Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Александр Кынев об отставке Вешнякова


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие политолог Александр Кынев.



Михаил Саленков: На прямой связи по телефону с нашей студией эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Александр Кынев.


Александр, по вашему мнению, отставка Вешнякова продиктована желанием иметь в ЦИКе менее независимую фигуру?



Александр Кынев: Несомненно.



Михаил Саленков: Почему?



Александр Кынев: Понятное дело, Александр Альбертович в последний момент соглашался с тем, что предлагало думское большинство, тем не менее, как правило, его согласие всегда обусловливалось целым рядом оговорок. То есть он всегда высказывал собственные оценки, критические в том числе, того, что принимается и хотя, в конце концов, соглашался как истинный чиновник, тем не менее, назвать его полным андроидом, если уж так можно говорить, человеком, который поддерживает все, не глядя, было нельзя. У него была своя точка зрения, то есть можно сказать, что внутри нынешней властной вертикали он представлял как бы наиболее вдумчивую и критически настроенную, тем не менее, лояльную его часть. Как я понимаю, сейчас критический настрой является абсолютно излишним, и сейчас требуется только лояльность и больше ничего.



Михаил Саленков: Можете предположить, кто может стать новым главой Центральной избирательной комиссии вместо Александра Вешнякова?



Александр Кынев: Я думаю, как показывает практика, почти всегда председатель ЦИК избирается из "президентской пятерки", поэтому надо смотреть, конечно, именно на тех, кого назначил вчера президента. Я думаю, что там есть три человека, которых можно выделить, - это, во-первых, Станислав Вавилов, он глава комитета Совета Федерации, и я думаю, что по своему нынешнему статусу из всех назначенных членов ЦИКа он занимает самое высокое положение. И, естественно, вряд ли человек стал бы уходить с поста главы комитата Совета Федерации на должность рядового члена ЦИКа. Второй - это Игорь Федоров, руководитель аппарата Общественной палаты. Мы понимаем, что это за организация и чем она занимается. И третий - это Игорь Борисов, это, скажем так, руководитель некой общественной структуры, которая всегда действовала в альянсе с ЦИКом и имела неплохие отношения с целым рядом прокремлевских проектов, в частности, связанных с Фондом эффективной политики. То есть именно он возглавлял прокремлевские группы наблюдателей на выборах в наших ближних странах - Украине, Белоруссии и так далее, и, как правило, всегда давал именно те оценки, которые Кремлю были нужны, то есть критиковал выборы, типа украинских, которые нам не нравились, и поддерживал выборы в Белоруссии, выборы в Казахстане и тому подобные. То есть этот человек всегда, что называется, был неким публичным рупором, который массовому избирателю объяснял, якобы как представитель экспертного сообщества, что все как раз так, как нужно Кремлю. Я думаю, что с точки зрения функционала эти три человека, независимо от того, как между ними распределят посты, будут играть несомненно важную роль. То есть Борисов, я думаю, будет публичным рупором, который будет объяснять избирателю, что все, что делается, правильно и хорошо, а Вавилов и Федоров, как люди с большим номенклатурным статусом и административным опытом, скорее всего, могут занять руководящие административные должности.



Михаил Саленков: Если возвращаться к фигуре Александра Вешнякова, как вы считаете, мог ли он лишиться места главы ЦИКа из-за конфликта с "Единой Россией", критики законодательных инициатив правящей партии?



Александр Кынев: Я думаю, что это было одним из элементов. То есть то, что он был слишком самостоятелен и всегда имел свою точку зрения. Он не был слепым исполнителем, он человек, который пытался в меру своих возможностей влиять и объяснять, что то, что делается, неправильно. Пока можно был обсуждать, он обсуждал до последнего и пытался какие-то вещи предотвратить. Но когда решение принималось, он, как чиновник, вынужден был его выполнять. Именно этим он и был неудобен. И конечно, в современной системе, учитывая предстоящие федеральные выборы, учитывая то, насколько высоки ставки, конечно, на этом посту нужен слепой исполнитель. Потому что было понятно, что у Вешнякова всегда была своя точка зрения, даже тогда, когда он в конце концов соглашался, но все понимали, что он соглашался вынужденно. А если тактика сейчас будет меняться, если сейчас усилится, допустим, "Справедливая Россия" или появятся еще какие-то проекты, понятное дело, что слишком самостоятельный председатель избиркома может оказаться очень ненадежным союзником. И лучше иметь человека абсолютно "своего", который не будет колебаться, который не будет ждать только того светлого дня, когда вдруг партия власти ослабнет и можно будет сделать ставку на кого-то другого.


XS
SM
MD
LG