Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Бабурин: «Про футбол в Женский день»


В марте в России начинают играть в футбол и отмечают Международный женский день. Международным его называют по старой памяти, потому как придумала этот праздник немецкая коммунистка Клара Цеткин. Сейчас встретить в Германии, да и вообще в Европе, живого коммуниста практически невозможно, а в футбол там начинают играть осенью, чтобы к концу весны закончить и летом отдохнуть. Женским праздником считают День матери или что-то в этом роде. Это не самое большое отличие России от Европы.

Но женщины и там, и там не могут полюбить футбол. Даже те, которые регулярно ходят на стадион и даже сами выступают за женские футбольные команды.

Женщина никогда не сможет по-настоящему понять, почему футболисты, выстраиваясь в стенку, защищая ворота от штрафного удара, все как один складывают ладони горкой в том самом месте, где две ладони можно соединить. (Не знают, наверное, что есть паста «блендамед», – пояснил как-то известный комментатор, в прошлом не менее известный футбольный вратарь. Моя жена ему поверила.) Именно по этой причине, не раз замечал, женщина никогда не вздрогнет, когда в кино герой получает увесистый удар ногой в область паха.

Одной моей знакомой, которая, подобно cтарику Хоттабычу, никак не могла взять толк – зачем двадцать два мужика носятся по полю за одним мячиком, попытались это объяснить, опираясь исключительно на теорию Фрейда. Мяч – мужское начало, ворота – женское. Попадет – не попадет, вот и вся интрига, ничего больше. Она стала после этого искренней и преданной болельщицей. И один лишь вопрос продолжал ее мучить – зачем на поле судья? Она даже в «Живом Журнале» об этом спрашивала. При этом про вратаря ей на интуитивном уровне, по крайней мере, все было понятно. Но судья так и остался загадкой.

Впрочем, это не единственная загадка, которую загадывают женщины. Никогда не мог понять, почему выходя из ванной, любая женщина – длинноволосая, коротко стриженная или вовсе обритая наголо (такое тоже встречается, особенно в кино) непременно сооружает на голове из банного полотенца некое подобие чалмы. Причины возникновения этого восточного, несомненно, обычая мучают меня не меньше, чем наличие на футбольном поле судьи мою знакомую. И в голову почему-то лезет избитая фраза про восточное коварство.

Хотя никто в мире так не склонен к компромиссам, как женщины. Обращали вы когда-нибудь внимание, как они рассказывают матерные анекдоты, на которые мужчина в женском обществе вряд ли осмелится. Громко, внятно, красиво. Но то самое, ключевое, слово прошепчут настолько невнятно, что никто не расслышит и не разберет. Или вовсе изобразят его мимикой или таким отчаянным выражением лица, которому позавидуют самые великие актрисы немого кино.

Какое уж тут коварство. Несправедливо это.

Хотя жизнь в целом и мировая история, в частности, к женщинам нередко бывали несправедливы. Среди императоров – от времен едва ли не античных до почти наших дней, века так восемнадцатого, мужчин, носивших титул Великий, было с десяток. Кир, Константин, Феодосий, Юстиниан, Карл, Фридрих, Петр. А из женщин – только матушка Екатерина.

Но справедливости ради надо заметить, что после нее никаких Великих, кроме хоккеиста Грецки, кажется, не было вообще. Все больше кровавые да бесноватые.
XS
SM
MD
LG