Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль Punto de Vista: документальный кинематограф в XXI веке


Андрей Загданский, кинорежиссер

Андрей Загданский, кинорежиссер

Кинорежиссер Андрей Загданский только что вернулся с представительного международного фестиваля документального кино в испанской провинции Наварра (Navarra), который можно — и нужно — рассматривать как срез этого жанра, по которому можно — и нужно — судить о состоянии всего документального кинематографа, о его статусе в культуре XXI века.


— Вот об этом я и предлагаю, нам, Андрей, поговорить. Но сперва представьте фестиваль.
— Фестиваль называется Punto de Vista (International Documentary Film Festival of Navarra), что по-русски, наверное, надо переводить как «Точка зрения». Что замечательно. Мне кажется, что субъективное название и говорит о том, что документальное кино фестивального уровня это кино авторское, кино очень субъективное и личное. И вот парад 25-ти фильмов — чуть больше полвины полнометражных и 10-ть короткометражных картин, главный приз за лучший фильм и приз за лучший короткометражный фильм — такова структура фестиваля. Фестиваль проходит в замечательном, очень симпатичном городе Памплона (Pamplona)…


— Который мы все помним по «Фиесте» Хемингуэя, конечно.
— И там, возле стадиона, где происходит коррида, стоит памятник Хемингуэю, поскольку он, я думаю, сильно преумножил количество туристов, которые приезжают в Памплону. Там, в Памплоне, происходит тот самый знаменитый бег с быками. Это праздник Санферминес (Los Sanfermines), он проходит в течение десяти дней летом, когда все сумасшедшие и ненормальные люди могут бегать с быками, соревноваться с ними в ловкости и скорости.


— Но вы видели другое соревнование.
— Мы видели другое соревнование, которое происходило куда более мирно и менее напряженно.


— Андрей, насколько программа фестиваля отражает положение дел в документальном кино сегодня?
— Конечно, я думаю, что он вполне дает представление о состоянии документального кино во всем мире. Фильмы были представлены и европейские, и азиатские, и американские.


— Начнем с последнего. Как американское кино было представлено на фестивале?
— Американское кино было представлено на фестивале двумя фильмами. Один называется «Кровь района Инчжоу» (The Blood of Yingzhou District). Режиссер — женщина, ее имя — Руби Янг.


— Это тот самый фильм, который только что получил «Оскара»?
— Да. Фильм смотреть очень тяжело, это тяжкая картина, она рассказывает о детях, которые остались сиротами после того, как их родители умерли от СПИДа. 10-12 лет тому назад в этом районе бедные крестьяне массово продавали кровь на сыворотку. И для того, чтобы можно было после того, как они один раз сдали кровь еще раз ее сдать, им впрыскивали сыворотку, которую тут же делали. Короче говоря, вся эта кровь перемешивалась, и если у кого-то был СПИД, то целый пласт, целое поколение людей, которые сдавали кровь за деньги, заболели СПИДом. На сегодняшний день этих родителей уже нет, остались крошечные дети, сироты, которых все боятся, как чумы, и не хотят брать в свои дома.


— Новые прокаженные.
— Да, новые прокаженные. Они сами больны. Главный персонаж — мальчик, которого никто не хочет — ни дядя, ни родственники, все отказываются от него. Это очень тяжкое зрелище. Фильм не случайно получил «Оскара», потому что он, бесспорно, действует очень эмоционально сильно. И чувство вины, то самое чувство вины, которое очень часто эксплуатирует документальное кино, вот оно, бесспорно, очень сильно подействовало на членов американской Академии. И на фестивале была также наша картина, которая тоже представляла Америку, хотя она об Украине, наш фильм, который мы вместе с вами делали, Саша, как вы помните, вы писали текст, называется «Оранжевая зима» (Orange Winter. Alexander Genis (narration), Andrei Zagdansky).


— Ну, хорошо, об этом поговорят зрители. А что еще было интересного на фестивале? Была ли представлена русская школа документального кино?
— Русская школа документального кино была представлена несколькими русскими фильмами. Самой интересной была завершающая часть фестиваля, на которую приехал замечательный русский режиссер — из вашего родного города, из Риги, мой друг Герц Франк. Человек, к которому я отношусь с большим уважением как к учителю, человек, который на многие поколения документального кино был решающим влиянием. И после закрытия фестиваля показывали его картину 1978-го года, которую знают все люди в документальном кино. Называется она «На десять минут старше». Это картина, снятая практически одним кадром, о мальчике, который смотрит какой-то детский спектакль. И мы видим всю гамму разных сложных эмоциональных переживаний, которые проходят через лицо мальчишки. И вот это эмоциональное взросление через искусство является главным фокусом этого маленького замечательного фильма. Что сделал один английский продюсер? Купил у Герца Франка название и идею, и сделал шесть или семь короткометражных фильмов десятиминутных, которые тоже укладываются в эту концепцию — «на десять минут старше». В проекте Ten Minutes Older приняли участие очень известные режиссеры — Вим Вендерс (Wim Wenders), Спайк Ли (Spike Lee), Вернер Герцог (Werner Herzog) и другие.


— Это уже игровое кино, а не документальное?
— Тоже интересно. Потому что Спайк Ли сделал документальный фильм. Это те десять минут, когда Ал Гор думал: проиграл он выборы во Флориде или нет. И как принималось решение признать свое поражение в общенациональной кампании.


— Эти десять минут точно сделали Гора старше.
— И Америку тоже. Или другой: Вернер Герцог сделал тоже документальный фильм. Очень интересная концепция. Он переиграл название. Не на 10 минут старше, а на 10 тысяч лет старше. Он взял архивный материал о племени, которое было найдено где-то в джунглях Бразилии, которых никто до этого не знал, они жили в каменном веке. Они познакомились с цивилизацией, стали на 10 тысяч лет старше, но через какое-то время все это племя погибло, потому что они заболели ветрянкой, у них не было никакого выработанного иммунитета против этого вируса. И они все погибли. Из этого архивного материала сделал свой фильм Вернер Герцог. Так что достаточно интересно. Во всяком случае, Герц Франк был на закрытии фестиваля явным триумфатором, мне было очень приятно за него. Ему 82 года, он живет между Ригой и Иерусалимом, и его картина 78-го года по-прежнему живет, находясь в новых качествах.


— Все это так интересно, что естественно задать вопрос: а как все это можно посмотреть, как теперь смотрят документальное кино, что происходит с этим?
— Если раньше все это было для избранных, для тех, кто попал на фестиваль, то сейчас ситуация проще, все это можно увидеть на DVD-дисках. В Америке вообще не проблема. Все достойное внимания, так или иначе, оказывается выпущенным на DVD-дисках. Можно как книгу принести домой, или заказать. В том числе, я думаю, что также будет доступен всем желающим и наш фильм об оранжевой революции, который называется «Оранжевая зима».


XS
SM
MD
LG