Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые подробности в деле Литвиненко


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Андрей Шарый : В докладе Госдепартамента говорится о том, что у России заметно возросло число политических убийств. В связи с этим упоминается, в частности, убийство журналистки Анны Политковской. Другое громкое убийство, которое многие независимые эксперты считают политическим - это отравление в Лондоне в конце минувшего года радиоактивным полонием бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Материалы этого дела уже переданы в Королевскую прокуратуру Британии, которая должна назвать подозреваемого или подозреваемых в его убийстве. Несколько дней назад американский эксперт по вопросам безопасности Пол Джоял заявил в эфире одного из российских телеканалов, что за гибелью Литвиненко стоят российские власти. Вскоре после этого, Джоял был тяжело ранен на улице города, где он живет. Как сегодня заявила его супруга, это нападение не было связано с ограблением. Полиция сейчас разыскивает по делу о нападении на Джояла двоих чернокожих мужчин. Сотрудники полиции пока не сообщили никакой информации, которая бы свидетельствовала в пользу одной или другой версии.


В Италии по делу Литвиненко допрашивают находящегося в тюрьме итальянского юриста Марио Скарамеллу, который встречался в Лондоне с Литвиненко в день его отравления. Скарамелла работал в так называемой комиссии Митрохина под председательством итальянского сенатора Гудзанти. Эта комиссия занималась расследованием деятельности в Италии советских, российских агентов, бежавших на Запад. Живущий в Лондоне историк разведки и консультант английского телефильма о деле Литвиненко Борис Володарский встретился со Скарамеллой в итальянской тюрьме. Новое в деле Литвиненко. У микрофона лондонский корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Чтобы узнать, как продвигается дело Литвиненко, я связалась с представителем Королевской прокуратуры Джули Седон. Все, что удалось узнать - это то, что дело очень сложное, что его сейчас изучает специально назначенный юрист, что никто не может сказать точно, как долго оно будет изучаться. Кроме того, вся информация по делу не подлежит разглашению.


Тем временем, делом Литвиненко занимаются итальянские власти, которые сейчас допрашивают находящегося в римской тюрьме юриста Марио Скарамеллу, одного из главных фигурантов этого дела, который хорошо знал Александра Литвиненко и встречался с ним в Лондоне в тот день, когда он был отравлен. Борису Володарскому, историку разведки и консультанту английского телефильма об отравлении Литвиненко, удалось посетить в тюрьме Марио Скарамеллу. Я спросила его, какие обвинения предъявлены Марио Скарамелле?



Борис Володарский: На самом деле в течение долгого времени не было предъявлено никаких обвинений. Когда компания ITV в Риме снимала передачу, которая была в эфире 22 января нынешнего года, журналист Билл Нилли сообщил, что до сих пор не предъявлено обвинений. На сей раз мне удалось в Риме достать уникальный документ - это копия официального обвинения, которое было предъявлено Марио Скарамелле. Передо мной лежит бумага. Очень интересное обвинение. Марио Скарамелла обвиняется только в одном - он обвиняется в клевете на бывшего капитана КГБ. Других обвинений нет. Единственное обвинение, по которому он был арестован практически и содержится в тюрьме до настоящего время и вряд ли в ближайшее время выйдет - это попытка клеветы на бывшего капитана КГБ.



Наталья Голицына: Кто этот капитан КГБ? В чем заключается эта клевета?



Борис Володарский: С 2004 года Скарамелла активно сотрудничал с Александром Литвиненко по целому ряду вопросов, в частности, как хорошо сегодня известно, привлекал его к работе комиссии Митрохина и к сбору материалов, в которых была заинтересована комиссия Митрохина. Они работали над широким кругом тем, в том числе речь шла про нелегальные поставки оружия, про мафию. Фамилия бывшего капитана КГБ Александр Талик. Он проживает в Италии. Насколько мне известно, он женат на итальянке.


По целому ряду информации, которую Скарамелла получил от Литвиненко, планировалась нелегальная поставка партии оружия с бывшей территории Советского Союза в Италию. Он немедленно позвонил сенатору Гудзанти, президенту комиссии Митрохина, и сообщил, что такая информация поступила от Литвиненко. И Гудзанти посоветовал ему обратиться в полицию и сообщить об этом факте, что Марио и сделал. Он обратился в Неаполе в полицию, сообщил эту информацию. Как не парадоксально, машина была задержана по пути следования на итальянской территории, арестована и действительно в ней нашли две ручные гранаты, взрыватели и другие приспособления для взрывов. Люди, которые были в машине, были арестованы. Это были украинцы, по-моему, шесть человек. В числе прочего, он показал, что в планируемых террористических актах должен был принимать участие этот самый бывший капитан КГБ Александр Талик.


Поскольку полиция не нашла подтверждение этому факту, то они обвинили его в том, что он пытался оклеветать честного человека. Соответственно, он был арестован, и сейчас находится в тюрьме.



Наталья Голицына: Значит, его арест никак не связан с делом Литвиненко?



Борис Володарский: С точки зрения официального обвинения абсолютно никак не связан. Я был в тюрьме более 40 минут в камере Марио. Мы беседовали один на один. Он сообщил мне, что практически допрашивают его только по двум направлениям - полностью по всей программе его сотрудничества с Литвиненко и по работе комиссии Митрохина. Так что, его арест, безусловно, связан с Александром Литвиненко и, безусловно, связан с теми материалами, которые Скарамелла и Литвиненко вместе собирали для комиссии Митрохина.


Поводом для поездки в Рим послужили два документа. Первый документ - это e - mail , который я получил из вашей редакции, где слушательница Людмила Е. просила обратить особое внимание на Евгения Лимарева, который также сотрудничал с комиссией Митрохина. Как написала слушательница, Лимарев до этого был помощником Юрий Щикочихина и работал вместе с ним (или, во всяком случае, помогал ему) в расследовании известных дел в Москве, связанных с бывшими офицерами ФСБ. А потом Лимарев сотрудничал с Литвиненко. И с подачи Литвиненко стал сотрудничать с Марио Скарамелла.


Я получил e - mail от сенатора Гудзанти, где он очень просил помочь Скарамелле, поскольку у того сильно пошатнулось здоровье. У него за несколько дней до моего приезда был сердечный приступ. Ночью, уже когда я был в Риме, ему тоже было очень плохо с сердцем - дважды вызывали врача. Интересно, что после того, как его осмотрел ночью врач, пришли официальные сотрудники и провели не совсем допрос, но опрос, который длился в течение восьми часов.



Наталья Голицына: Господин Володарский, а как вы вообще объясняете всю эту историю с Марио Скарамеллой?



Борис Володарский: На самом деле, начиная с 2004 года, на территории Италии проходила параллельная операция КГБ, целью которой было выведение Лимарева одновременно и на Скарамеллу, и на Литвиненко. Литвиненко познакомился с Лимаревым в 2002 году. В 2004, когда он начал сотрудничать с комиссией Митрохина, он рекомендовал Скарамелле тоже использовать Лимарева, как источник. Как я знаю сейчас совершенно доподлинно (и это документировано, у меня все документы есть, вся информация получена), Лимарев в течение двух лет за деньги поставлял Скарамелле фальшивую информацию, которая наверняка была сфабрикована в Москве, или которую он лично сам фабриковал, или то и другое вместе, где он давал совершенно неправильные, фальшивые данные по тем вопросам, которые интересовали Скарамеллы. Одновременно он делал все возможное, чтобы узнать, насколько продвигается в своем расследовании комиссия Митрохина - какие материалы получают, с кем сотрудничают, какую информацию получают из тех или иных источников в Англии, Америке, в других странах, в России в том числе. Поэтому, я думаю, что на определенном этапе Лимарев начал играть такую провокационную роль.


Как мы хорошо знаем сегодня, 30 октября он направил Марио Скарамелле e - mail , где предупреждал о том, что Скарамелле и сенатору Гудзанти грозит опасность. Потом он 31 октября, в день вылета Скарамеллы в Лондон (все хорошо знали, что этот вылет планировался, потому что Скарамелла должен был участвовать в конференции в Лондоне) он направил второй e - mail , где тоже предупредил о том, что непосредственная опасность грозит жизни сенатора Гудзанти, Марио Скарамелле, Литвиненко и Борису Березовскому, просил ни в коем случае не показывать этот документ ни людям Березовского, ни особенно Литвиненко. Естественно, таким образом, он толкнул Скарамеллу на то, что как только тот прилетит в Лондон, немедленно позвонил Литвиненко и назначил встречу. Кстати говоря, этим и объясняется тот факт, что он был нервный, взволнованный, придавал большое значение этому документу. Документ у меня есть в оригинале, прямо из компьютера Скарамеллы. Там, кстати, не содержится информации о Политковской, а содержится совершенно необоснованная и явно фальшивая, сфальсифицированная угроза о том, что некие спецназовцы находятся в Неаполе и готовят покушение на тех четырех лиц, которых я назвал, то есть Скарамелла, Гудзанти, Литвиненко и Березовский. Что, я думаю, безусловно, не соответствует действительности. Там также упоминается организация "Честь и достоинство", которая тоже явно не имеет ни какого отношения к делу, то есть выдуманная история с целью запугать Скарамеллу, с целью вывести его на Литвиненко. Потому что наверняка в тот момент операция против Литвиненко уже была в полном разгаре. Поэтому им нужно было завести человека, который бы сильно отвлек на себя внимание, который бы выступил как, возможно, предполагаемый преступник. Так собственно и было в первые дни. Даже Литвиненко, когда он был в госпитале, неоднократно говорил, что встречался он только со Скарамеллой в этот день, даже подозревал Скарамеллу в том, что тот его отравил.



Наталья Голицына: Говорил историк разведки Борис Володарский.




XS
SM
MD
LG