Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники пытаются добиться наказания милиционера


Сотрудник милиции УВД Московского района Алексей Николев при исполнении служебных обязанностей по патрулированию территории тремя выстрелами из табельного оружия ранил студента Дмитрия Мочихина и убил студента Виталия Шумилина

Сотрудник милиции УВД Московского района Алексей Николев при исполнении служебных обязанностей по патрулированию территории тремя выстрелами из табельного оружия ранил студента Дмитрия Мочихина и убил студента Виталия Шумилина

С 2001 года в Петербурге длится противостояние юристов и правозащитников, которые пытаются добиться наказания милиционера, расстрелявшего двоих студентов, и правоохранительных органов, которые защищают честь мундира. В конце февраля в Московском федеральном суде было принято беспрецедентное решение, по которому этот милиционер продолжает оставаться на свободе


Трагедия произошла 9 июля 2001 года. Сотрудник милиции УВД Московского района Алексей Николев при исполнении служебных обязанностей по патрулированию территории тремя выстрелами из табельного оружия ранил студента Дмитрия Мочихина и убил студента Виталия Шумилина. Коллеги милиционера Николева возбудили уголовное дело против потерпевших. Студентам инкриминировали хулиганство. Только в 2002 году Николев был привлечен к делу в качестве обвиняемого. Мать погибшего была признана потерпевшей. В октябре 2004 года Алексей Николев был признан виновным и получил пять лет тюрьмы. Но в марте 2005 года Петербургский городской суд отменил приговор. Дело было отправлено на новое разбирательство. По сей день оно лежит в Московском федеральном суде, а Николев находится на свободе под подпиской о невыезде.


Тогда в 2001 выстрелам милиционера предшествовала драка молодых людей. Но когда подошел Николев, ребята уже расходились.


« Мы даже не бежали, а просто шли. Никаких "стой", "стреляю" и предупредительных выстрелов я не слышал, - утверждает чудом выживший Дмитрий. - Первая пуля ударила меня в ногу. Я, уже упав на траву, все еще думал, что она, наверное, резиновая. Виталик же закричал: "Ты застрелил моего друга!" И получил пулю в горло".


Никакой опасности для милиционера они не представляли. Один из нарушителей уже лежал, другой никуда не удалялся. Чем оправдать расстрел почти в упор безоружного человека? Пуля прошла через трахею, пищевод, легкое Виталика. Девять дней врачи Института скорой помощи боролись за его жизнь. Мать, которую раз или два из милости допустили к его постели, угадала по его губам вопрос - как Дима?


Умиравший Виталик так и не узнал, что он арестован. Да, да, он был арестован прямо в реанимации. С трубками умирающий человек был пристегнут наручниками к кровати. Около него поочередно дежурили по два милиционера, чтобы не подпустить к нему ни адвокатов, ни мать, которая приехала к нему из другого города, где она жила», - говорит правозащитник Юлий Рыбаков.


Выживший Дмитрий получил три пули. Николев стрелял в него в упор, когда тот уже лежал.


Юлий Рыбаков рассказал о том, что слышал от потерпевшего: «Когда он очнулся, он услышал стоящих над ним милиционеров, которые говорили друг другу: "Черт, надо было добить. Теперь возиться придется". Но этот остался жив. А Шумилин погиб в мучениях, пристегнутый наручниками к железной кровати. Я сделал все для того, чтобы прокуратура все-таки возбудила уголовное дело не против мальчишек, как это было уже сделано милицией, а против так называемого сотрудника милиции, для которого есть двойные стандарты, как сегодня мы убедились. Все эти годы он так до сих пор и не наказан. Два с лишним года после этого он еще был сотрудником милиции. Он еще выходил на дежурство. Каждый из вас мог столкнуться с ним на улице. Не мытьем, так катаньем, так или иначе милиция хочет освободить его от ответственности.


На последнем судебном заседании я увидел поразительную картину. Адвокат по фамилии Давыдова, яростно защищающая этого, извините, но не могу другого слова подобрать, преступника, делает все для того, чтобы освободить его от ответственности полностью. Я не понимаю адвоката, который хочет полностью вывести из-под ответственности очевидного преступника. Когда госпожа Давыдова нашла еще одну юридическую зацепку для того, чтобы вернуть дело на доследование, судья не знал, что ему делать. Но потом он попросил всех выйти. В зале остались судья и адвокат. Я не знаю, чем они там занимались, но мне кажется, что это неправильно. Мне кажется, что это дает основание подозревать о возможности сговора ради спасения преступника».


Оказывается, при поступлении на службу Николев подделал справки о здоровье, скрыв, что он лечился в психиатрических стационарах. Поведение его коллег особенно возмущает правозащитницу Екатерину Колесову: «Ему раз за разом подписываются характеристики, в которых говорится, что он был исполнителен, великолепно знал законы. Им ничто не мешает сказать - он проник обманом, он скрыл от нас, что он психопат, пострелял ребят. Никаких доказательств их вины за пять лет не нашли. Пять лет суд искал смягчающие доказательства его поступку. Он сам себя топит, встает на суде и говорит: "А че, я и дальше буду так делать"».


Теперь дело закрыто. И правозащитники опасаются, что Николеву удастся дотянуть до лета, когда срок давности по одной из статей обвинения истекает.


XS
SM
MD
LG