Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переговоры по Косову завершаются


Наблюдатели отмечают, что представления о Косове как о зоне бедствия безнадежно устарели. В сербском анклаве Митровица в 2001 году

Наблюдатели отмечают, что представления о Косове как о зоне бедствия безнадежно устарели. В сербском анклаве Митровица в 2001 году

В Вене завершаются переговоры между сербской и албанской делегациями относительно статуса Косова. Как предполагается, стороны уже не придут к согласию по плану окончательного урегулирования, предложенному международным посредником Мартти Ахтисаари, и решение на сей счет придется принимать Совету Безопасности ООН.
Взгляды сербских и албанских представителей на будущее области, формально до сих пор входящей в состав Сербии, но фактически существующей как международный протекторат, расходятся диаметрально. О перспективах примирения я побеседовал с директором департамента по связям с прессой международной миротворческой миссии в Косове Александром Иванько и корреспондентом Радио Свободы в Сербии Айей Куге, которая только что вернулась из Приштины в Белград.


- Одна из популярных идей среди политиков и в Косовской Митровице, где компактно приживают сербы, и среди сербских активистов в самом Белграде - раздел края. Вам приходилось сталкиваться с сербами, которые хотели бы, чтобы Косово было разделено на две части - сербскую и албанскую?


Айя Куге:
- Да, только открыто об этом никто не говорит, исходя именно из этого принципа: не отдадим целое Косово – и вообще ничего из Косова не отдадим. Но если посмотреть на северную часть Косова, которая граничит с Сербией - это и анклав в Косовской Митровице, и деревни вокруг, - там люди действительно живут, будто они часть Сербии.



- Александр, вы согласны с этим? Можно ли сказать, что Косово уже фактически поделено между сербами и албанцами?


Александр Иванько:
- Мы с этим не согласны. Мы придерживаемся принципов «контактной группы», которая уже не раз заявляла, что не позволит разделения Косова еще на две территории. Поэтому мы делаем все, чтобы не произошло какого-то даже мягкого разделения Косова, о чем многие косовские, сербские политики здесь говорят.


- Налаживается ли как-то в Косове общая жизнь? Есть ли совместный бизнес? Могут ли сербская девушка и албанский юноша выйти вместе в кафе?


Александр Иванько:
- Пока еще все не очень просто, но совместный бизнес уже есть. Что далеко ходить? Издателем газеты «Гражданский гласник», которая выходит на сербском языке здесь в Приштине, является молодой и толковый албанский бизнесмен Петр Телиме. Главный редактор газеты сербка, работают в газете и сербы, и албанцы. Еще целый ряд бизнесов открываются, где сотрудничают сербы и албанцы. Не забывайте, что владелец самой лучшей хлебопекарни в Грачанице, где проживают в основном сербы, албанец. Поэтому налаживается жизнь на местах, особенно хорошо идет торговля, обмены между различными деревнями. В принципе, жизнь здесь не так плоха, как ее иногда пытаются показать.


- Айя, вы почувствовали это, когда ездили по Косову? Есть ощущение того, что проблески новой жизни существуют?


Айя Куге:
- До этого я была в Косове три года назад. Теперь я побывала в Приштине, немножко поездила по Косову и была как-то даже приятно удивлена переменами к лучшему. Я помню, что три года назад Косово было похоже на огромную военную базу. Теперь уже жизнь совершенно внешне спокойная. Албанцы нормально приезжают в ту же самую Грачаницу, в сербский анклав. Сербы не так открыто едут в Приштину в магазины, но они это все-таки делают. Все еще боятся открыто на улицах в Приштине говорить по-сербски. Но я проверила. Действительно, можно.
- Может быть, мои впечатления о Косове столь приятные, потому что я живу в Белграде. Оказалось, что я все-таки тоже часто поддаюсь белградской пропаганде, которая утверждает, к примеру, что даже попытка заговорить в Приштине по-сербски может закончиться смертью. Это, к счастью, не так. И вот уже есть причина для положительных эмоций.


- Сербские дети по-прежнему ходят в школу под охраной солдат международных сил, или эта практика уже не существует?


Александр Иванько:
- Этой практики почти не существует в большинстве анклавов... Мы вообще, кстати, очень редко когда предоставляем эскорт сербам. Они даже и не просят об этом. В последних опросах сербского населения свыше 80% человек отметили, что могут абсолютно свободно передвигаться по территории Косова.


- А как сейчас выглядит Корпус защиты Косова, или реформированная Армия освобождения Косова, бывшая албанская партизанская армия? Там должны служить по национальной квоте сербы…


Александр Иванько:
- Их не так много – 6%. О проблемах я не слышал. Вообще, кстати, косовский корпус - один из лучших здесь институтов. Они отлично работают, помогают с восстановлением домов, с возвращением беженцев.


- В чем причина того, что Белград занимает столь жесткую позицию относительно Косова? Ведь регион фактически потерян для Белграда, политики должны это понимать. Почему нет желания посмотреть в глаза реальности, найти вариант, который устроил бы и Белград, и албанскую Приштину?


Айя Куге:
- Думаю, что это наследие времен [Слободана] Милошевича. Мы всегда настаивали на том, что Косово является колыбелью всех сербов, сербской православной церкви. Политики по каким-то своим причинам совершенно не готовы открыто сказать, что мы Косово потеряли. Продолжается практически та же самая борьба за территории, что и во время войны в бывшей Югославии. Но умные люди в Белграде говорят, что сербские политики, и многие обычные сербы уже готовы к тому, чтобы отдать Косово.


Александр Иванько:
- Главная проблема, конечно, заключается в достаточно жесткой позиции Белграда, нежелании идти на компромиссы. В этой ситуации [для международного сообщества] другого выхода нет, приходится навязывать план. Хотя, конечно, в идеальном варианте если бы была договоренность между Приштиной и Белградом, тогда гораздо легче было бы пробить это дело в Совете Безопасности [ООН]. Но так как этой договоренности нет, теперь приходится Ахтисаари навязывать свой план. Сербия потеряла Косово в 1999 году, Сербия здесь не играет никакой роли. Здесь свое правительство, своя [законодательная] ассамблея и т.д. и т.п. Возвращаться к ситуации до 1999 года нереально. Надо об этом забыть.


- Александр, есть ли у вас претензии к позиции албанской стороны, или она достаточно гибкая?


Александр Иванько:
- Позиция достаточно гибкая. Они были готовы идти на компромиссы. Они пошли на очень многие компромиссы, в том числе и касающиеся децентрализации.


- Есть ли в Белграде политики, которые готовы были бы внимательно выслушать албанскую сторону и разобраться в ее предложениях, не отрицать сходу то, что она говорит?


Айя Куге:
- Есть такие люди, но они не у власти - это гражданско-либеральная коалиция. Они говорят, что албанцы во многом совершенно правы и должны получить свое государство.


XS
SM
MD
LG