Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге обсуждается проблема безнадзорных детей


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Александр Гостев : Когда обсуждается проблема безнадзорных детей, эксперты всегда говорят о том, как важна профилактика, потому что исправлять последствия всегда труднее, чем их предупреждать. Планов и проектов в области решения проблемы безнадзорных детей все больше, но они не очень эффективны. Это утверждает директор социально-реабилитационного центра "Дом милосердия" в Петербурге Владислав Никитин, с которым беседовала наш корреспондент Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Владислав Михайлович, с чем связаны трудности, которые испытывает ваш центр?



Владислав Никитин: Трудности связаны с тем, что наши органы исполнительной власти имеют некие планы, проекты, но как-то эти планы и проекты не очень бережно используют тот ресурс, который есть. В частности, мы можем иметь группу дневного пребывания, нам нужно для этого помещение. Вторая группа была. В школе, с которой мы сотрудничали, она эти помещения по желанию органов образования стала использовать по-другому. Группы не стало. Других никто не дает. Это самый больной вопрос в нашем городе, хотя у нас есть кадровый и организационный ресурс для этого.


Детей, нуждающихся в такой дополнительной поддержке, в каждой школе есть несколько десятков. Это абсолютно точно. Это социальная работа. Это не группа продленного дня. Это, действительно, отдельная работа. Она развивается достаточно медленно. Правда, сейчас вот эта концепция социально-экономического развития Петербурга как бы начинает как-то реализовываться. Здесь в каждом районе создаются такие органы социальной защиты, которые опорой будут в этой работе, создаются учреждения. Но профессионализма и координации в работе этих органов учреждения еще мало.



Татьяна Вольтская: Имеется в виду, чтобы за такими детьми начинать следить прямо в школе, и из них формировать какую-то группу для занятий, да?



Владислав Никитин: Необязательно только формировать группу. Дело в том, что профилактика безнадзорности и сиротства включает в себя несколько этапов. Первый этап - профилактика отказов от ребенка. Это превентивная работа в женских консультациях с будущими мамами, которые готовы отказаться от ребенка. В детских поликлиниках, которые являются форпостом по выявлению таких случаев. Патронажная сестра или врач вошли в дом, и они сразу видят благополучно в доме или неблагополучно. Если взаимодействие между (как называется в законодательстве) субъектами профилактики налажено, они сообщают сразу тем людям, которые могут принять какие-то меры конкретные - поддержать семью, осадить этих родителей, если там жестокое обращение и так далее. Но вот это взаимодействие отлажено плохо.



Татьяна Вольтская: А почему?



Владислав Никитин: У нас всегда (это уже неоднократно, это уже общее место избитое) прописывается закон, который определяет общую форму, а инструкция к исполнению закона, как правило, не прописывается. Мы предлагаем свой путь в данном случае. В этом году в рамках проекта "Всемирная защита детства", финансирует его фонд Серафима Соровского. Мы проводим семинары с пятью районами. Это семинар для управленцев и специалистов по формированию межведоственных мультидисциплинарных команд.



Татьяна Вольтская: Если перевести на человеческий язык, то что это?



Владислав Никитин: Если перевести это на человеческий язык, то это значит - собирание вместе представителей разных ведомств, органов соцзащиты, образования, комиссий по делам несовершеннолетних, милиции, занятости, молодежной политики. Просто собрались, увидели друг друга, поняли, что происходит с семьей и ребенком, который является объектом их и нашей работы, и поняли, что происходит тогда, когда мы плохо взаимодействуем друг с другом. Да, поставить себя на место семьи, на место ребенка. Мы это делаем в форме деловой игры. В деловой игре почувствовать себя в роли родителя, в роли этого ребенка - это очень помогает. Люди сразу понимают, что так издеваться над себе подобными нельзя.


Когда приходят в одну и ту же семью в разное время милиция, потом соцзащита, потом идет школа, еще кто-то, все начинают как-то там вытягивать из членов этой семьи какие-то проблемы, хотя знают, что там, допустим, жестокое обращение с ребенком. Нет умения, профессионального умения, навыков взаимодействия с ребенком, с семьей. Люди приходят новые в эту сферу. Ядром всего этого должны быть органы соцзащиты по плану, по задумке. Но так во всем мире. Но приходят работать люди, отработавшие либо в милиции много лет, в собесах по взаимодействию с пенсионерами и инвалидами. А это сфера новая - и начинают они работать по старинке. Они начинают собирать информацию - кому надо помочь, потом выдать материальную помощь. Но с этой материальной помощью может доходить до смешного. Один говорит, что ребенка надо изъять, пусть ребенок живет в приюте, допустим, а другое подразделение этого же органа выдает материальную помощь этой семье, которую они счастливо пропивают. Такие случаи есть.


Главное, что скорость раннего выявления, естественно, чем раньше, тем лучше. Иначе потом затянутая ситуация в семье, или уже на улице, когда ребенок начинает быть безнадзорным. Это потом приводит к каким-то последствиям, когда требуется длительная реабилитация и восстановление уже разрушенной структуры. Тут надо, чтобы государство пересматривало. Просто оно нерационально использует свой кадровый ресурс, который итак с низкими зарплатами в таких структурах, он итак небольшой.



Татьяна Вольтская: Спасибо.




XS
SM
MD
LG