Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему польским политикам нравится идея американского ракетного щита; «Марш несогласных» как беспрецедентное событие в России; Пенсии в Европе – что делать, когда на всех не хватит; Правда и вымысел о Николе Тесла




Почему польским политикам нравится идея американского ракетного щита.



Ирина Лагунина: Украина приветствует начало консультаций по поводу размещения в Европе элементов системы противоракетной обороны Соединенных Штатов. Об этом заявил президент Украины Виктор Ющенко на совместной с президентом Польши Лехом Качиньским пресс-конференции в среду в Плоцке. Ожидается, что 14 марта американские военные эксперты обсудят эту проблему с украинским руководством. Ну а в самой Польше, на территории которой, собственно, и будут размещены части ПРО, на эту тему продолжаются споры. Большинство ведущих политических сил страны выступают за этот проект, в то время как большинство граждан – против. Рассказывает Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий: В конце февраля нынешнего года, после встречи в Варшаве, премьер-министры Польши и Чехии Ярослав Качинский и Мирек Тополанек заявили, что Варшава и Прага, скорее всего, сгласятся на переговоры с США по вопросу о размещении в этих странах частей американского противоракетного щита.


Спустя несколько дней так и случилось – МИД Польши направил в посольство специальную ноту, в которой от имени польского правительства выражалась готовность начать переговоры с США на эту тему.


О том, как выглядит ситуация на сегодняшний день, мы разговариваем с заместителем министра иностранных дел Польши Витольдом Вашчиковским.


Первый вопрос касается обвинений со стороны оппозиции, которая заявляет, что об американском щите ничего неизвестно, никто не знает подробностей, а правительство эту информацию скрывает. Как представитель правительства мог бы ответить простому поляку на вопрос – нужна Польше американская система ПРО или нет?



Витольд Вашчиковский: Во-первых, я не согласен с такими обвинениями, что не все знают о щите. Не знают те, кто не хочет знать. Обсуждение этого вопроса началось еще в 2001 году, и каждый уважающий себя аналитический центр давно уже издал ряд исследований – брошюры и даже книги на эту тему. Все публицисты высказываются на эту тему. Напомню, что в прошлом году между США и Польшей велись серьезные переговоры, во время которых стороны обсуждали детально связанные с системой ПРО вопросы. Не так давно американцы сделали нам официальное предложение вступить с ними в переговоры по этому вопросу, и мы ответили согласием, что да, мы хотим об этом разговаривать. А еще до этого, когда появилось предложение, премьер-министр Ярослав Качинский немедленно обсудил его со всеми парламентскими фракциями. И кроме представителей Польской крестьянской партии все подержали его идею начать переговоры с США и приняли их общую концепцию.



Алексей Дзиковицкий: По словам заместителя министра иностранных дел, Варшава смотрит на сотрудничество с США значительно шире, предполагая, кроме возможного размещения на своей территории части американской системы ПРО, подписание еще нескольких соглашений в военной сфере. Витольд Вашчиковский заявил также, что в Варшаве не совсем довольны сотрудничеством союзников в рамках НАТО. Например, есть проблемы с увеличением контингент в Афганистане. И поэтому Польша, для повышения уровня собственной безопасности, хочет более тесного сотрудничества с США.


А на каком этапе находятся сейчас переговоры Варшавы с Вашингтоном касательно противоракетного щита?



Витольд Вашчиковский: Предложение США состоит в том, что Соединенные Штаты заинтересованы в размещении в Польше части своей системы ПРО – у нас американцы хотели бы дислоцировать ракетные установки, а в Чехии радары. На что мы ответили нотой о согласии на начало подробных переговоров. Эти переговоры касались бы не только щита, щит – это лишь один из элементов. Мы хотим подписать с США соглашение, возможно два, о военном сотрудничестве. Соглашения, которые отражали бы реальную ситуацию политических и военных отношений межу США и Польшей и которые повысили бы уровень безопасности нашей страны. В этой ноте мы также ясно сообщили американцам, что все соглашения должны пройти через систему утверждения, принятую в Польше.



Алексей Дзиковицкий: Как сказал заместитель министра Вашчиковский, в парламенте представители практически всех политических сил согласились с тем, что переговоры с США нужно вести. Вице-премьер и лидер коалиционной партии Самооборона Анджей Леппер, однако, сделал оговорку, заявив, что сами переговоры вовсе не означают того, что его партия согласится на размещения щита в Польше.



Анджей Леппер: Если не будет уверенности в том, что этот щит принесет нам больше безопасности, то мы, как партия, практически уже сейчас приняли решение – мы будем против.



Алексей Дзиковицкий: По мнению Анджея Леппера, по этому вопросу, который касается безопасности всех поляков, необходимо провести референдум.



Анджей Леппер: В Конституции, статья 125, однозначно говорится о том, что нужно спросить у суверена, у народа мнение по этому вопросу.



Алексей Дзиковицкий: Министр обороны Польши Александр Щигло, однако, ясно заявил, что правительство референдума по этому вопросу «не предусматривает».


А что думают по этому поводу эксперты? Если суммировать мнения специалистов, то они выглядят так: на размещение противоракетного щита можно согласиться, но только при условии гарантий безопасности со стороны США.


На вопрос стоит ли все же полякам согласиться на размещение у себя части американской системы ПРО нашему радио отвечает бывший заместитель министра обороны, первый представитель Польши в НАТО и один из наиболее авторитетных экспертов по этому вопросу в Польше, генерал Станислав Козей.



Станислав Козей: Стоит иметь у себя щит, если от этого будет дополнительная польза. Во-первых и прежде всего, стоит согласиться на предложение американцев потому, что это объединило бы нашу оборонную систему с оборонной системой самого могущественного государства в мире, которое таковым в обозримом будущем останется. В такой ситуации вероятность угрозы для нашей территории, не говоря уже о прямом нападении, значительно уменьшилась бы. Во-вторых, щит создает определенные шансы для более тесного сотрудничества с США в оборонной отрасли. Мы и так должны модернизировать свою оборонную систему. И было бы неплохо сделать это вместе с американцами. Шанс на это есть. Ведь если бы такой объект был размещен на польской территории, то в интересах США, чтобы эта территория хорошо защищалась, поскольку это касается безопасности этого объекта. Нужно разговаривать с США так, чтобы превратить эти шансы в реальную выгоду для Польши. Конечно, со щитом связан и определенный риск, и надо сделать все, чтобы его ограничить.



Алексей Дзиковицкий: Россия протестует против строительства элементов щита в Польше и Чехии, заявляя даже, что выйдет из договора об ограничении ракет средней дальности. Что восприняли в Польше как прямую угрозу – дескать, мы этим объектам противопоставим свои ракеты. Между тем эксперты в один голос говорят, что система ПРО ни в коем случае не направлена против России. Продолжает генерал Станислав Козей.



Станислав Козей: Этот протест направлен не против Польши, а против США для того, чтобы получить что-то взамен. Россия отлично понимает, что системы ПРО нужно модернизировать и перестраивать – это объективный, естественный процесс. Они ведь сами это делают и такой процесс нельзя остановить. Шум вокруг этого направлен, прежде всего, на внутреннюю аудиторию. Во-вторых, это делается для того, чтобы что-то выиграть у США в плане пропаганды, а в-третьих, поссорить западных и восточных европейцев и поссорить их с американцами. Плюс при случае показать Польшу как «гадкого утенка» Европы, который выбивается из общеевропейской политики и делает какие-то свои дела. Так что у России есть несколько целей, прежде всего, информационно-пропагандистского характера.



Алексей Дзиковицкий: Примечательно, что в конце февраля, после встречи в Варшаве с чешским премьер-министром Миреком Тополанеком, глава польского кабинета министров Ярослав Качинский заявил, что Варшава постарается убедить Москву в том, что размещение в Польше части американской системы ПРО вовсе не направлено против России.



Ярослав Качинский: Любые разговоры о том, что размещение части американской системы ПРО в Польше изменит баланс сил в Европе, являются недоразумением.



Алексей Дзиковицкий: Министр обороны Александр Щигло, в свою очередь, согласен с мнением генерала Станислава Козея, который считает, что Россия использует тему щита для внутренних целей.



Александр Щигло: Правительство США информирует российскую сторону о функциях, методах функционирования щита уже несколько лет. В Москве все это прекрасно знают, так что правительство использует это для собственных, внутренних игр.



Алексей Дзиковицкий: По словам министра Щигло, при принятии решения о согласии на размещение части американского щита в Польше, Варшава «наверняка не будет руководствоваться мнением Москвы».


Но есть и несогласные. Например, профессор Роман Кузьняр из института международных отношений Варшавского университета является убежденным противником размещения американского щита в Польше. По его словам, Варшава должна укреплять сотрудничество с союзниками по НАТО вместо того, чтобы делать услугу американцам, которые, по мнению профессора, используют некомпетентность польских властей и форсируют выгодный только им и опасный для Польши проект.



Роман Кузьняр: Начнется строительство и гигантские заказы поплывут на предприятия оборонной промышленности, выиграет, прежде всего, бизнес, как это было, например, в случае войны с Ираком. Это, кончено, отличный бизнес с точки зрения производителей, но с точки зрения безопасности это очень плохой бизнес.



Алексей Дзиковицкий: По данным опроса Центра исследований общественного мнения, 55% поляков выступают против того, чтобы в их стране была размещена часть американского противоракетного щита. Противоположного мнения придерживаются немногим более четверти опрошенных.


Социологи подчеркивают, что количество противников щита с лета прошлого года остается практически неизменным, в то время, как сторонников такого сотрудничества с США становится все меньше – летом 2006 года «за» высказывался каждый третий поляк.


Несмотря на это поляки, по крайней мере, активно, не протестуют против планов строительства щита в Польше – акции протеста антивоенных движений, которые уже несколько раз проводились у президентского дворца и парламента собирают не более сотни участников.



«Марш несогласных» как беспрецедентное событие в России.



Ирина Лагунина: «Марш несогласных», организованный совместно Объединенным гражданским фронтом и партией “Яблоко" в минувшие выходные в Санкт-Петербурге, развивался по совсем иной схеме, нежели аналогичные протестные акции, проводившиеся оппозицией в последние годы. Главное отличие заключалось в том, что сначала организаторы "Марша" наотрез отказались подчиниться требованиям властей о замене шествия на митинг и переносе мероприятия из центра города к Финляндскому вокзалу. После этого, уже сами участники демонстрации пошли на открытые столкновения с сотрудниками милиции, выставившими кордоны на пути движения "Марша". Политологи, оценивающие итоги субботних событий в Санкт-Петербурге, единодушно говорят об их беспрецедентности. Я передаю микрофон Андрею Бабицкому.



Андрей Бабицкий: Что же послужило причиной такого развития событий? Была ли это сугубо местная питерская специфика или можно говорить о росте протестных настроений в целом по России? Главный редактор аналитического ресурса «На злобу.Ру» политолог Владимир Голышев считает, что в основе событий приведших к столкновениям между участниками шествия и сотрудниками милиции, лежит раздражение петербуржцев, которые в меньшей степени нежели жители других городов России готовы мириться с оскорбительным пренебрежением власти интересами людей.



Владимир Голышев: Марш, насколько можно судить со слов участников, был как бы двухслойным, состоял из двух частей. Первая часть в точности повторяла московский марш, примерно такое же количество людей, практически большая из них часть политические активисты и ведут себя довольно спокойно, неагрессивно. Потом был прорыв на Невский проспект, то, что отличало от московского марша, потому что в Москве не рискнули выйти на Тверскую. И дальше самое интересное: к политическим активистам стали присоединяться простые прохожие, простые петербуржцы. Присоединялось их в несколько раз больше, чем было политических активистов. Безусловно, речь идет и о питерской специфике и о специфике предвыборного момента определенного со снятием «Яблока» и на это еще накладывается раздражение лично от Матвиенко, раздражение от «Газпром-Сити». Безусловно, имел место некий коммунитивный эффект.



Андрей Бабицкий: Главный редактор сайта «Кремль.Орг» Павел Данилин утверждает, что организаторы просто обманули людей, заменив одни лозунги на другие.



Павел Данилин: Надо понимать, что «Другая Россия» призывала людей выступать против реформы ЖКХ, а на митинге выступала против Путина, то есть произошла подмена понятий.



Андрей Бабицкий: По словам Данилина, политически невнятная и, следовательно, малозначительная акция протеста закончилась столкновениями только потому, что власти уделили ей абсолютно несоразмерное внимание. Не следовало запрещать, тогда вся затея лопнула бы как мыльный пузырь.



Павел Данилин: Никаким серьезным событием не являлось. Во-первых, абсолютно непонятна дата, непонятен повод и непонятно место проведения. То есть невнятное политическое событие и внимание оно привлекло исключительно за счет того, насколько серьезным будет противодействие этому событию. Чрезмерно серьезно, неоправданно серьезно, я бы сказал, политически ошибочно было привлечено столько силовых структур для обеспечения порядка в городе. Это было как будто великан сражается с мухой.



Андрей Бабицкий: События развивались вопреки всяким замыслам и ожиданиям, говорит обозреватель сайта «Каспаров.Ру», лидер молодежного движения «Смена» и один из организаторов «Марша несогласных» Станислав Яковлев. Горожане, стихийно присоединявшиеся к шествию, пошли на прорыв милицейских кордонов, их никто к этому не призывал.



Станислав Яковлев: Никто собственно не предполагал такого развития сценария, он сам для нас стал сюрпризом. И здесь Петербург организаторов марша очень приятно и достаточно сильно удивил. Все думали, что митинг закончится на площади Восстания. Площадь Восстания была перегорожена, эту перегородку опять же прорвали. На площади Восстания возник стихийный митинг и все подумали, что да, сорвали кордон и вроде бы промаршировали, митинг состоялся и, наверное, мероприятие закончено. И тут выясняется, что оно не закончено. Самые простые граждане готовы продолжать его. Сначала была идея дойти по Лиговке до того самого отделения милиции, в котором находился Эдуард Лимонов, и милиция перегородила эту дорогу. Народ поняв, что кордон не прорвать, развернулся и пошел по Невскому. Люди не собирались останавливаться, в том-то и дело. Никто их не направлял, никто их не заставлял, никто их ни на что не провоцировал, они просто решили, что так должно быть.



Андрей Бабицкий: Станислав Яковлев не сомневается в том, что примеру Петербурга готовы последовать и другие города. Недовольство властью повсеместно переходит в активную и даже агрессивную стадию.



Станислав Яковлев: Настроения в целом одни: сколько же можно над людьми издеваться? Если человек чувствует себя униженным, если он чувствует, что его грабят, если он чувствует, что его мнение не ставят ни во что, то он может терпеть только до строго определенного момента. А когда ему еще показывают пример того, как надо действовать. Безусловно, в других регионах России есть почва для проведения «Марша несогласных». Да, безусловно, эти марши будут проводиться, и Питер в этот раз сыграл катализатором.



Андрей Бабицкий: С этим не согласен политолог Владимир Голышев: оппозиция ничего не может организовать или предложить какую-то программу, поскольку политика с участием масс превратилась в России в фантом. Оппозиция способна сделать две вещи – отработать болезненную для власти форму протеста и сформулировать саму необходимость отрицания существующего порядка вещей, как гарантию сохранения человеческого достоинства.



Владимир Голышев: Оппозиция не организовала это в Санкт-Петербурге, просто она попала в нужное время в нужном месте и все сделала правильно, послужив катализатором для того, чтобы заварилась каша, которая к оппозиции имеет весьма косвенное отношение. Но совершенно очевидно, что какие-то программные документы, какие-то лозунги для людей особого значения сейчас не имеют. Мы уже вышли из электорального поведения. Сейчас вся логика получения голосов, логика рейтингов ушла в прошлое, изжита. На самом деле никому не нужны избиратели. После того как был отменен порог явки, после того как взяли под контроль списки участников любых выборов, в принципе предвыборный спектакль потерял какую бы то ни было интригу, фактически исчерпывается интригой аппаратной борьбы «Справедливой России» и «Единой России». Соответственно, все электоральные инструменты убедить людей, что мы будем лучшей властью, никто никого не рассматривает как власть. Люди сейчас способны реагировать на настоящих буйных, что называется. Люди находятся в ситуации колоссального раздражения. И участвовать в таких протестных акциях они не будут ради того, чтобы им прибавили к пенсии или изменили какой-то закон в ту или иную степень. Оппозиция может из этого делать правильные выводы и тогда позитивные уроки петербургского марша может, безусловно, повторить в другом месте. Если она извлечет неправильные уроки, припишет этот успех себе, будет считать, что было некое политическое действо, удачно организованное, красиво проведенное, хорошо спланированное, они, конечно, жестоко просчитаются и следующий выстрел может оказаться холостым.



Андрей Бабицкий: Конечно же, оппозиция, прибегая к мошенническим трюкам, попробует распространить опыт Петербурга на другие города России, говорит Павел Данилин, главный редактор сайта «Кремль.Орг».



Павел Данилин: Я думаю, что в какой-то мере он и будет распространен, потому что действительно за долгое время у нас не было никаких стычек митингующих с милицией более-менее масштабных. Это первая на моей памяти за лет за десять. Я имею в виду, когда сами манифестанты избивают милиционеров, а не наоборот, наоборот бывало часто. Поэтому я думаю, что скорее всего этот факт позволяет оппозиционерам думать, что это было удачное мероприятие. Но здесь важно что понимать, то, каким образом оппозиция собрала людей на этот митинг. Митинг был заявлен политический, но людей созывали на него не для политических выступлений, а для выступлений по теме реформы ЖКХ. Именно поэтому такое большое количество пенсионеров, которые пришли говорить именно о росте тарифов. Я думаю, что этот опыт тоже будет использован, то есть будет некоторая подмена понятий, людей будут звать для одного, а проводить митинг под другими лозунгами.



Андрей Бабицкий: «Другая Россия» не участвует в выборах, не выдвигает кандидатуры на пост президента России, ее задача формулировать претензии в адрес власти по поводам предельно конкретным, таким как ЖКХ или строительство «Газпром-Сити». Это и были лозунги «Марша», объясняет Станислав Яковлев.



Станислав Яковлев: «Другая Россия» - это не политическая партия, это политическое совещание, это коалиция самых разнообразных политических сил. Мы заявляем определенные требования власти. Ну как может быть маргинален лозунг против строительства «Газпром-Сити»? Более того, маргинальность предполагает какое-то противодействие. Я не видел, допустим, в Петербурге ни одного пикета в защиту «Газпром-Сити», в защиту губернатора Матвиенко и так далее. Мы по сути даже не политическая сила, нас невозможно втиснуть в эту структуру, где есть свои лидеры, свои маргиналы и так далее. Мы внесистемная оппозиция, мы вне этой системы. И мы не можем оцениваться с точки зрения этой системы. Мы, если угодно, медиатор в отношениях народа и власти.



Андрей Бабицкий: Что предпримут власти, чтобы не допустить повторения питерских событий? Павел Данилин предлагает отказаться от запретительной практики, разрешать все, но следить за тем, чтобы подобные мероприятия проходили строго в рамках действующего законодательства, в этом случае акции протеста такого рода останутся вовсе незамеченными.



Павел Данилин: Власти должны будут более внимательно следить за организаторами митингов и мероприятий, массовых шествий как «Марш несогласных». И мне кажется, нужно идти с ними на нормальный диалог. Запретили проведение шествия, предложили провести митинг около Финляндского вокзала. Мне кажется, это не совсем правильно. Надо было разрешить провести шествие в каком-нибудь другом месте, не в центре города, а где-нибудь подальше от Невского, например. Разрешить проведение и очень жестко контролировать саму процедуру проведения.



Андрей Бабицкий: Власть будет избегать прямого насилия в предвыборный год, используя весь ассортимент превентивных мер.



Владимир Голышев: В принципе существует только два инструмента – первый инструмент замалчивания, второй инструмент максимально жестокого подавления. Второй инструмент она не хочет использовать до последнего. Но если прижмет, безусловно, будет кровопролитие и все, что угодно. А замалчивание тоже не работает. Таким образом поведение власти в каждом конкретном случае становится непредсказуемым и во многом зависит от конкретного оператора, который в этом регионе, в этом месте будет рулить ситуацию. В конце концов, какой-нибудь начальник милиции своим непродуманным действием может запустить что-то, что не было запланировано изначально. Мне кажется, что власть находится в ситуации, когда в любой момент события могут начать развиваться по сценариям, которые изначально не просчитываемы в принципе. Видимо, будут задействованы те же самые старые добрые полицейские методы, людей будут снимать в очередной раз с транспорта, будут арестовывать в квартирах, будут ментовские оцепления.



Андрей Бабицкий: «Другая Россия» предполагает устраивать «Марши несогласных» в разных регионах страны. Следующим местом проведения выбран Нижний Новгород.



Пенсии в Европе – что делать, когда на всех не хватит.



Ирина Лагунина: Системы пенсионного обеспечения – постоянная головная боль в государствах Европы, где процесс естественного старения населения предопределен двумя мощными факторами: снижением рождаемости, давно не достигающей уровня естественного воспроизводства, и увеличением продолжительности жизни. Реформировать существующие системы пенсионного обеспечения, так или иначе, придется – это ясно всем. Вопрос в том, как это сделать. Какие ответы даются в Европе на этот вопрос – об этом в материале Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: Еще со времен «железного канцлера» Бисмарка - сначала в Германии, позднее и в других странах Европы – сложилась исключительно густая сеть социального обеспечения, в том числе и пенсионного. В социальных государствах Европы доминировал принцип общенациональной солидарности, в соответствии с которым упор делался на государственном пенсионном фонде, в который богатые отчисляли больше других, так чтобы хватило и на бедных. В условиях демографического кризиса, который поразил развитые страны, эта система не работает: поступлений в государственные фонды все меньше, иждивенцев все больше. С таким ядром на ноге европейской экономике трудно конкурировать с такими регионами, как Юго-Восточная Азия, во многих странах которой – например, в полутора миллиардном Китае – государственного пенсионного обеспечения нет вообще и где забота о старости – личное дело каждого. Особенно поучительны попытки реформировать пенсионную систему в тех странах Европы, которые славились общедоступностью своих социальных гарантий. К их числу относятся скандинавские страны, но и Нидерланды.


В Нидерландах приступило к работе новое правительство. И хотя оно по своему составу несколько полевело, первым делом собирается проводить именно пенсионную реформу. Как новый кабинет министров собирается бороться с неизбежным недостатком средств в пенсионном фонде, рассказывает наш амстердамский корреспондент Софья Корниенко.



Софья Корниенко: Если вам больше 65 и вы проживаете в Нидерландах легально, то вам положена ежемесячная базовая пенсия по 2% от максимальной пенсии за каждый год, что вы прожили в стране. Максимальная базовая пенсия выплачивается тем, кто прожил в Нидерландах без перерыва с 15 до 65 лет и не работал за границей. Составляет она чуть больше 900 евро в месяц для одиноких и чуть больше 600 евро для проживающих вдвоем. Однако большинство голландцев, особенно те, кто не работал на полную ставку, получают чуть более низкую базовую пенсию - около 500 евро. На эти деньги, как известно, далеко не уедешь. Безбедную старость голландцы обеспечивают себе за счет другой - накопительной пенсии, размер которой строго привязан к зарплате, а также за счет многолетних вкладов в сберегательные фонды. Если за накопительную пенсию каждый отвечает сам, то базовая перекачивается из карманов ныне работающих молодых сограждан, которых в Голландии, как и во всей Европе, становится все меньше. Нация, как здесь говорят, седеет. Если сейчас на каждых сто работающих налогоплательщиков приходится по 22 пенсионера, то приблизительно к 2030 году их будет уже 43. Новое правительство, приступившее к работе в четверг, нашло оригинальное решение этой проблеме - заставить более богатых пенсионеров помогать содержать более бедных. Вполне в духе Партии труда, одной из трех партий в новой правящей коалиции. Ее представитель финансист Фред Крооне в интервью телерадиокомпании NOS сказал.



Фред Крооне: Базовая пенсия будет в течение нескольких десятков лет обходиться государству намного дороже, по нашим подсчетам, затраты на пенсионные выплат увеличатся вдвое. Поэтому между партиями коалиции была достигнута договоренность расширить, так сказать, поле сбора средств в пенсионный фонд, иначе нам просто не потянуть грядущих затрат. Сделать это мы решили двумя способами одновременно. Во-первых, более богатые пенсионеры будут подвергнуты дополнительным вычетам. Во-вторых, в качестве жеста солидарности всем, кто продолжит работать после достижения пенсионного возраста, будут наоборот обеспечены налоговые скидки. Короче говоря, кто может, вносит свою лепту в пенсионный фонд и кто может - дольше не выходит на пенсию. А как эту систему заставить работать, мы еще решим, не завтра же ее вводить. Конкретные шаги мы будем обсуждать с социальными партнерами, работодателями, работниками.



Софья Корниенко: По новым правилам каждый, кто уйдет на пенсию до пенсионного возраста, 65 лет для женщин и мужчин одинаково, обязан будет вносить дополнительные выплаты в счет всеобщего пенсионного фонда, откуда выплачиваются базовые пенсии. И наоборот, тот, кто продолжит работать и после 65 лет, будет частично освобожден от частичной уплаты налогов. Эти новые правила касаются исключительно пенсионеров с годовым доходом от пенсионных накоплений более 18 тысяч евро. То есть по данным на сегодняшний день, каждого десятого голландского пенсионера. Однако с нововведениями в Голландии спешить не принято, реформа будет дозревать до 2011 года.



Фред Крооне: Чем коалиционное соглашение и хорошо, так это тем, что во всех затронутых областях – здравоохранении, образовании, охране окружающей среды, мы лишь намечаем цель, мы говорим – мы хотим так. Однако затем в первые сто дней работы нового правительства следует обсуждение оптимальных способов достижения этих целей с узкими специалистами – экономистами, преподавателями, врачами, сестрами, которым мы каждый раз задаем вопрос: можно ли вообще так, как мы хотим? И если да, то как?



Софья Корниенко: Нельзя - говорит Центральное плановое бюро. Реформа будет стоить больше, чем общая сумма дополнительных средств, которые она соберет. А в налоговой службе, которая привыкла работать только с текущими данными, начнется путаница. Однако какова бы ни оказалась судьба новой реформы, эксперты прогнозируют будущим голландским пенсионерам гораздо более стабильную старость, чем в соседних Германии или Англии. К нашествию пенсионеров правительство страны начало готовится уже в 98 году, учредив дополнительный сберегательный фонд базовых пенсий, в котором к 2020 году из налоговых поступлений должно накопиться 135 миллиардов евро. Те же, кому до пенсии еще далеко, базовую пенсию вообще не воспринимают всерьез и надеются только на собственные накопления.



Ефим Фиштейн: Но абсолютной моделью социального государства, а для многих и примером для подражания считается даже не Голландия, а Швеция. Ощутимы ли там проблемы, о которых говорила Софья Корниенко, и если да, то что намерено предпринять правительство? С этим вопросом – в Стокгольм, к тамошнему журналисту Наталье Казимировской.



Наталья Казимировская: Как раз в эти дни шведы получают свои традиционные конверты, такие оранжевые конверты от пенсионных фондов и страховых компаний, где им конкретно, обращаясь к каждому лично, рассказывают, какое их ждет будущее, какая у них будет пенсия. Конечно, существуют перемены, потому что упразднили старые правила, которые обеспечивали большую уверенность, там были возможность выбора лучших лет, лучшего заработка в эти годы и были какие-то дополнительные привилегии, дополнительные пенсии. Сейчас это практически сходит на нет. По-моему, еще люди, рожденные до 54 года, могут рассчитывать на какие-то проценты оттуда. На самом деле это все изменилось и достаточно понятно, что в какой-то мере происходит ухудшение с обеспечением населения после достижения ими пенсионного возраста. Это относится к тому, что увеличивается продолжительность жизни, стареет население и эти перемены происходят.



Ефим Фиштейн: Учитывая сказанное, логично спросить – а не намерено ли шведское правительство, кстати, по результатам последних выборов более консервативное, чем прежнее, начать пенсионную реформу?



Наталья Казимировская: Она уже практически произошла. На пенсию можно выйти с 61 года, и тогда пенсия будет значительно меньше. Чаще люди выходят в 65. И сейчас речь идет о том, что чем больше человек проработает, тем у него будет выше пенсия, и речь идет о 67 и так далее. То есть запрета такого, что надо обязательно в 65 лет выходить на пенсию и старались люди это сделать, сейчас этого не существует. Пенсия в Швеции состоит в основном из трех частей – это общественная, государственная пенсия, все получают эту пенсию, включая тех, кто рожает маленьких детей, если они работали, и тех, кто служит в армии, и тех, кто учится. Идет такое отчисление в государственную пенсию. Это составляет, если считать вместе с тем, что так называемая есть оплата, которую платит работодатель, это составляет 18,5% от твоего заработка. Потом существует вторая часть - это практически все работодатели, они тоже платят некий процент, он очень разный, он зависит от коллективного договора, который существует на всех предприятиях и это тоже дополнительная часть к твоей основной государственной пенсии. И наконец, частные страховки, которые сейчас многие заключают со своими компаниями или платят в банке какую-то сумму, откладывая себе на лучшую жизнь во время пенсионного возраста.



Ефим Фиштейн: Как можно было бы охарактеризовать структуру пенсионных выплат рядового шведского пенсионера по состоянию на сегодняшний день?



Наталья Казимировская: Ты должен прожить не менее 40 лет в Швеции или проработать не менее 30 лет. Но поскольку Швеция страна очень благоприятная в плане того, что существуют различные возможности повысить свою пенсию, то есть гарантированная пенсия, которая не может составлять меньше, чем примерно 700-750 евро в месяц, даже если ты прожил меньше, даже если ты иностранец, даже если ты очень мало работал. Для женатых она составляет где-то 600 евро. И есть еще много добавок, которые помогут тебе повысить жизненный уровень, выйдя на пенсию – это, например, добавка к жилью. Каждый раз существует комиссия, нужно писать прошения, но если доказано, что ты не можешь, что у тебя нет достаточного прожиточного минимума, то ты получаешь добавки за жилье, ты получаешь определенные добавки не только за врачей, но главным образом за зубных врачей. То есть масса дополнений к пенсии, которые в принципе повышают твой жизненный уровень при выходе на пенсию.



Ефим Фиштейн: Если говорить о направлении реформы, то чего в ней больше – элементов социальной солидарности или акцента на личную ответственность гражданина?



Наталья Казимировская: Безусловно, можно считать, что та стабильность и та гарантированность в какой-то мере подвергается пересмотру в связи со всеми изложенными проблемами, которые возникают в Швеции. Конечно, это сейчас решение, направленное в сторону инициативы самого человека. Но это очень характерно для Швеции, для того, чтобы люди не волновались, чтобы они понимали, что им не грозят никакие проблемы, Швеция выпустила специальную брошюру страховых компаний, которая называется «Мифы и правда о пенсии и пенсионной системе в Швеции», где написано, что многие слухи и разные мифы бесконечно омрачают жизнь нынешних людей, готовящихся к пенсионному возрасту. И поэтому они рассказывают о 12 мифах и показывают, что не ждет черное будущее шведского пенсионера и что все это вопросы решаемые.



Ефим Фиштейн: Сказанное нашим стокгольмским корреспондентом Натальей Казимировской только подтверждает общеизвестный европейский опыт – мысль специалистов по пенсионной реформе движется в одном направлении – в направлении повышения личной ответственности граждан за собственную старость.



Правда и вымысел о Николе Тесла .



Ирина Лагунина: Недавно в мире отмечалось 150 лет со дня рождения Николы Тесла - выдающегося изобретателя, одного из создателей современной электротехники. По этому поводу телеканал РТР подготовил большой документальный фильм «Никола Тесла. Повелитель мира». Фильм оказался инструментом популяризации откровенной лженауки. В нем эксцентричному изобретателю приписывается знание всего будущего развития науки, способность единолично уничтожить Землю. На него даже возлагается вина за Тунгусскую катастрофу. А параллельно зрителям внушают, что на элементарные частицы можно влиять силой мысли. Рассказать о реальных работах Николы Тесла и о происхождении его мифа мы попросили нашего коллегу Александра Костинского, специалистом по физике газового разряда - области, близкой к работам Тесла. С ним беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: В фильме, он начинается с того, что Тесла сравнивают с Леонардо да Винчи и говорят, что это два самых крупных ученых в мировой истории.



Александр Костинский: Вы знаете, Александр, Никола Тесла был великим инженером. Он принимал участие в так называемой борьбе постоянного и переменного тока. Он серб по национальности, но большую часть времени учился в немецких городах, потом в Праге учился, работал в Париже в отделении лаборатории Эдисона. На тот момент Эдисон работал с постоянным током, а Тесла учился в Европе и в Европе очень многие люди, многие инженеры передовые считали, что нужно работать с переменным током. Тесла все время пытался Эдисону доказать, что выгоднее передавать переменный ток. Эдисон очень его ценил, но вообще платил мало. Эдисон был замечательным изобретателем, но очень жестким руководителем. Они поссорились, и Тесла ушел к Вестингаузу, который сам был замечательным изобретателем. Вестингауз очень точно понял и Тесле удалось объяснить Вестингаузу преимущества переменного тока. И вместе с Вестингаузом они сделали первую огромную электростанцию на Ниагаре на переменном токе. Вообще-то в борьбе переменного и постоянного тока, в борьбе Вестингауза и Эдисона победил Вестингауз и, конечно, вклад Тесла в это был огромен.



Александр Сергеев: Когда говорится о том, что именно Тесла изобрел радио раньше Маркони и Попова, можно верить такому?



Александр Костинский: Если говорить формально, то американский суд подтвердил приоритет Теслы, у него был патент на радио. Но все-таки справедливости ради надо сказать, и уважая нашего соотечественника Попова, что, конечно, в продвижении радио решающий шаг все-таки сделал Маркони. Он ведь передал через океан электромагнитные волны, что, говорили все физики, сделать нельзя. Но просто он открыл ионосферу. И поэтому в этом приоритетном споре, кто прав – Попов, Маркони, Тесла – это не суть важно. Но для продвижения радио, конечно, Маркони сделал самую большую роль. Но Тесла 30 лет боролся за приоритет на радио.



Александр Сергеев: Александр, вы оговорились, что Тесла не является ученым. Тем не менее, в том же фильме, который вышел на РТР, сказано, что он был именно ученым и что ему принадлежит огромное количество открытий в физике.



Александр Костинский: Дело в том, что как Леонардо да Винчи считают крупным ученым, Леонардо да Винчи ни одного научного открытия не сделал, в лучшем случае его можно считать естествоиспытателем. И то же самое относится к Никола Тесла. Ведь реально все его публикации были в инженерных журналах. Посмотрите любой автомобильный журнал, вам покажут кривые, как работает этот двигатель. Но это не изучение законов природы. Мы начали с того, что он сделал цикл работ по переменному току. Он придумал кучу измерительных приборов, которые ему нужны были в работе. Потом Никола Тесла первый сделал аппараты с дистанционным управлением. У него были замечательные работы в области создания тока высокой частоты, не только переменных токов по проводам - беспроводных. Он вообще-то пионер не только техники переменных токов, но и техники высокой частоты. Он был замечательным пиарщиком. Например, его помощник-демонстратор был не кто-нибудь, а Марк Твен. Куча всяких красивых эффектов. Во-первых, свечение ламп без проводов. Во-вторых, он создавал токи высокого напряжения в довольно маленьких объемах, и все светилось, сверкало, летали стримеры, летали разряды молнии и все это на людей производило фантастическое впечатление. И сейчас это называется техника высоких напряжений и если вы пойдете на такую установку, которая есть в мире во многих местах, то вы тоже увидите эти же красивые зрелища. Но он первый их показывал. Он так же как Эдисон был человек, который мог делать замечательные демонстрации. И он настолько ярко говорил, ярко писал, был человеком демонического вида, что Резерфорд назвал его пророком электрического века. Тесла сознательно изображал из себя такого волшебника. Он, например, сидел, над ним летали молнии, он сидел читал книгу – это известные картинки. Он любил производить эффекты, он понимал, что за этим следуют деньги. Но реально Тесла был одержим идеей, что можно передавать без проводов энергию в любое место. Его идея была такая, что раз можно передавать переменный ток по проводам, раз можно по разорванному проводу с конденсаторами, катушками, генераторы, которые передают электромагнитные волны, то значит мы можем передать энергию в любое место. И вот он стал думать, как передавать без проводов энергию в любое место.



Александр Сергеев: Но это размышление шло скорее именно от конструкторской идеи, то есть как соединить устройство, чтобы заработало, а не с точки зрения фундаментальной физики процессов, которые за этим стоят.



Александр Костинский: Вот тут бы я сказал, началась трагедия Николы Тесла, потому что он рассуждал в параметрах, в которых его учили, то, что он понимал. Тут он вдруг вышел на территорию, которая ему не была хорошо известна. Как работает инженер? У него есть много элементов, из которых можно конструировать, но свойства каждого элемента для конструирования он знает. Но тут Тесла вышел на территорию, которая неизвестна. Он решил построить, как бы сказали инженеры, РЛЦ-контуры, включая всю землю. Но тут требовались исследования, можно ли применить аналогию конденсатора реально, емкости сопротивления к земле в целом. Он говорил многие афористичные фразы. Например, копируя Архимеда, который говорил «дайте мне точку опоры, я переверну землю», он говорил: дайте мне нормальный контур, я расколю землю, в смысле колебательный контур.



Александр Сергеев: А у нас в фильме так и говорится прямо, что это был человек, который мог расколоть землю, только не стал из морально-этических соображений.



Александр Костинский: Надо сказать, что он родился в семье священника и видно, что это человек, который все время был озабочен судьбой мира. Через все его произведения проходит, у него первая фикс-идея энергия, что она везде, что энергия по всему миру и нам надо научиться ее извлекать.



Александр Сергеев: Сейчас эта идея снова популярна: давайте делать энергию из ничего, извлекать энергию из вакуума в неограниченных количествах.



Александр Костинский: И поэтому его на щит подняли, Николу Тесла. Но надо сказать, что он и сам давал почву для этого, он очень много об этом рассуждал. Под конец жизни, он умер в 42 году, ему было 86 лет, он в военное ведомство писал, что он создаст оружие, где частицы будут лететь со скоростью в три тысячи раз выше скорости света.



Александр Сергеев: Это тогда когда теория относительности уже вполне утвердилась и проверена была неоднократно.



Александр Костинский: Понимаете, трагедия Теслы в том, что где-то начиная с 1910-1915 года, он оказался в вакууме. Почему он показывал фокусы? Потому что ему нужны были деньги. Он убедил Моргана построить колоссальную башню в Арденклифе и пытался передавать энергию. Почему он обманывал, может быть не обманывал, лукавил перед Морганом, он ему говорил, что я строю аппарат для передачи информации, аналог того, что делает Маркони. А реально он делал аппарат для передачи энергии.



Александр Сергеев: И между прочим весь фильм, который вышел на РТР, он построен вокруг того, что на самом деле ему это удалось и более того, настолько удалость, что тунгусская катастрофа спровоцирована и вызвана экспериментами Теслы.



Александр Костинский: Вот эта башня, ему не удалось ни передавать сигналы, ему не удалось передавать энергию. Надо сказать, что он сказочно разбогател к этому моменту. Его патенты двигателя переменного тока, и сумма в литературе оценивается 15 миллионов долларов. Понимаете, что такое 15 миллионов долларов в начале века. И он эти деньги реально гукнул на свои проекты, и проекты провалились, надо сказать. Он вот эту передачу энергии так и не смог осуществить. Вопрос о том, что он уперся в другую физику. Допустим, если брать ВЧС ВЧ передачу сигналов на большие расстояния, то вообще-то с каким-то КПД, которое реально, было предложено недавно Маскарьяном. Просто преобразование СВЧ-токов в токи постоянные или токи переменные сложная задача. Беда Тесла была в том, что он был инженером-одиночкой. Когда он пришел как ученый, то ученый идет по зыбкому полю неизвестности. Ему нужны знания других ученых для того, чтобы что-то знать об этой зыбкой неизвестности. И если хоть кто-то что-то про это скажет - это им легче, они идут по бездорожью.



Александр Сергеев: Наверное, последний реально успешный ученый-одиночка это был Эйнштейн.



Александр Костинский: Он не был одиночка, ровно как и Тесла. Когда он писал специальную теорию относительности, реально было и рассуждение Маха, Лоренса, Пуанкаре, многих людей, он тоже комбинировал. Он когда вышел за этот принцип - когда общая теория относительности, он тоже оказался. И Эйнштейн был всегда ученый, он всегда докладывал свои работы, он всегда общался. Тесла принципиально не рассказывал. Когда у него кончились деньги, он оказался в долгах, он просто мистификацию делал. Он, например, в автомобильной компании сделал автомобиль, маленькую электрическую коробочку туда вставлял и делал вид, что на электрическом двигателе в 30 годы ездил неделю. Ясно, что этого быть не может. Обидно читать его письмо младшему Моргану, где он просто просит деньги. Когда ты смотришь фильм на РТР «Повелитель мира», просто я тем, кто посмотрел и был ошарашен, что Тесла чуть ли не тунгусский метеорит запускал, вы почитайте его письмо, оно жалостливое, он просит 25 тысяч долларов на то, чтобы сделать военное устройство, чтобы сбивать самолеты с помощью летящих частиц. Тут же он пишет про эти сумасшедшие скорости и так далее.



Александр Сергеев: Откуда сейчас тогда пошла такая волна представлений о Тесла, как о таком супер-ученом?



Александр Костинский: Он был как маг от электричества, не раскрывавший секретов. Поэтому журналисты очень много фантазировали по его поводу, и Тесла не развенчивал. Плюс Тесла очень много писал, надо сказать, изотерическим языком. И он сам, не его интерпретаторы, писал, что можно энергию и мысли брать из какого-то единого космического центра. Надо сказать, что Тесла все-таки, может многие не согласятся со мной, что он был очень ярким, но все-таки лжеученым. Когда он встал на территорию науки, он вел себя не как ученый. И надо сказать, что на почве Тесла, все-таки замечательного инженера, человека, который внес огромный вклад в техническую культуру, его, конечно, все эти энергоинформационщики хотят перетащить на свою территорию. Когда он перестал быть великим инженером, двинулся в физику, реальную физику.



Александр Сергеев: И ученым не стал?



Александр Костинский: Ученым не стал. Когда он умер, многие люди крупные написали большие некрологи, но надо сказать, что все, кто понимал, кто был Тесла, они называли великим инвертором, то есть изобретателем. Великий инженер, гениальный инженер добился всего, что возможно, добился мировой славы, как только он заступил не на свою территорию, на территорию науки, настоящей науки, он потерпел жестокое поражение. И во многом он великий и трагический образец маленьких ученых, которые повторяют его судьбу, будучи, наверное, хорошими инженерами физиками в узкой области. Постарев и собравшись решать, как и Тесла, проблемы всего человечества, эти люди вдруг перешли в чужую область. И в этой области они уже себя вели не как профессионалы. И к сожалению, трагедия Николы Тесла является топкой для их измышлений.


XS
SM
MD
LG