Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марш ветеранов СС в Риге и общественная реакция на него


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский. .



Кирилл Кобрин : В Риге сегодня проходят сразу несколько митингов и маршей, в связи с так называемым Днем памяти латышских легионеров, служивших в СС. Вместе с крайне правыми на улицы Риги вышли сторонники антифашистского движения. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский : Комиссия Рижской думы накануне Дня памяти легионеров СС рассмотрела все заявки на проведение митингов и шествий и удовлетворила их. При этом латвийскому антифашистскому комитету рекомендовали уточнить место проведения своего собрания. Антифашисты собирались провести митинг на площади Свободы. Именно туда днем направились легионеры СС и сопутствующие им движения и организации, в основном состоящие из молодежи. Антифашисты первыми возложили венок к памятнику на площади Свободы в память о погибших от рук фашистов людей. Через полчаса туда же подошла колонна сторонников легиона. Они возложили цветы и незаметно срезали ленты с венка, который возложили антифашисты. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Риге Михаил Бомбин.



Михаил Бомбин : Разрешение на проведение различного рода шествий и манифестаций в этом году получили все пять подававших заявки как ультраправых, так и противостоящих им левых организаций. С одной стороны, это национал-радикалы, скинхеды и явные неонацисты, с другой - Латвийский антифашистский комитет, национал-большевики и различного рода русскоязычные организации. В город стянуты крупные силы МВД.


На памятном богослужении в Домском соборе присутствовало примерно 300 человек. Затем члены Латвийского антифашистского комитета возложили к памятнику Свободы венок в память погибших от рук эсэсовских палачей жителей Латвии. Примерно через полчаса сюда опять же с цветами подошла колонна сторонников Легиона.


Главные события ожидаются поздно вечером - во время второго шествия, когда антифашисты попытаются, как они обещали, помешать членам неонацистских организаций подойти к памятнику Свободы.



Алексей Видавский : Я думаю, они меньше думают о тех исторических событиях, а о том, как себя показать, как войти в политическую элиту или выйти на выборы в то же самоуправление, в сейм. Показать себя, а не думают они о тех людях, о которых они хотят говорить. Я думаю, что сегодня это позор для Латвии. Не зря все страны Евросоюза так внимательно будут смотреть за событиями в Риге. Дай бог, чтобы ничего не произошло. Этого мне очень хочется.



Михаил Бомбин : Оценил ситуацию депутат сейма Алексей Видавский.



Максим Ярошевский : Рассказывал Михаил Бомбин.


Ситуацию, которая сложилась в Латвии, оценивает историк, социолог Михаил Габович.



Михаил Габович : В основе любой государственной идеологии всегда лежит какой-то миф, который, так или иначе, соотносится с прошлым. И в нынешней Европе практически все эти национальные мифы, так или иначе, связаны со Второй мировой войной. Я бы сказал, что они сегодня становятся даже более актуальны, чем они были непосредственно после войны. Поэтому разница между европейскими государствами, наверное, состоит в том, что мифы национальные, связанные с памятью о войне есть везде, но в некоторых странах как бы они обсуждаются более критически, в той же Германии, допустим, а в некоторых странах, как Латвия и сегодняшняя Россия, менее критически.


Конечно, понятно, что государство, которое развязало войну, допустим, нацистская Германия, в любом случае несет большую долю ответственности, чем государства, на которые она напала. С другой стороны, вопрос в том, кто сегодня является правопреемником или преемником в этическом отношении этого государства. Это уже совсем другой вопрос. Вопрос, на самом деле, не в том, что произошло на самом деле, а какие практические последствия это должно сегодня иметь. Одно дело - признать, допустим, вину нацистской Германии за развязывание войны или вину Советского Союза за оккупацию каких-то государств, но другой вопрос - что из этого сегодня следует. Это совершенно разные вещи. И одно не следует автоматически из другого.


Мне кажется, что проблема сегодняшней латвийской государственной и национальной идеологии в том, что заведомо не проводятся никакие различия. Если пойти в Риге, например, в Музей оккупации, создается такое впечатление, как будто нацистская оккупация и советская оккупация были абсолютно одинаковы по статусу и по последствиям. И то, и другое было плохо для Латвии во многом - это понятно. Но все-таки исторически это совершенно разные явления. И сотрудничество с оккупантами тоже имеет совершенно разное значение и в том, и в другом случае. Поэтому, мне кажется, что, с точки зрения, исследователя, с точки зрения историка, нужно сперва не спорить о том, что было хорошо, а что было плохо, а разобраться в том, в чем же состояли различия, а потом уже можно вернуться к этическому вопросу.



Максим Ярошевский : Почему именно в прибалтийских странах за последние несколько лет так возросло количество сторонников нацизма и фашизма. Рассуждает депутат латышского сейма Борис Цилевич.



Борис Цилевич : Проблема роста ксенофобии, российских настроений, антиэмигрантские настроения, антисемитизм и исламофобия они растут во всей Европе. С этой точки зрения, вступление стран Балтии в Евросоюз, в общем-то, имели достаточно двоякие последствия. С одной стороны, конечно, постепенно нам прививают европейскую политкорректность, с другой стороны, вот эти новые тенденции нетерпимости, расизма накладываются на наши старые предрассудки. Естественно, поскольку, в общем-то, людей африканского, азиатского происхождения у нас все еще очень мало, то все эти эмоции направляются на какое-то усиление старых стереотипов. Наверное, в этом причина.


Конечно же, симпатии, в основном, на стороне легионеров. История Легиона - это, конечно, трагическая страница истории Латвии. Я согласен, что этих людей надо вспоминать, вспоминать их трагическую судьбу, но я категорически против, когда людей, которые воевали в нацистской форме, в форме СС и присягали на верность Гитлеру, объявляют борцами за свободу. А что касается того, что разрешают эти мероприятия, ну, в общем-то, это, на самом деле, свидетельствует о том, что все-таки, более или менее, всерьез начинают воспринимать принципы демократии и прав человека. Есть право на свободу ассоциаций. Это право не является неограниченным. Его можно ограничить для защиты интересов других граждан и принципов демократии.



Максим Ярошевский : Вы можете обрисовать картину. Все-таки легионеры понятны. А как молодежь относится к этому в Латвии?



Борис Цилевич : Дело не в легионерах. Легионеры-то как раз не настаивают на каких-то публичных, официальных шествиях. Большинство оставшихся легионеров собираются где-то вдалеке от Риги в тихом месте, на кладбище в Лестене, где похоронены легионеры. В общем-то, пытаются поднять всех на флаг именно молодежные радикальные, экстремистские, неонацистские группировки, для которых легионеры являются только предлогом.


В первую очередь, нужно говорить о том, что все-таки нацистский режим был преступным режимом. Нюрнбергский процесс это признал. То, что значительное количество латышей добровольно или по принуждению сотрудничало с этим режимом, это великая трагедия в истории Латвии. В первую очередь, именно поэтому никакая глорификация нацистского режим, никакое приписывание светлых намерений здесь просто не проходит. Нельзя называть этих людей борцами за свободу. Они жертвы истории, о которых нужно помнить, о которых нужно скорбеть, но которых ни в коем случае нельзя возводить на пьедестал. И вот эта простая мысль, к сожалению, в официальных заявлениях не звучит.



Максим Ярошевский : Говорил депутат латышского сейма Борис Цилевич.




XS
SM
MD
LG