Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоблог. "Марш несогласных" в Рунете


Алексей Кузнецов: Мы поговорим о «Марше несогласных» и о реакции на него в Рунете. Сегодня у нас в гостях блогер Марина Литвинович, один из организаторов «Марша». Уважаемые слушатели, поскольку мы выходим в прямом эфире, я предлагаю вам звонить нам и задавать Марине вопросы, и делиться своими соображениями по теме программы.


Марина, очень много говорилось в официальной прессе, в печатной, в электронной, в СМИ разного рода о «Марше несогласных», о реакции на него людей различных, не входящих, скажем так, в элиту, в число ньюсмейкеров. Но мы поговорим с точки зрения блогов и с точки зрения блогосферы в целом. По вашим ощущениям, реакция блогосферы сильно отличалась от той, что была официально высказана в тех или иных СМИ?



Марина Литвинович: В очередной раз, мне кажется, российские блогеры подтвердили свою такую особенность, что именно в блогах можно узнавать правду или различные точки зрения на те события, которые происходили. И если бы мы с вами смотрели на телеканалы российские в первую очередь, то, конечно, та картинка и те слова, которые были сказаны там, существенно расходятся с тем, что можно было прочитать в российских блогах.



Алексей Кузнецов: Я и в официальных СМИ, на различных телеканалах, в различных газетах видел, читал достаточно противоречивую реакцию на «Марш несогласных», в том числе, как мне показалось, и заслуживающую доверия и, наоборот, совершенно такового не заслуживающую. Вы могли, может быть, выделить какие-то СМИ (сейчас отвлечемся от блогов на секундочку), которые бы близко подошли к правдивому освещению «Марша»?



Марина Литвинович: Я узнала такую интересную вещь, что газеты Санкт-Петербурга, о них если говорить, достаточно объективно отразили «Марш», даже те газеты, которые никогда не славились и не были известны, как газеты, обращающие внимание на оппозицию. Но произошло следующее: событие было настолько заметным, очень многие жители его видели сами и участвовали в нем, что наврать об этом событии было невозможно. Поэтому питерские газеты, как мне наши товарищи рассказывали, объективно описали более-менее это событие. К сожалению, все остальные СМИ, особенно государственные телеканалы, не давали объективной информации. Хотя я могу отметить интересную особенность. Я смотрела вечерний репортаж второго канала, РТР, и заметила забавную вещь. Они дали картинку, то есть съемку «Марша несогласных», на которой было видно, что идет огромная масса народа, что весь Невский проспект забит людьми, и люди улыбаются, они настроены приветливо, и явно эти люди представляют собой петербуржцев. И следующий кадр, который они дали – это была картинка, как омоновец бьет девушку. И вот на фоне этих видеокадров шел ужасный текст, вранье на вранье. Но мне кажется, что в данном случае люди, которые видели видео, видели картинку, они все поняли. В данном случае мудрость, что «имеющий глаза да увидит», как раз сработала. Что бы ни говорил диктор, что бы ни врали корреспонденты, картинка сама за себя все сказала.



Алексей Кузнецов: В советские времена было высоко развито у читателей умение читать между строчек в официальной прессе, и очень высоко был развит жанр разговоров на кухне, который частично заменяет сегодня собой блогосфера. Так что же, отчасти происходит возвращение к таким формам общения?



Марина Литвинович: Мне кажется, давно это уже произошло. В случае с телеканалами один из советов – приглушать звук и смотреть на картинку, возможно, она даст больше информации, чем рассказ диктора.



Алексей Кузнецов: В некоторых случаях да. Хорошо. А если сравнивать блоги с разговорами на кухне, блогосфера более влиятельна, более результативна?



Марина Литвинович: Да, конечно, потому что если говорить о блогах, то мы после «Марша» имели два типа информации, которые достаточно были широко представлены, – это рассказы очевидцев, участников самих, то есть тексты, рассказы, и видео- и фотоматериалы. И, конечно же, самую большую роль сыграли видео- и фотоматериалы, потому что даже те люди, которые там не были, посмотрев эти материалы, могли составить полное представление о том, что происходило. И этих материалов было настолько много, что нельзя сказать, что они отражали какой-то из этапов «Марша» или какую-то ситуацию, которая возникла, в принципе картинка была объективная. Другое дело, что разные люди сконцентрировали свое внимание на разном. Часть людей сконцентрировала внимание на кадрах, где бабушки и вот такие женщины пожилого возраста бьют омоновца, отбивая какого-то молодого человека, которого омоновцы тащат. Таких кадров было много и такие стычки происходили, потому что люди были возмущены тем, что омоновцы врывались в толпу и выдергивали оттуда молодых люди, не очень молодых, и старых тоже, и беззастенчиво их били и тащили в машину. Естественно, люди вступались, кричали «что вы делаете, это же наши люди?!» и более жестко кричали – «фашисты! позор!». Эти кадры действительно были, многие на них сосредоточились и начали эту тему обсуждать, говорить, что, вот, вы видите, омоновцев бьют, ужас какой, несчастные омоновцы… Но ведь были и другие кадры, где видно, что ОМОН действует жестоко и без разбора тоже лупит людей дубинками. Поэтому здесь уже можно было выбирать, кто на чем сосредоточен, но картинка, мне кажется, в блогах была объективной.



Алексей Кузнецов: Что же, давайте не будем голословными, послушаем, мы подготовили некоторые выдержки из разных блогов, и вот что у нас получилось.



«Впечатляюще! Я горжусь ими. Вообще, терпеть не могу общественные сборища. Последний раз, когда я была на митингах в защиту НТВ, мне так не понравилось, что я бы и сейчас не пошла, но, разглядывая фотографии, я увидела, что это не игра, и поняла, что я внутренне с ними».



«Я бы не сказал, что сильно интересуюсь политикой, но меня одна вещь очень задела. Я не знаю, слышите ли вы это в новостях по телеку, ибо наше «свободное» телевидение вряд ли расскажет о таких вещах, а дело в том, что в Питере накануне прошел «Марш несогласных». На улицу вышла вся оппозиция, там, лимоновцы всякие, даже КПРФ и особенно «Яблоко». Почему особенно? А просто там сейчас выборы будут в думу, а избирком питерский отверг собранные «яблочниками» подписи, заявив, что фальсификация, и в выборах, соответственно, «Яблоко» не может участвовать. Конечно, можно было бы авторитетнейшему избиркому поверить, если бы не один факт: в Питере «Яблоко» исторически сильно, там очень много их активистов, очень много людей, просто поддерживающих, это всегда и на выборах видно. А тут – нате, подписи поддельные… Что-то как-то не верится. Что ж, «Яблоко» в суд подало на избирком, да еще и вся оппозиция поддержала, да так поддержала, что собрала 15 тысяч человек, которые слились в дружном «Марше несогласных». Власть, конечно, всячески ограничила, сжала до предела рамки митинга, ну, да бог с ним. Но вот зачем было ОМОН во всей его красе направлять на манифестантов, не понятно. Я слышала даже, что одну женщину с маленьким ребенком, проходившую мимо, просто-напросто загребли в отделение милиции вместе с остальными, прямо вот так – с ребенком – и забрали. В общем, не хочу особо иронизировать, потому что что-то совсем не смешно. То, что люди выходят у нас на улицу выразить свою гражданскую позицию, крайне редко случает, и все равно ведь и этих давят. Меня это все очень волнует и расстраивает, ибо так мы далеко не уйдем. Я не хочу жить в стране, где одним просто по фигу, а тем, у кого противоположная позиция, все равно не дадут это выразить. Дико. Мне все это дико».



«Эх, какую гламурную тусовку на Невском я пропустила – «Марш несогласных». Вроде слышала что-то загодя, но думала, что это чисто партийное какое-то выступление и взбрыкивание - то ли «яблочников», то ли «лимоновцев» (просто райский сад какой-то получается, компот). А там, оказывается, озверевшие уже питерцы тоже вышли на Невский и кричали: «Матвиенко, вон!». Я бы тоже покричала, поскандировала, с большим удовольствием. Как хочется, чтобы эта почетная, блин, блокадница куда-нибудь делась из нашего города вместе со своим Газпромом под мышкой. А ведь я еще вдобавок не знала, что на Невском уже снесен чуть ли не целый квартал. Я думала, что там, за нарисованным фасадом, за тряпочкой, что-то восстанавливают, а там…».



«Слава Богу, что на Дворцовой уже стоит Александрийский столб, а то и туда чего-нибудь водрузили. А чего? Круто. Ведь не могут же наши дорогие нувориши жить без вида на Зимний».



«С утра читаю блогеров о питерском «Марше несогласных». Как мало в новостях и как много в блогах. Лишний раз убеждаюсь в полезности всевозможных ЖЖ».



«Посмотрел фотографии «Марша несогласных». Ощущение двоякое. Конечно, питерцы – настоящие молодцы, город революций порадовал. Хотя лидеры все-таки немного странноваты и не слишком честны. Впрочем, на фоне президентско-правительственной мрази даже ЗК Ходорковский выглядит честным человеком, а уж Каспаров и вовсе похож на святого, что несколько настораживает».



Алексей Кузнецов: Марина, а действительно ли блогосфера представила самый широкий спектр мнений? Мы, в общем, не подбирали радикальные мнения и постарались исключить наиболее резкие выражения, хотя некоторые все же выше прошли, за что мы приносим свои извинения. Но, тем не менее, спектр высказываний широк был по поводу «Марша»? Были такие блогерские замечания, где полностью придерживались точки зрения власти и то, как освещала власть и подведомственные власти СМИ это событие?



Марина Литвинович: Нет, я таких комментарий не видела, которые были бы похожи на то, что говорилось в эфире федеральных телеканалов. Ну, были неодобрительные, конечно, высказывания. Но я заметила вот в этом огромном вале высказываний, который необычен был достаточно для блогосферы, что очень многие люди меняют свое отношение, во-первых, к возможности выходить на улицы, как способу высказать свое мнение… Потому что для многих митинги – это какая-то или древняя история, которую они пропустили в 1991-1993 годах, то ли для многих это такая заказная вещь, им кажется, что только за деньги люди выходят на улицы. И люди поменяли свое мнение, увидев, что, в общем-то, такие же люди, как они, просто выходят на улицы и протестуют против того, что им не нравится. Помимо протеста против снятия «Яблока», у «Марша несогласных» были и другие темы недовольства, и люди выходили по совсем разным точкам зрения и были недовольны разными вещами. Именно поэтому это мероприятие было не партийное, а гражданское, потому что вышли самые разные люди.



Алексей Кузнецов: У нас есть звонок от Натальи Васильевны из Подмосковья.



Слушатель: Я с интересом нарвалась, буквально, на вашу передачу, потому что я, краем уха услышав об этом событии, каждый вечер просматриваю все телевизионные передачи по всем каналам, и нигде никаких сообщений подробных или просто сообщений, или анализа какого-то не было. Единственное, вчера Павловский, которому я посоветовала бы посетить, конечно, логопеда, прежде чем выходить в прямой эфир, нелестным образом высказывался об этом «Марше несогласных». Перед этим и у Пушкова.. и еще какие-то передачи были - нигде ни слова не сказано об этом «Марше несогласных». Единственная была информация – это, по-моему, на той неделе в субботу днем где-то по одному каналу. Доходит до того, что я прихожу на работу, говорю «вы знаете, в Питере было такое-то событие» - никто не знает. Так что даже обидно, что у нас в Москве это событие прошло мимоходом, и люди даже не знают об этом. Спасибо за вашу передачу!



Алексей Кузнецов: Спасибо, Наталья Васильевна. Я, конечно, не успел спросить, есть ли у вас интернет и можете ли вы пользоваться блогами…



Слушатель: Нет. К сожалению, нет. Я уже в таком возрасте…



Алексей Кузнецов: Ну, интернету все возрасты покорны, уверяю вас. Дело в том, что мы как раз и говорим о том, что в прессе-то была реакция, но она была, во-первых, односторонняя в основном, и, во-вторых, реакция в интернет-сообществе, в том, что называется блогами или «живыми журналами», как раз очень много было правдивой информации. И так уж получилось, что информация более правдивая была как раз в неподцензурной блоговской периодике, если так можно выразиться.


Марина, как вы полагаете, возможно такое понятие, как цензура, в блогах? Не в интернете, а в блогах? Недавно депутат Госдумы Виктор Алкснис высказывался и призывал к ответу своего блоговского оппонента. У нас была на этот счет программа. Возможно что-либо подобное? Я имею в виду не технически, а идеологически?



Марина Литвинович: Да, мне кажется, что технически мало возможно, потому что, если закроется одна площадка, всегда найдется другая. Но возможна другая история. Когда человек пишет что-то, выходящее за рамки обыденного, или пишет правду о том, что происходит, происходит другая вещь – приходят много разных юзеров так называемых и начинают человека уничтожать: всячески морально обвиняют его, уничижают, то есть оказывают моральное давление, при котором неподготовленный человек может сломаться. И это не цензура, это такой способ заставить человека замолчать.



Алексей Кузнецов: То есть вы имеете в виду, что среди тех, кто уничижает, могут оказаться подставные фигуры?



Марина Литвинович: Рассказывают, что есть специальные бригады сотрудников ФСБ, я уж не знаю кого, которые занимаются специально этой работой. Я никогда такого не видела воочию, слава богу, но рассказывают, что такое есть.



Алексей Кузнецов: Технически это как раз легко, а уж опорочить-то можно как угодно.



Марина Литвинович: Конечно, работа в форумах, работа в блогах, мне кажется, считается важной, потому что именно там создается некое мнение. Другие люди, приходя и видя, какое мнение создано, могут решить, что так принято и тоже так начать думать.



Алексей Кузнецов: Также и поступать.


У нас есть звонок. Сергей из Ленинградской области.



Слушатель: Марина, я приезжал на этот «Марш». Хотя оказался в числе тех, кто действовал, ну, недостаточно решительно. Но я что хочу засвидетельствовать? Количество автотранспорта в виде фургонов было таким, что можно было, наверное, всех участников туда погрузить. Вот эти машины загораживали обзоры и подступы. Затем, ведь знамена стали вырывать уже у «Октябрьского» и забирать у частников и получилось так, что самые активные участники оказались отрезанными. Я присоединился в середине Невского, за Литейным, но это уже, как говорится, не суть. Мы сразу не увидели ни одного из руководителей, основная масса. Конечно, слово – стихийно, не стихийно… То есть приняли участие массы, сами по себе, каждый со своим. Я не знаю даже, какое соотношение по отношению… один к десяти, может быть, даже вот этой колонны, авангарда. И потом это стояние на Невском проспекте продолжалось где-то около часа, между Думской и каналом Грибоедова, «Домом книги». И знаете, у меня интернета нет, у меня есть радио, телевизор редко смотрю. Но пришел домой, посмотрел «Полное собрание сочинений», том 34-й, и я увидел столько сходства… Как бы вы оценили ситуацию нынешнюю в плане революционном? Я, наверное, не ошибусь, если вы в следующий раз отнесетесь к организации, как к искусству.



Алексей Кузнецов: Читайте классиков, называется. Марина, давайте послушаем еще одного нашего слушателя из Санкт-Петербурга, а потом уже будем обсуждать. Эдуард, вам слово.



Слушатель: Я хотел немножко добавить к тому, что сказал предыдущий слушатель. Я был тоже в середине этого «Марша» и поначалу (за это, кстати, спасибо нацболам, хотя я совершенно против этого течения) они, мальчишки, выскочили на улицу, когда у «Октябрьского» было столпотворение омоновцев, ну, и по всему городу, естественно, они выскочили первыми, взявшись за руки, перекрыли проезжую часть и пошли в сторону площади Восстания. И вот в этот момент там было, я думаю, тысяч 20 человек, потому что подходила уже голова… Причем они пошли без всякого повода, без всякой мысли, они просто пошли быстрым темпом, и пенсионеры еле успевали за ними. Я хочу добавить к тому, что сказал предыдущий человек. Конечно, должно быть искусство. Но любой методист областного центра сказал бы, как это сделать, потому что потом, когда люди метались, не знали, куда идти… я видел, как бегал Резник, не знал, что делать, потому что быстрым шагом пошли в сторону Невского, в сторону Литейного нацболы… это все было, конечно, здорово. И вообще, организация совершенно никакая. Конечно, это надо учесть. Потому что это, я считаю, начало. Там была лучшая часть города. Все скандировали только один лозунг практически – «Это наш город!». Ну, про Матвиенко – это бог с ним. И это, конечно, лучшая часть. Я горд, что был в этот момент. Я думаю, что это повод к тому, чтобы хорошо продумать… Извините, не иметь просто нормального мегафона, когда этот митинг, уже появившийся, руководители устроили в районе площади Восстания, когда ни слова не было слышно… Ну что, нельзя это сделать, нельзя предусмотреть?



Алексей Кузнецов: У нас есть еще один звонок. И снова из Ленинградской области. Игорь Игоревич, пожалуйста.



Слушатель: Я интегрально и очень кратко. Вы знаете, предвыборные теледебаты по 3,5 минуты, затем все вот эти махинации и поливание этой грязью, эта битва на ерунде, оскорбление людей и особенно клевета на нацболов, которые сегодня являются самой чистой частью нашего политического спектра, все это создает впечатление какого-то политического мусора в нашей стране. Преемники эти, отъемники… Короче говоря, погрузилась страна в какую-то кучу, понимаете, в которой нет ни чистоты, ни справедливости, ни правды. Телевидение, газеты все, всё это создает удручающее совершенно впечатление. Это не выборы, это, как и предрекали, невыборная система назначения, кругом идут злоупотребления.



Алексей Кузнецов: Итак, сразу три звонка, Марина, из Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В частности, напомню, есть обвинение в неверной организации, совет читать классиков, видимо, Ленин имелся в виду. В общем, ваши комментарии.



Марина Литвинович: Да, я хотела бы в первую очередь поблагодарить двух радиослушателей, которые позвонили и сказали, что они участвовали. Хотя слово «благодарить» – это странное слово, каждый человек выбирает сам. Но мне кажется, что здорово, что они были вместе с нами, и здорово, что они приняли в этом участие. Что касается организации, вы знаете, первоначально ведь был заявлен другой маршрут, который мы пытались согласовать с властями Санкт-Петербурга, этот маршрут, как вы знаете, шел от БКЗ «Октябрьский» в сторону Смольного. К сожалению, этот маршрут нам запретили, ну, вернее, не согласовали. И то, как начали развиваться события и когда люди пошли в другую сторону, вы сами понимаете, что говорить о какой-то предварительной подготовке очень сложно. Другое дело, правильно отмечено, что было не слышно. Но по закону, к сожалению, мы не могли использовать никакую иную усилительную аппаратуру, и у нас были только мегафоны, которые, конечно, не давали возможности всем услышать то, что говорилось на площади Восстания. Кстати, кто-то из слушателей рассказал про момент, когда нацболы вышли у БКЗ «Октябрьский» и перекрыли дорогу. Как я видела эту ситуацию, мне показалось, что было немножко по-другому. Если вы помните, власть, органы оцепили БКЗ «Октябрьский» железными ограждениями, и был очень узкий проход по тротуару. И в этом узком проходе собирались люди, и было понятно, что уже начиналась давка, и было понятно, что находиться в этом узком проходе невозможно, потому что люди все прибывали и прибывали, и стало понятно, что сейчас это ограждение прорвется только потому, что уже людям ступать некуда. Что и произошло, как мне кажется. Кто там был в авангарде, сложно сказать, но мне кажется, что власти сами сделали все, чтобы люди вышли с тротуара на проезжую часть, потому что физически там невозможно было находиться. Естественно, мы будем еще проводить «марши несогласных» - 24 марта в Нижнем Новгороде, в Москве в апреле планируется, в Санкт-Петербурге будет. И, конечно же, мы учтем все организационные моменты. Мы тоже, можно сказать, только учимся. Но главное, чтобы люди приходили, главное, чтобы вы, уважаемые радиослушатели, приходили, рассказывали об этом своим знакомым. Даже если вы не пользуетесь интернетом, не можете читать блоги, даже если вы смотрите только телевизор или только радио слушаете, вы можете рассказать своим знакомым по телефону просто, что это было на самом деле, чтобы люди понимали, что по телевизору им показывают какую ложную картинку.



Алексей Кузнецов: Марина, а вы при подготовке «Марша несогласных» блоги использовали? Информацию распространяли централизованно, целенаправленно?



Марина Литвинович: Я бы не сказала, что это было главное. Был создан сайт, он и сейчас существует – www.namarsh.ru . Там публикуется вся информация, касающаяся маршей. Ну, и в блогах есть тоже специальное сообщество, посвященное подготовке маршей. С другой стороны, конечно, поскольку многие люди собирались в «Марше» участвовать, они просто в своих дневниках писали, что, вот, я пойду на «Марш», я собираюсь участвовать, мы готовимся. Поэтому, конечно, атмосфера создавалась, и люди были готовы. Иначе не вышли, я думаю.



Алексей Кузнецов: Но согласитесь, что использование блогов в таких целях, при подготовке того или иного мероприятия такого рода – это вполне серьезная вещь. В сущности, что такое блогосфера? Это тот же самый «Марш несогласных», только на другой территории, на виртуальной, если широко применить.



Марина Литвинович: Да, люди не видят друг друга и это плохо. Потому что что хорошо было на «Марше»? Когда люди шли в этой массе, в большом количестве люди и видели вокруг себя улыбающихся людей, людей с детьми, людей, настроенных позитивно, они сами начинали так относиться ко всему окружающему. Очень важно видеть других людей, видеть их эмоции, реакцию, слышать, что они говорят, что они кричат. За компьютером, к сожалению, этого не так видно.



Алексей Кузнецов: Я согласен, но одно другому не мешает. Это взаимодополняющие средства. А вы планируете сделать какой-то, может быть, обзор, может быть, анализ реакции блогосферы на «Марш несогласных»? Может быть, как раз итоги подвести было бы резонно и здесь тоже и чему-нибудь научиться на основе сообщений в блогах?



Марина Литвинович: Конечно. Я, почитав тоже реакцию блогосферы на «Марш несогласных», много для себя нового вынесла, потому что я, будучи внутри людей, внутри этой колонны, не могла видеть всего, что происходило. И, конечно, свидетельства очевидцев, которые рассказывали то, что видели они, для меня это важно, и я надеюсь, что мы учтем и все предложения, которые были высказаны, и все замечания.



Алексей Кузнецов: Марина, большое вам спасибо!


XS
SM
MD
LG