Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Послевыборные реалии Петербурга: другой парламент, другая оппозиция


Виктор Резунков: В Санкт-Петербурге большие политические перемены. Изменился весь политический ландшафт. После того, как на выборы не была допущена партия «Яблоко», после того, как в Санкт-Петербурге прошел «Марш несогласных», можно говорить о кардинальном изменении самой сути, самой структуры оппозиции в городе. С другой стороны, после так называемых выборов в Законодательное собрание 11 марта можно говорить о новом парламенте, который представляет четыре партии: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Причем «Единая Россия» не имеет большинства. А может быть, имеет. Об этом мы тоже поговорим. Что сулят горожанам эти глобальные изменения политического ландшафта Санкт-Петербурга? Что ожидать им от нового парламента? Что ожидать им от новой оппозиции? Об этом и многом другом мы и поговорим сегодня.


В Петербургской студии Радио Свобода политический обозреватель «Новой газеты» Борис Вишневский, и мы также ожидаем с минуты на минуту корреспондента газеты «Коммерсант в Петербурге» Михаила Шевчука.


Итак, первый мой вопрос Борису Вишневскому. Борис, я бы хотел, чтобы мы сразу определились с терминами. Вы в данном случае будете выступать как журналист или член совета партии «Яблоко»?




Борис Вишневский

Борис Вишневский: Во-первых, не совета, а бюро. Собственно, я много лет уже совмещаю эти два качества. Поэтому на самом деле не имеет большого значения, в каком из них я буду выступать, ибо и там, и там я придерживаюсь одних и тех же взглядов и высказываю одни и те же идеи.



Виктор Резунков: Хорошо, давайте определимся с терминами: можно называть эти выборы выборами, являются ли они легитимными, с вашей точки зрения? И что дальше?



Борис Вишневский: Давайте по порядку. Можно ли называть эти выборы выборами? На мой взгляд, нет. У нас ведь и 30 лет назад тоже были выборы. Были советы депутатов трудящихся. Каждые пару лет полагалось придти на избирательные участки и за кого-то проголосовать. Потом нам сообщали о результатах, об очередной убедительной победе блока коммунистов и беспартийных. Но ведь никто же не считал, что это выборы, никто же не считал, что люди, которые в результате этого получили депутатские мандаты, на самом деле представляют граждан. Ведь что значит выборы в Законодательное собрание? Это значит выборы тех представителей населения, которые от его имени будут уполномочены принимать закон. Вот теперь вопрос: являются ли те, кто сейчас избран в Законодательное собрание и включен в список, обнародованный горизбиркомом, представителями населения? Я думаю, что если являются, то только в небольшой части. И не только потому, что в выборах участвовало меньше одной трети от тех, кто имеет право голоса, но и потому, что сами правила этих выборов были такими, что часть политических партий изначально не могла им соответствовать, не могла участвовать в выборах. Потому что граждане были лишены возможности для самовыдвижения, чтобы претендовать на депутатские мандаты. Потому что оппозиционные партии были сняты с этих выборов, к ним не допущены. И в результате 11 марта гражданам предлагалось поставить «птичку» против одной из шести партий, которые в большей или меньшей степени поддерживали губернатора Матвиенко. Они отличались только степенью ее поддержки. При всем том, что у Валентины Ивановны есть тоже серьезная поддержка в нашем городе, я не думаю, что ее рейтинг выше, чем процентов около 40. Это означает, что если представителям новой власти было дозволено выбирать только из тех партий, которые поддерживают губернатора, то большая часть граждан заведомо была ограничена в своих избирательных правах, их заведомо лишили права голоса. Потому что партии, оппозиционные к губернатору, не были даже представлены в избирательном бюллетене. Поэтому я бы не считал бы эти выборы легитимными.



Виктор Резунков: Хорошо, если вы считаете, что эти выборы нелигитимны, тогда необходимо сформулировать отношение граждан, которые их считают нелигитимными, к нынешней власти. Как и что должны делать, как относиться к законодательной власти граждане Санкт-Петербурга?



Борис Вишневский: Относиться очень просто. То, что будет, начиная со следующей среды, называться Законодательным собранием 4-го созыва – это не избранная гражданами власть. Это некий орган, который состоит из назначенного сверху начальства. Так же, как на сегодня Валентина Матвиенко не избрана гражданами, а назначена президентом Российской Федерации, то есть заняла свой пост чисто административным путем, точно так же и те депутаты, которые сегодня избраны в Законодательное собрание, представляют не граждан, а то начальство, которое им приказало дать депутатские мандаты. То есть к Законодательному собранию надо относиться как к обычному бюрократическому органу. Оно от чиновников уже теперь мало отличается. И собственно, мы это очень скоро увидим по его решениям. Все, что нужно будет исполнительной власти, все будет тут же утверждаться, независимо от того, насколько полезны или вредны для граждан будут эти предложения.



Виктор Резунков: Борис, тогда возникает вопрос: а чем это чревато для будущего Петербурга, такое слияние в единое целое исполнительной и законодательной власти?



Борис Вишневский: Это очень опасно для будущего Петербурга. Помните замечательный лозунг, который использовала «Единая Россия» на этих выборах? Он был написан на огромнейших плакатах, которыми были увешаны все перекрестки, где чрезвычайно молодой и чрезвычайно облагороженный спикер Законодательного собрания и лидер «Единой России» Вадим Тюльпанов торжественно пожимал руку Валентине Матвиенко, изображенной, наверное, такой, какой она была около четверти века назад. Что было написано под этими портретами?



Виктор Резунков: «Вместе мы можем все», по-моему.



Борис Вишневский: «Вместе сможем все». Так вот, это правда. Это тот редкий случай, когда «Единая Россия» сказала чистую правду. Вот вместе две слившиеся в один ствол ветви власти смогут все: любой произвол, любое безобразие, любая растрата денег налогоплательщиков на безумные проекты будут объявлены законными. А когда мы, граждане, попытаемся выразить свое недовольство и скажем: «Нам не нравится это и это», нам ответят: «А это все законно, вы не имеете права протестовать».



Виктор Резунков: Теймураз Александрович из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я думаю, почему демократы проигрывают, и почему власть такая обнаглевшая. Потому что они уже не избираются, они уже не для народа служат, а для одного человека. Но еще и мы сами виноваты, особенно я к «Яблоку» хочу обратиться. Ведь лидер всегда должен за собой вести народ. А когда Явлинский не умеет вести за собой народ, это уже не лидер. Я не хочу его отругать, я хочу его по-дружески отругать. Потому что, зная о том, что вас не допускают до выборов, вы должны были каждый день, законно это, не законно, нарушаются ваши права, а раз ваши права нарушаются, вы должны были каждый день выводить людей на улицы до тех пор, пока бы вас не восстановили. Тем более, что в Питере были у вас большие проценты. Где же ваш народ, объясните мне, пожалуйста?



Борис Вишневский: Спасибо вам большое за поддержку, за теплые слова. У нас действительно была и есть очень серьезная поддержка в Санкт-Петербурге. И действительно мы – одна из тех политических партий, которым люди, я уверен, сегодня доверяют и за которыми они идут, потому что понимают, что она отстаивает их права. Понимаете, невозможно ни каждый день, ни раз в три дня, ни каждую неделю выводить людей на улицы в большом количестве. Было несколько митингов в Санкт-Петербурге именно в нашу поддержку, в знак протеста против нашего снятия с выборов в феврале. На самый массовый из них пришло от 500 до 700 человек. Это те, кто в свой выходной день вышел из дома, пришел на митинг, чтобы нас поддержать. Потом был «Марш несогласных», в котором мы самым активным образом участвовали, и на который тоже очень многие пришли, возмущенные тем, что «Яблоко» совершенно незаконно отстранили от выборов. Я думаю, вы знаете, что было на этом марше, сколько народа собралось. По нашим оценкам, было, как минимум, 6-7 тысяч, а может быть, и больше. Хотя все наши верно подданные федеральные телеканалы распространили противоположную информацию про жалкую кучку экстремистов и леваков, которые попытались похулиганить на Невском. Но нельзя устраивать такие мероприятия постоянно. Мы предприняли все юридические способы, для того чтобы защитить свои права. Мы прошли избиркомы, мы прошли суды, мы продолжаем эту борьбу в судах. Но мы понимаем, что это очень тяжело идет, потому что дан политический заказ. Этот политический заказ исполняется. Может быть, если бы как в конце 80-х – начале 90-х годов, на улицу вышло бы не 500 и не пять тысяч, а 100 тысяч человек, тогда возможно бы власть бы задумалась. Но значит еще сегодня люди не осознали в таком количестве, что это их права нарушаются тем, что «Яблоко» не допустили до выборов. Не наши права, а их, потому что их теперь некому будет защитить.



Виктор Резунков: Людмила Михайловна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я давно голосую за «Яблоко». Поколение, кому сейчас 40, 50, 60 – это те люди, которые шестидесятники, семидесятники, восьмидесятники, первое поколение после 1953 года, которое свободно почувствовало себя. Но они ущемляются до такой степени. Получается, что в 40 лет невозможно найти работу, и люди живут на грани того, что через две недели он просто может умереть с голоду, если он будет протестовать на работе. Трудовое законодательство практически вообще не исполняется. Люди поставлены в такие условия, что отработал смену, сутки, один день отдохнул, и тут же выходишь на новые. Если тебе это не нравится, ты просто вышвыриваешься с работы или ставишься в такие условия, когда тебе приходится работать сутками или по 9-10 часов. Поэтому люди, которые не смогли устроиться на работу, они мало того, что без работы, без еды…



Виктор Резунков: Как бы вы могли резюмировать все, что вы говорите?



Слушатель: «Яблочники» и альтернатива, которые не согласны с этим правительством и не могут в этом воровском правительстве пристроиться, практически с такими большими проблемами выхода на улицу. Это можно действовать только по маленьким микрорайонам, только на площади какой-то префектуры.



Виктор Резунков: Борис, у вас есть что сказать?



Борис Вишневский: Я ведь не осуждаю тех, кто не вышел в огромном количестве на улицы для того, чтобы отстаивать свои избирательные права. Я понимаю, что все люди находятся в разном положении. Но вот на том же «Марше несогласных», а я там был от начала до конца, меня очень порадовало то, что пришло очень много людей, которые сказали себе: «Все, хватит, мы не хотим больше это терпеть, эти издевательства». И это тоже люди, которым не платят зарплату, у которых есть большие проблемы с лекарствами, которые работают в сложных условиях. Но вот что-то у них внутри сдвинулось, и они вышли таки на улицы. Я надеюсь, что таких людей будет становиться все больше и больше.



Виктор Резунков: Борис, у меня к вам такой вопрос. 18 марта, в воскресенье, пройдут большие акции протеста, которые организованы профсоюзами крупных предприятий. «Яблоко» как-то собирается принимать участие в этих акциях протеста?



Борис Вишневский: В Санкт-Петербурге, насколько я знаю, мы в этой акции непосредственно не участвуем. Во многих других регионах наши коллеги будут в этом участвовать. Любое независимое профсоюзное движение и борьбу людей труда за свои права мы, естественно, поддерживаем. Но 18 марта мы будем просто участвовать в другом мероприятии, которое будет проводиться по итогам тех самых выборов в Законодательное собрание, которые мы с вами сейчас обсуждаем.



Виктор Резунков: Юрий Григорьевич из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Во-первых, я хочу сказать относительно Явлинского. Это человек, у которого амбиции преобладают над возможностями. Вопрос: будет ли привлечен к уголовной ответственности Аршавин за обман избирателей?



Виктор Резунков: Как обманул Аршавин? Он отказался участвовать в работе Законодательного собрания?



Борис Вишневский: Давайте с Явлинского начнем. Такая замечательная точка зрения, что его амбиции больше, чем его возможности. Во-первых, это нормально абсолютно, ибо каждый человек обязательно стремится сделать больше, чем он может. То, что у человека большие амбиции – это очень даже хорошо. На мой взгляд, это очень плохо и скверно для нашей страны, что человек с такими возможностями, способностями, умом и талантом, как Григорий Алексеевич Явлинский, не имеет возможностей для того, чтобы повлиять на ту политику, которая ведется в нашей стране. А не имеет он их по одной простой причине: во власти сегодня востребованы те, которые верноподданно обслуживают Владимира Путина и ему присягают на верность. Явлинский и его коллеги по партии к таким не относятся.


Что касается Аршавина, ну, а что, у кого-то из тех, кто голосовал за «Единую Россию», были сомнения на этот счет? Кто-то предполагал, что Андрей Аршавин вместо «Зенита» отправится работать в Законодательное собрание, а кто-нибудь из не прошедших туда депутатов вместо Аршавина будет забивать мячи в чужие ворота? Это что, было неясно с самого начала, что будет такой обман? Ну, так и не голосовали бы за обманщиков, не голосовали бы за «Единую Россию». А что до Аршавина, я не думаю, свою этикетку, свое имя за рекламу такого товара, как «Единая Россия», он отдал абсолютно бескорыстно. Я думаю, что этот рекламный контракт предполагал достаточно солидные суммы.



Виктор Резунков: Борис, газета «Новый Петербург» сегодня публикует статью, в которой, в частности, утверждается, что высокий процент голосов, отданный петербуржцами за «Справедливую Россию», свидетельствует о том, что выборы можно рассматривать как своеобразную акцию протеста петербуржцев. Статья так и называется «Выборы как акция протеста». Я процитирую выдержку из этой статьи. «Беспартийные и сторонники не прошедших кастинг партий должны были решить для себя: либо не ходить на выборы и позволить какому-нибудь жулику проголосовать от твоего имени за партию власти. Было понятно, что чиновники и члены избиркомов работали на «Единую Россию». Либо принять участие в выборах наиболее эффективным способом. Главный результат, которого страстно желали недовольные и несогласные – ликвидировать «единороссовское» большинство в Законодательном собрании или хотя бы нагадить партии власти по максимуму. Тут два варианта: либо испортить и унести с собой бюллетени, и 11 марта так сделала часть избирателей. К сожалению, у многих заранее было подозрение, что портить и уносить будут немногие. И поэтому присоединяться к ним не имеет смысла. Значит, надо выбирать такую партию, которая была бы для «единороссов» наиболее неприятна. Именно поэтому столько голосов набрала «Справедливая Россия», развернувшая громкую полемику с «медведями». Что вы думаете по поводу такой точки зрения?



Борис Вишневский: Да, без сомнения, те, кто не хотел голосовать за «Единую Россию», распределили свои голоса между остальными партиями. Я думаю, что большая часть как раз таких оппозиционных голосов досталась не «Справедливой России», а КПРФ. Потому что «Справедливая Россия» все-таки очень многими воспринималась как просто еще одно издание той же партии власти, что и «Единая Россия», как бы они ни уверяли граждан в обратном. Но, к сожалению, вот это желание, как пишет газета, «нагадить «Единой России», все-таки оказалось не достаточно массовым. Хотя я уверен, что были и фальсификации, и, конечно же, административный ресурс был задействован на всю мощь не только в предвыборной агитации, но и во время голосования. Потому что у нас в городе достаточно много военнослужащих, которые, как известно, проголосуют по команде, как скажут, и явка у них стопроцентная, в отличие от остальных. Я, например, давал «Единой России» несколько меньше процентов, чем она реально получила на этих выборах. Но я думаю, что это связано в том числе и с фальсификациями. Один наиболее скандальный случай уже известен всем. Это 16-й округ, где действующий депутат от «Справедливой России» Сергей Андреев в результате на проходное место в своем списке не попал, потому что там за ночь волшебным образом все изменилось: и процент явки, и число голосов, отданных за «Единую Россию». Я думаю, что там будут судебные процессы, и довольно громкие.



Виктор Резунков: Наш постоянный слушатель Добрый пишет: «Считаю, что выборы были легитимными. Пришли с обычным буфетом». Борис, я бы хотел вас спросить: а в чем причина провала «Союза правых сил» в Санкт-Петербурге, который, кстати, заметьте, поддержали, судя по официальным данным, достаточно известная группа писателей?



Борис Вишневский: Эта причина очень проста. Она не имеют никакого отношения ни к идеологии, ни к тем людям, которые были включены в список СПС. Хотя надо сказать, что большая часть этих людей в городе неизвестны вообще никому. Я бы хотел обратить внимание на то, что в той агитации, которая велась этой партией на выборах, вообще не присутствовал никто, кроме людей, включенных в их первую тройку. Причина в том, что СПС как партия за последние три–четыре года существует как бы на нелегальном положении. Нелегальном в том смысле, что мы не слышим их голоса ни по одной из важных городских проблем вообще, ни за, ни против. Мы не знаем их мнения. Обсуждается уплотнительная застройка, обсуждается намыв на Васильевском острове, обсуждается реформа общественного транспорта или обсуждается пресловутое строительство «Газпром-сити» на Охте – СПС просто отмалчивается. Вдруг перед выборами партия вышла из этого чулана, в котором она просидела все эти годы, и сказала: теперь будем достраивать капитализм под руководством Никиты Юрьевича Белых, который одновременно возглавлял списки партии во всех регионах, где они участвовали. Естественно, что люди, которые несколько лет просто не видели эту партию и никак не могут ее позицию отождествить со своей, поскольку у партии то позиции нет, за нее голосовать не стали. Что касается обращения известных писателей, я при всем уважении к ним должен сказать, что их просто самоиспользовали в чужой игре. Большая часть писателей живет не в Санкт-Петербурге, а в Москве. Они питерских политических реалий попросту не знают. Они не в курсе, что СПС представляет из себя в Питере, они не в курсе, что СПС в Питере ни в чем никогда не смеет возражать против действий Валентины Матвиенко и просто не является оппозиционной партией.


Мой коллега по партии и старый мой друг Юлий Рыбаков сказал, что СПС, конечно, может сказать: «Давайте мы возьмем то знамя, которое выпало из рук «Яблока». Только он с этим знаменем отправится в противоположную нашей сторону». Я думаю, что большинство наших избирателей это прекрасно поняли. Несмотря на призыв уважаемых писателей, все-таки не сочли возможным последовать им. И очень верно поступили, я им за это благодарен.



Виктор Резунков: «Фонтанка.Ру» публикует сообщение о встрече губернатора Валентины Матвиенко с заместителем председателя ЦК КПРФ Иваном Мельниковым. На этой встрече Валентина Матвиенко заявила, что считает необходимым принятие закона об ответственности избранных депутатов Законодательного собрания Санкт-Петербурга за обещания, данные ими в ходе предвыборной кампании. Более того, Валентина Матвиенко предлагает даже принять на общем федеральном уровне подобный закон. Борис, как вы рассматриваете такую инициативу?



Борис Вишневский: Я ее абсолютно единодушно и полностью одобряю, только при одном маленьком условии: пусть Валентина Матвиенко начнет с себя. Виктор, как вы думаете, какой документ в городской администрации за последние годы является самым засекреченным от всех? Какие у вас гипотезы?



Виктор Резунков: Я думаю, предвыборные обещания Валентины Матвиенко, когда она избиралась губернатором на последних выборах.



Борис Вишневский: Абсолютно правильно. Ее программа 2003 года у меня хранится, время от времени я ее вынимаю из шкафа и с наслаждением ее перечитываю. Я могу ответственно сказать: около двух третей тех обещаний, которые давала Валентина Матвиенко, не выполнены. Поэтому ей следовало сперва уйти в отставку, а потом уже выходить с подобными инициативами. Второе, что значит ответственность политика за их предвыборные обещания? Эта ответственность устанавливается не законом, а избирателями. Вот люди, которые голосуют за те или иные партии, и которые в течение срока видят, как эти партии выполняли свои обещания в рамках тех возможностей, которые у них были, на следующих выборах, исходя из этого, и решают для себя, им голосовать еще раз за эти партии или не голосовать. То есть эта ответственность может быть только политической. И теперь еще одно обстоятельство очень простое. Представьте себе, что вы проголосовали за какую-то партию, а партия эта находится в меньшинстве в законодательной власти, а потом вы начинаете говорить: «А почему вы не сделали этого и этого? Вы же обещали, что это сделаете. Вы с этим не справились, давайте мы вас накажем». А по логике Валентины Ивановны, еще и накажем вас по закону, оставим вас без депутатских мандатов, оштрафуем, а может, и вообще посадим. Но вот если я прошу мою жену сходить в магазин, и ей даю с собой 100 рублей, то я не должен потом возмущаться, что она не принесла ни икры, ни вырезки, ни других каких-то недешевых продуктов домой. Сколько я ей дам денег – на столько она и купила. Сколько избиратели на выборах дали партии депутатских мандатов в представительном органе – вот на столько они и должны с нее спрашивать. Значит, с кого можно спрашивать? С тех, кто получил в парламенте большинство, кто имеет возможность своими силами провести тот или иной закон. И так же нужно спрашивать, конечно же, и с глав исполнительной власти регионов, если они избраны. Сейчас мы уже их не избираем, к сожалению. Но пока они избирались, человек, избранный на губернаторский пост, имеет все возможности для реализации своих предвыборных обещаний. Он принимает решения один. А те, кто находятся в парламенте в меньшинстве, не могут своими силами провести тот или иной закон, они могут его предложить, они могут сделать все, чтобы убедить своих коллег за него проголосовать. Но если им это не удалось, то их невозможно привлекать к ответственности за то, что они чего-то не сделали из того, что обещали. Это надо четко понимать. А губернатора, может быть, привлекать очень даже надо. Возможно, поэтому у нас институт выборности губернаторов изменили назначением. Теперь их привлекает к ответственности только один человек. Это президент.



Виктор Резунков: Александр из Вологды, пожалуйста.



Слушатель: Я хотел вопрос: а так ли необходимо делать упор на демонстрации? Нельзя иметь такую боевую газету, чтобы можно было решать все вопросы дискуссионные именно на страницах газеты? Мне кажется, это было бы лучше.



Борис Вишневский: Мы с большим удовольствием имели собственную газету, но, к сожалению, у партии для этого недостаточно средств. Это удовольствие очень не дешевое. Мы выступаем во всех СМИ, в которых только можно, но большая часть – это печатные СМИ. И только очень небольшая часть электронных. Это или «Свобода», или «Эхо Москвы», а на федеральные телеканалы, как я думаю, вы видите, мы попросту не допущены, за редчайшим исключением, когда раз в месяц удается кому-то появиться и сказать несколько слов. Там сплошная «Единая Россия». Но теперь еще «Справедливая Россия», наверное, будет появляться. Правда, имеется интернет. Тоже мы всеми силами распространяем там свою точку зрения. Но у нас, к сожалению, для большой части граждан наших, то, что показали по телевизору – то и правда. Вот им рассказали по телевизору, что, оказывается, «Яблоко» в Питере сняли с выборов за то, что они просто подделали подписи избирателей. Но только не рассказали по телевизору, что когда те люди, чьи подписи якобы были подделаны, лично явились в Москву, в Центризбирком и сказали: «Это наши подписи, давайте мы это еще раз подтвердим», им в ЦИКе заявили: «Ничего не знаем, у нас есть заключение специалиста, что подписи ваши поддельные, и слушать мы вас не желаем».



Виктор Резунков: Валентин Григорьевич из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу задать вопрос. Один звонящий сказал, что мало собирает народ, а собеседник сказал, что никто не идет. Я хочу сказать, что нужно агитировать больше на местах. Нужно привлекать массы на местах, не ждать, когда они сами придут. Сами они не придут. Вы же знаете русский народ. И второе, вот я лично даже не знаю вашей программы. Я, может быть, и хотел за вас пойти проголосовать. Я не знаю, чем вы отличаетесь от «Единой России», от СПС, от других партий. Я не знаю вашей программы. Что сделали в Киеве «оранжевые», как они вывели народ? Говорят, что их купили. Что, ходили по квартирам, раздавали доллары? Как они собрали народ на площадь?



Борис Вишневский: По поводу нашей программы – тут все просто. Те материалы, которые мы сами можем выпускать, к сожалению, в очень небольших количествах в виду отсутствия финансовых ресурсов, их можно всегда взять в нашей партии. В Москве придти в офис партии на Пятницкую лицу, дом 31/2, позвонить по телефону 780-30-10 и взять всю необходимую литературу. Сейчас у очень многих людей имеется интернет, у партии имеется сайт, его очень легко найти, на этом сайте есть все программные документы. Если есть какое-то желание, а я его приветствую, ознакомиться с этими документами, то можно это сделать и в интернете. Но, к сожалению, опубликовать их массовым тиражом в каких-то газетах мы просто не имеем возможности.
А что касается той работы, которую надо вести на местах, естественно, мы ее ведем, перед всеми акциями, митингами мы развешиваем своими силами какие-то объявления где только можем. Правда, большая часть их тут же уничтожается, поскольку все жилконторы на местах получили жесткий приказ от наших материалов избавляться в кратчайшие сроки. Но все равно люди об этом узнают и приходят. Я им очень благодарен за это.



Виктор Резунков: Виктор Николаевич из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Вы хорошо знаете, что Валентина Матвиенко – это следствие Яковлева, а Яковлев – это следствие Явлинского. И нельзя забывать такие вещи, вот такие промахи. Об амбициях вы говорили товарища Явлинского. Так вот эта амбиция принесла нам Валентину Ивановну. 1996 год, свалили Собчака, поставили Яковлева.



Борис Вишневский: Отвечаю. То, что свалили Собчака, было поступком абсолютно верным. Это необходимо было сделать. Анатолий Александрович Собчак к демократии не имел ни малейшего отношения. То, что тогда мы на губернаторских выборах поддержали Владимира Анатольевича Яковлева, мы это сделали совершенно сознательно, потому что Яковлев шел на выборы с той программой, которую мы считали верной и нужной для города Санкт-Петербурга. И около двух с половиной лет мы его поддерживали, и наши представители были в его администрации. После того, как он перестал сам эту программу выполнять, после того, как он пошел в другую сторону, мы с ним разорвали все отношения и объявили о переходе в оппозицию к нему, это первое. А второе, Валентина Матвиенко – это вовсе не следствие Яковлева, это совсем другое. Хотя часть правительства Яковлева благополучно перешла и в правительство к Валентине Матвиенко. Это другой клан. Для того, чтобы Валентину Ивановну сделать губернатором, Яковлев был отправлен, что называется, в почетную отставку, на другую высокую должность, на которой он на самом деле практически ничего не решает. Но в 2003 году, когда были губернаторские выборы, у граждан был выбор. Они могли избрать себе вовсе не Валентину Ивановну. Но большая их часть пришла и покорно проголосовала за Валентину Ивановну, поскольку так попросил Владимир Владимирович Путин. Вот кто несет ответственность за то, что Валентина Матвиенко сегодня находится на губернаторском посту, и за все беззаконие и произвол, и надругательство над интересами наших граждан, которые мы видим постоянно.



Виктор Резунков: Алексей Николаевич из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Во всем этом обсуждении финансовых проблем поражает такая вещь: партия, для того, чтобы ей зарегистрироваться, проходит жесточайшие проверки, в результате она от государства не получает ни копейки. А партия, которая служит власти, финансируется из государственного бюджета, они развешивают свои агитационные всевозможные материалы из нашего кармана. Так до тех пор, пока в этом вопросе не будет так, что одна партия типа кружка самодеятельного, неизвестно откуда берет деньги, а другая партия широко транжирит эти деньги и навешивает из всех каналов информации дезинформацию, это бесполезное толчение в ступе. Я сейчас хожу в поликлинику и спрашиваю, кто-нибудь слышал о «Марше несогласных»? Никто. В общем, народ наш, тот самый, кто недоволен, он не знает о существовании всех этих маршей, митингов и так далее.



Виктор Резунков: Ну, я с вами не соглашусь. Все-таки на самом деле резонанс очень большой. Но дело не в этом. Я как раз к вопросу о действиях оппозиции. Борис, что сейчас будет происходить? 18 марта намечен митинг, дальше будет в апреле очередной марш. Вообще, какие действия оппозиции (я так понимаю, «Яблоко» теперь будет активно работать на улице, как всегда в принципе)?



Борис Вишневский: Естественно, немалая часть действий оппозиции сейчас будет связана с уличными акциями. Будет акция 18 марта, на которой надо подвести итоги того процесса, который был назван выборами Законодательного собрания четвертого созыва. Нужно думать, что делать дальше. Но без сомнения, только одними уличными акциями ограничиваться нельзя. Можно постоянно призывать людей выйти на улицы, но невозможно делать это все время. И невозможно потом осуждать людей за то, что они каждую неделю не будут выходить на какой-то очередной митинг или демонстрацию. Что нужно делать? Да, сегодня оппозицию просто взяли и выкинули из парламента, ее лишили парламентской трибуны, потому Валентине Ивановне Матвиенко не нужны в Законодательном собрании свидетели будущих преступлений перед гражданами и свидетели будущих злоупотреблений и растраты городского бюджета на сомнительные цели. Значит, оппозиция обязана выйти на улицу. Но это только одна часть ее работы.


Другая часть ее работы – это та работа по защите прав людей, которую мы вели и вести ее будем. Потому что сегодня в городе существует очень много организаций, ячеек нашего гражданского общества, где люди объединились в борьбе за свои права, которые власть нарушает на их конкретном участке. У них во дворе, у них в квартале, в сфере их профессиональной работы, что касается независимых перевозчиков или мелкорозничной торговли, где люди объединились с протестом против того, что нам хотят изуродовать навсегда наш замечательный город Санкт-Петербург. Это и ассоциация «Живой город», где собрались просто замечательные, прекрасные молодые ребята, это и «Охтинская дуга», это движение «ЗОВ» (Защитим остров Васильевский), это те, кто борются за сохранение юнтеровского заказника и другие протестные группы. Нужно объединять и координировать все их усилия, нужно применять все известные юридические способы защиты своих прав. И нужно объяснять людям, что этими выборами, в конце концов, наша жизнь не заканчивается. Будут думские выборы в декабре, будут президентские выборы, будут местные выборы. Будет еще много избирательных кампаний. И не нужно думать, что наша возможность повлиять на власть потеряна навсегда. Потому что все-таки, оставаясь один на один с избирательным бюллетенем, мы свободны, никто нас не заставляет поступить так или иначе. Да, сегодня очень тяжелое, конечно, положение у оппозиции вообще. Но я вижу, что протестное настроение в обществе нарастает. Я вижу, что недовольных и несогласных становится все больше и больше. Я думаю, что наступит достаточно скоро время, когда это количество перейдет в качество.



Виктор Резунков: Лидия Григорьевна из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я всегда голосую за «Яблоко». Я в высшей степени огорчена, что произошло. Меня совершенно удручают результаты выборов в Санкт-Петербурге. Я понимаю, в глубинке, где люди отрезаны от средств массовой информации. Но здесь почему такой большой процент за «Единую Россию»? Такое впечатление, что люди просто не видят связи между своей жизнью и властью.



Виктор Резунков: Хороший вопрос.



Борис Вишневский: Да, действительно, очень хороший вопрос. Спасибо вам большое за него. Я живу на Васильевском острове. У нас там депутат был и остался, который избирался когда-то от коммунистического блока, потом ушел к националистам, в «Родину», теперь стал избираться от «Единой России» - это обычное явление для такого рода персонажей. И «Единая Россия» набрала очень много голосов, но только я знаю как. Избирателей в массовом порядке покупали. Им раздавали продуктовые наборы, им раздавали постельное белье, им раздавали материальную помощь. По квартирам по всем ходили агитаторы и говорили: «Вот это наш депутат вам это все дал: и деньги, и постельное белье, и продукты, и старикам вставил зубы. Все это благодаря ему. И лестницу отремонтировали благодаря ему. А вот если вы не проголосуете за «Единую Россию», то больше этого ничего не будет. Вы без всего этого останетесь». И люди испугались очень многие. Они действительно боятся, они понимают, что власть может все. Вот изберешь не того депутата – и будешь ходить без зубов еще десять лет. Когда в поликлиниках и детских садах говорили: «Не проголосуете за «Единую Россию» - в поликлинике не починят крышу, а в детском саду не вставят окна новые. И дети ваши, которые ходят в садик, они простудятся и заболеют». Конечно, люди начинают опасаться: а вдруг действительно так произойдет? А тем более, когда они не видят в бюллетенях какой-то реальной оппозиции этой же «Единой России», думают, как бы чего не вышло, лишь бы не стало еще хуже. Вот такими методами обеспечивались проценты за «Единую Россию».



Виктор Резунков: Павел из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Павел, Москва, театральный художник. Я знаю, как это можно делать. Я – член партии «Яблоко». Когда ты делаешь что-то, мы, «Яблоко», не можем дать информацию. Поэтому люди и не понимают нас, не знают нашу программу.



Виктор Резунков: Света задает вопрос: «Борис, как вы считаете, посмеют ли столь бесцеремонно снимать партии на федеральных выборах в декабре?»



Борис Вишневский: Собственно, почему не позволят? Если власть увидит, что оппозиция имеет шансы, будут поступать так же. Я скажу простую циничную вещь: если бы «Яблоко» не имело в Санкт-Петербурге поддержки, если бы власти не чувствовали, что мы можем получить достаточно много голосов и стать серьезной силой в Законодательном собрании, нас никто бы не снимал. Нас бы допустили на выборы, мы бы не прошли в Законодательное собрание, и ничего этого бы не было. Нас сняли именно потому, что нас очень боялись. И я думаю, что на федеральных выборах будет примерно тот же сценарий. К выборам будут допущены скорее всего только те, кто для власти не опасен ни в коей мере. Конечно, мы будем участвовать в этих выборах, будем делать все, чтобы нас зарегистрировали на выборах в Государственную Думу, и будем биться, чтобы у граждан были защитники в парламенте. Даже сегодня, когда у нас депутатов только два, у «Яблока», на всю Государственную Думу, очень многое они могут сделать, очень многих они могут защитить, несмотря на то, что их только двое. Это Сергей Попов и Галина Хованская.



Виктор Резунков: То есть «Яблоко» собирается дальше работать и в Санкт-Петербурге именно в том направлении.



Борис Вишневский: «Яблоко» собирается сочетать все методы работы в Санкт-Петербурге: и участвовать в выборах, и защищать права граждан и участвовать, конечно же, в акциях протеста.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG