Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Если люди бросают бюллетени в урны - значит, это выборы»


«Выборами это называют те, кто не знает сути дела, и те, кто должен говорить это по должности»

«Выборами это называют те, кто не знает сути дела, и те, кто должен говорить это по должности»

11 марта в России - единый день выборов: жители 14-ти регионов выбирают депутатов местных парламентов. В преддверии этих мероприятий мы беседуем о ситуации в целом, а также о некоторых частностях с главой фонда «Индем» Георгием Сатаровым и экспертом по выборному законодательству Леонидом Кириченко.



Георгий Сатаров: «По сценарию Стругацких»


- Как ни странно, от региона к региону ситуация очень сильно различается. Например, по моим данным, в Псковской области конкуренция идет довольно корректно, практически не используется административный ресурс, то есть партии агитируют сами за себя. Пока я не понимаю, что это за аномалия, тем не менее, по данным, которыми я располагаю, там достаточно спокойная кампания. Особенно в сравнении с другими регионами, где произвольно снимают партии с выборов, где применяется совершенно ожесточенная контрпропаганда, выходящая за пределы даже не только этики, но даже хотя бы политической разумности.


Если говорить в целом, то имеется довольно жесткая статистика снятия партий. Причем она поразительна с юридической точки зрения: например, в Питере одна из партий была снята, а затем восстановлена на том основании, что процедура снятия не прописана в законе. То есть все партии снимаются по признанию суда, не прописанному в законе. Кроме того, во многих регионах кампания ведется просто омерзительно.


Наконец, существует довольно странная вероятностная аномалия, которую сейчас называют «гигантской флюктуацией». У Стругацких был такой рассказ, где фигурировала «гигантская флюктуация», когда происходят крайне маловероятные события. Так вот, в восьми регионах на первом месте в бюллетенях стоит одна и та же партия.


- В этом году выборы впервые пройдут без наблюдателей от общественных организаций, будут наблюдатели только от партий. На ваш взгляд, чем это чревато?


- Естественно, это чревато меньшим контролем над выборами, а значит, большим числом нарушений. В принципе, это можно было бы преодолеть, если бы партии активно сотрудничали с общественными организациями, которые обычно занимаются наблюдением за выборами, но пока этого недостаточно, этого не хватает.


- Как должны себя вести те наблюдатели, которые все-таки будут, чтобы обеспечить контроль на выборах?


- В принципе, закон позволяет более или менее такой контроль вести, но, по опыту прежних выборов, в том числе и в регионах (и, наверное, в первую очередь в регионах), можно говорить о том, что очень часто сами избирательные комиссии слабо придерживались процедуры, предусмотренной законом. Поэтому очень трудно реально контролировать ситуацию, особенно процедуру подсчета голосов.


- В некоторых регионах власти, чтобы привлечь большее число жителей на выборы, проводят лотереи или акции, во время которых молодые люди разгуливают по городу в одинаковых футболках с надписью «Я голосую» или «От вашего выбора зависит ваше будущее». Насколько законно или уместно проведение таких лотерей и акций в день выборов?


- Если это не цвета какой-то партии, то мне кажется, что это более или менее уместно. Тут речь идет просто о возбуждении политической активности, и я не вижу в этом ничего противоестественного.


- Как вести себя человеку, будь то наблюдатель или просто избиратель, если он увидел, что голоса покупают, дают за них деньги, продукты или водку?


- Прежде всего, нужно обращаться к членам избирательной комиссии и сообщать об этом нарушении. Если они не принимают мер, тогда надо обращаться в милицию и составлять протокол.


Леонид Кириченко: «А выборы ли это вообще?»


- Раз люди бросают бюллетени в урны и считают, что это выборы - значит, это выборы. Только те, кто знает, что будет делаться с этими бюллетенями, по каким правилам они будут подсчитываться, выборами это назвать не могут. То есть выборами это называют те, кто не знает сути дела, и те, кто должен говорить это по должности. В 2003 году общественные наблюдатели были, но каждый пятый протокол был переписан, дополнен и исправлен, «улучшен». Дело в суде провалилось, но то, что протоколы переписывались, это факт. Теперь их будет больше.


- Как же наблюдателям обеспечить контроль?


- Обеспечить контроль они не могут, потому что в закон вложены нормы, которые позволяют очень грамотно и безнаказанно фальсифицировать выборы. Не хочу рассказывать об этих методах, чтобы не учить еще не очень опытных членов комиссий, как это делается. Но могу сказать о том, что в закон заложено.


Например, «вброс» бюллетеней не считается нарушением закона. Использование лишних открепительных удостоверений - тоже. Если в урне окажется избирательных бюллетеней в три раза больше, чем число проголосовавших - это тоже не нарушение закона, и никаких оснований для отмены итогов голосования на участке закон не видит. Более того, ни за какие фальсификации ни один член комиссии не может быть привлечен к уголовной ответственности или штрафу без согласия либо генерального прокурора или прокурора субъекта Федерации. То есть все что угодно может быть признано совершенно законным. Можно понять, что у нас выборы будут совершенно законными, и при этом от справедливости и честности они будут бесконечно далеки.


XS
SM
MD
LG