Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олег Шенин – о запрете баллотироваться в президенты кандидатам, имеющим судимость или обвинявшимся в экстремизме



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в первом чтении принят парламентский законопроект, запрещающий баллотироваться в президенты кандидатам, имеющим судимость или обвинявшимся в экстремистских проявлениях. Тему обсуждаем с бывшим членом политбюро ЦК КПСС Олегом Шениным, содержавшимся под стражей по обвинению в организации августовского путча, а недавно заявившем о своих президентских амбициях. Как вы восприняли сегодняшнюю инициативу прокремлевского думского большинства?



Олег Шенин: Видите ли, когда каждый месяц меняют законодательство – это говорит о несовершенстве этого буржуазного законодательства. По сути дела, совсем недавно мы были свидетелями того, как менялось законодательство, связанное с выборами в Государственную думу, когда отменялся порог и всякие прочие дела вводились. Теперь, я думаю, узнали о том, что есть кандидаты, которых можно зажать через то, что они кто-то когда-то сидел, кто-то когда-то привлекался и снять с выборов. В принципе это еще говорит о том, что режим дрожит, боится сам себя в конечном итоге. Вообще, если бы у нас был Конституционный суд, а не команда конституционная, которая обслуживает власть, то такого бы не происходило. Потому что все, что происходит, абсолютно противоречит конституции.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Эдуард Лимонов, лидер национал-большевиков, принял сегодняшний закон на свой счет.



Эдуард Лимонов: Я думаю, что этот закон нацелен просто в меня именно, поскольку из всех лидеров политических организаций один я провел в заключении два с половиной года и был приговорен к четырем годам лишения свободы. Больше я никого не вижу. Моя скромная персона удостоилась, видимо, решения Государственной думы. Что касается экстремизма, то я ни за какой экстремизм осужден никогда не был, осужден был по статье 222 части третьей и поэтому не знаю, как наша черносотенная, абсолютно реакционная дума в данном случае предполагает выходить из всех этих неправых, злобных коллизий.



Олег Шенин: Я в общем-то думаю, что он напрасно считает, что один он, потому что не один он, а слава богу, в августе месяце нас посадили 14 человек. Просто, где он был и чем занимался в это время. Поэтому направлено далеко не против одного него, но и против других. Я, например, считаю, что это направлено против меня, потому что я завил об этом еще первого мая. Причем впервые я заявил на передаче вашей на Радио Свобода.



Владимир Кара-Мурза: А вы напомните, какие обвинения вам были предъявлены при аресте?



Олег Шенин: Это измена родине, статья 64, она была расстрельная, 15 лет и расстрел. Поскольку это было, как они предложили, связано с захватом власти. Но это чушь собачья в полном смысле этого слова. Мы совсем недавно были на «Ностальгии», сидел в том числе в нашей компании господин прокурор Степанков. Он заявил, что их никто не осудил. Предъявлялась такая статья, но они осуждены не были – это заявление прокурора. То, что делает нынешняя реакция, по-другому нынешний режим не назовешь, вообще называется полным самодурством, я бы сказал.



Владимир Кара-Мурза: А кто еще из этого поколения политиков остается на политической сцене? Мы знаем, Валентин Варенников возглавляет фракцию «Родина», сопредседатель в Государственной думе.



Олег Шенин: Ну и, пожалуй, все, потому что многие ушли из жизни. А так никого из нашей команды не осталось, кто боролся бы по-настоящему с нынешним режимом за социалистические преобразования. Я не знаю, кто борется кроме нашей коммунистической партии Советского Союза. А так изображают из себя оппозиционеров очень многие.



Владимир Кара-Мурза: Член Общественной палаты Николай Сванидзе, телеведущий канала «Россия», верит в действенность вводимой нормы.



Николай Сванидзе: Конечно, в данном случае Михаил Ходорковский, если закон будет принят, он не сможет никогда избираться во власть. Лимонов тоже не сможет. Но сама по себе статья, которая не допускает экстремистов во власть, на мой взгляд, она нормальна. Меня в этом законопроекте смущает вот какая вещь: невозможность критиковать тех или иных участников выборов, если рассказывать о них, если в рассказе будет присутствовать та или иная негативная информация, которая может им повредить. На мой взгляд, здесь есть противоречия, потому что если, скажем, запрещено участие в выборах людям, осужденным за экстремизм, за тяжкие преступления, а я как журналист узнаю, что участник выборов скрывает то, что он был осужден за тяжкие преступления, то я не могу этого сказать? Почему?



Олег Шенин: Все время вы меня зовете бывшим, а я уже говорил, что я не только бывший, но и председатель коммунистической партии Советского Союза. То, что говорил господин Сванидзе, он сам допускает, слава богу, сколько экстремизма по отношению к нашему прошлому и по отношению к людям, которые связаны с прошлым. Противоречия, о которых он говорит, противоречий полно не только в законах. Я еще раз повторяю, многие законы, которые сейчас приняты, в том числе приняты по выборным делам, связанными с выборами в Государственную думу, с выборами президента, уже началась эта кампания - это противоречит конституции. Поэтому если все время говорят о том, что это священная корова, которую трогать нельзя, а сами меняют, начиная с отмены выборов губернаторов и всего прочего, то так можно дойти до фашистского государства. Мы, кстати говоря, в ближайшую неделю или две обратимся официально в Государственную думу, Совет федерации и к господину президенту о том, чтобы принят закон о борьбе с фашизмом. У нас есть разработанный документ, который в основе своей заявляет о том, что нельзя душить свободу слова и нельзя бороться с идеологией, как бы это ни странно с нашей стороны звучало. Но мы заявляем о том, что если бы мы пришли к власти, то была бы абсолютная свобода слова и абсолютная свобода идеологии. Мы бы нашли возможности, как людям доказать, что лучше, а что хуже, без этих выстраиваний двухпартийных систем и прочих умозрительных схем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер всем в студии. Хочу напомнить Олегу Шенину, что буржуа – это в переводе с французского «гражданин». А в России сейчас не гражданский режим, а чекистский режим. А у чекистов и гражданственности, у них все время были разные полюса. Просто в Советском Союзе они думали, что тысячелетний рейх построят, а сейчас они поняли, что они временщики и поэтому хапают как можно больше и тащат как можно дальше.



Владимир Кара-Мурза: Видите, какие обвинения выдвинул наш радиослушатель в адрес бывших чекистов.



Олег Шенин: Вообще, вы знаете, вся трагедия в том, что, к сожалению великому, многие наши бывшие подают примеры тому. И работая во всевозможных структурах коммерческих, в том числе это касается некоторых членов политбюро бывших, и кандидатов в члены политбюро, и членов ЦК, и чекистов. Поэтому, к величайшему сожалению, он во многом прав.



Владимир Кара-Мурза: Бывший председатель Верховного совета СССР Руслан Хасбулатов некогда попал в тюремную камеру из кресла спикера.



Руслан Хасбулатов: Честного человека могут обвинить в любом преступлении, снять его с этой должности, а потом всю жизнь преследовать по этим мотивам, что якобы был привлечен к судебной ответственности. Если действительно какие-то обоснованные обвинения, действительно люди, вчера еще сидевшие за серьезные уголовные и не только уголовные преступления и вдруг становятся общественными деятелями, занимают государственный пост и в провинции, и на федеральном уровне, конечно, такая практика не должна существовать.



Олег Шенин: Я читал совсем недавно какую-то газету, по-моему, «Новая газета», там публикация, например, о том, что были возбуждены уголовные дела против Путина, против Кудрина, против Грефа. Я не слышал никогда, чтобы кто-то от этого отказывался. Недавно я прочитал в интернете, что состояние президента сейчас 15 миллиардов долларов. Я тоже не слышал, чтобы кто-то от этого отказывался. Поэтому, кого считать экстремистом - это еще трудно понять.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа и товарищ. Я все, конечно, понимаю, в думе не нужны экстремисты, только нам и не хватало. Поп Гапон был и хватит. Но меня вот что удивляет: почему не борются с теми, кто официально, все знают, люди сидят в думе, владеют предприятиями, нефтефлотами и прочим, почему с этим не борются. Еще хотел гостю возразить: была такая страна, называлась коммунистическая Кампучия, там коммунисты сделали полный коммунизм. Он помнит, как это было - молотком по темечку?



Олег Шенин: Как было в Кампучии, я не знаю, как было в Советском Союзе - я знаю. Молотком по темечку многим не додали, надо было бы добавить.



Владимир Кара-Мурза: А священник Гапон не был как раз депутатом Государственной думы.



Олег Шенин: Если следовать этому принципу, то тогда как бы Нельсон Мандела стал президентом Южноафриканской республики?



Владимир Кара-Мурза: Или Вацлав Гавел в Чехословакии.



Олег Шенин: Или Вацлав Гавел тот же, которого я терпеть органически не могу, но тем не менее, он был президентом. Вообще так можно дойти бог знает до чего. Вообще, понимаете, это что-то напоминает немножко 33 год в Германии, я бы так сказал.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Шенин, у меня к вам такой вопрос: как вы думаете, какие думы более антинародные – третья, четвертая царская или наша теперешняя?



Олег Шенин: Я думаю, что та, что другая антинародная, она не может быть народная. Как может быть народная дума, если в думе представители класса капитала? С какой радости она будет народная? Она будет бороться за себя, за капитал, а не за труд, не за людей.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Сейчас можно экстремистом назначить любого человека ,оппозиционера буквально. Какой-то знак в нем увидеть или какой-то взгляд или какие-то рассуждения. Если посмотрим, взять депутата Жириновского, он иногда такие вещи произносит в думе у всего мира на глаза, он провоцирует буквально людей. Это доводит до такого состояния, что люди: вот, смотрите, Жириновский правильно говорит. Буша обвинял с матом, а потом – это не я. Президента Америки депутат из российской думы. Так кто экстремист настоящий? Они назначают и все.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, во фракции ЛДПР было много людей с темным криминальным прошлым.



Олег Шенин: Я думаю, что, во-первых, это тема по экстремизму пошла не очень давно, года полтора она крутится и все говорят о законах по этому поводу. Во-первых, до сих пор никто не может разобраться, что такое экстремизм. Потому что когда говорят, что экстремизм - это разжигание социальной розни – это полнейшая глупость. Если сделать сейчас по законам стопроцентную оплату жилищно-коммунального хозяйства и народ выйдет на улицы, у нас весь народ экстремисты что ли? Вообще пусть власть побывает не только у себя в Кремле и на всяких выборочных мероприятиях, а возьмет, проедется просто по России, переоденется, как когда-то делали, и проскочит и посмотрит, как живут и что говорят о власти. Потому что власть сама по себе живет, а народ сам по себе. Вроде народ экстремист, а власть такая беленькая и пушистенькая. Мне кажется, наоборот власть экстремистская, а народ сверхтерпеливый.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тульской области от Евгения Александровича.



Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, что Олег является убежденным сторонником порядка, который был в Советском Союзе, в том числе и в избирательной системе. Как известно, у нас была одна правящая партия, сейчас тоже вроде бы одна появилась. Не считаете ли вы, что ваши идеалы скоро воплотятся в жизнь и в России скоро будет бюллетень с одним кандидатом. Как вы считаете?



Олег Шенин: Видите ли, система была, хоть и был один кандидат, но всякая мразь, между прочим, трудно попадала в Верховный совет и в республиканский, и в Верховный совет союзный. Потому все эти люди выдвигались в коллективах, рассматривались в коллективах, проходили встречи. Поэтому от того один, два или пять ничего не меняется, а меняется от качества. Так вот, если бы вместо того, чтобы выдвинуть 15 обормотов, которые ничего не могут делать, и политических шантажистов, лучше найти одного человека и выдвинуть. Но не об этом речь идет, а о том, какая система была и какая система есть. Я сказал о том, что хотят выстроить двухпартийную систему, причем этого хочет не только сам режим, но я, например, слышал от левых, в том числе от руководителей коммунистической партии Российской Федерации, что должна быть двухпартийная система. Но, наверное, они думали, что будет «Единая Россия» и компартия Российской Федерации, а власти совершенно не надо, будет «Единая Россия» и «Справедливая Россия», что одно и то же так же, как в Штатах демократическая и республиканская. Какая разница - одни контролируют нефть, а другие контролируют сталь - вот и вся разница.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Добрый вечер, господа и товарищи. Грустный юмор заключается в том, что нынешняя власть сейчас, наверное, будет отказывать в праве претендовать на эту должность высшую нашему гостю за то, что он в свое время был путчистом. Причем наша власть все путчистские намерения и осуществила. Теперь по поводу самого предполагаемого закона. Мне кажется, в переводе с басманного языка на наш обычный язык это означает только одно, что любой, не принадлежащий питерской группировке и желающий стать президентом, будет неизбежно этой самой группировкой привлекаться к суду.



Олег Шенин: Сам закон, еще раз могу сказать, очень несовершенен, он не соответствует конституции, потому что в конституции записано, что каждый гражданин, достигший 30-летнего возраста, может быть выдвинут или партией или группой граждан или сам выдвинуться, а потом, чтобы его поддержала группа граждан, в президенты. А все эти поправки, которые делаются с помощью господина Вешнякова, между прочим, бывшего члена КПСС и секретаря горкома, по-моему, они все приведут к тому, что в конце концов будет мощнейший социальный взрыв, вот все, что будет. Если им так хочется, то им надо хотя бы читать газету «Московский комсомолец», пусть хотя бы ее читают. Я понимаю, что они нашу «Гласность» читать не будут, «Дуэль» читать не будут, а пусть почитают хотя бы «Московский комсомолец», к чему это все приведет.



Владимир Кара-Мурза: Доверяете ли вы эволюции действующего президента, который в дни путча в команде Собчака участвовал в его подавлении, а позже принимал с почетом в Кремле Валентина Ивановича Варенникова, Владимира Александровича Крючкова?



Олег Шенин: Вы знаете, такие люди, которые сейчас у власти, они могут завтра быть совсем другими, послезавтра быть совсем другими. Я не думаю, что их интересует реноме или имидж. Главное быть у власти, у кормушки, все остальное - это не самое главное.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Людмилу Петровну, радиослушательницу из Подмосковья.



Слушательница: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вашу тему разговора. Я почему позвонила: я услышала перед этим, начет Жириновского говорили. Вам не кажется, что таких депутатов как Жириновский, извините за выражение, надо гнать поганой метлой?



Владимир Кара-Мурза: Мы говорим про то, можно ли бывшим политзаключенным баллотироваться в президенты. Владимир Вольфович не был политзаключенным.



Олег Шенин: Пока не был. Вопрос поведения депутатского - действительно серьезный вопрос. Потому что действительно вызывает возмущение, как работает дума, что говорят думцы, что они обсуждают. Извините меня, шляются по разным программам сомнительным, на которых обсуждаются какие-то вещи, такую глупость несут, что порой действительно думаешь: неужели народ не поймет, что этой политической швали доверять руководство страной.



Владимир Кара-Мурза: Бывший народный депутат России Илья Константинов, участник обороны Белого дома, вспоминает октябрь 93-го.



Илья Константинов: Если вспомнить мою историю и историю моих товарищей, то мы не просто обвинялись в экстремизме, нас в 93 году после расстрела Верховного совета незаконно и безосновательно арестовали, заключили в Лефортовский следственный изолятор и пытались организовать над нами судилище, хотя мы действовали абсолютно в рамках существующей на тот момент конституционной нормы. Подобного рода ограничениями, ни дубинками, ни слезоточивым газом, как это мы недавно наблюдали при разгоне «Марша несогласных» в Санкт-Петербурге радикальных оппозиционеров, не остановишь и не напугаешь.



Олег Шенин: Мы, кстати говоря, тоже действовали в рамках конституции. Говорят - путч, путчисты. Если бы мы боролись за то, чтобы переделать конституцию Советского Союза, мы были бы заговорщики и путчисты, а если мы вообще выступили для того, чтобы защитить и восстановить действия на территории Советского Союза конституции СССР, то это полнейшая глупость. Мракобесие самое настоящее. То, что в государстве процветает полицейщина, проскакивали такие мотивы, - абсолютно точно. Выстраивается полицейское государство.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Муслима.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу сказать Олегу Шенину: Горбачев пытался восстановить Советский Союз, но народ был на стороне почему-то Ельцина. И хочу сказать вам народную поговорку: не плачьте за народ, без глаз останетесь.



Олег Шенин: Эта вся болтология и демагогия надоела. Никакой Горбачев за Советский Союз не боролся. Горбачев подготовил Новоогарево, договор, который назывался Договор о союзе суверенных государств. Если эти люди не умеют читать и не умеют писать, то пусть хоть не болтают по радио.



Владимир Кара-Мурза: Бывший советский политзаключенный Владимир Буковский, вдвигавшийся инициативной группой кандидатом в президенты России, теперь так же не прошел бы сквозь предвыборный фильтр.



Владимир Буковский: Это будет просто некое приспособление для того, чтобы ненужных или нежелательных людей не допустить до стадии выборов. Так что, я боюсь, что этот закон специально принят для того, чтобы проводить дискриминацию политическую против возможных кандидатов, чьи взгляды и намерения власть не одобряет.



Олег Шенин: Без комментариев.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Я хочу сначала задать вопрос, а потом два слова комментарий к этому вопросу. Не кажется ли вам, что те, которые не экстремисты, они, как правило, тупые. У вас была передача и Цыпко задали такой вопрос: как он может быть недоволен, если он был лидером перестройки? И он ответил: да, он был лидером, но не думал, что так плохо кончится. Вот эти, которые перестройку делали, что-то не думали. Может экстремисты больше думают над тем, что происходит и что надо делать?



Олег Шенин: Сейчас многие отнекиваются от того, что они участвовали во всем этом пакостном деле, которые были контрреволюционными переворотами 91 и 93 года. Потому что люди действительно жить лучше не стали, жизнь стала хуже, приводить примеров можно сотню, но только одна смертность, беспризорность и нищета дает всю характеристику нынешней власти, нынешнему режиму, нынешним достижениям. И конечно, когда вспоминают прорабов перестройки и прорабов переворотов, то они начинают говорить, что мы не этого хотели. А чего они хотели? Им говорили, как будет. Если поднять обращение того же ГКЧП к советскому народу. Я, кстати говоря, членом ГКЧП не был, чтобы вы знали, меня туда никто не приглашал, я просто поддержал ГКЧП. В обращении все было написано о том, что ожидает народ. Единственная трагедия в том, что то, что там было написано, осуществляется гораздо более высокими и быстрыми темпами, чем предполагалось в этом обращении, только и всего.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир, добрый вечер, уважаемый гость. В адрес гостя хочу сказать, что я могу уважать его за приверженность своим идеям, но ни в коем случае не поддерживаю его политических взглядов в отношении Советского Союза и так далее. Достаточно посмотреть очень хороший фильм Юлия Гусмана «Парк советского периода» и давно пора забыть о том времени. В течение пяти лет, шести страну ломают, экспериментируют просто ежедневно. И всякие законы, мы сегодня обсуждаем закон, который обсуждаем, конечно, это маразм полный, Владимир Буковский четко сказал по этому поводу. И вот это размножение партий, шоу партийное, эти «выхухоли», «медведи», вы понимаете, народ, он уже прозрел, он видит. Последнее событие в Санкт-Петербурге показало, как с народом может обращаться власть, которая в геноцидном порядке убивала, избивала народ, престарелых людей и так далее. И еще такой вопрос: как, на ваше усмотрение, будет за это отвечать губернатор Матвиенко или нет?



Владимир Кара-Мурза: Это речь идет о субботнем «Марше несогласных».



Олег Шенин: Дело в том, что ответственность губернатора может быть только при одном условии, если этого потребует президент и примет меры президент. Я не думаю, что нынешний президент будет принимать какие-то меры к госпоже Матвиенко. С какой радости? Она питерская, он питерский, он ее назначал, чего это он будет принимать к ней меры. А с точки зрения того, что кому-то нравится, кому-то не нравится, я могу сказать одно: пусть хоть на голове стоят, пройдет еще какое-то время, все кончится тем, что капитализм в России не пройдет. Это не мое убеждение, а это законы общественного развития. Поэтому можно думать все что угодно по поводу Советского Союза, рассуждать как угодно, от этого законы общественного развития не изменятся. Потому что дважды два – четыре, никуда от этого не денешься.



Владимир Кара-Мурза: В воскресенье предстоят выборы в региональные парламенты, доверяете ли вы результатам жеребьевки, по которой в большинстве регионах на первом месте оказалась «Единая Россия» вопреки всем законам вероятности?



Олег Шенин: Сегодня уже сигнал подали, каков будет результат. Я думаю, что у Вешнякова отчет готов, наверняка. 43%, оказывается, должна взять «Единая Россия». Или надо считает, что народ дурак полный, не понимает, что происходит или надо считать, что «Единая Россия» создала такую великолепную жизнь народу, что он готов ее на руках носить. Или надо действительно верить в то, что минимальная явка, порог снят, сколько бы ни пришло, выборы состоялись, а дальше можно приписывать, переписывать, переделывать и делать все, что угодно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Добрый вечер, дорогие друзья. Очень рад. У меня маленькая ремарочка. Во-первых, революционный переворот в сознании огромного количества масс - процесс действительно сложный и длительный. Главное, что когда говорят о буржуазии, имеют в виду антагонизм буржуазии и рабочих, речь идет о горстке эксплуататоров, поглощающих вместе со своими челядью большую часть национального дохода, создаваемого трудом рабочих. Полт Пот был национал-коммунистом, надо отличать от коммуниста, принципиально разные вещи. А фашизм – всего лишь единство в переводе. Это к сведению настойчивых любителей политики из отдаленных мест.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея, радиослушателя из Петербурга.



Слушатель: Добрый день, господа. Очень интересно будет задать три вопроса Олегу Шенину. Первый о том, какова сейчас власть. Второй о том, не надо делать партиям, которые не попали в парламент. И в конце концов, а что же делать дальше? Мне очень интересно будет знать его мнение. Первое – власть нынче сильна, авторитарна и поэтому то, что она сделала в Петербурге - это нормально. Будет еще строже, еще жестче. В связи с этим не стоит говорить о том, что мы сейчас выведем сотни тысяч на улицу. Это будет лучший подарок авторитарному режиму.



Владимир Кара-Мурза: Собирается ли ваша организация бороться за парламентское представительство?



Олег Шенин: Вы имеете в виду нас? Мы никогда в выборах в законодательное собрание не участвовали, не участвуем и участвовать не будем. Потому что это полнейший настоящий парламентский кретинизм, ничего там не сделаешь и никаких полезных решений законодательные собрания для людей не принимали, не принимают и принимать не будут. Мы помним, когда было коммунистов много в Государственной думе, толку с них не было, теперь их мало, толку еще меньше. И я думаю, что будет еще меньше, потому что плодятся всякие, которые называют себя левыми и даже говорят о том, что они не хотят строить капитализм, а хотят строить социализм - это последнее заявление Миронова. Поэтому это не тот орган, не те органы, за которые надо бороться.



Владимир Кара-Мурза: Лидер движения «Трудовая Россия» Виктор Анпилов, арестованный за участие в обороне Белого дома осенью 93 года, призывает к следованию букве закона.



Виктор Анпилов: Какая бы ни была наша конституция, кто бы ее ни написал, Ельцин или Шахрай, но надо в обществе придерживаться того, что принято. К сожалению, обвинения в экстремизме, доказать их невозможно, но провозгласить их довольно просто. И таким образом любого честного человека можно поставить под сомнение в глазах миллионов избирателей. И поэтому, естественно, резерв опять-таки для тех, кто находится у власти, не подпускать к президентским выборам кого бы то ни было.



Олег Шенин: У меня просто нет желания комментировать Анпилова, поэтому я не буду.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я хочу сказать, что это возвышенно и гармонично, но народ отдыхает на выборах, кандидаты отдыхают, избирательные комиссии отдыхают, все отдыхают. Может избираться и быть избранными только один человек. Гармонично.



Владимир Кара-Мурза: Да, это в духе наших.



Олег Шенин: В духе времени, что сделаешь.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Олег Семенович, конечно, закон самый дурацкий, просто загоняет в тупик. Просто реплика: у нас все великие деятели политические или отсиживались, как Грозный, Петр, в сторонке, пока смута была, или просто сидели, как Ленин, Троцкий, Сталин. Что ж, такая у нас история. А что касается капитализма, что под этим понимать. Все более-менее развитые страны живут под демократическим капитализмом социалистического толка. Давайте и мы туда, давайте к партийной системе, давайте к конкуренции, пусть там хоть сто кандидатов будет, хоть политический заключенный. А искать абсолютный дух по Канту, надеяться, что появится добрый царь - это до развала России можно дойти.



Олег Шенин: Что касается многопартийности, против нее никто не выступает. Что касается большого количества депутатов на выборах, тоже никто не возражает. А что касается капитализма и социализма, или власть у капитала, у олигархов, потому что есть предприниматели, которые пашут денно и нощно, чтобы обеспечить себя и обеспечить людей, которые у них работают. А есть люди, которые получили денежку напрямую от государства и, я думаю, прикармливают государственных деятелей и заодно сами на яхтах катаются и дурью маются. Поэтому, если говорить о диктатуре капитала - пожалуйста, если кому-то это нравится. Я думаю, что в России не приживется. В России будет диктатура труда. Не нравится диктатура труда, скажу еще прямее - будет диктатура пролетариата, доживут до этого, это будет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Самым трудным предметом и самым фальшивым предметом при советской власти была «Политэкономия социализма», никак не могли доказать, откуда берется прибавочная стоимость. Было понятно, что при капитализме идет сильнейшая эксплуатация человека человеком, а при социализме наоборот. Я не представляю, как Германия после войны начала бы возрождаться с привлечением СС и остальных органов, а у нас это все произошло, все забыли про люстрацию, а без люстрации ничего не выйдет.



Олег Шенин: Если этому товарищу надо что-то отрезать, я бы с удовольствием это сделал.



Владимир Кара-Мурза: Обсуждается закон о люстрации.



Олег Шенин: Я не знаю, чего он хотел сказать. Если он говорит о люстрации, связанной с отстранением всех тех, кто работал в советское время, то таких идиотов в советское время близко не подпускали ни к министерским постам, ни тем более к президентским.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Анатолия.



Слушатель: Здравствуйте. Все попытки обнаружить в обществе какие бы ни было политические силы, общество атомизировано до предела и каких-то социальных групп, которые выражали свои интересы внятно и просто, не существует. Или может я ошибаюсь?



Владимир Кара-Мурза: Существует ли, по-вашему, система?



Олег Шенин: Я думаю, что надо знать общество, посмотреть на него, чтобы понять. Если бы не существовало, если бы был закон «каждый сам за себя», то тогда откуда были бы протестные акции. Если бы показывали по телевидению, рассказывали по радио, даже то, что показывают и рассказывают, говорит о том, что протестное движение постоянно нарастает. А если бы все показывало, то надо было круглые сутки крутить телевидение и по радио рассказывать только то, что идут протестные акции. Не надо народ считать быдлом и дураками, народ умнее власти в тысячу раз.



Владимир Кара-Мурза: Лидер «Демократического союза» Валерия Новодворская, бывшая политзаключенная, считает что сегодняшний законопроект направлен против вчерашних политзаключенных.



Валерия Новодворская: Я думаю, что по этой статье экстремисты окажутся все порядочные люди страны. И тогда можно будет снимать кандидатов с судимостью, скажем, Сергея Ковалева или Юлия Рыбакова, с судимостью еще в советские времена по 70 статье за антисоветскую агитацию и пропаганду. А также за экстремистские высказывания, которые выходят за пределы представлений у нынешних авторитарных властей. Видимо, все, кто предлагает освободить Ходорковского, вся группа поддержки «Совесть», включая его адвокатов, все окажутся экстремистами. Я - экстремист, я даже этого не отрицаю.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.



Слушатель: У меня есть вопрос к товарищу Шенину, но сначала небольшое замечание: выборами в нашей стране ничего не добьешься, только полное и безжалостное свержение строя, установленного в нашей стране в 91-м. А вопрос у меня такой: почему наши сторонники капитализма и демократии абсолютно не понимают разницы между Советским Союзом и советским строем? Они говорят – мы против Советского Союза. Против чего они? Против четверти территории, политой кровью наших предков, против сорока миллионов русских людей, отданных в суверенное рабство? Почему французские революционеры говорили: мы против французского строя, французского короля, но никто не говорил – мы против Франции.



Владимир Кара-Мурза: Делали разницу между Французской империей, она тоже колониальная рухнула, а Франция цела.



Олег Шенин: То, что сказал товарищ о строе, это у нас сказано в программе нашей партии. Кстати говоря, в интернете была оценка политических партий, наша с точки зрения ясности и понятности, я имею в виду левого спектра оценка давалась, наша записана самая первая, потому что мы говорим, что мы ленинская, большевистская, революционная партия, партия рабочего класса, крестьянства и инженерно-технической интеллигенции, трудовой интеллигенции.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Владимировича.



Слушатель: Меня просто поражает господин или товарищ Шенин, который говорит о борьбе труда и капитала, в то время как труд и капитал кардинально изменились. Сейчас постиндустриальное развитие, сейчас совершенно другие средства производства. То есть какой пролетариат, какая диктатура пролетариата, сейчас все живут цифровой экономикой, по крайней мере, стремятся к ней. И самые большие деньги наша власть зарабатывает в инновационных сферах. У Шенина и других вообще ничего нет об инновациях. Какая молодежь к ним пойдет? Я просто поражен, что многие слушают, разинув рот, и не указывают на элементарные вещи, что мир изменился, Россия меняется.



Олег Шенин: Как бы мир не менялся и какие бы умники ни появлялись, если кто-то найдется умнее, чем основатели марксистко-ленинской теории и покажет, что между трудом и капиталом не существует противоречий, ему надо из золота сделать памятник. Потому что надо быть просто тупым человеком, чтобы не понять, что речь идет не о том, что это капитал, а это труд. А речь идет о противоречиях между трудом и капиталом и о том, что капитал присваивает то, что создает человек собственными руками. А этот человек, рабочий, или крестьянин, или ученый, который разрабатывает какие-то новейшие теории. А потом появляется прикладная наука, которая реализует это. У нас же Радио Свобода, а не лекторий. Надо готовиться, прежде чем хватать трубку, звонить и молотить всякую ерунду.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Господин Шенин, вы поймите, что Путин делает то, что вы бы сделали на его месте, это же ваша креатура, он же коммунист и действует коммунистическими методами во всех своих проявлениях, в законодательстве, в реальной политике, в исполнительной власти, он все делает так, чтобы отсечь людей. То, что делали вы 70 лет, людей отсекали от власти, простых людей. А те куклы две тысячи, которые единогласно голосовали по любому поводу - это что, была парламентская часть государства?



Владимир Кара-Мурза: Напомните, Олег Семенович, как вы стали народным депутатом СССР.



Олег Шенин: Народным депутатом СССР я стал в результате выборов, которые походили по новому закону и получил почти 90% голосов избирателей. И работал честно и добросовестно на съезде народных депутатов. Если говорить вообще, что было и что стало, если, конечно, заткнуть глаза, закрыть уши и думать о себе и о своем животе, то можно рассуждать так, как рассуждает этот человек. А если хоть немножко жжет душу за свою родину, то так рассуждать невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, остановит ли левую оппозицию сегодняшний запрет баллотироваться в президенты и в депутаты кандидатам, имеющим судимость или обвинявшимся в экстремизме?



Олег Шенин: Я не знаю, кто что будет делать, я знаю, что мы будем бороться до конца, вплоть до того что пойдем, я сказал, что закон о фашизме мы представим, в Конституционный суд мы обратимся по этим вопросам. Потому что в целом действительно выстраивается, олигархическое уже есть, теперь плюс ко всему и чисто полицейское государство. Если кому-то нравится и хочется, чтобы у нас все было так, как где-то в Европе в 33-х и прочих годах – пожалуйста, пусть они пробуют так жить. Мы будем стараться все делать для того, чтобы люди в конце концов вздохнули и жили нормально.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG