Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге оглашен приговор по делу о краже экспонатов из Эрмитажа


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Валович.



Кирилл Кобрин: В Петербурге оглашен приговор по делу о краже экспонатов из Эрмитажа. Многие средства массовой информации поспешили сообщить, что в деле о «краже века» поставлена точка, но не стоит забывать, что прокуратура продолжает расследовать еще одно дело о краже из Эрмитажа - в отношении неустановленных лиц, которые могли быть причастны к хищению предметов. Ведь осужденный сегодня Николай Завадский, в соответствии с решением суда, был причастен к краже лишь 77 из 226 предметов.



Татьяна Валович: Когда в результате плановой проверки, завершившейся в июле прошлого года, стало ясно, что в одном из хранилищ не достает более двухсот ювелирных изделий, руководство Эрмитажа обратилось с заявлением в правоохранительные органы, а пресс-служба распространила официальное заявление, в котором впервые прозвучало имя Ларисы Завадской - хранительницы отдела Русского искусства, скоропостижно скончавшейся на рабочем месте в ноябре 2005 года, когда в Эрмитаже началась проверка фондохранилищ. Как заявил тогда директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, обнаружение такой масштабной пропажи экспонатов стало шоком для музейного сообщества.



Михаил Пиотровский: Я бы оценил всю эту ситуацию, как, с одной стороны, некий удар в спину Эрмитажу, удар в спину музейному сообществу в то время, когда мы пытаемся отстоять свою автономию. А во-вторых, как некий такой взрыв или вспышку эпидемии, потому что, к сожалению, то, что мы имеем, - это часть болезни, которой больно общество. Оценивая ситуацию, я думаю, что надо иметь два фактора. Один - это внутренний фактор, потому что ясно, что без какого-то участия сотрудников музея это не могло состояться. И понятно, что моральное состояние, общая дисциплина и соблюдение правил, общая ответственность хранения, деньги, как фактор, определяющий поступки человека - все это очень серьезно в нашем сегодняшнем обществе. С другой стороны, кроме внутренних факторов, есть и факторы внешние. Мы живем сейчас в обществе, где прежние моральные устои ушли, и деньги играют роль, которой никогда раньше не играли. Существует постоянная тенденция таких наветов и обвинений музеям в том, что они то-то и то-то делают; и у нас ушло, например, в Эрмитаже несколько лет вместо того, чтобы заниматься нормальной работой, нормальной проверкой, на ответы на все эти наветы.



Татьяна Валович: Летом многие поспешили обвинить руководство музея в сокрытии части информации связанной с похищенными реликвиями. Но, как пояснила руководитель пресс-службы Эрмитажа Лариса Коробейникова, это было требование правоохранительных органов.



Лариса Коробейникова: Мы сделали это, потому что так просили следственные органы. Когда же произошла утечка из прокуратуры информации, то мы решили, что мы тогда тоже свободны в своих действиях, и тогда мы опубликовали и поместили на сайт иллюстрации цветные тех вещей, которые были каталогизированы, которые у нас участвовали в выставке, и то, что мы могли дать.



Татьяна Валович: Кстати именно полное описание пропавших экспонатов помогло вернуть в музей 32 предмета. Затем по подозрению в организации кражи было задержано несколько человек. Но антиквар Максим Шепель оказался непричастным к хищениям. Подозрения с сына Ларисы Завадской были сняты, а в отношении преподавателя университета Ивана Соболева дело прекратили за истечением срока давности. И только в отношении мужа Ларисы Завадской Николая Завадского было возбуждено уголовное дело. Следствие смогло доказать его причастность к краже 77 предметов из русского отдела Эрмитажа. Всего же из Эрмитажа в течение нескольких лет было похищено 226 предметов, среди которых экспонаты созданные на рубеже XIX -ХХ веков: Фаберже и изделия конкурирующих фирм, русское средневековое искусство серебро и эмаль. По оценке искусствоведческой экспертизы, Эрмитажу в результате кражи был нанесен ущерб более чем в 14 миллионов рублей, но так как часть предметов была возвращена, сумма сократилась фактически вдвое - до 7 миллионов 388 тысяч. Ну, а удар, нанесенный по имиджу не только Эрмитажа, но и России в целом, в материальном выражении никто не подсчитывал.


Николай Завадский признался в совершенном хищении и стал сотрудничать со следствием. Как отметил подсудимый, на данное преступление семью Завадских толкнуло тяжелое материальное положение, а похищать неучтенные экспонаты из Эрмитажа ему предложил коллега по работе Иван Соболев после того, как узнал, что жена Завадского работает хранительницей в музее. Свою роль в совершении данного преступления Николай Завадский свел к тому, что он лишь относил принесенные его женой Ларисой Завадской из Эрмитажа предметы коллекции Русского отдела в антикварные магазины и ломбарды.


Гособвинение требовало для Завадского 6-ти лет лишения свободы. Защита просила условного наказания, мотивируя это наличием смягчающих вину обстоятельств: явку с повинной, сотрудничество со следствием и признание вины. Вердикт суда - 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Судья Анжелика Морозова не сочла возможным приговорить Завадского к условному сроку лишения свободы в виду продолжительного периода совершения преступления и его общественной опасности, обратив внимание на тот факт, что подсудимый стремился умалить свое участие в содеянном "и свести свою роль только к сбыту похищенного", тогда как суд установил, что именно Завадский убедил свою жену пойти на данное преступление". Как заявила гособвинитель Лариса Сынкова , сторона обвинения удовлетворена вынесенным приговором.



Лариса Сынкова: Прокуратура просила реальное лишение свободы, и она его получила.



Татьяна Валович: Кроме того, суд удовлетворил гражданский иск в пользу Эрмитажа в размере 7 миллионов 388 тысяч рублей, а также вынес частное представление к руководству Эрмитажа, в котором обращается внимание на необходимость принятия мер по обеспечению сохранности ценностей музея, хотя, по мнению заведующей юридического сектора Эрмитажа Марины Цыгулевой, данное представление носит чисто формальный характер, так как все необходимые меры руководство Эрмитажа предприняло сразу после обнаружения пропажи экспонатов.



Марина Цыгулева: Сейчас ужесточены меры контроля и за выносом, и за вносом, и за сотрудниками. Постановление - оно, скорее, постфактум, потому что после обнаружения этого преступления были предприняты все необходимые меры для того, чтобы ничего подобного далее не происходило.



Татьяна Валович: Что же касается проверок музейных фондов с тем, чтобы подобные кражи были бы невозможны, то, как рассказала руководитель пресс-службы Эрмитажа Лариса Коробейникова, они идут круглогодично:



Лариса Коробейникова: Инспекции у нас проводят ежегодно, постоянные проверки внутримузейные, которые идут по графику, согласованному с Министерством культуры, и, естественно, результаты этих проверок докладываются в Министерство культуры. У нас работает Счетная палата, у нас работают постоянно и есть пробирные комиссии, и проверки идут круглогодично.



Татьяна Валович: Адвокат Завадского Людмила Михайлова отметила, что решение об обжаловании приговора со стороны подсудимого еще не принято. Руководство Эрмитажа никак не комментирует окончание данного расследования. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский находится в Италии, где подписывает новые контракты о сотрудничестве. Любопытно, что все средства массовой информации, сообщая о завершении судебного расследования так называемой «кражи века», умолчали о том, как идет расследование по другим 195 предметам, похищенным из Эрмитажа, судьба которых неизвестна до сих пор.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG