Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Джордж Сорос профинансирует томскую Школу публичной политики


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Кирилл Кобрин: В Томске прекратила свое существование Школа публичной политики. Это был проект фонда "Открытая Россия", который финансировал Михаил Ходорковский. Накануне состоялся последний семинар и выпускной бал слушателей школы.



Мелани Бачина: Выпускники последней Школы публичной политики в Томске не получили сертификатов. Руководитель томской школы Мария Кречетова пообещала своим слушателям такие сертификаты за подписью Ходорковского выдать, как только Михаил Борисович окажется на свободе. Для самой Кречетовой прощаться с проектом "Открытой России" пришлось дважды. Первый раз, когда были заморожены счета фонда, и он перестал существовать, и во второй раз теперь, когда выпускает последний набор слушателей, которых набирали и обучали на средства Михаила Ходорковского.



Мария Кречетова: "Открытая Россия" - это для меня не просто место работы, это какое-то дело жизни прямо, то есть это громко будет сказано, но последние два года для меня это очень важно. И "Открытая Россия" - одна из немногих организаций, которая все-таки прикладывала все усилия для того, чтобы мы не стали азиатской отсталой, дремучей страной, совершенно выбившейся из общемирового процесса какого-то. Поэтому я с огромной симпатией отношусь к людям, которые там работали, большинству людей, поддерживаю с ними контакты сейчас. Для меня это целое дело, целая любовь, даже можно сказать.



Мелани Бачина: За два года работы школы в Томске прошло около 20 семинаров. В Томск приезжали в качестве преподавателей и экспертов ведущие российские политики и политологи, эксперты, ученые. Томская Школа публичной политики быстро превратилась в открытый дискуссионный клуб. Именно это нужно современной России, считает профессор высшей школы экономики, писатель и журналист Александр Архангельский.



Александр Архангельский: Где нет открытых форм дискуссии и открытых форм сопротивления, там появляются закрытые, спонтанные, ползучие, и они гораздо более опасны для существующего режима. Я вижу радикализацию, например, части молодежи, которая могла бы быть не радикальной, а могла бы быть именно оппонирующей власти в открытых формах. Я вижу радикализацию сознания либеральной интеллигенции, которая, опять же, могли бы быть нерадикальной. Я вообще вижу радикализацию умонастроений у меньшинства, и большой радости у меня это не вызывают. Потому что, я повторяю, страна уже была на той стадии, когда она могла обойтись без радикальных столкновений, она могла вполне динамично развиваться в спорах, дискуссиях, в конкурентной борьбе. В принципе я еще надеюсь, что к этому дело и вернется без потрясений.



Мелани Бачина: Архангельский открывал самый первый семинар Школы публичной политики, как проекта "Открытой России" в Калининграде. Так получается, что он закрывает и последний семинар проекта. Его тема – будущее телевидения. По мнению, Александра Архангельского, если говорить в целом о свободе слова в России, то с ней проблем нет.



Александр Архангельский: Диагноз надо ставить правильно. Потому что когда либералы часто говорят, что в России нет свободы слова, это неправда. Это неправильный диагноз болезни. Болезнь заключается в другом. Болезнь заключается в том, что начался процесс жесткой сегментации общества на активную часть и успешную, у которой есть доступ к свободной информации, но которая не представлена в политике, и на пассивное большинство, у которого нет доступа ни к основным благам, ни к свободной информации, но которое представлено в политике. И это разрушение баланса, потому что в нормальном здоровом обществе активное меньшинство и пассивное большинство нуждаются друг в друге, даже если они друг друга не очень любят.



Мелани Бачина: Этой темой томская Школа публичной политики закрыла последний семинар.


Но точку ставить рано, говорит Мария Кречетова, руководитель проекта.



Мария Кречетова: Мы все равно победим этих "серых", мы все равно будем жить в европейской стране. Я смотрю на своих слушателей и вижу уже молодых, совершенно европейских людей, из которых нельзя сделать прежних совков и, в общем, с хорошими очень чувствами. То есть я вижу, что все это имело смысл, это будет иметь продолжение. Под эти проекты можно найти другое финансирование. Но, конечно, "Открытая Россия" сейчас в руинах, развалинах. Дай бог, если удастся довести все это до Европейского суда в Страсбурге, дай бог, если мы дождемся этих результатов по этим совершенно неправосудным делам, которые уже на протяжении года идут в "Открытой России", и новое дело против Михаила Ходорковского также связано частично с "Открытой Россией".



Мелани Бачина: Теперь в Томске дело Ходорковского продолжит Сорос. Он согласился профинансировать некоторые гуманитарные проекты, в том числе и томскую Школу публичной политики. Но работать она будет совсем в другом формате. Проект "Открытой России" в прежнем своем виде закрыт.


XS
SM
MD
LG