Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Балет по чеховской «Чайке» будет представлен в Москве


Сцена из балета Джона Ноймайера «Чайка»

Сцена из балета Джона Ноймайера «Чайка»

9 марта Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко представит публике новый балет. Спектакль по пьесе Чехова «Чайка» поставил выдающийся хореограф, глава Гамбургского балета Джон Ноймайер (John Neumeier).


Глава международного отдела театра Ирина Черномурова сказала, что вместе с директором Владимиром Уриным преследовала Джона Ноймайера с того дня, когда впервые увидела его версию «Чайки» в Гамбурге: «"Чайку" мы, например, увидели на премьере в 2002 году в Гамбурге. Были совершенно сражены. Практически с первой минуты мы были убеждены в том, что эта "Чайка" должна быть в России. Потому что этот спектакль пронизан огромной любовью к России, к русской культуре. Может быть, он как никогда нам сейчас нужен не только театру, а стране, которая так неистово ищет себя в новом пространстве, иногда отказываясь, может быть, от самого важного. А нам кажется, что самое главное и важное есть в этом спектакле Джона. Это сложный и очень человеческий спектакль», — убеждена Ирина Черномурова.


Джон Ноймайер признал, что никакого шанса уклониться от настойчивых предложений театра у него не было, и продолжил:«Когда я очень молодым осваивал танец в Соединенных Штатах Америки, был очень популярен метод Станиславского. Я не читал его в оригинале и не уверен, что правильно понял, но был поражен методом подготовки актера, который позволяет ему быть естественным и искренним в спектакле. В бытность мою танцором, потом хореографом, я очень старался применить этот метод в своей работе. Выбор мой пал на "Чайку" после того, как я увидел спектакль в 1996 году в Берлине, и понял, как можно переложить эту пьесу на язык балета. Дальнейшая работа стала исследованием, как метода Станиславского, так и пьесы "Чайка". Это не "Чайка" Чехова, это реакция вдохновленного пьесой балетмейстера, который любит это произведение и находит способ создать новое произведение искусства, которого, впрочем, не было бы без пьесы "Чайка"».


Вопрос — на чьей стороне его симпатии: Треплева или Тригорина? — вызвал некоторое смятение Ноймайера: «А я должен выбирать только из них? Я должен любить всех героев, но главная героиня для меня — Нина. Потому что именно ее образ развивается в течение спектакля - от спонтанности, наивности, невинности, через весь жизненный опыт становится она взрослой и сильной женщиной. Что касается пары Треплев-Тригорин, то в ней выражен баланс, равновесие внутри творческой личности. В первом много простоты, это чистый человек, человек вдохновенный, а в Тригорине — необходимость выгодно показать себя, устроить своего рода шоу, что тоже важно для творческой личности».


Джон Ноймайер высоко оценил работу оркестра театра. Дирижер Феликс Коробов откликнулся: «Я был знаком с балетами Джона и до этого. Мне всегда импонировало, как качественно и логично подбирается музыка в его балетах. Это психологическое развитие от начала и до конца. Это очень четкое следование сюжету. Еще одна вещь, о которой я хочу сказать. Наши стереотипы, наши программы в нас заложены с детства. Мы давно перестали воспринимать Седьмую симфонию Шостаковича или Восьмой квартет Шостаковича, как просто музыку. Я очень благодарен Джону, что в таком заигранном, политическом произведении как Восьмой квартет Шостаковича он услышал просто музыку. Когда слушаешь Восьмой квартет, как просто музыку, гораздо больше глубин и гораздо больше Шостаковича, чем, если следовать программе».


Наряду с музыкой Шостаковича в балете звучат Чайковский, Скрябин и современный американский композитор Эвелин Глени.
XS
SM
MD
LG