити. Я думаю, что это следует только приветствовать. Вряд ли вы с ними конкурируете сейчас.



Мария Бахарева: Конечно. Мы с ними не конкурируем, наоборот, поддерживаем и призываем наших участниц туда обращаться. Вообще, в профиле сообщества хранится целый список ссылок на различные женские сообщества по разным темам, где тоже можно задавать свои вопросы.



Екатерина Пархоменко: И получать ответы.



Мария Бахарева: Да.



Алексей Кузнецов: Никаких мужских шовинистических выпадов в ваш адрес я даже и в мыслях не держал, наоборот, такое можно приветствовать. Я, может быть, даже жене посоветую в случае чего иногда заходить к вам. Мне всегда казалось, что человек, работающий на компьютере, по крайней мере, по своему примеру вижу, для того, чтобы еще тратить время и вновь сидеть за компьютером, когда и так уже глаза от него пухнут, это уже надо обладать каким-то несгибаемым даже не характером, а менталитетом. Я лично таким не обладаю. Наверное, есть такие люди.



Мария Бахарева: Скорее, вы исключение, потому что, допустим, если говорить о себе, я в интернете фактически живу. То есть я в нем общаюсь, я в нем работаю, я стараюсь какие-то услуги получать тоже с помощью интернета, вплоть до покупки продуктов, я их заказываю по сети, и мне их привозят.



Алексей Кузнецов: А не кажется ли вам, коль скоро вы сами признались, что практически живете в интернете (этот вопрос уже не связан с деятельностью вашего комьюнити), что кое-что вы при этом теряете? Есть такое распространенное мнение – человек компьютера, вот он сел, нырнул туда и колыхается на этих волнах, сёрфит, изучает, где что происходит, и ничего ему, собственно говоря, больше и не нужно. Как вы думаете, есть такая опасность или она утрирована?



Мария Бахарева: Она очень утрированная. Я не могу говорить обо всех, могу говорить за себя. У меня достаточно широкий круг общения и сфера интересов вне интернета. Но интернет – это еще один удобный канал общения и получения информации. Допустим, в реале я не могу общаться с таким количеством людей из таких разных мест. Просто во всем нужна мера, и не нужно просто думать, что вот это мир электронный - он единственный, а нужно считать его всего лишь гранью всего остального.



Екатерина Пархоменко: Дополнение к реальной жизни.



Алексей Кузнецов: Ну, хорошо, а Восьмое марта как-то вы празднуете, раз у вас комьюнити Girls only? И вообще, какое у вас отношение к этому празднику? Я знаю, что в мире очень неоднозначное.



Мария Бахарева: У нас тоже очень неоднозначное и празднуют его не везде, и, как правило, сейчас еще не началось, но, я думаю ,что к концу недели уже начнется, будут по несколько раз в день появляться постинги: как вы собираетесь отметить Восьмое марта, а что вам подарят на Восьмое марта, а что вы хотите, чтобы вам подарили на Восьмое марта? Потом вы спрашиваете: что вам подарили в итоге? И половина девушек будут радоваться и рассказывать, что им подарят и что им подарили, как они собираются отмечать, а половина будет махать кулаками и говорить: я не считаю это праздником, пускай мужчины в другие дни дарят цветы.



Алексей Кузнецов: А будут говорить, что не то подарили? Ругаться не буду, но скажут, что, там, нехорошие животные подарили не то, что нужно, нет, чтобы вслушаться в слова любимой.



Мария Бахарева: Такое тоже бывает.



Алексей Кузнецов: Какая благодатная тема для обсуждений. А вот у меня тетя, я в детстве помню, как она брала в руки телефонную трубку, и могло длиться часа два это вот ее беспрерывное… Она любила прохаживаться вдоль стены с телефоном. Это длилось часа два совершенно спокойно, все знали, что… Слушать разговор, ну, невозможно было, две минуты проходит и все – ты уплываешь куда-то, глаза мутнеют, надо очень любить человека, чтобы прощать ей, не сердиться, а наоборот относиться с иронией к такому времяпрепровождению. Тут, наверное, как-то более долго это может длиться, раз там один на один, а здесь сразу много народа.



Мария Бахарева: Это может и дольше длиться. Но, с другой стороны, в отличие от телефона это не требует постоянного внимания. Ты вполне можешь уйти в другую комнату, заняться своими делами, потом вернуться к компьютеру, увидеть свежий комментарий, ответить, опять уйти, заняться своими делами.



Алексей Кузнецов: Это здорово… не хочу сказать – облегчает жизнь, но вот тот самый психотерапевтический эффект дает, наверное, очень сильный.



Мария Бахарева: Я думаю, да.



Алексей Кузнецов: Вы думаете, а вы знаете, вы чувствуете это сами в своей жизни?



Мария Бахарева: Сама по себе нет, поскольку…



Алексей Кузнецов: Вот те на. Я очень огорчился.



Мария Бахарева: Просто я человек на редкость оптимистичный, у меня каких-то психологических кризисов не бывает, жаловаться-то не на что.



Алексей Кузнецов: Как приятно знать, что хотя бы один человек в мире есть такой.



Екатерина Пархоменко: Я знаю, что существует в LiveJournal-комьюнити, «Феминизм», кажется, оно называется. А те, кто привержен этой теории, к вам приходят?



Мария Бахарева: Конечно.



Екатерина Пархоменко: А пытаются там агитировать?



Мария Бахарева: Еще как.



Екатерина Пархоменко: И как реагируют члены вашего женского клуба?



Мария Бахарева: Большая часть женского клуба настроена в определенной степени феминистически. Совсем яростных адептов нет. Допустим, если какая-то отщепенка осмелится задать вопрос, почему этот жмот не заплатил за меня на свидании в ресторане, то она получит 150 комментов, в которых написано: почему он обязан платить за вас на свидании? Я не могу сказать, что все они в жизни поступают так, как говорят, но декларируют они, по крайней мере, вполне феминистические взгляды.



Екатерина Пархоменко: Я слышала, была громкая история, как один из ЖЖ-юзеров, из мужчины превратился в женщину и, кажется, даже записался в это комьюнити.



Мария Бахарева: Да. Она настаивает, чтобы к ней обращались уже в женском роде, и утверждает, что сменила документы. Судить об этом трудно, поскольку девушка живет в Лондоне, но у нее нашлась рекомендательница, которая якобы встречалась с ней лично уже после смены пола, ее порекомендовали, и мы ее приняли. У нас не было формальных каких-то поводов отказать, а, естественно, если выяснится, что это обман каким-то образом, то, опять-таки, согласно нашим правилам, за обман вылетает не только обманувший участник, но и рекомендовавший. Девушки очень волнуются по этому поводу, уже несколько раз писали, устраивали опрос о том, нужны ли нам транссексуалы в сообществе. Мнения разделились. Причем у нас в сообществе уже есть один транссексуал, но он такой…



Екатерина Пархоменко: Тихий.



Мария Бахарева: Тихий, да. И, собственно, практически никто, кроме ее знакомых, и не знал, что она меняла пол. Я лично даже не знаю, кто это. Просто знаю, что есть, поскольку мне сказали. Эта барышня в ту пору, когда была мужчиной, считалась ловеласом, рассказывала всему LiveJournal о своих мужских достоинствах, поэтому сейчас девушки видят в этом подвох и считают, что это такой обман, очередная пиар-акция, чтобы просто привлечь к себе всеобщий интерес.



Екатерина Пархоменко: Не исключено, что они правы. Тем не менее вы никаких мер не принимаете и ждете, как будут развиваться события дальше?



Мария Бахарева: Да, естественно. Если человека порекомендовали, как девушку, то мы просто не можем формально отказать.



Алексей Кузнецов: В конце концов, вы можете думать, гадать, определять по тому, как человек с вами разговаривает, какие проблемы поднимает, а уж исключить в случае чего никогда не поздно.



Мария Бахарева: Естественно.



Екатерина Пархоменко: Видите, какие страсти кипят в этом закрытом женском сообществе?



Алексей Кузнецов: Я думаю, что и в открытом они кипят не меньше.



Мария Бахарева: Ну, была еще, кстати, дискуссия по поводу того, принимать или не принимать к нам гомосексуалистов мужского пола. Несколько человек просилось к нам, говорили, что «девушки, геи же лучшие друзья девушек, примите нас к себе». Тогда в итоге коллегиально было решено, что все-таки геев мы принимать не будем, поскольку формальные мужские признаки у них все-таки есть. А вот с транссексуалами уже это не проходит.



Алексей Кузнецов: Уважаемая слушательница, если вы женщина, то вам надо заручиться поддержкой и пойти посмотреть, что же там происходит. А вот если вы мужчина, то, наверное, и ходить не стоит, потому что вы сегодня все услышали сами.


XS
SM
MD
LG