Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В медийных кругах брожение. Владимир Путин подписал указ об объединении двух надзорных служб и переподчинил их напрямую правительству. Слияние Росохранкультуры и Росвязьнадзора стало неожиданностью для всех, хотя разговоры о необходимости иметь единый орган, выдающий лицензии на телерадиовещание, ведутся больше десяти лет.

До указа в ведении Росохранкультуры находились: регистрация СМИ, выдача лицензий на телерадиовещание, вопросы прав, связанные с аудиовизуальными произведениями, реставрация памятников истории и культуры, ввоз и вывоз культурных ценностей. Россвязьнадзор выдавал лицензии в области оказания услуг связи, контролировал почтовые службы и операторов Интернета. Теперь суперрегулятор будет надзирать за всем этим хозяйством.

Не знаю, как для памятников, но с точки зрения будущего телерадиоотрасли, объединение служб – правильное решение. Глупо, когда одно ведомство контролирует содержание, а другое – его передачу. Другое дело, с чего это вдруг указ появился именно сейчас? Какая аппаратная интрига стоит за этим слиянием? Ослабит ли появление службы профильные министерства – минсвязи и минкультуры? И, кто, наконец, возглавит объединенную службу?

Минкультуры, которым руководит музыкант Александр Соколов, ослаблять нет необходимости: в лоббировании интересов отрасли, особенно в области вещания, министерство уже давно проигрывало ведомству могущественного министра связи Леонида Реймана. Поэтому, по сути дела, у Соколова нечего было забирать. А вот Реймана, создав единый орган под премьером Фрадковым, явно ослабили. Если только влиятельный связист не сумеет продвинуть на должность в объединенной структуре своего человека.

Судя по всему, проект указа готовился в ведомстве Бориса Боярскова (Росохранкльтура). Наверняка, устав от ведомственных интриг и ругани за будущие финансовые потоки, предусмотренные государством на цифровизацию, в принципе не возражал против создания регулятора глава Государственной комиссии по телерадиовещанию первый вице-премьер Дмитрий Медведев.

Но вряд ли президент Путин, подписывая указ, думал о Медведеве, цифровой революции и интересах медиаотрасли и связистов. То есть, конечно, тема телерадиовещания никогда не была Путину безразлична. И последние события вокруг футбольных трансляций – лишнее тому подтверждение. Но власти, особенно накануне выборов, так или иначе нужен равноудаленный от всех политических игроков, преданный и техничный надсмотрщик за содержанием информационных потоков, главным образом, телевизионных. Михаил Лесин нового образца.

В нынешних политических декорациях на эту роль больше всего подходит бывший питерец, бывший офицер спецслужб, связанный, как говорят, с одним из теневых силовиков в администрации президента Игорем Сечиным, пока еще глава Росохранкультуры Борис Боярсков. Этот эффективный охранитель доказал, что умеет работать «желтыми карточками» предупреждений и угроз по отзыву лицензий (в 2006 году выдано 386 предупреждений). С Боярсковым смирилась индустрия. Он не боится публичности и умеет выполнять приказы (лицензионные успехи «Пятого канала» и канала «Звезда» – это и его заслуга).

Конечно, по традиционной непредсказуемости верховных назначений, должность главы «Росвязьнадзорохранкультуры» может быть предназначена вовсе и не Боярскову, и не возможному протеже Медведева, и не вышколенным людям Реймана, а кому-то, кто известен, как всегда, только одному человеку – Путину. Только после того, как назовут имя, станут очевидными и приоритеты – создавали должность или создавали ведомство. Тогда и будет иметь смысл говорить о реальных полномочиях службы. Президент держит паузу.
XS
SM
MD
LG