Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В ближайшее время останки Звиада Гамсахурдиа будут перевезены в Грузию и преданы родной земле. В преддверии этого события в грузинском обществе идут горячие дискуссии относительно характера перемен, произошедших в стране в постсоветский период.


За 17 лет власть в Грузии сменилась трижды: сначала коммунисты буквально даровали её националисту Гамсахурдиа, затем антизвиадисты, изгнав ненавистного им президента из страны, преподнесли власть преобразившемуся коммунисту Шеварднадзе, и, наконец, последний был вытолкнут из президентского кресла своими же учениками с помощью миллионов Сороса и российского дипчелнока полугрузина Игоря Иванова.


Если власть в начале 90-х перешла в руки Гамсахурдиа плавно, то последующие катаклизмы в различных источниках именовались либо революцией, либо путчем – в зависимости от позиции авторов. Во всех случаях формальная легитимизация власти происходила, можно сказать, постфактум – на выборах, проведенных с максимальным использованием нового административного ресурса.


И самое удивительное заключалось в том, что за новую власть всякий раз голосовали более 80 процентов избирателей. Объяснить этот феномен очень трудно. После семидесятилетней большевистской тирании народ, кажется, хотел "попробовать варианты". Единственное, о чём можно сказать совершенно точно: председатель последней по счёту центральной избирательной комиссии получает на своей новой должности самую высокую зарплату в Грузии – больше, чем нынешний президент.


Каждый раз в различных вариациях просматривалась и пресловутая "рука Кремля": ясно, что грузинские коммунисты не могли без распоряжения свыше сами отдать власть Гамсахурдиа. Если бы не воинские части адмирала Балтина, Шеварднадзе вынужден был бы вернуть бразды правления первому президенту независимой Грузии. И, наконец, именно кремлёвский эмиссар Игорь Иванов убедил "белого лиса" отдать власть своим питомцам, а "аджарского льва" покинуть Батуми и поселиться в Москве.


Впрочем, какую бы роль ни играли Россия или США в катаклизмах, невозможно затушевать и, главное, понять всенародную поддержку на выборах каждой новой грузинской власти. Что же ЭТО было на самом деле – всё чаще задаются вопросом относительно последней смены режима в стране многие политологи – путч или революция? Ведь "оранжевое" действо никак не подходит под привычное ленинское определение революции – низы-то действительно не хотели, но верхи еще как могли! В свою очередь, "путч" по определению – это "государственный переворот, не встречающий поддержки в обществе и преследующий консервативные цели". Смешно говорить о том, что шеварднадзевский режим пользовался хоть какой-нибудь поддержкой населения, а приход к власти Саакашвили стал шагом назад в развитии свободной независимой Грузии.


В общем, то, что происходило в стране в последние годы, никак не укладывается в рамки привычных стереотипов. Возможно, именно поэтому оппозиционные грузинские политики в последнее время так часто упоминают театр абсурда.


XS
SM
MD
LG