Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги дня выборов в интерпретации политологов Александра Кынева и Дмитрия Орешкина



Михаил Соколов: Вместе со мной в московской студии Радио Свобода политологи Александр Кынев и Дмитрий Орешкин. Мы подведем предварительные итоги региональных выборов 11 марта в России. В 13 из 14 регионов победила партия «Единая Россия», в среднем получив 45% голосов.


Но начнем мы разговор с сенсационной аномалии – это победа партии «Справедливая Россия», более 37% голосов, на выборах в Государственную думу Ставропольского края. Сейчас с нами в эфире специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович, который находится в Ставрополе и видел все это своими глазами. Итак, Данила, как же мэр Ставрополя Дмитрий Кузьмин губернатора Александра Черногорова победил?



Данила Гальперович: Победил он его, видимо, словом и делом. Потому что такая агрессивная кампания для Ставропольского края, по мнению очень многих, была впервые. И в самом Ставрополе, где Дмитрий Кузьмин располагает очень серьезным административным ресурсом, можно сказать, что агитация за «Справедливую Россию» была подавляющей. Но сказать, что «Справедливая Россия» одолела «Единую» только в Ставрополе, было бы неверно. В борьбе за одномандатные округа «Справедлива Россия» так же опередила «Единую Россию». Очень много из политиков, довольно известных в крае, выдвигались по собственной инициативе, а не от партий, партия выдвинула только двоих.


Но если суммировать всех тех, кто в одномандатных округах победил, то фактически 13 человек из 25 - это действующие члены партии «Справедливая Россия», что уже подтверждает, что вся борьба велась не только в Ставрополе между этими двумя партиями, а и по всему краю. Этой мощной, достаточно агрессивной агитационной кампанией «Единой России» были недовольны, конечно же, в первую очередь ее оппоненты, но и те, кто приехал наблюдать из Москвы за выборами. Например, заместитель председателя Центральной избирательной комиссии России Ольга Застрожная была крайняя недовольна тем, что «Справедливая Россия» прямо посреди города на площади Ленина открыла каток с искусственным льдом, увешав его лозунгами, и так и не демонтировала его в день выборов.


Агитация «Единой России» в столице края была в основном на балконах. Жители размещали плакаты вроде «Моя семья с «Единой Россией», «Старики за «Единую Россию». И как видно по тому, что вышло из этой агитационной кампании, такая агитация сработала не очень сильно.


Сторонники губернатора говорят, что жизнь не заканчивается с днем выборов, губернатором остается Александр Черногоров. Но мы знаем, что лидер партии «Единая Россия» поставил это под вопрос, сказав, что губернатора в Ставропольском крае, если он не выиграл, пора менять.



Михаил Соколов: Вы видели этот раскол элит наяву и есть такое мнение, что это привело к фактически честным выборам.



Данила Гальперович: На самом деле это было удивительно, потому что на нескольких участках, куда я заходил, меня совершенно беспрепятственно пускали посмотреть за подсчетом голосов и было видно, что он напряженно наблюдатели следят друг за другом, милиция следит за порядком, все это было на глазах. Ни одна из процедур, известных по закону, не нарушалась. Так или иначе, действительно вот эта интрига столкновения двух больших начальников привела к пристальному наблюдению друг за другом и, соответственно, к минимизации самых разных подтасовок.



Михаил Соколов: Спасибо большое, Данила Гальперович. Я обращусь к политологам Александру Кыневу и Дмитрию Орешкину. Начнем с Дмитрия Орешкина: насколько предсказуемым был такой результат в Ставрополе?



Дмитрий Орешкин: Понятно было, что «Справедливая Россия» наберет больше всех голосов именно в Ставрополе. Мы думали, что это будет порядка 30% и думали, что «Единая Россия» победит, но еле-еле - 36-35 против 30, примерно так. Вышло наоборот: «Справедливая Россия» действительно больше всех набрала в Ставрополе, но набрала больше, чем даже мы ожидали. Не только по одномандатным округам выступила сильно «Справедливая» но и по всей территории. Несмотря на то, что Кузьмин вроде бы как контролирует город, из 25 территориальных избирательных комиссий по краю, большая часть из которых не в городе, в 23 одержали победу «справедливцы». Команда Кузьмина выиграла информационное пространство. Региональное телевидение скорее работало на команду Дмитрия Кузьмина, чем на команду Александра Черногорова. То есть Черногоров не справился с управлением своим собственным административным ресурсом.



Михаил Соколов: Александр Кынев, Черногоров не справился, его призывают уйти в отставку. Все-таки в чем причина: в том, что он бросил свою партию, а в чужой оказался действительно чужим человеком? Или это уже вопрос времени, человек действительно закостенел на своем месте?



Александр Кынев: Я думаю, что это вопрос в целом проблемы обновления региональных элит, то, что произошло в 2004 году, когда выборы губернаторов были отменены. Как раз эта проблема очень острая. Потому что если мы посмотрим на кадровый состав трех партий, которые образовали «Справедливую Россию», если мы попытаемся проанализировать, из кого же составлялись списки кандидатов «Справедливой России» в регионах, то мы увидим, что это в основном региональный малый и средний бизнес, чиновники второго регионального эшелона. То есть, грубо говоря, это то, что может называть новой региональной элитой, которая за эти годы подросла, которая накопила ресурс, у которой есть потребность себя реализовать, но которая не видит возможности занять определенные места, так как все уже заняты.


И в известном смысле в ряде регионов в противостоянии «Единой России» и «Справедливой России» мы наблюдаем конфликт старой и новой региональной элиты. И я думаю, пример Ставропольского края – это как раз пример именно этого. Не в каждом регионе такой сценарий, конечно. Есть регионы, где нынешние губернаторы делегировали часть своего окружения или договорились с дружественными группировками финансово-промышленными о том, что какая-то из них будет контролировать в том числе «Справедливую Россию». Но в ряде регионов есть такой сценарий.


Там, где региональная кампания была построена действительно с учетом региональной специфики, заточена под конкретные региональные проблемы, именно там партия добилась самого большого успеха. Не секрет, что в этой кампании этим грешила и «Справедливая Россия», этим грешила и «Единая», и практически все основные участники избирательного процесса.


Кампании шли по единому шаблону, то есть были одинаковые листовки, одинаковые лозунги по всей стране. То есть «Единая Россия», централизованный штаб в Москве делал абсолютно идентичную, штамповал агитационную продукцию одинаковую, что в Томске, что в Дагестане, никакой региональной специфики в этом не было. Если сам региональный штаб что-то хотел на свой страх и риск, то он это дела. И как мы видим, именно там, где, невзирая на эту шаблонную стандартизацию федеральную, региональный штаб все равно действовал самостоятельно и пытался учесть региональную специфику, там успех.



Михаил Соколов: Ну что ж, еще одни выборы – это выборы в самарскую губернскую думу. Здесь «Единая Россия» в какой-то степени взяла реванш у «Справедливой России», которая недавно выиграла выборы мэра Самары. Рассказывает Сергей Хазов.



Сергей Хазов: Победа «Единой России» в Самарском регионе была запрограммирована федеральным центром. Кремль дал установку губернатору Константину Титову обеспечить победу партии власти.


На первом месте – «Единая Россия», получившая 34 процентов голосов избирателей, на втором – компартия – с 18-ю процентами, на третьем – «Справедливая Россия» с 14-ю процентами голосов.


Лидер регионального отделения «Справедливой России», мэр Самары Виктор Тархов считает третье место вполне почетным, добавляя, что для «эсеров» очень много дел в областном парламенте.



Виктор Тархов : Жители Самарской области - народ сообразительный. Стопроцентно уверен, что вы понимаете, что по сути мы с Константином Алексеевичем на самом деле в одной партии. Другое дело, что он как Рихард Зорге направлен Советским Союзом в империалистическую Японию, так вот он в партии «Единая Россия».



Сергей Хазов : Члены ЛДПР получили на выборах в Самарской области 11 процентов, «Союз Правых Сил» - восемь процентов, партия «Зеленых» - семь процентов, и, наконец, Патриоты России – один процент голосов. Комментирует политолог Валерий Павлюкевич.



Валерий Павлюкевич: Вот эти проценты «Единой России» можно оценивать как поражение. Потому что такие усилия административные были задействованы по всем районам области, по крупным городам. И имея такие административные рычаги, набрать 34% - удар по престижу и губернатора, и по престижу партии в регионе. Конечно, они ожидали получить 50 и более процентов голосов. Этого не произошло.


КПРФ удерживает пока свои позиции, есть тенденция к уменьшению доверия к этой партии. Эсеры тоже как единороссы рассчитывали на большее количество поданных голосов. Эсер, возглавляющий городской округ, мэр города Виктор Тархов, фактически потерял часть голосов избирателей в связи с повышением квартирной платы, которое произошло в этом году.


ЛДПР – это партия, которая имеет свой электорат. Возвращение СПС тоже было вполне закономерным, потому что этот фланг тоже должен быть представлен в законодательном собрании.


И то, что «Зеленые» набрали 7%, за «Зелеными» стояли представители группа компаний СОК, которая связана с городским руководством. Усилия группы компаний СОК увенчались успехом.



Сергей Хазов: 4 процента избирательных бюллетеней было испорчено при голосовании. Так самарцы отреагировали на отсутствие в бюллетенях графы для голосования «против всех кандидатов».


О том, среди представителей каких партий распределятся



Михаил Соколов: Самара тоже такая аномальная, все-таки «Единая Россия» здесь не господствует. За счет чего, Дмитрий Орешкин?



Дмитрий Орешкин: На самом деле явный лидер, она практически вдвое больше ближайшего преследователя набрала. Но в целом тенденция совершенно очевидна и давно заметна. Как только у нас крупный, урбанизированный регион, так «Единая Россия» выступает слабее. Более того, как только город, так в городе «Единая Россия» не добирает несколько процентов по сравнению со всем регионом, потому что на селе в силу более использования административного ресурса, в сельских территориях «Единая Россия» набирала больше.


Самара очень индустриальный центр, население образованное, мобильное так просто его голосовать по указке не заставишь. Вот мы и видим - по пяти корзинам разошлись голоса, даже может быть по шести, учитывая «Зеленых». Это нормальный процесс взросления нашего электората. Явка низкая, естественно, поскольку административный ресурс невелик. И это в общем-то не очень хороший признак для «Единой России», потому что она все больше и больше собирает голосов за счет административного ресурса, но теряет поддержку в секторе свободного голосования.



Михаил Соколов: Александр Кынев, второе место там компартия заняла. Собственно, это что - левые настроения все же растут, и конкуренция коммунистов и «Справедливой России» во многих регионах идет на равных?



Александр Кынев: Если оценивать региональные кампании в целом и самарскую, в частности, то, на мой взгляд, коммунистическая партия одна из тех, кто провела эту борьбу более качественно. Та самая региональная специфика, о которой говорил в Ставропольском крае, как раз у КПРФ была представлена в максимальной степени. То есть там были, конечно, клише традиционные для этой партии, но в то же время были вполне серьезные предложения по конкретным регионам о том, чтобы принять такой-то региональный закон, принять для региона такие-то льготы по бесплатному проезду и так далее. Люди не говорили про абстракцию, что мы за справедливость, а называли конкретные вещи, за которые они в конкретном регионе будут голосовать и что именно от этой областной думы зависит.


В случае, например, с Самарой я бы не стал называть региональную организацию КПРФ все-таки как уж явную и жесткую оппозицию региональной власти. Скорее в регионе коммунисты всегда выполняли роль оппозиции лояльной и оппозиции очень удобной. И в ситуации, которая сложилась предвыборной, честно говоря, возникает ощущение, что региональные власти сознательно сделали ставку на поддержку КПРФ, полагая, что лучше иметь такую управляемую оппозицию, к которой они привыкли и с которой есть давние партнерские отношения с рядом ее лидеров, чем иметь таких агрессивных молодых бизнесменов, у которых действительно есть драйв, у которых есть ресурсы, которыми являются группа СОК, которыми является тот бизнес, который поддерживал Тархова на выборах мэра. Поэтому для них, конечно, КПРФ был меньшим злом. Это был такой вариант роялистской оппозиции, и отчасти власть помогла в этом смысле коммунистам в Самаре.



Михаил Соколов: Посмотрим несколько регионов, где активно применяется административный ресурс. Тюменская область, там «Единая Россия» набрала 66% голосов, ЛДПР 11, «Справедливая Россия» 9 и 8% КПРФ. Я там был, сомнений не было, что такой результат будет, поскольку даже одномандатные округа буквально до последнего момента зачищались от оппонентов власти. И вот выборы в законодательное собрание Омска. Рассказывает Татьяна Кондратовcкая.



Татьяна Кондратовская: В выборах приняли участие 49 процентов избирателей области, в том числе в сельских районах – около 70%, а в областном центре – вдвое меньше.


«Единая Россия» начала отмечать свою победу еще ночью, когда стало известно об избрании всех кандидатов, выдвинутых по одномандатным округам.


Спикер Законодательного собрания Владимир Варнавский набрал 85 процентов голосов, установив абсолютный рекорд. Он баллотировался в отдаленном северном округе, где ему противостоял один самовыдвиженец, местный житель. Успех «Единой России» Владимир Варнавский объяснил тем, что она находится у власти:



Владимир Варнавский: «Единая Россия» сегодня та партия, которая взяла на себя ответственность за все то, что происходит в России. «Единая Россия» сегодня одна партия, которую критикуют все остальные партии, потому что «Единая Россия» в принципе делает то, что делает власть и, самое главное, «Единая Россия», что бы мы ни говорили, партия власти.



Татьяна Кондратовская: Лидер СПС Николай Ефимкин на пороге избиркома поздравил спикера с победой. Однако, он не поддержал разговор опьяненных победой единороссов о честной и равной борьбе. В последнюю неделю агитации милиция по требованию «Единой России» арестовала тиражи газет и листовок СПС, а все агитационные автомобили были блокированы.


В выборах по партспискам семипроцентный барьер преодолели только «Единая Россия» и КПРФ. За партию власти проголосовали около 57% участников голосования, за коммунистов – 22%. СПС на третьем месте, но в Законодательное собрание правые не проходят – у них чуть меньше 6 процентов.


За ЛДПР проголосовали около 4 процентов избирателей, «Справедливая Россия» обошла либерал-демократов всего на полпроцента.


Таким образом, коммунисты рассчитывают на шесть депутатских мандатов из сорока четырех, а единороссам достаются 38.


В Горсовете 34 места из 39-ти займут представители «Единой России» и ее дочки – созданной перед выборами общественной организации «Омская инициатива».


В четырех округах победу одержали представители КПРФ. Лидер омского «Яблока», самовыдвиженец Юрий Федотов стал пятым кандидатом от оппозиции, прошедшим в Горсовет.


Формально считается, что в Омской области сложилась двухпартийная система. Однако, реально представители оппозиции не получили влияния на принятие решений ни в Горсовете, ни в Законодательном собрании.



Михаил Соколов: Я обращусь к Александру Кыневу: вы были в Омске, видели эту кампанию. Получается, в условиях такого административного ресурса только коммунисты как идеологическая партия могут сопротивляться успешно?



Александр Кынев: В одних регионах одна партия играет роль оппозиции, в других другая. Специфика Омской области, наверное, заключается в том, что здесь действительно достаточно жесткий губернатор и вертикаль в регионе выстроена за эти годы близко к совершенству тотального контроля за происходящим в регионе. И всегда весь крупный региональный бизнес был абсолютно лоялен к губернатору Полежаеву. Когда шла подготовка к выборам и формировались списки, была выбрана очевидная стратегия договориться до выборов. Все существующие реально группировки, всем были предложены куски внутри партии власти, внутри списка, внутри округов. И на самом деле все это называется «Единой Россией», но, конечно, там внутри существует целый ряд групп. То есть есть группа вокруг мэра Шрейдера, у которого свои интересы. Более того, у него есть четыре заместителя, каждый из них лоббировал своих кандидатов. Есть группировки по выдвижению самого Полежаева. Так что на самом деле здесь различные группировки, все они шли в рамках одной партии.


Одновременно были выборы в Омский городской совет и вот там кандидаты, которые формально выдвигались «Единой Россией», фактически вели агитацию как кандидаты общественной организации «Омская инициатива», созданной как раз Шрейдером, то получилась партия внутри партии.


А что касается коммунистов, коммунисты давно являются самой сильной политической организацией в Омской области. Олег Николаевич Смолин является одним из ветеранов нынешней Государственной думы, то есть рекордсмен по количеству побед в одном избирательном округе. Очень сильная организация, очень активная, выходит две регулярных газеты большими тиражами, очень большая сеть по региону.


Что касается других партий, кампаний они на самом деле почти не вели. Та же «Справедливая Россия» поставила лидером списка генерала Игоря Родионова, бывшего министра обороны, который вообще никогда не жил в Омской области. Он появился в регионе только в конце избирательной кампании, когда, собственно говоря, раскручивать было поздно. При этом власть активно мешала той оппозиции, которая была. Возникало ощущение, что никаких партий, кроме «Единой России» в Омске нет вообще. Агитация всех остальных просто уничтожалась, ликвидировалась.



Дмитрий Орешкин: Потенциальный конфликт между губернатором и мэром главного города в Ставрополье вышел в открытую фазу, мэр и губернатор разошлись по разным партиям, а в Омске Полежаев, как мудрый старый политик, потенциальную угрозу подавил, договорился с мэром города, они поделили и власть и ресурсы, и таким образом административный ресурс был монолитным. Если бы мэра, например, удалось втянуть в состав «Справедливой России», то мы бы могли получить ситуацию, близкую к ставропольской. Полежаев, в том и заключается искусство политики в реальной ситуации, что он не позволил сформироваться контр-элите, грубо говоря, перекупил.



Михаил Соколов: Спасибо, Дмитрий Орешкин.


Репортаж из Томска Мелани Бачина.



Мелани Бачина: На выборах в Томской области убедительную победу одержала «Единая Россия», набрав


почти 50%. Ставка в предвыборной кампании партии была сделана на губернатора Виктора Кресса, который по предложению президента был переназначен на свой пост в субботу 10 марта.


Высокий рейтинг Виктора Кресса вывел партию на первое место – считает депутат Государственной думы России, член партии «Единой России» Владимир Жидких:



Владимир Жидких: У Виктора Федоровича самый высочайший рейтинг томича в Томской области. И когда он возглавил список, понятно, что он подтянул за собой партию «Единая Россия» – это абсолютно объективно.



Мелани Бачина: Использование административного ресурса, – в этом обвиняют «Единую Россию»


оппозиционные партии. «Яблоко» не смогло преодолеть семипроцентный барьер именно из-за этого, считает этой партии в Томске Василий Еремин:



Василий Еремин: Прогноз, который был относительно «Единой России», он, конечно, оправдан оказался, но, к сожалению, слишком много она набрала. Я думаю, за счет жесткости, за счет запугивания, особенно студентов, всех работников учреждений и чиновников.



Мелани Бачина: Второе место на выборах депутатов томской областной думы у коммунистов.


По предварительным пока данным – они набрали чуть больше 13%.


Рассчитывали же на 20, объясняет лидер томской организации КПРФ Алексей Федоров



Алексей Федоров: Вы же видите, какой административный ресурс против нас был включен. На встречи не пускали, клубы закрывали в сельских районах.



Мелани Бачина: Впервые попала в томскую областную думу ЛДПР, у нее 12%, чуть больше семи процентов у «Справедливой России» и СПС.


Исполнительный директор томского отделения СПС Николай Салангин результатом доволен:



Николай Салангин: Мы ожидали немножко других итогов. Здесь сказался, наверное, административный ресурс, который был использован полностью, полная мобилизация всего аппарата чиновников и работников администрации.



Мелани Бачина: Серьезных нарушений областная избирательная комиссия во время выборов в Томске не обнаружила. Однако, местные СМИ рассказывают о том, что на некоторых участках людям выдавали уже заполненные бюллетени.



Михаил Соколов: Дмитрий Борисович, как вам ход с переназначением Кресса прямо перед выборами?



Дмитрий Орешкин: Я думаю, что здесь не связано с электоральным рейтингом господина Кресса. Здесь связано скорее дело с его личной ответственностью. Он висел на ниточке до последнего и то, что его в последний момент одобрили – это выглядело как большой аванс от руководства страны, и поэтому он изо всей силы этот аванс отрабатывал. Правильно говорят, что административный ресурс он использовал на всю катушку. Учитывая, что в Томске - это город старой университетской культуры, да и купеческой культуры, не особенно много административного ресурса, это все-таки относительно свободная территория для голосования, о чем, кстати, свидетельствует успех СПС, так вот, учитывая скромные размеры изначального административного ресурса, Кресс их использовал на свои 110%. И конечно, он старался изо всех сил, понимая, что от его эффективности в электоральном смысле зависит его ближайшее политическое будущее.



Михаил Соколов: Александр Кынев, демократично прошли выборы в Томске, на ваш взгляд?



Александр Кынев: На мой взгляд, если сравнивать с рядом других российских регионов, то с точки зрения присутствия других партий в медиа-пространстве, в прессе, на телевидении, на мой взгляд, ситуация в Томске была намного лучше, чем во многих других регионах. Более того, Томская область была единственным регионом, голосование 11 марта, где все партии, которые выдвинули списки, были зарегистрированы. С точки зрения формальных атрибутов, политическая конкуренция соблюдалась. Если здесь технология манипулирования использовалась, то гораздо более мягко интеллигентно, чем в целом ряде других регионов.


Рейтинг Виктора Кресса действительно объективно очень и очень высок. Вся область была заставлена рекламными щитами «Голосуем за Кресса. Ставим галочку здесь». То есть, по сути дела, никакой агитационной кампании собственно у партии в регионе не было. Да, она была целиком построена на личности губернатора. Кстати, «Единая Россия» здесь сделала несколько интересных манипулятивных шагов буквально на последней неделе избирательной кампании. То есть по Томску стояли пикеты, в которых «Единая Россия» раздавала листовки с призывом отставки Зурабова. То есть она попыталась перехватить оппозиционные лозунги и у эсеров, и у коммунистов и так далее. Более того, в региональных газетах выходили статьи, оплаченные с избирательного счета «Единой России», о том, что голос за «Единую Россию» во главе с Крессом – это единственный шанс избежать объединения Томской области с Новосибирской. То есть использовались все возможные страшилки, которые только существуют.


Другое дело, что, конечно, в сельской местности, в отдаленных районах региона картина была, конечно, другой. То есть там, насколько сообщалось, действительно были проблемы и с доступом иных партий к избирателям, и с распространением агитационной продукции. Но это, как говорится, уже немножко другая история, и как раз там перевес партии власти в области был максимально большим, максимально широким.



Михаил Соколов: Давайте теперь посмотрим регионы севера России, что происходило на выборах в Вологодской области: «Единая Россия» 42%, «Справедливая Россия» 20%, компартия 13%, ЛДПР 11%, «аграрии» 9%. Республика Коми, здесь 36%, предварительные данные, у «Единой России», 15 у «Справедливой», 14 у компартии, 14 почти у ЛДПР и 9 у Союза правых сил.


В Мурманской области примерно такие же результаты у «Единой России». Из Мурманска сообщает Андрей Королев.



Андрей Королев: Более чем с сорока двумя процентами лидирует «Единая Россия». Далее следует КПРФ, которая набрала около 17 с половиной процентов. С полуторапроцентным отставанием идет партия «Справедливая Россия». Замыкает четверку обладателей депутатских мандатов ЛДПР с двенадцатью с половиной процентами.


Вполне ожидаемой стала реакция главных оппонентов «Единой России» - КПРФ и эсеров на результаты выборов. Лидер мурманских коммунистов Геннадий Степахно в успехе «единороссов» винит пресловутый административный ресурс.


Пожалуй, единственной партией, которая являлась главным раздражителем для региональной власти, стала «Справедливая Россия». По оценкам местных наблюдателей, именно эсеры превратились в мишень для всех без исключения участников выборного марафона, исключая «Яблоко». Незадолго до дня голосования губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов, возглавлявший партийный список «единороссов», заявил о том, что партия Сергея Миронова не сможет преодолеть и семипроцентного барьера. Однако уже после первого подсчета голосов стало ясно, что эсеры идут вровень с КПРФ. Руководитель региональных проектов «Справедливой России» Сергей Королев утверждает, что всего за два месяца своего существования региональная «Справедливая Россия» достигла значительного результат.



Сергей Королев: Мы понимаем, что за два месяца работы нельзя убедить людей, что мы самая лучшая партия, мы лучше «Единой России».



Андрей Королев: Как и прогнозировалось, за бортом мурманской областной Думы остались «Патриоты России», кому не помог даже предвыборный альянс с партией власти, и «Яблоко», чей электорат оказался рассредоточен между КПРФ и эсерами.



Михаил Соколов: И еще один материал с севера России – Псковская область. Анна Липина сообщает.



Анна Липина: На выборах в Псковское законодательное собрание 7% барьер преодолели 4 партии.


46 % голосов избирателей набрала партия "Единая Россия". При этом список партии возглавил не губернатор Михаил Кузнецов, а депутат Госдумы секретарь Псковского регионального отделения "Единой России" Алексей Сигуткина.


19 % у КПРФ, 16 - у "Справедливой России", ЛДПР получила 8 с половиной голосов избирателей.


Из победивших 22 депутатов - одномандатников 18 представляют партию "Единая Россия", по одному - у СПС, чей список не был допущен к выборам, ЛДПР и "Справедливой России", один депутат – независимый.


Третье место «Справедливой России» можно объяснить тем, что единороссы все же удержали в своих рядах мэра Пскова Михаила Хоронена.



Михаил Соколов: Вот четыре региона севера России. И я хотел бы обратиться к Дмитрию Орешкину: знаете, заметна такая тенденция – в сумме «Справедливая Россия» и коммунисты получают больше трети голосов, что раньше, по-моему, не было характерно для этой зоны России.



Дмитрий Орешкин: Насчет того, что раньше не было трети левых голосов, раньше и «Справедливой России» не было. Коммунисты там традиционно не блистали в 90-е годы. Сейчас просто меняется облик коммунистов, а плюс к этому добавились очевидные социал-демократы «справедливцы», которые вполне могли бы даже более успешно выступить. Потому что это электоральная ниша, предназначенная, скажем, для «Справедливой России» очень широка, у нас в России велик запрос на социальную справедливость, ограничение слишком богатых. Неудивителен успех «Справедливой России», скорее к ней следовало бы предъявить претензии, что взяла так мало. По идее она должна была бы отъесть значительную часть голосов от коммунистического электората, но не получилось.


Местные власти не сидели сложив руки и не ждали, как решит судьба. Избиратель в том же Пскове, нам было сказано, что из 22 одномандатных округов 18 дали свои голоса «Единой России». Напомню, что в Пскове был максимум снятия одномандатников с дистанции. То есть если в среднем по стране в 15-20% случаях одномандатникам отказывали в регистрации, то только в Псковской области было более 50% отказов. То есть заранее сняли сильных опасных для «Единой России» одномандатников, в частности, поэтому такой замечательный успех по одномандантных округах.


А в целом насчет полевения - это предсказуемо, для того в Кремле и сделали «Справедливую Россию», чтобы не оставить без внимания растущий запрос общества на такие ценности, как социальная справедливость.



Михаил Соколов: А как все-таки с правыми, почему снимали?



Дмитрий Орешкин: Правые традиционно на севере, поскольку опять же зона урбанизированная, зона достаточно независимых избирателей, боятся их там, поэтому и снимают заранее.



Михаил Соколов: Александр Кынев, вы следили, я так понимаю, за республикой Коми.



Александр Кынев: Тот самый случай, о чем я говорил со Ставрополем, что есть некие стартовые возможности, есть некая конъюнктура, которая работает на «Справедливую Россию». Но в одних регионах хватило драйва, хватило смелости провести качественную кампанию, рискнув. Есть регионы, где этой смелости не хватило. В республике Коми не хватило этой смелости. Кампания была проведена абсолютно инертно, абсолютно бездарно, на мой взгляд. То есть возможности, которые были у эсеров, они были истрачены абсолютно впустую, были истрачены в никуда.


Катунин, лидер «Справедливой России», бывший мэр Сыктывкара, настолько не может забыть, как его снимали с поста мэра города, что любые телодвижения против господина Торлопова и его окружения, видимо, вызывали у него чувство глубокого ужаса. Поэтому партия спокойно реагировала, как ее каждый день мочили по региональному телевидению.


Кроме того, эти четыре региона, которые вы назвали, если мы добавим еще Петербург и Ленобласть, то получается шесть регионов Северо-западного округа, мы увидим самый высокий процент «Справедливой России» получился, с одной стороны, в Ставрополе, где была специфика ярко выраженная раскола элит и плюс северо-запад Российской Федерации. Я думаю, что фактор Петербурга, фактор Миронова и фактор питерской партии как раз на северо-западе России сыграл.



Михаил Соколов: Давайте мы обратимся к Виктору Резункову в Петербурге. Как раз Ленинградская область, где выбор шли достаточно спокойно и, с другой стороны, Санкт-Петербург, где снимали «Яблоко» со скандалом, где прошел «Марш несогласных». Как вы увидели эти выборы?



Виктор Резунков: Михаил, вначале о Петербурге. 7% барьер преодолели четыре партии. «Единая Россия» в результате получила 23 места в парламенте, лишившись большинства. «Справедливая Россия» (а это неплохой результат) получила 13 мест. КПРФ, за которую в Петербурге отдали голоса в два раза больше горожан, чем на парламентских выборах 2003 года, 9 мест и ЛДПР целых пять. Ни Союз правых сил, ни Патриоты России преодолеть 7% барьер не смогли.


Первое заседание парламента четвертого созыва назначено на 21 марта, но уже сейчас начинаются политические консультации. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что его партия готова для блокирования политической монополии «Единой России» взаимодействовать и с ЛДПР, и с КПРФ. «Единая Россия» крайне заинтересована в сохранении большинства в новом парламенте. Представитель губернатора Петербурга в Законодательном собрании Михаил Бродский не исключил, что «Единая Россия» сохранит его, создав блок с ЛДПР. Правда, региональный лидер ЛДПР Денис Волчек исключил такую возможность.


Не менее заинтересован в создании блоков в питерском ЗС и лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, которому необходимо избираться сенатором именно из Санкт-Петербурга.


Пока неизвестно, ведет ли «Справедливая Россия» переговоры с ЛДПР, но с КПРФ они ведутся точно. Вопрос этот будет вынесен на заседание ЦК КПРФ.


Накануне выборов не допущенная до них партия «Яблоко» призвал своих сторонников ставить галочки во всех квадраты, голосовать за всех участников, делая тем самым бюллетени недействительными. По предварительным данным недействительными признаны 32506 бюллетеней.


Теперь о Ленинградской области. В выборах в областной парламент принял участие каждый третий избиратель. Так же как и в Петербурге по партийным спискам лидируют те же четыре партии – «Единая Россия» получила более 35% голосов, «Справедливая Россия» около 21%, КПРФ более 17, ЛДПР более 12%. Союз правых сил, как выяснилось сегодня утром, тоже преодолел 7% барьер.




Михаил Соколов: Виктор, спасибо большое. Ну что ж, давайте мы обсудим дальше вот эту ситуацию. Насколько я понимаю, самая серьезная интрига сейчас – это законодательное собрание Санкт-Петербурга и будет ли выдвинут в Совет Федерации от Петербурга Сергей Миронов.



Дмитрий Орешкин: Это вопрос из области «темна вода во облацех». С кем они договорятся? Может Миронов договорится с «Единой Россией», а может он сможет сбить блок из коммунистов и ЛДПР. Я бы немножко о другом сейчас сказал. Мне кажется, очевидная неудача губернатора Санкт-Петербурга госпожи Матвиенко и это неудача связана с другим неудачником - партией «Яблоко». Все-таки «Яблоко» в Петербурге популярно и нежелание губернатора не допустить «Яблоко» до выборов понизило и рейтинг «Единой России», и в то же время «яблочный» электорат, по-видимому, не готовый голосовать за СПС в связи с обращениями «яблочного» руководство, отчасти вообще не пошел голосовать, отчасти может быть поддержал коммунистов.


Идея сорвать выборы за счет испорченных бюллетеней не сработала, всего 3% недействительных бюллетеней. Так что мы видим двух неудачников с двух противоположностей политического сектора - с одной стороны, действующий губернатор, с другой стороны явные оппозиционеры из «Яблока». И сложную ситуацию, которую будут разруливать в рамках такой закулисной внутренней политики, в чем наши бюрократы, несомненно, большие мастера. Так что, я думаю, что Миронов сможет выстроить достаточно мощную конфигурацию.



Александр Кынев: Как мы посмотрим, результаты очень похожи. «Единая Россия» в городе получила и в области почти одинаковой процент. Поэтому, я думаю, по большому счету голосование было за некий общий идеологический тренд. То есть люди голосовали не в отношении в данном случае к конкретным губернаторам. Потому что Ленинградская область, мы понимаем, что это пригородная зона и для них губернатор скорее является менеджером. Известно, что Валерий Сердюков как раз представляет собой тип губернатора-менеджера, у него нет собственной элитной группировки вокруг него, то есть у него очень сложные отношения с местечковыми региональными элитами. Все попытки каким-то образом с ними договариваться все равно кончались тем, что в какой-то момент они бунтовали.


Результат, который здесь получен, главное здесь – это дробление голосов, он был предсказуем. То есть он предсказуем и для мегаполиса, которым является Петербург, он был предсказуем и для Ленинградской области.


Что касается результатов, я бы обратил внимание на очень низкую явку. Что такое треть в крупнейшем городе страны? По сути дела это означает, что 70% избирателей проголосовали ногами, то есть они не захотели идти на участки, принимать участие в этом шоу, каким стали по сути дела выборы. Это является реакцией не только на грязную, бессодержательную кампанию, от которой отстранили одного из фаворитов, но это является реакцией на полную отмену одномандатных округов.


А что касается господина Миронова, то на самом деле интрига не только вокруг Миронова. Дело в том, что мы видим у «Единой России» в Петербурге нет большинства мандатов, всего 23, а нужно хотя бы 26 для избрания спикера. Так что проблема у господина Тюльпанова, нынешнего спикера. Поскольку «Единой России» нужно место спикера, а господину Миронову нужно стать сенатором, я думаю, в конце концов они договорятся.


А как они могут договориться? Например, сделать тайное голосование. Это означает, что достаточно двум-трем депутатам разрешить проголосовать свободно, и проблема решена.



Михаил Соколов: У нас осталось еще центральное Черноземье и Московская область. Выборы в Орловский областной совет народных депутатов, вечный губернатор Егор Строев. Рассказывает Елена Годлевская.



Елена Годлевская: Около 40% набрала «Единая Россия», чуть менее 24 у КПРФ, около 13% получила «Справедливая Россия» и 7% барьер преодолела ЛДПР. При достаточно высокой явке на выборы пришли около 60% избирателей. Областной центр и районы области голосовали по-разному. В Орле за коммунистов свои голоса отдала почти треть избирателей. Более того, многие одномандатники от КПРФ победили не благодаря своим личным качествам, а партийному брэнду. А вот 40% «Единой России» сделало село. Вот как оценивает ситуацию редактор независимой общественно-политической газеты «Орловский новости» Татьяна Кузьмина.



Татьяна Кузьмина: То, что «Единая Россия» не наберет подавляющее число голосов, об этом говорили и до выборов и во время выборов. Весь вопрос в фигуре губернатора, который потерял авторитет. Протестное голосование за коммунистов и за «Справедливую Россию» все же в большой степени было вызвано тем, что не принимают губернатора как лидера области. Особенно это заметно по голосованию в Орле. По городским округам «Единая Россия» не вышла даже за 30%. 40% «Единой России» принесла деревня, где было давление, запугивание, жесткий административный ресурс и массовый вброс в отдаленных деревнях.



Елена Годлевская: И все же показатели выборов не дают представления о том, каким будет новый областной совет народных депутатов. Дело в том, что в победившей партии «Единой России» нет согласия. Часть орловских единороссов поддерживают губернатора области Егора Строева, а часть готова кооперироваться с оппозицией – коммунистами и «Справедливой Россией». Все это означает, что орловский облсовет уже не будет органом при администрации.



Михаил Соколов: Ну и Московская область, где тоже сильный губернатор, хотя и с таким опытом 30-летним. Борис Громов обеспечил себе выгодные результаты выборов. Вера Володина.



Вера Володина: Уверенно о своей победе на выборах в Московскую областную думу могут говорить три партии: почти 50 % голосов и 33 места у «Единой России».


Больше всего голосов за партию дали в Клинском районе Подмосковья 63.33%, причем По некоторым участкам явка была невероятной – почти 100% при том, что в области при том, что в области проголосовала треть избирателей.


18 с половиной процентов у Компартии, которая может получить 12 мандатов. «Справедливая Россия» взяла около 9 % , что даст партии 5 мест.


Лидер списка эсеров в Подмосковье Сергей Жигарев дебютом партии доволен:



Сергей Жигарев: Я считаю, что мы выступили неплохо, я считаю, что мы выступили средненько. Мы сейчас ведем сбор протоколов от наших наблюдателей, выверяем цифры. Когда будет закончена работа, если будут расхождения с Мосизбиркомом, тогда будем подавать в суд.



Вера Володина: Всю первую половину дня в понедельник не было понятно, будет ли представлен в Московской областной думе Союз правых сил.


Утром сайт Центризбиркома показывал, что у СПС более 7 процентов, затем объявили новые данные, что партия не преодолела 7 % барьер.


Лидер Подмосковного СПС Борис Надеждин сообщил, что власти заново переписывают протоколы на участках, не взирая на то, что у правых есть все их копии. Он считает, что идет фальсификация результатов выборов.


Почти 4 % забрало «Яблоко», наказав СПС за переманивание областных лидеров партии Явлинского в свой список.


Однозначно не прошла в Мособлдуму ЛДПР, партии Жириновского не хватило почти процента.



Михаил Соколов: Я обращусь к Дмитрию Орешкину. Несмотря на то, что эти два региона достаточно разные, получается, что «Единая Россия» – это партия управляемого голосования за счет сельской местности.



Дмитрий Орешкин: В значительной степени так и есть. Причем в Орловской области губернатор Строев, понятно, что это была его прощальная гастроль, понятно, что с точки зрения власти, с точки зрения избирателей он исчерпал ресурсы. Но интересно, что он напоролся на то, за что боролся. Потому что в течение многих лет поддерживал именно коммунистов и так интересно получилось, что коммунисты стали его могильщиками.


Опять же, обратите внимание, что город Орел повел себя гораздо более независимо, чем орловское село, глубинка. То есть Орел выступил оппозиционно, в данном случае оппозиционность вылилась в форму голосования за КПРФ. А могла, скажем, если бы там посильнее «Справедливая Россия», вылиться в форму голосования за «Справедливую Россию». А село, где по-прежнему популярен Строев, который газифицировал это село все последние годы и главное - местные начальники очень сильно зависят от губернатора и, конечно, не зависят от городских властей, село и поддерживало «Единую Россию», во-первых» и оно же обеспечивало удивительно высокую для центральной России явку в 60%.


Нечто похожее мы наблюдали и в Московской области. Нам было сказано про Клинский район. 100% явка в Московской области – это маленький кусочек Дагестана на время выборов перетащили в Московскую область, только в Дагестане у нас стопроцентная явка бывает. В Московской области она в натуральных условиях вряд ли могла быть больше 35. Не сомневаюсь, что и там должен быть очень высокий уровень поддержки «Единой России». Это и есть так называемые технологии административного ресурса. Печальный факт, но в то же время достаточно предсказуем. А самом деле, я бы сказал, что неудивительные результаты, в целом так и ожидалось, что первое место «Единой России», но без блеска. Блеск не удалось показать ни в Московской области, ни тем более в Орловской.



Михаил Соколов: К Александру Кыневу я обращусь: как вам эти коллизии с СПС и «Яблоком», когда в Орловской области и в Московской области правые набирают одни и те же (почти 7 !) проценты - это какая-то фантастика.



Александр Кынев: Что касается Московской области, то здесь «Яблоко» сыграло роль собаки на сене, которая сама не съест и другим не даст.




Михаил Соколов: Это как СПС поступил, пойдя на выборы против «Яблока» в Санкт-Петербурге. Симметрично.



Александр Кынев: Дело в том, что в Петербурге «Яблоко» было снято с выборов, оно бы могло поддержать СПС, но оно предложило портить бюллетени. Понятно, что после такой кампании говорить о каком-то альянсе партий совсем уж не приходится.


Но я на что хотел обратить внимание еще: дело в том, что и Орловская, и Московская область по составу партийных списков среди всех регионов показали самые высокий процент региональной номенклатуры.


В списке «Единой России» в Московской области помимо господина Громова губернатора была еще целая когорта глав городов и районов, так же как у господина Строева в списке в Орловской области. То есть такого количества районных и городских чиновников мы ни в одной области не видим. Был губернатор, может быть два-три человека, а там их было по десятку чуть ли не в каждом списке там у «Единой России» и здесь у «Единой России». Поэтому попытались консолидировать весь местный ресурс в основном как раз сельский преимущественно, потому что главы напрямую входили в список и, соответственно, вся вертикаль под ними работала на этих сельских глав.



Михаил Соколов: Я надеюсь, что «яблочников» утешит, правда, это их единственный успех в Петрозаводске, где коалиция во главе с «яблочником» Василием Поповым, как нам сообщил наш корреспондент Сергей Коробов.



Сергей Коробов: Итоги выборов депутатов Петрозаводского горсовета можно назвать настоящей сенсацией. Большинство мест в представительном органе власти столицы Карелии получили силы оппозиции. 35 мандатов из 60 получили в сумме группы кандидатов, ведомых лидером карельского «Яблока» Василием Поповым и крупным предпринимателем Девлетом Алихановым. Все они участвовали в выборах как самовыдвеженцы. Есть все основания предполагать, что к ним могут примкнуть еще 5-6 независимых депутатов и оппозиция сможет сформировать очень влиятельную фракцию в горсовете.


Оппоненты же из команды губернатора Сергея Катанандова получили всего 13 мест и это серьезное поражение партии власти. Крайне неудачны результаты выборов и для других крупных партий. У коммунистов всего один мандат, а у ЛДПР – ни одного. По прогнозам наблюдателей, возглавят Петрозаводский горсовет скорее всего руководители регионального «Яблока». Василий Попов – в качестве председателя и Ирина Петеляева – его заместителя.


Примечательно, что за неделю до дня выборов именно их и еще нескольких кандидатов-яблочников пытались под очень сомнительным предлогом исключить из избирательных бюллетеней, но Верховный суд республики отверг все претензии оппонентов.



Михаил Соколов: Я попросил бы наших гостей Дмитрия Орешкина и Александр Кынева подвести какой-то итог вот этого дня голосования. Дагестан мы вывели из обсуждения, потому что трудно всерьез обсуждать уж совсем такие туркменские выборы, которые действительно регулируются несколькими крупными кланами республики. Все-таки как это все проецируется на выборы в Государственную думу, которые пройдут в декабре этого года?



Александр Кынев: Если мы посмотрим, как партии проводили кампанию, конечно, федеральное руководство партий ориентировалось больше на выборы в Государственную думу. Поэтому, на мой взгляд, была проведена большинством партий абсолютно шаблонная кампания, когда попытались обкатывать в большинстве регионов какие-то федеральные по сути дела лозунги и программы, когда было очень мало региональной специфики в кампаниях. Именно поэтому голосование в регионах носило характер общего отношения к политической системе.


То есть очень многие люди голосовали за ту же «Справедливую Россию», исходя из некоей общей политической конъюнктуры, как бы не отдавая себе отчета, что выбирают областное законодательное собрание, не задумываясь о том, а что конкретно для данной области будет делать данная партия. Поэтому степень идеологичности голосования, конечно, была очень высокой.


Таким образом, мы можем сказать, что каждая партия показала в ряде регионов некий свой базовый уровень некоей идеологической поддержки и получила всплески там, где провела хорошие персоналистские кампании. У коммунистов такой персоналистской кампанией оказался Омск, где лидером списка был Олег Смолин, у эсеров такими кампаниями оказался северо-запад России и Ставропольский край, у «Единой России» - Томск.


Что касается ЛДПР, то после серии провалов, которые были за последние полтора года, партия, конечно, приложила массу усилий, потому что было очевидно, что если провал будет 11 числа, то тогда можно забыть про федеральные выборы. Поэтому когда Жириновский лично возглавил списки в ряде регионов, результат не заставил себя долго ждать.


Что касается СПС, будут победы в пяти регионах, но все регионов 14, и они не прошли в наиболее значимых, и, конечно, говорить о 7% в масштабе страны при таких результатах очень тяжело.



Михаил Соколов: Дмитрий Орешкин, ну что, вырисовалась большая четверка партий и претендент в качестве СПС на Государственную думу?



Дмитрий Орешкин: Это, безусловно, так. Но ситуация многообразнее. Во-первых, понятно, что «Яблоко» мы можем просто убрать из политических расчетов. У СПС, мне представляется, как раз предварительное взвешивание показало позитивные результаты. Во-первых, сам Кремль понимает, что что-то должно быть на правом фланге, потому что там растет некоторый негативизм. И если ему не дать как-то канализироваться…



Михаил Соколов: На улицу в «Другую Россию» пойдет.



Дмитрий Орешкин: Может быть в «Другую Россию». Или Кремлю надо поддерживать партию вновь созданную, которая называется «Гражданские силы», кажется.



Михаил Соколов: « Гражданская сила» адвоката Барщевского…



Дмитрий Орешкин: Что маловероятно, потому что времени остается мало на раскрутку. Или надо договариваться и позволять работать СПС, потому что «Яблоко» не сможет на этих выборах хорошо показать. Так что у СПС есть во всяком случае простор для политической деятельности в оставшиеся месяцы, с чем я их и поздравляю.


Что касается ЛДПР, то как у них был единственный ресурс в лице Жириновского, так и он остался. Жириновский хорошо выступил, неплохо выступила ЛДПР, в среднем 10% по стране.


«Справедливая Россия» выступила слабее на самом деле, чем мы ожидали. Потому что у нее сладостная электоральная поляна такая, состоящая из социал-демократических ценностей, которые 50% населения в принципе поддерживает. Но не смог этот огромный потенциал Миронов и его партия вычерпать по разным причинам – организационные недоработки, внутренние конфликты между партийными составляющими - «пенсионеры», «Родина» и так далее.


И именно поэтому хорошо выступили коммунисты. Потому что предполагалось, что «Справедливая Россия» уберет часть голосов у коммунистов, замкнет из на себя и, соответственно, наберет 20-25%. Оказалось - нет, оказалось, что коммунисты показали себя не как ярко-красная партия, а скорее демократическая и эффективная, умело ведущая политическую борьбу.


И, наконец «Единая Россия». Я бы сказал, что эти выборы стали тревожным звонком для «Единой России». Потому что, во-первых, эта партия выступила хуже, чем 8 октября на региональных выборах, 8 октября 2006 года. Несмотря на то, что сейчас в пользу «Единой России» работали два суперуправляемых региона с большим количеством избирателей: Дагестан, который дал 68% «Единой России», и Тюменская область, которая тоже дала около 68%. Несмотря на эту фору очевидную, «Единая Россия» набрала немножко меньше чем полгода назад.


Более того, проблема заключается в том, что то, что она набрала, она набрала на селе опять же, где административный ресурс имеет конкретную форму, выражающуюся в конкретных голосах. Чем провинциальнее регион, тем больше он зависит от местных властей и тем легче там добиться тех результатов, которые требует высокое начальство.


А города ведут себя все более и более свободно, причем, я бы сказал, по-разному ведут. Где-то они коммунистов поддерживают, где-то «Справедливую Россию», где-то поддерживают даже СПС. Так что, несмотря на то, что очень сузилась электоральная поляна наша благодаря известным ограничениям в законы, благодаря широкому использованию административного ресурса, выборы не утратили своей драматургии, и я бы сказал, своего смысла.


Так что, обращаясь к слушателям, хочу сказать: не пренебрегайте возможностью голосовать, ваш голос действительно что-то стоит.



Михаил Соколов: Спасибо. Я так же хочу заметить, что хотя ситуация с точки зрения избирательного законодательства находится где-то на уровне столетней давности, такой «куриальной системы» по-новому, тем не менее, голосование действительно имеет смысл.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG