Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Митрохин: «Под прикрытием выборов депутатов просто назначили»


По мнению лидеров «Яблока», выборы стали ширмой для исполнения воли властных структур

По мнению лидеров «Яблока», выборы стали ширмой для исполнения воли властных структур

Состоявшиеся 11 марта в России выборы в местные органы власти, по словам лидеров многих оппозиционных партий, прошли с явными нарушениями избирательного законодательства. Сегодня в Москве проходит «круглый стол» оппозиции под характерным названием «А были ли выборы 11 марта». В нем участвуют лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, заместитель председателя партии «Яблоко» Сергей Митрохин, представители правозащитных организаций.


По мнению Сергея Митрохина, именно против «Яблока», как единственной реальной оппозиционной партии, средний результат которой в этот раз составил 3,86 процента голосов, был использован так называемый административный ресурс.


- В этом нет никаких сомнений, - говорит Сергей Митрохин. - Потому что сняли «Яблоко» с выборов именно в том регионе, где оно набирало процент, близкий к «Единой России» - в Санкт-Петербурге. По опросам мы поднимались на второе место на момент снятия с выборов. Власть поняла, что тут одними фальсификациями не управиться. Поэтому прибегла к тому способу, который услужливо был разработан в Центральной избирательной комиссии, а именно: легкая возможность снять партию с выборов. Придрались к подписям и сняли с выборов.


В других регионах мы не концентрировали таких мощных ресурсов, в том числе финансовых, на выборах, но и там произошли эксцессы, связанные с фальсификацией. Мы точно знаем, что сфальсифицирован наш результат по Московской области. Потому что «Яблоко» выступало с жесткой критикой администрации Московской области, лично губернатора Громова. Там была попытка тоже нас снять, но это не получилось. Пришлось прибегнуть к традиционному методу фальсификации, в ходе которой наш результат был снижен в два раза. На тех участках, где были наши наблюдатели, мы показали результат в два раза выше [официального]. Экзит-полы показывают, что мы прошли в Московскую областную думу.


Теперь один за другим вскрываются факты беспрецедентных махинаций, когда военнослужащие частей Московского гарнизона перемещались по всей Московской области с открепительными талонами и голосовали. Можно догадаться за кого. У нас же голоса были украдены. Мы это точно знаем. Поэтому наш вердикт таков: то, что происходило 11 марта, к выборам имеет очень косвенное отношение. Это было назначение членов законодательных собраний регионов губернаторами с использованием эффективного прикрытия в виде избирательной процедуры.


- Думская фракция ЛДПР в полном составе покинула сегодня зал заседаний Государственной думы в знак протеста против фальсификации выборов. А вы как намерены действовать?


- Во-первых, у нас была серия акций против снятия с выборов в Петербурге. Это самое грубое попрание прав избирателей. Мы даже были вынуждены из-за этого присоединиться к «Маршу несогласных» в Петербурге, хотя, вообще-то, не разделяем идеологию его участников. Сейчас мы также собираемся выступить против надругательства над демократическими выборами в России. Пока не буду раскрывать все детали, но мы обязательно отреагируем на это.


- Будут ли сделаны какие-либо выводы внутрипартийного характера? Произойдут ли изменения в работе с «целевой аудиторией» «Яблока»?


- Все эти расчетные изменения в связи с целевой аудиторией, корректировка, допустим лозунгов, совершенствование каких-то технологий - все это имеет смысл, когда в стране свободные и честные выборы. Тогда эти маневры могут дать результат. Когда у вас выбор с заведомо известным результатом (если у вас высокий рейтинг, а вас с этих выборов снимают) - все это абсолютно бесполезно. Единственное, на что надо обратить внимание (тут вряд ли мы что-то сможем придумать новое) - это финансирование. Дело в том, что «Яблоко», являясь реальной оппозицией, не может рассчитывать на необходимые финансовые средства. В Московской области мы потратили в десять раз меньше СПС и в двадцать пять раз раз меньше «Единой России». Это наш предел как оппозиции, это наш потолок. Бизнес боится давать нам деньги. Он должен это согласовывать с администрациями на всех уровнях. Он боится это делать, поэтому мы вынуждены проводить выборы в условиях просто абсолютного минимума финансовых средств. Здесь, конечно, очень трудно что-то изменить.


Можно, конечно, пойти на поклон к власти, как это делают некоторые партии, в том числе и называющие себя демократическими, но мы на это не согласны. Тогда мы исчезнем как демократическая оппозиция режиму, тогда мы перестанем быть нужными своему избирателю. Мы на это не можем пойти. Будем все равно в этих тяжелейших условиях бороться, сохраняя свои принципиальные позиции.


XS
SM
MD
LG