Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный: «Самодовольные, задиристые, но - подражатели»


Чуток подумав о предстоящих президентских выборах в РФ, приходишь к мысли, что лучше о них не думать. Третьи подряд мнимые выборы, победитель которых заведомо приемлем для большинства избирателей! Это, скажу вам, штука посильнее, чем «Фауст» Гёте. Хотя и не новая. Ещё в пушкинское время сказано было о любимой позе русского человека: скрестив руки на груди. В этой позе он, мол, всегда «будет наблюдать происходящее и по привычке встретит именем батюшки своих новых владык», ибо без них не представляет своей жизни: «всякий другой порядок он с презрением или гневом отвергнет».

Андрей Козырев вскоре после своей отставки с поста министра иностранных дел пророчествовал, что время для его демократической внешней политики вернётся через три года. Он не учёл всей глубины и стойкости российских привычек. Избавиться от склонности к произволу и отношениям личной зависимости россиянам оказалось труднее, чем ожидали демократы 1991 года.


Судя по настроениям в России, народное большинство, очевидно, считает, что от продолжения путинизма оно пострадает меньше, чем пострадало бы от новой попытки свободы. По крайней мере, в обозримом будущем. Строго говоря, ему, большинству, виднее, и что толку гадать, чего тут больше: здравого смысла или лени, в силу которой оно всегда предпочитало, по слову всё того же первого русского философа, не участвовать в современности, а присутствовать при ней.


Так что Россия, с которой придётся уживаться миру, будет представлять собою нечто вполне знакомое, и на этом основании кто-то, может быть, даже рискнёт сказать, что – понятное. Неподдельная оппозиция по-прежнему будет не чем-то вроде «оппозиции её величества», а внутренней эмиграцией. Неравнодушные к общественным делам люди по-прежнему будут едва ли не с пелёнок делиться на охранителей и отщепенцев, как называли себя крайние из шестидесятников позапрошлого века.


Рвачество, бескрылость и бесстыдство – внутри. Казённое самохвальство, «большой стиль» государства-мафии – снаружи. Книгочеи, неуклонно уменьшаясь в численности, будут повторять блоковское описание плодов несвободы и вопиющего социального неравенства:


Страна под тяжестью обид,
Под гнётом наглого насилья,
Как птица, складывает крылья,
Как женщина – теряет стыд.


А большие деньги в обустройство Южной столицы государства российского будут, конечно, вложены, как и в другие крупные и крупнейшие материальные начинания. И не все из них окажутся бесплодны. Капитал, пусть и стреноженный, своё дело всё-таки знает. Он не позволит России выпасть из глобализации. Будет продолжаться жилищное и дорожное строительство, компьютеризация, будет улучшаться медицинское обслуживание, дойдёт очередь и до самых рискованных реформ.


Такая страна сможет многое дать молодому человеку, кроме одного: достаточного простора для творчества. Под гнётом наглого насилья народы уже не способны создавать что-то своё. В науке и технике, быту и культуре – во всём они не столько творцы, сколько подражатели. Подчас самодовольные, задиристые, но – подражатели.


XS
SM
MD
LG