Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мартовские премьеры канала "ТВ-Центр"


Анна Качкаева : Верховный футбольный менеджмент практически затмил тему региональных выборов в воскресных итоговых программах. Два юриста - Владимир Путин и Дмитрий Медведев – блестяще продемонстрировали следование вечной русской поговорке про закон, который что дышло, или про контракт, до которого отчего-то есть дело у главы государства. Еще одна примета времени – широкий телевизионный антиамериканизм, который стилистически пытаются примирить с улучшением имиджа России за рубежом. С одной стороны, на государственных каналах гордятся успехом американского агентства «Кетчум», которое в США же наградили за лучшую пиар-кампанию по организации саммита «Восьмерки» в России, а с другой, рассказывают исключительно про происки американских спецслужб и иначе чем «прохладная война» взаимоотношений с Америкой не именуется. Мартовское премьерное брожение на телевизионном пространстве тоже имеет, кажется, единый вектор. На каналах, которые не относятся к телевидению большой тройки, тоже появилась тяга к разговору, разнообразно: на «Рен-ТВ», который, как теперь говорят, будет дрейфовать в сторону мужской аудитории, в эфир вышло вечернее шоу с Тиграном Кеосаяном. Первые персонажи – изъятый из телеэфира аж с 2003 года Виктор Шендерович и журналистка Маша Гессен, судя по всему, были призваны либо что-то просигналить аудитории, либо все-таки дать высказаться тем, чьи мысли и слова могут быть расценены как фронда. Но ни того, ни другого не случилось, то есть не случилось вообще ничего. Разговор живого и остроумного Тиграна Кеосаяна пока напоминает продолжение идущей на «Рен-ТВ» передачи с показательным названием «Бла-бла-шоу».


Сегодня, 12 марта несколько премьер на канале ТВЦ. Уже с утра вышел в эфире маленький ролик исторического фильма, который будет идти в эфире этого канала почти два года «История государства российского». Вечером – новое ток-шоу Татьяны Малкиной «Ничего личного». И еще несколько премьер, о которых мы сегодня и поговорим с генеральным директором ТВЦ Александром Пономаревым.


Доброе утро, Александр.




Александр Пономарев

Александр Пономарев: Доброе утро.



Анна Качкаева : И наверняка, будем говорить вот еще о чем, почему телевидение вдруг кинулось в разговорные форматы? Означает ли мартовские премьеры появление какого-то нового зрительского интереса? Или разговорные шоу – всего лишь очередной перепев телевизионного развлечения? Есть ли шанс у новых публицистов и новых ведущих? Кто они, эти новые лица? И с кем и о чем будут разговаривать новые шоу?


Вопрос вам, уважаемые слушатели: чем канал «ТВ-Центр», по-вашему отличается от других каналов, потому что уже есть, наверное, о чем говорить?


Начнем с того, с чего это вдруг в марте случился такой бум? Потому что оранжевый ребрендинг вы провели осенью.



Александр Пономарев: Почему оранжевый?



Анна Качкаева : Ну, так он выглядит.



Александр Пономарев: Красный.



Анна Качкаева : Ну, хорошо, красно-оранжевый ребрендинг. Вам слово «оранжевый» не понравилось. А мне то, кажется, что он был не очень удачным, потому что из того, что тогда запустили, и «Ключевой момент», и «Золотая теща», «Караоке на Арбате» - кстати, отсыл к украинской теме, все оттуда переехало к вам на канал.



Александр Пономарев: «Золотая теща» - нет.



Анна Качкаева : Тем не менее, все это закрылось. И еще кое-что закрылось. И вот теперь мартовские премьеры. Новости поменяли время выхода, исторический сериал запустили и программы вечерние разговорные. С чем связано это оживление?



Александр Пономарев: Это связано просто с тем, что мы последовательно работаем:



Анна Качкаева : То есть те премьеры не удались.



Александр Пономарев: :в избранном ранее направлении. Часть премьер не удалась, именно часть, потому что «Караоке на Арбате», например, хотя это не самая серьезная, не самая принципиальная передача в нашем эфире, но я считаю, что мы к ней вернемся тогда, когда на улицах Москвы расцветут тюльпаны, будет тепло, и будет хорошее весенне-летнее настроение. Я думаю, что мы вернемся еще к этой идее, которая заложена была в передаче «Караоке на Арбате». Что касается «Ключевого момента», он продолжает выходить, мы его оставили в позднее утро по субботам, потому что на повторах в это время он собирал достаточно большую зрительскую аудиторию. Поэтому раз в неделю эта передача будет выходить. Она, кстати, довольно сильно изменилась. И постоянные зрители это заметили и оценили. Что касается «Золотой тещи», я думаю, что это тот случай, когда на повторе она привлечет гораздо больше внимания, чем на премьере.



Анна Качкаева : Короче, проблем нет.



Александр Пономарев: Нет, проблемы, конечно, есть, но они не в части того, что мы выбрали неудачные форматы. Они в части того, что, может быть, мы слишком мало времени имели для того, чтобы запустить эти новые форматы, и недостаточно времени имели для того, чтобы подготовить их больше и как следует поразмышлять над тем местом в нашем эфире. Это первое. Что касается перехода нынешних изменений в сетке. Просто время подошло. Мы подготовили целый ряд новых форматов, их уже можно выдавать в эфир. Почему наши размышления лежали прежде всего в области общественно-политического вещания или публицистических ток-шоу? Потому что мы никогда не заявляли, что мы стремимся быть лидерами в развлекательном вещании. По целому ряду причин: ниша очень плотно занята развлекательного вещания, качественные программы в этом жанре требуют очень сильной инфраструктуры телевизионной и очень заметных денег. Мы не считаем, что нам нужно тратить деньги именно на это. Мы считаем, что есть о чем поговорить зрителям и поразмышлять. Поэтому мы и предлагаем ряд форматов, которые связаны с этими размышлениями.



Анна Качкаева : Хорошо, а можно я вот так поверну этот вопрос в связи с размышлениями и разговорами? Потому что не совсем понятно, с чего вдруг они будут востребованы. Потому что нам упорно доказывали последние пару лет, что интерес аудитории к информации, к публицистике абсолютно утрачен. И с чего вы вдруг решили, что аудитория ваша, про которую вы все время говорите, что меняется ее ядро, что она молодеет, что она другая, что она более мужская или более женская, с чего это она вдруг будет смотреть это все?



Александр Пономарев: Во-первых, мы никогда не сомневались, что аудитория в этом нуждается.



Анна Качкаева : То есть все остальные, значит, ошибаются, говоря о том, что новости и публицистика на телевидении не востребованы сегодня?



Александр Пономарев: Честно говоря, я вообще, сомневаюсь, что все остальные уж так твердо стоят на такой позиции. Потому что ни Первый, ни Второй канал не отказались от того, что и новости, и публицистика –существенная часть их программного наполнения. Новости – это каркас, это то главное, что собирает вокруг себя в определенный момент аудиторию. Публицистика что на Втором, что на Первом занимает достаточно большое место. Другой вопрос – что больше внимания на себя обратили вот эти яркие развлекательные, достаточно качественные программы, которые выпустили Первый, Второй и продолжают выпускать. Другой вопрос, что сериалов появилось гораздо больше отечественного производства самых разных. И среди этого половодья сериалов уже можно говорить о качестве, более или менее приемлемом. Это другой вопрос. Но от информации какой здравомыслящий канал…



Анна Качкаева : Ну, ладно. Здравомыслящий канал… СТС, ТНТ, по сути дела, не имеют этого всего.



Александр Пономарев: Какой здравомыслящий канал, который рассчитывает на влияние на широкую аудиторию, не на бизнес просто, а еще на влияние на широкую аудиторию, заявит о том, что новости или информация…



Анна Качкаева : То есть вы сейчас подтверждаете мысль о том, что вы рассматриваете себя как канал влияния. Это вы первый раз говорите.



Александр Пономарев: Мы рассматриваем себя как канал влияния, мы рассматриваем себя как канал, дружественный к нашей аудитории. И поэтому мы считаем, что нам нужно говорить о тех проблемах, которые волнуют нашу аудиторию. За прошедшее время мы сделали достаточно много, чтобы лучше понять эту нашу аудиторию.



Анна Качкаева : Так вот, я успела уже посмотреть первое шоу Тани Малкиной «Ничего личного» на диске. И мне кажется, что мы можем получить очень любопытную ведущую. Но не будем пока торопиться, пусть слушатели и зрители увидят, что это такое. Но вот к форматам, к тому, что делает Первый и Второй, что делаете вы. Есть всегда ощущение, не случайно мы с вами говорили о том, что не получилось осенью, что есть вторичность у многих телевизионных форматов, многое уже придумано, многое делается по понятным лекалам. И вот не кажется ли вам, что в этих программах, которые вы сейчас запускаете, разговорных, будет много вот этой самой вторичности: все время отсылка то к «Культурной революции» Швыдкого, то к программе «Тем временем» Александра Архангельского, то еще к каким-то шоу, которые так или иначе есть у вас на канале – и «Народ хочет знать», и «Сто вопросов к взрослому»? Что вы с этим собираетесь делать, как аудитория будет чувствовать себя с этими новыми программами? На что вы рассчитываете?



Александр Пономарев: Давайте сначала все-таки более внятно скажем о том, какие изменения.



Анна Качкаева : Давайте.



Александр Пономарев: Принципиальные изменения. Это переход на другой шаг новостей. То, что мы теперь будем выходить в не без пятнадцати, а в полчаса: в 11:30, 17:30 и 20:30 – основной выпуск новостей. Это принципиально. Вторичность – не вторичность. Вы знаете, для нас главное не столько даже форма, может быть, будут ли нас сравнивать по форме разговора…



Анна Качкаева : Да нет, и по теме. Вот сегодняшняя тема, связанная с нецензурной лексикой, например… Было уже.



Александр Пономарев: А что касается темы, то есть темы неисчерпаемые. Миллионы, сотни тысяч произведений о любви, о предательстве, о патриотизме, о верности, о дружбе. А люди продолжают об этом говорить, спорить, находят новые повороты, случаются новые истории в жизни. Потому что все-таки самое главное – это человек и то, что его волнует, что его интересует. Мне кажется, что разговор, который будет заявлен сегодня в программе «Ничего личного», он ведь шире, чем посыл. То есть посыл, что существует ненормативная лексика в нашей жизни. Мне казалось чрезвычайно любопытным, к каким размышлениям, каким выводам, каким эмоциям приходят участники дискуссии. Убежден, что найдется немало людей в аудитории нашей телевизионной, которым эта дискуссия даст повод поразмышлять гораздо шире о том, чем мы живем, почему так живем. И не стоит ли сделать что-нибудь, чтобы жить лучше



Анна Качкаева : Ну, еще скандальное шоу.



Александр Пономарев: «Скандальное шоу с Ольгой Б.» - это тоже наша новая премьера. Это программа о проблемах, с которыми мы сталкиваемся (москвичи во всяком случае или жители больших городов) просто в повседневной жизни. Первая программа будет о проблемах поиска няни для ребенка. Это серьезная, оказывается, проблема, очень серьезная. Будут разговоры или передачи о том, как ведут себя водители и пешеходы на наших дорогах, что такое очереди, и какие сегодня очереди, чрезвычайно раздражающие людей, и как мы ведем себя в этих ситуациях, когда происходит конфликт? Вот темы этого ток-шоу. Можно сказать, что об этом говорят и в новом «Времечке», об этом говорят и в «Пусть говорят», об этом говорят и в каких-то еще дневных ток-шоу на других каналах. Да, ну и что? Но мы будем говорить о тех проблемах, с которыми сталкиваются наши зрители – так, как мы их успели понять.


И еще принципиальная премьера у нас случится в воскресенье. Мы начинаем цикл программ «Фабрика мыслей. Идеи для России». И тоже можно сказать, что это было уже, был Соловьев…



Анна Качкаева : Да, было когда-то в советской истории с идеями и с продажей.



Александр Пономарев: Но только все развивается по той спирали. И здесь уже те идеи, которые будут одобрены, сначала все 12, а потом та одна, мы, телевизор, будем доводить ее до промышленной разработки.



Анна Качкаева : Ага, даже так. То есть изобретатели, все на «ТВ-Центр»! А что за проект с «Билингвой»? Потому что на прошлой неделе, естественно, весь интернет взрывался и обсуждал тему дебатов Юлии Латыниной и мистера Паркера в этом самом клубе, который – очень активное место для москвичей, и для молодых активных москвичей. И туда ворвались молодые наци, прокричали «Хайль», оставили свои газетки и выбежали. Вы собираетесь снимать в «Билингве». Это означает, что мы все это увидим? То есть есть шанс это увидеть или как?



Александр Пономарев: У нас было намерение сделать такую политическую молодежную программу в жанре все-таки ток-шоу с этим клубом и из этого клуба. У нас даже сделали такую пилотную запись такой программы. Но если внимательно следить за тем, как среагировал интернет на это, и собственно активные участники этого клуба, то там в том числе высказывались опасения, что придет телевизор и разрушит атмосферу свободной дискуссии безоглядной.



Анна Качкаева : Что, в общем, конечно, есть некоторая правда – камеры, свет и так далее.



Александр Пономарев: И мы к этому относимся серьезно. Именно поэтому мы не спешим с тем, чтобы выдавать эту программу сейчас в эфире, начинать стартовать с этим циклом. Мы будем размышлять, чтобы не испортить внешнюю среду своим вмешательством.



Анна Качкаева : Ну, я думаю, что на самом деле не только внешнюю среду побоитесь испортить, но и побоитесь такую дискуссию, я думаю, дать. И появление в прямом эфире товарищей со свастикой.



Александр Пономарев: В прямом эфире мы и не собирались этого делать. И в любом случае только в страшном сне может присниться, что в эфире нашего канала получит трибуну товарищ со свастикой. И здесь пусть уж меня заклюют и обвинят в чем угодно, но я этого все-таки очень не хотел бы не только допускать, а вообще быть свидетелем того, что на канале, который я возглавляю, такое может случиться. Поэтому эти передачи, если они у нас и будут, они не задумываются в прямом эфире. И, кстати говоря, это понимают и организаторы дискуссий сами.



Анна Качкаева : То есть пока еще непонятно, то ли вы будете снимать эти живые дискуссии, то ли вы будете делать программу.



Александр Пономарев: Да, то ли мы будем делать свою программу. Приютит нас клуб «Билингва», даст он нам такую возможность – спасибо большое. Не даст он нам такую возможность, сочтет, что для него это неудобно, значит, мы будем искать другое место. Но от создания такой программы, в которой молодые активные люди будут обсуждать проблемы, которые их волнуют… Они, кстати говоря, не только, а может быть, даже не столько напрямую связаны с деятельностью тех или иных политических партий или движений, там гораздо более широкие дискуссии и очень интересные.



Анна Качкаева : Безусловно.



Александр Пономарев: Поэтому думаем над созданием такого цикла. Название у нас уже рабочее есть, называется «Бойцовский клуб».



Анна Качкаева : Тогда, может быть, чтобы закончить эту политическую тему, потом к другим уже перейти, если не появится необходимости их уточнять, в среде вашей, в среде телевизионных начальников есть такое выражение «сходить за стенку». Все знают, что вы иногда встречаетесь либо в администрации, либо с президентом ужинаете или обедаете. И в ваших разговорах, наверняка, есть такой общий телевизионный фон. Заметьте, я не настаиваю и не спрашиваю, что вы спрашиваете разрешения или вам чего-то приказывают. Но явно вы обсуждаете этот телевизионный фон. Можно ли считать поворот не только на вашем канале, но и на других тоже, в том числе не на больших, в сторону разговоров и привлечения к этим разговорам пусть иногда имитационным, но тем не менее, персонажей, фрондирующих людей, в последние две недели – тот же Явлинский, Хакамада, тот же Шендерович (другое дело, что они как будто все одни говорят, другие не говорят) – но вот можно ли это считать результатом согласования позиций телевизионных менеджеров с верховным менеджментом страны или все-таки нет?



Александр Пономарев: Не могу быть ответчиком за других. У нас:



Анна Качкаева : :таких разговоров в последнее время не было.



Александр Пономарев: У нас таких разговоров нет. То есть и не было ни в какое время. Ни единого раза мне не была дана сколько-нибудь серьезная рекомендация по поводу появления или не появления того или иного персонажа или той или иной формы, или того или иного направления. Были, есть и будут, наверное, люди, которые, пытаясь продвинуть свой ли проект, свой ли сюжет, ссылаются на то, что я там с кем-то где-то договорился. Но это очень легко проверяется.



Анна Качкаева : Ну, понятно. В общем, я не ждала, что вы будете откровенны, отвечая на этот вопрос.



Александр Пономарев: А абсолютно откровенно ответил на этот вопрос.



Анна Качкаева : Я все-таки еще один уточняющий вопрос задам вам, Александр, потому что, как я понимаю, все-таки у канала как-то аудитория поменялась. Вот как? Кто теперь вас смотрит? Потому что с рейтингами… не могу сказать, что они зашкаливают. И вы сами, видимо, не можете сказать, что быстрых перемен ожидаете. Потому что еще два-три года надо, наверное, ждать, чтобы лицо появилось у канала. Так вот что за аудитория? И какое тогда лицо у канала? Оно уже просматривается в вашей голове?



Александр Пономарев: Мне кажется, что просматривается. Мы – серьезный, консервативный канал.



Анна Качкаева : А, вот так вот.



Александр Пономарев: Наша аудитория – это достаточно консервативная аудитория среднего возраста, то есть нам удалось все-таки помолодить свою аудиторию. Если год назад, когда я здесь сидел, я говорил, что ядро нашей аудитории – 55 плюс, то сегодня могу уже сказать, что ядро нашей аудитории – 45 плюс. То есть мы достаточно серьезно омолодили свою аудиторию. Мы все более скептически относимся к гендерному разделению на мужчин и женщин.



Анна Качкаева : То есть все, наконец, не будете думать.



Александр Пономарев: Достаточно скептически мы к этому относимся, потому что не один раз уже убедились за эти месяцы нового сезона, что сериал, который рассчитывался, тестировался, проверялся, например, как женский, собирает мужскую аудиторию. И наоборот.



Анна Качкаева : Ну, а ваша любовь к классической музыке, видимо, все-таки будет воплощена, потому что идет анонсирование вот этой понедельничной ночной программы.



Александр Пономарев: «Собрание сочинений».



Анна Качкаева : Выглядит эффектно. Как же вы будете ее к этой аудитории приспосабливать? Совсем уж она не с этого канала, мне кажется.



Александр Пономарев: Мы же уже делали пробные показы серьезной музыки программ, которые создавали сами. И я, например, с удовлетворением увидел, что публика их вполне восприняла. То есть мы собрали очень приличную аудиторию на конкурсе молодых певцов Образцовой, мы собрали приличную аудиторию на финале конкурса скрипачей имени Паганини. Мы собрали приличную аудиторию на вечере, посвященном юбилею Мариса Лиепы. То есть мы довольно поздно показали девятую симфонию, но по количеству просто звонков, хотя это не самый точный показатель, да и по самоощущению, мы поняли, что эта работа нам тоже удалась. Мы достаточно много уже подготовили программ, мы благодарны сообществу музыкальному, которое не отвергло нас, которое оценило наши усилия. Мы даже получили очень неплохие оценки качества того, как мы это делаем. И вот мы рискуем попробовать:



Анна Качкаева : :еженедельный формат.



Александр Пономарев: :еженедельный формат, который называли «Собрание сочинений» по понедельникам, поздно. Я буду очень рад, если мы будем получать огромное количество обращений зрителей, почему так поздно? Но вот сегодня, например, стартуем третьей симфонией Рахманинова в исполнении спиваковского оркестра с солистом Денисом Мацуевым. Очень надеюсь, что публика оценит. Мы будем выбирать достаточно популярные произведения классической музыки.



Анна Качкаева : Хорошо, тогда коротко про ваш исторический проект. Об этом много писали. Все это в графическом исполнении, современно вполне. После московского сериала, наверное, этот исторический сериал был логичен. Но я все время в этом смысле вспоминаю, что много было трактовок «Истории государства российского». И в последнее время, когда так очень не исторична наша вообще история, и трудно ее преподавать, того же Карамзина, скажем, современные историки упрекали в том, что это история, исполненная в контексте державной истории семейства Романовых, монархического захлеба. И Пушкин, собственно, о Карамзине писал, что первый историк и последний летописец. Почему вы все-таки решили окартинивать вот эту 12-томную историю, а не, например, более современную?



Александр Пономарев: Для начала, почему мы решили делать большой цикл, который исторический, но авторский? Ответ, по-моему, очевиден. Потому что история – это предмет постоянных, очень ожесточенных дискуссий. И поэтому для того, чтобы не потеряться в этом споре и столкновении мнений по поводу истории, мы выбрали авторскую позицию. Это первое. Теперь, почему мы выбрали Карамзина? На той же презентации в Историческом музее директор Исторического музея Александр Иванович Шкурко очень правильно, мне кажется, дал оценку этому нашему намерению, потому что Карамзин – это не только историк, а кое-кто считает, и не столько, это все-таки литератор.



Анна Качкаева : Ну, да, интерпретатор, конечно.



Александр Пономарев: И это художественное произведение, в котором исторические события отражены достаточно точно. И мы по этому художественному произведению создали сериал. Это не учебник истории. Это не Ключевский, сугубо историк, и так далее. Это раз.



Анна Качкаева : Как раз к тому же успеете к Смуте, к полагающемуся празднику закончить.



Александр Пономарев: Нам, кроме всего прочего, очень интересно, что он, иногда пытаясь быть беспристрастным, он все-таки иногда не беспристрастен. У него все-таки прорываются такие эмоции. Кто что в этом видит. Например, я вижу в этом просто нескрываемую гордость в случае побед неких: народных ли, личностей ли. Да, он не скрывает своего монархического настроя. Это собственно эпиграф его произведения.



Анна Качкаева : Очень любопытно, что Шевчук, не являясь таковым по сути, я посмотрела сегодня первый кусочек, сразу скажу слушателям и зрителям, что не обязательно рыскать по эфиру, хотя каждый день будут показывать эти четырехминуточки, в выходные все 20 минут вы сможете посмотреть всех тех серий, которые покажут в течение недели. И это отдельный, конечно, разговор, почему Шевчук согласился, как он читает. Мне просто любопытно, ведь Шевчук сделал и другой фильм исторический, то есть он был автором – к 100-летию Думы, которую нигде не показали. Вот, может, вы заодно и это покажете?



Александр Пономарев: Вы знаете, может быть, и покажем. Потому что нам этот фильм приносили.



Анна Качкаева : Да, 10 серий.



Александр Пономарев: Нам этот фильм приносили. И мы его тогда не показали. Во-первых, поздно принесли, дорого яичко к Христову дню.



Анна Качкаева : Ну, он не простой, с точки зрения исторической интерпретации.



Александр Пономарев: Да, он не простой. В том, в общем-то, и прелесть. Потому что ведь мы обижаемся не тогда, когда автор добросовестно заблуждается или когда автор исходит из того, что кроме знаний, у него есть еще и позиция, мы же обижаемся, когда врут, когда подтасовывают. Мне кажется, что в повествовании Карамзина такого нет. Есть позиция. Шевчук, мне кажется, замечательно читает.



Анна Качкаева : Читает замечательно. Он еще похож на летописца. Мне просто была любопытна его мотивация в этой связи.



Александр Пономарев: А он достаточно уважительно, как и многие глубоко внутри, относится к идее монархизма. Мне так кажется. Я еще хочу обратить внимание, говоря об «Истории государства российского», у зрителя не должно сложиться ощущение, что мы просто наделали красивых картинок в анимации, там все очень точно. И если это вот такие ладьи, и если вот такие изгибы реки, так это основано на том, что разыскали, какие должны быть ладьи, костюмы, планы городов, изгибы рек. Он все-таки достаточно точно отражает картинку, о которой мы вспоминаем.



Анна Качкаева : Давайте послушаем Владимира Александровича из Кемеровской области.



Слушатель: А почему на Кемеровскую область новости транслируются в записи, а «25-й час» вообще не транслируется? А чем отличается ваша телекомпания? Так это, по-моему, только программой «Времечко». После закрытия «Сегоднячко», я не знаю, почему она закрылась, это единственная такая программа.



Александр Пономарев: «Сегоднячко» не у нас выходило. А что касается…



Анна Качкаева : «Времечком» действительно отличается, правда.



Александр Пономарев: А что касается выхода в Кемерово новостей, не готов вам сейчас сказать. Как вы понимаете, вернусь на работу, и попрошу все выяснить поподробнее.



Анна Качкаева : Да, и «25-й час» что там с ним происходит? Может быть, просто перекрывается.



Александр Пономарев: Не готов сейчас.



Анна Качкаева : Павел из Санкт-Петербурга, вы в эфире.



Слушатель: Одно из отличий канала – это то, что нет кулинарных программ на канале. Могли бы вы сделать хорошую кулинарную программу с хорошим профессиональным шеф-поваром?



Анна Качкаева : А вот зачем? Я как раз говорю о том, что количество повторений на всех каналах невероятно. А зачем вам нужен еще на этом канале шеф-повар?



Слушатель: Чтобы был выбор.



Анна Качкаева : А, чтобы выбирать между шеф-поварами НТВ, Первого и еще «ТВ-Центра».



Александр Пономарев: Павел, у меня к вам просьба. Если вам не сложно, разыщите в интернете наши координаты, и если вы найдете время, возможности, желание изложить нам свои представления о том, что бы это могло быть за кулинарная программа, я бы вам был очень благодарен. А потом бы мы поискали уже человека, который может реализовать эти идеи.



Анна Качкаева : А что, вы считаете, что это необходимо вашему каналу? Александр, зачем?



Александр Пономарев: Мое глубокое убеждение, что есть вещи, вокруг которых происходит наша жизнь. Еда в их числе. И если мы найдем способ интересно об этом говорить – почему нет?



Анна Качкаева : Константин из Санкт-Петербурга, вы в эфире.



Слушатель: Я принципиально не смотрю телевизор. Но это не тема вашей передачи. Но мой ребенок смотрит телевизор. Я провел научный эксперимент, я ему почитал Ахматову «Четки». Вы помните?



Анна Качкаева : Во всяком случае, наизусть нет, наверное.



Слушатель: И ребенок сидел полчаса с открытым ртом, просто полчаса меня слушал, хотя я не чтец. Вам надо программу для молодежи, которая будет немножко развивать хотя бы в этом плане. Почитайте им стихи, им понравится. А потом еще маленькое замечание. Я радио то все-таки слушаю. Если вы, Александр, монархист, так что же вас не устраивает? У нас монархия, абсолютная монархия.



Анна Качкаева : Александр говорил про то, что ему кажется, что Шевчук – скрытый монархист. Александр никогда в моем представлении не был сторонником монархии. Хотя у меня все меняется.



Александр Пономарев: У меня два замечания. Я не подписывался под тем, что я – монархист. Это раз. А во-вторых, я не говорил, что меня что-то сейчас не устраивает. А что касается поэзии на экране, это очень серьезная тема, которая меня давно волнует. Я встречался с многими и замечательными актерами, которые прекрасно читают, со знанием дела высокую поэзию, и встречался с многими поэтами, ныне живущими, великими, на мой взгляд. Не нашли форму, в которой поэзию можно было бы представить на экране. Особенно, вы абсолютно точно сказали, для молодежной аудитории. Вот не нашли. Хотя я абсолютно убежден, что эти поиски стоит продолжать. И если бы мы на современном уровне нашем нашли способ возродить вот эту атмосферу, которая бы на вечерах в Политехническом, это было бы просто замечательно. И не важно мне было бы, много мы собрали на рекламных деньгах на этой передаче или мало. Но я бы считал, что мы сделали бы большое дело. Я совершенно с вами согласен.



Анна Качкаева : Александр, но ведь и на «Культуре», когда вы ей руководили, это остается и сейчас, есть такая программа «Линия жизни». Она, конечно, про другое, она связана с персонажем, с личностью, с фигурой, с которой напрямую общаются люди. Я то думаю, что и были такие попытки. Были сериалы, когда люди известные, прожившие и передумавшие много, читали стихи. И если, например, сделать цикл с тем же Юрским, Казаковым, Демидовой, которые просто читают стихи, разве это не способ? Это так же, как с вашим «Собранием сочинений». Да, увы, это, наверное, будет ночная программа, но разве это не возможность?



Александр Пономарев: Слушатель очень правильно сказал, что эти программы должны быть обращены к молодежи.



Анна Качкаева : То есть вот так просто Демидову, Юрского, Филиппенко слушать не будут, по-вашему?



Александр Пономарев: Не знаю. Потому что если мы говорим о постоянной прописке в эфире, нужно все-таки, на мой взгляд, предложить некую форму. Что касается замечательных чтецких программ, литературных, театрально-литературных программ, не знаю, может быть, надо попробовать. Потому что были успешные примеры. Очень сильно сомневаюсь, что мы можем просто взять из архивов условно, из фондов и поставить это сегодня.



Анна Качкаева : Нет, уже нельзя. Даже блестящий Андроников – то, что иногда на «Культуре» показывают, это замечательно, но это для ценителей.



Александр Пономарев: Да, для тех, кто уже в материале. А если для той молодежи, которую нужно ввести в этот мир, здесь нужно сильно подумать.



Анна Качкаева : Хотя должна вам сказать, что если ты начинаешь показывать специально студентам или школьникам, то все-таки смотрят. Да, может быть, потому что рядом преподаватель сидит, и им некуда деться. Но смотрят и потом готовы обсуждать.


Людмила из Москвы, вы в эфире, здравствуйте.



Слушатель: Спасибо за самую любимую, правдивую в моем доме программе ТВЦ. Мы доверяем этому каналу. Он такой народный, он такой и для народа, и как бы о народе. А вот если задуматься над тем, что с других каналов будет повторение, то форма, как вы правильно сказали, должна быть такой, чтобы она предельно отличалась. Вот для детей это, конечно, мелькательность, клиповость. А более пожилым – конечно, более стабильная картинка и слова. А то, что вы сейчас добавили в свою программу – это очень интересно. Но мы с «Культуры» не можем уйти, потому что он еще и без рекламы. Это некоторое неудобство, сидим без чая. Нет рекламы – это очень плохо. На «Звезде» в свое время тоже не было рекламы, потом стала. Думаем, теперь хорошо.



Анна Качкаева : Теперь стало полегче. Людмила, у вас вопрос есть какой-то?



Слушатель: Вопрос у меня только один: если действительно он предлагает, как раньше Косыгин говорил, если вы критикуете, то давайте, предлагайте. Так вот я вам предлагаю, сможете ли вы такую форму найти, удовлетворяя любую аудиторию?



Александр Пономарев: Будем пытаться.



Анна Качкаева : Кстати, вот определение вашего канала – народный. Может быть, туда и надо дрейфовать? Тогда пусть будет больше шоу, прямых эфиров, и не мучайтесь с сериалами.



Александр Пономарев: А мы, совершенно очевидно, туда и дрейфуем. Мы же совершенно очевидно туда и дрейфуем. А насчет не мучайтесь с сериалами, к сожалению, есть некоторые данности, которые обойти невозможно. Сериал – вот такая данность, без него нельзя на сегодняшний день. Потому что не придумали еще другого продукта, который в таком количестве мог бы присутствовать в эфире, на котором можно было бы собирать деньги, ставить рекламу. Поэтому, к сожалению или к счастью, мы будем продолжать поиски своего пути и в сериальном производстве. И здесь нам большую помощь окажет Московская программа поддержки отечественного кинематографа. Мы еще в этом сезоне покажем, например, новый сериал, созданный по заказу Московского правительства, он называется «Юнкера». Любопытный, на наш взгляд, сериал.



Анна Качкаева : «Кадетство».



Александр Пономарев: Нет, это не «Кадетство».



Анна Качкаева : Это нечто другое?



Александр Пономарев: Да. Точно так же, как многие зрители хорошо восприняли сериал «Пречистенка», который мы показывали в новогодние праздники.



Анна Качкаева : Я вдруг вспомнила, все время до вашего прихода канал называли лужковским каналом. Сейчас все меньше этого определения, когда упоминают этот канал. Хотя он другим то не стал, с точки зрения принадлежности. А теперь все больше журналисты шутят, что это телевидение Цоя. Вы как к этому относитесь? Кто теперь главный у вас там?



Александр Пономарев: Да с юмором я к этому отношусь. Потому что это телевидение, если уж мы на это переходим, москвичей все больше и больше, я надеюсь. Что касается Юрия Михайловича, то я получаю искреннее удовольствие от общения с этим человеком, когда доводится. И проект «Фабрика мыслей» - это его инициатива.



Анна Качкаева : Да, он ведь у нас рационализатор до мэра то был.



Александр Пономарев: В том числе. Что касается Сергея Петровича Цоя, я тоже уже не один раз по этому поводу высказывался. Он с большим азартом занимается исполнением своих обязанностей председателя совета директоров телеканала «ТВ-Центр». Если уж так остро ставить вопрос, кто главнее, с большим удовольствием скажу, что, безусловно, самый главный – Юрий Михайлович Лужков, а второй после него – Сергей Петрович Цой в отношении «ТВ-Центра», если это кого-то успокоит.



Анна Качкаева : Эдуард из Санкт-Петербурга, вы в эфире.



Слушатель: Я бы хотел вначале сказать, почему я смотрю «ТВ-Центр». Потому что у этого канала более широкие взгляды по сравнению с тремя ведущими каналами. Я имею под широтой, к примеру, проходит какое-то событие с оппозицией, я буду на сто процентов уверен, что Первый и Второй канал это не покажут, а ТВЦ, слава Богу, покажет. Это первое. Второе, что существует все-таки альтернативная позиция тому, что существует на тех каналах. И у меня пожелание к Александру, хочется реального разговора о том, куда и зачем мы идем, и что в стране происходит? Этого совсем мало, к сожалению. А второе, по поводу «Культуры». Вы сказали о передаче, которая будет показывать серьезные концерты. Мне бы хотелось, чтобы это были не только концерты классической музыки. Пока еще живы такие люди, как Елена Камбурова, жив еще Александр Дольский. Но их в телевизоре нет.



Александр Пономарев: Мы не случайно эту рубрику назвали «Собрание сочинений», оставив для себя там такую свободу в представлении жанров. И вы угадали, там будет не только классическая музыка. Там будет, например, этномузыка, там будет фольклор. Что касается такой серьезной авторской песни, в случае если нам удастся создать программы концертные с замечательной Камбуровой, если мы найдем взаимопонимание, с Александром Дольским, я уверен, что мы это сделаем.



Анна Качкаева : И очень коротко про серьезную программу, когда мы поговорим о том, куда идем и зачем. Ни в одном из этих форматов, о которых мы с вами говорили, в общем не предусмотрен такой разговор.



Александр Пономарев: Не согласен, потому что «Ничего личного» будет развиваться именно туда.



Анна Качкаева : А, то есть все-таки от культурологических тем перейдем к широкой теме.



Александр Пономарев: Следующая программа будет посвящена проблеме духовного лидерства в России. Смотрите.


XS
SM
MD
LG