Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петр Вайль: Валентина Терешкова - правильный человек



Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие обозреватель Радио Свобода Петр Вайль.



Андрей Шарый : Рядом со мной в студии мой коллега, обозреватель Радио Свобода, писатель Петр Вайль, соавтор книги "60-е. Мир советского человека".


Петр, добрый вечер! В мире советского человека 60-х годов Валентине Терешковой принадлежало особое место?



Петр Вайль : Разумеется. Она уступает в освоении космоса только первому космонавту Гагарину, но, думаю, что превосходит Алексея Леонова, который первым вышел в открытый космос. Вот это три таких ключевых фигуры советской космонавтики.


Гагарин воспринимался исключительно героически. Знаете, вот так жизнеутверждающе. Вокруг Терешковой всегда были такие завихрения несколько "желтого" характера. Это, увы, неизбежно. Впервые полетела женщина. Конечно, велись всякие разговоры, связанные именно с половой принадлежностью.



Андрей Шарый : То есть речь не идет о самой удаче или неудаче космического полета, о чем до сих пор нет единого мнения, насколько я понимаю, речь идет просто о том, что она женщина - и этим все сказано?



Петр Вайль : Когда отбирали в отряд космонавтов женщин, отобрали пятерых из более чем 400 кандидатов. Условия были очень простые - моложе 30 лет, ниже 170 сантиметров и не тяжелее 70 килограммов. Говорят, что лично Хрущев сделал окончательный выбор. Надо думать, что он учитывал все - и пролетарское происхождение, и такую правильную родословную. Ведь Терешкова была дочерью советского сержанта-танкиста, который погиб на финской войне, когда ей было два года. Как рассказывают, потом, когда ее спросили, что государство может для нее сделать, она попросила найти место смерти ее отца. Это оказалось около финской границы, но на территории Советского Союза. Это место вроде бы нашли, и установили там даже какой-то обелиск. Терешкова туда ездила.


Потом она была, как говорила советская пресса, ткачихой. Ну, конечно, она еще та была ткачиха. Когда-то она, действительно, работала, но ко времени своей космонавтской карьеры она уже была комсомольский работник, освобожденный секретарь комсомола.



Андрей Шарый : Она еще занималась ведь в местном, ярославском авиаклубе, прыгала там с парашютом.



Петр Вайль : Прыгала с парашютом, совершенно верно. У нее было безупречное имя, фамилия, родословная, все в порядке. А почему вот этот "желтый" характер? Я был уже большой мальчик к тому времени. Мне было 13 лет. Я помню, мы тогда жили на даче, где было полно всяких бездельников, которые любили точить лясы. Очень хорошо помню все эти разговоры вокруг нее. Как все говорили, что сначала хотели запустить мужчину с женщиной на орбиту, чтобы там произвести эксперимент по интимной близости. Некоторые более серьезные источники подтверждают, что такие идеи действительно блуждали. Когда в этом же году Терешкова вышла замуж за единственного холостяка из космонавтов Андриана Николаева, естественно, все эти разговоры оживились, потому что, вот, надо проверить - смогут ли два человека, побывавшие в космосе, родить ребенка?



Андрей Шарый: А я из своего детства помню частушку. Приношу извинения слушателям за ее не совсем приличный характер:


"Валентине Терешковой за полет космический,


Сам Никита подарил ... автоматический".



Петр Вайль: Считалось, что полет в космос обрекает человека на бесплодие. Однако Николаев и Терешкова вступили в брак. Свадьба была отпразднована с колоссальной пышностью. Присутствовал сам Хрущев. У них благополучно родилась дочь Елена. Сейчас она врач, насколько я знаю. У нее есть свой сын, то есть внук Терешковой. Брак все-таки, как любой казенный брак, осуществленный по приказу свыше, был не больно счастливым. В 1982 году они развелись. А фактически эта пара распалась еще раньше.



Андрей Шарый: Петр, Терешкова была сексуальным символом эпохи? Все-таки была мода на прически, как у Терешковой, улыбка Терешковой и так далее и тому подобное.



Петр Вайль: Нет, никогда она не была сексуальным символом эпохи. То, что под нее причесывались, это опять-таки работа советской пропаганды. Конечно - нет. Она была слишком такой позитивный образ. Она подходила бы на доску почета возле какого-нибудь завода.



Андрей Шарый: То есть в ней не было порока?



Петр Вайль: Да, совершенно верно. Она был такой правильный человек - правильная жена, правильная мать, правильная работница, правильная руководительница. Она и стала, в конце концов, руководителем - возглавляла Комитет советских женщин, еще какие-то комитпты. Входила во все президиумы, которые можно себе только вообразить. Ни кокетливости, ни какой женской игры в ней не было никогда.


Улыбка Гагарина и такая вот положительная харизма Терешковой - это и есть те самые символы, за которые держался режим. В этом-то весь смысл. Вот она, простая девушка, родившаяся в деревне, закончившая как-то там техникум, работавшая у станка, пошедшая в комсомол, и вдруг взмывшая выше всех женщин мира в самом буквальном смысле! Выигрышней Терешковой, я думаю, за все существование советской власти ничего такого не было.



Андрей Шарый: Она стала символом поп-культуры?



Петр Вайль: Отчасти. Ей посвящались песни, несколько песен, и не только российскими, но какой-то чилийский композитор сочинил какую-то песню. А самой популярной, конечно, стала песня, которая исполнялась, как ни странно, не по-русски, но российской певицой Эдитой Пьехой. Она пела ее по-польски. Это была знаменитая "Валетина-твист".



Звучит песня





XS
SM
MD
LG