Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Марио Скарамеллы: итальянский эксперт стал жертвой дезинформации?




Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие историк разведки Борис Володарский и эксперт по безопасности Евгений Лимарев.



Дмитрий Волчек: Сегодня в итальянской газете «Панорама» появилась статья сенатора Паоло Гуццанти, возглавлявшего так называемую «комиссию Митрохина» по расследованию деятельности КГБ в Италии. Гуцанти высказал предположение, что гибель журналиста «Коммерсанта» Ивана Сафронова отравление Александра Литвиненко и убийство генерала ФСБ Анатолия Трофимова весной 2005 года являются звеньями одной цепи, якобы их всех убили за информацию, компрометирующую итальянского премьер-министра Романа Проди. Сенатор Гуццанти тесно сотрудничал с находящимся сейчас в итальянской тюрьме Марио Скарамеллой, тем самым человеком, который встречался с Александром Литвиненко в день его отравления 1 ноября прошлого года. Историк разведки Борис Володарский на днях встретился с Марио Скарамеллой в тюрьме и рассказал Радио Свобода о своем видении этой истории и роли Скарамеллы в деле Литвиненко.



Борис Володарский: Начиная с 2004 года, на территории Италии проходила параллельная операция КГБ, целью которой было выведение Евгения Лимарева одновременно и на Скарамеллу, и на Литвиненко. Литвиненко познакомился с Лимаревым в 2002 году. В 2004, когда он начал сотрудничать с комиссией Митрохина, он рекомендовал Скарамелле тоже использовать Лимарева, как источник. Как я знаю сейчас совершенно доподлинно (и это документировано, у меня все документы есть, вся информация получена), Лимарев в течение двух лет за деньги поставлял Скарамелле фальшивую информацию, которая наверняка была сфабрикована в Москве, или которую он лично сам фабриковал, или то и другое вместе, где он давал совершенно неправильные, фальшивые данные по тем вопросам, которые интересовали Скарамеллы. Одновременно он делал все возможное, чтобы узнать, насколько продвигается в своем расследовании комиссия Митрохина - какие материалы получают, с кем сотрудничают, какую информацию получают из тех или иных источников в Англии, Америке, в других странах, в России в том числе. Поэтому, я думаю, что на определенном этапе Лимарев начал играть такую провокационную роль.


Как мы хорошо знаем сегодня, 30 октября он направил Марио Скарамелле e-mail , где предупреждал о том, что Скарамелле и сенатору Гуццанти грозит опасность. Потом он 31 октября, в день вылета Скарамеллы в Лондон (все хорошо знали, что этот вылет планировался, потому что Скарамелла должен был участвовать в конференции в Лондоне) он направил второй e-mail , где тоже предупредил о том, что непосредственная опасность грозит жизни сенатора Гуццанти, Марио Скарамелле, Литвиненко и Борису Березовскому. Просил ни в коем случае не показывать этот документ ни людям Березовского, ни особенно Литвиненко. Естественно, таким образом, он толкнул Скарамеллу на то, что как только тот прилетит в Лондон, немедленно позвонил Литвиненко и назначил встречу. Кстати говоря, этим и объясняется тот факт, что он был нервный, взволнованный, придавал большое значение этому документу. Документ у меня есть в оригинале, прямо из компьютера Скарамеллы. Там, кстати, не содержится информации о Политковской, а содержится совершенно необоснованная и явно фальшивая, сфальсифицированная угроза о том, что некие спецназовцы находятся в Неаполе и готовят покушение на тех четырех лиц, которых я назвал, то есть Скарамелла, Гуццанти, Литвиненко и Березовский. Что, я думаю, безусловно, не соответствует действительности. Там также упоминается организация "Честь и достоинство", которая тоже явно не имеет ни какого отношения к делу, то есть выдуманная история с целью запугать Скарамеллу, с целью вывести его на Литвиненко. Потому что наверняка в тот момент операция против Литвиненко уже была в полном разгаре. Поэтому им нужно было завести человека, который бы сильно отвлек на себя внимание, который бы выступил как, возможно, предполагаемый преступник.



Дмитрий Волчек: Борис Володарский говорил о живущем во Франции эксперте по безопасности Евгении Лимареве и его роли в деле Литвиненко и Скарамеллы. Евгения Лимарева я попросил прокомментировать высказывания Володарского.


Евгений, Борис Володарский говорит о том, что вы намеренно дезинформировали Марио Скарамеллу, предоставляя ему заведомо сфабрикованные сведения о действиях российских спецслужб о якобы готовящихся покушениях на него и сенатора Гуццанти и, в конечном счете, спровоцировали его приезд в Лондон накануне отравления Литвиненко. Что вы на это скажете?



Евгений Лимарев: Абсолютная ложь, более того – преднамеренная ложь. И это знает прекрасно и господин Скарамалла, господин Гуццанти, с которым я встречался и беседовал в течение пяти часов в начале января. Я скорее всего на днях с предоставлением документов, переписки с господином Скарамеллой докажу, что это беспардонная, наглая ложь.



Дмитрий Волчек: Вы сами убеждены в достоверности тех сведений, которые вы поставляли Марио Скарамелле? Каков их источник?



Евгений Лимарев: Вы понимаете, сведения, которые поставлял и консультировал по которым господина Скарамелла, происходило в течение двух лет с большими перерывами. Это множественные сведения. Второе: источники, из которых они происходили, для меня абсолютно достоверны, и они находятся в подавляющем большинстве в России. Я профессионально занимаюсь консультационной деятельностью в области безопасности политики, связанной со странами бывшего СССР, с конца 99 года. Это мой кусок хлеба, я зарегистрирован соответствующим образом как консультант во Франции, получаю гонорары и плачу налоги. И это происходит до сих пор, вне зависимости от того, что говорят такие господа как Володарский и Гордиевский.



Дмитрий Волчек: Но вы обвиняете их в преднамеренной лжи. Каковы их мотивы, по вашему мнению?



Евгений Лимарев: К большому сожалению, случай с отравлением и все обстоятельства, связанные с Литвиненко, ныне стали таким своеобразным бизнесом для некоей группы людей, которые пытаются это дело профессионализировать для того, чтобы самим эксклюзивно обслуживать этот вопрос, быть консультантами, писать книги и так далее. Только этим я это и объясняю.



Дмитрий Волчек: В таком случае, каковы ваши предположения, кто стоит за убийством Литвиненко?



Евгений Лимарев: На сегодняшний день очевидно то, что Александр был отравлен из России, все полониевые следы ведут в Россию. Во-вторых, он, безусловно, был отравлен спецслужбистскими кругами, только они могли получить доступ к такого рода веществам, как полоний. У меня есть более конкретное представление, кто это мог конкретно быть, куда ведет политический заказ. Но я бы сейчас не хотел на эту тему говорить, потому что они еще не до конца обоснованы. Но последнее, что для меня более-менее очевидно, о чем я тоже не скрываю и говорю, то, что я сильно сомневаюсь, лично убежден, что, например, господин Путин не давал приказа на убийство Литвиненко. Этот последний момент очень не нравится господам типа Гуццанти, Скарамелле, Володарскому, Гордиевскому, которые отстаивают всячески тезис, что прямой заказчик и убийца господин Путин. В этом наш с ними главный камень преткновения.



Дмитрий Волчек: А какие у вас есть доказательства того, что Путин к этому не причастен?



Евгений Лимарев: Доказательств у меня прямых нет, у меня есть общие соображения – раз, информация моих источников – два, и аналитика, которой я постоянно занимаюсь. Еще раз я подчеркиваю: я не пытаюсь сказать, что это голая правда, я пытаюсь сказать, что это мое личное мнение, которое основано на том, о чем я вам уже сказал.



Дмитрий Волчек: Прежде вы упоминали организацию ветеранов спецслужб «Честь и достоинство», которая будто бы причастна к покушению на жизнь Александра Литвиненко. Вы по-прежнему отстаиваете эту версию?



Евгений Лимарев: Никогда никому я не говорил и не утверждал, что к отравлению Литвиненко причастна эта организация. Изначально эта организация, господин Величко были упомянуты в тех самых «знаменитых» аналитических записках, которые господин Скарамелла опубликовал, тех самых, которые он принес Литвиненко, потом он был убит и весь мир закричал, что из-за этих записок или вследствие этих записок Литвиненко был убит. И говорили, что существует какой-то расстрельный список. Ничего этого не было, эти записки никогда полностью не были опубликованы, они отдавались масс-медиа господином Скарамеллой с вырванными контекстными местами. И если их восстановить, то будет абсолютно очевидно, что эта организация Величко «Честь и достоинство» была упомянута только в плане осуществления слежки за господином Скарамеллой и господином Гуццанти только на территории Италии. Никогда никакого прямого отношения к Литвиненко или к осуществлению каких-либо действий против Литвиненко на территории Англии речь не шла. Все это выдумки и интерпретации тех, кто пытался как-то это дело расследовать, в кавычках или без.



Дмитрий Волчек: Но вы сообщили Марио Скарамелле в конце октября, что некие люди из спецназа находятся в Италии и готовят покушение на сенатора Гуццанти, а также на Литвиненко и Березовского?



Евгений Лимарев: Было дело, что такие данные, которые были мною получены от моих источников в России, были переданы господину Скарамелле. Совершенно верно - это было.



Дмитрий Волчек: И именно с этими данными он приехал к Литвиненко и встретился с ним как раз в тот день, когда Литвиненко был отравлен.



Евгений Лимарев: Вот вы понимаете, дальше я вам не могу ничего утверждать, потому что я не знаю с какими данными приехал Скарамелла, что он показал Литвиненко, что из этих данных он вырезал, как он их интерпретировал, как он их может быть изменил, ничего не знаю. Но судя по тому, что было отражено в масс-медиа в дальнейшем, я абсолютно точно знаю, что: первое – мои аналитические записки были изменены, и самые интересные моменты, касающийся самого Скарамеллы и сенатора Гуццанти, например, из них были вырезаны.



Дмитрий Волчек: Изменены кем и с какой целью?



Евгений Лимарев: Не знаю. Судя по всему, Скарамеллой. Потому что господин Скарамелла, судя по всему, пытался использовать отравление Литвиненко в своих собственных корыстно-деловых политических целях. Он пытался примазаться к этому делу и стать жертвой-героем вместе с Александром Литвиненко.



Дмитрий Волчек: Господин Лимарев, но в декабре вы тоже учреждали, что вашей жизни угрожает опасность.



Евгений Лимарев: Совершенно верно. И для этого у меня, я считаю, были и есть основания. Основания такие же, как у Александра Литвиненко, потому что я тоже считаю себя потенциальным, как минимум, объектом внимания тех же мафиозно-гэбистских кругов из России, жертвой которых стал Литвиненко, с одной стороны. И с другой стороны, если вы посмотрите, что сейчас творится в Италии вокруг Скарамеллы, то тоже придете к выводу, что мне может грозить опасность и от мафиозных кругов, например, в Италии. Когда появилась в масс-медиа новость о том, что Александр Литвиненко отравлен - это было в середине ноября, я находился в Италии. В Италии 17 ноября меня ограбили в центре Рима, у меня украли все абсолютно документы, деньги, аппаратуру фото, видео. И со следующего дня 18 ноября господин Скарамелла ушел со связи, исключил все способы связи со мной. И через несколько дней вдруг неожиданно для меня начал упоминать мое имя в качестве своего основного источника в средствах массовой информации, в том числе как автора тех пресловутых записок, которые Александр Литвиненко получил от него 1 ноября. После этого в Италии я видел, что за мной осуществлялась слежка. Одновременно, пока я находился в Италии, во Франции мой дом пытались взломать и проникнуть в него. И после моего возвращения во Францию мне начали поступать угрожающие письма и вокруг моего дома вертелись подозрительные лица. На все эти темы я составил и послал итальянским и французским властям три жалобы, они зафиксированы и ведется расследование.


XS
SM
MD
LG