Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Да – ракетам, нет - радару. Да – радару, нет – ракетам. Три плоскости европейского отношения к американской системе ПРО; Между Гитлером и Франко – история «Голубой дивизии» Испании; Дело об убийстве Рыжика. Есть ли причины для жестокости против бездомных животных; Последние открытия в исследовании позвоночных




Да – ракетам, нет - радару. Да – радару, нет – ракетам.



Ирина Лагунина: На днях директор Агентства противоракетной обороны при Министерстве обороны США, генерал Генри Оберинг посетил Украину, где попытался развеять опасения некоторых киевских политиков, связанные с размещением элементов ПРО в Польше и Чехии. В частности, премьер-министр Виктор Янукович усмотрел в этих планах потенциальную угрозу безопасности Украины. В Польше и Чехии, между тем, продолжаются жаркие споры по этому вопросу, разделяющие общество на сторонников и противников размещения американских баз на территории этих стран. Подробности – в материале моего коллеги Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: В Польше, на территории которой планируется построить базу с пусковыми установками для дюжины противоракет, сложилась весьма нестандартная ситуация – большинство серьезных политических сил выступает за это намерение, в то время как большинство населения – против. Поскольку политические партии обычно своих сторонников по таким поводам на улицы не выводят, на демонстрации протеста выходят только противники американских планов. О настроениях в стране рассказывает наш варшавский корреспондент Алексей Дзикавицкий.



Алексей Дзикавицкий: По данным февральского опроса общественного мнения, заказанного ежедневной газетой «Życie Warszawy», 53% поляков выступают против строительства в Польше части американской системы ПРО.


Поддерживает эту идею каждый третий поляк. Примечательно, что женщины значительно чаще высказываются против такой формы сотрудничества с США, чем мужчины, а отношение к размещению в Польше противоракетного щита зависит также от образования.


Поляки с высшим образованием чаще выступают размещение щита в своей стране, чем те, кто имеет среднее образование.


Между тем, в Польше после того, как стало известно о том, что Варшава и Вашингтон ведут переговоры по этому вопросу, активисты антивоенных организаций начали проведение уличных акций против размещения в Польше части американской системы ПРО.



«Правительство официально заявило о готовности вести переговоры по этому вопросу. Мы решительно протестуем против этого, поскольку речь не идет об обороне, это не противоракетный щит, это меч», - говорил один из лидеров движения «Стоп войне» во время последней антивоенной демонстрации возле здания польского парламента.



Алексей Дзикавицкий: Многие участники таких акций выступают не только против размещения части американской системы в Польше.



«Я протестую против того, чтобы часть американской системы ПРО находилась в Польше и вообще в Европе»



Алексей Дзикавицкий: Между тем в городе Слубск в западной Польше создан первый общественный комитет протеста против строительства части американского противоракетного щита в Польше. По словам лидера комитета Ежи Волошина, строительство щита означает начало новой холодной войны.



Ежи Волошин: Это опасно для нашей страны, свобода и независимость которой сколько нам стоила. Столько крови было пролито в борьбе за право на собственное государство, за свободу.



Алексей Дзикавицкий: Ежи Волошин считает, что власти Обязаны вынести вопрос о строительстве части американской системы ПРО на общенациональный референдум.


Представители правительства, однако, заявляют, что на данный момент проведение референдума по этому вопросу «не предусматривается».



Ефим Фиштейн: В Чехии водораздел между противниками и сторонниками американской базы проходит иначе, чем в Польше, и скорее соответствует классическому право-левому делению. Коммуно-социалисты и их избиратели – решительно против создания радарной установки в Брдских лесах, правоконсервативные партии, в настоящее время правящие в стране, однозначно за, зеленые колеблются, но скорее за, чем против. Российское телевидение с удовольствием показывает кадры, на которых демонстранты размахивают перед камерами плакатами с надписью «Нет базам!», но когда в минувший уик-энд на Градчанской площади собрались человек триста, чтобы поддержать позицию правительства, эти картинки на российские экраны не попали. Я связался с организатором гражданской инициативы «За!» студентом юридического факультета Пльзеньского университета Даниэлем Труксой, чтобы узнать, какие цели преследует это движение.



Даниэль Трукса: Летом прошлого года на страничке интернета «Скажем базам да!» было вывешено обращение, под которым граждане могли поставить и свое имя. Петиция возникла как реакция на одностороннее освещение проблематики чешскими средствами информации, которые отбирали материал таким образом, чтобы у зрителей сложилось впечатление, будто водораздел проходит между правительством, которое поддерживает размещение у нас элементов национальной противоракетной обороны США, и населением, которое поголовно против этого. Мы хотели показать, что в действительности дело обстоит иначе, и у нас немало мыслящих людей, выступающих в поддержку американских баз. Более того, эти люди отнюдь не составляют ничтожного меньшинства в обществе, как того хотелось бы нашим оппонентам. Некоторые опросы общественного мнения, которые дают результаты в пользу противников баз в соотношении 70 к 30, просто пользуются низкой информированностью и невежеством опрошенных. По нашим данным, общество разделено по этому вопросу примерно на две равные половины. Трудность как раз в интерпретации ответов. Все коварство в том, как формулируется вопрос анкеты – иногда опрошенные высказываются негативно по причинам, не имеющим никакого отношения к проблеме. Наши оппоненты выступают в СМИ якобы от лица и по поручению всего чешского народа. Это ложь. Если бы вопрос был задан честно, скажем примерно так - Должна ли Чешская Республика быть надежно защищена на случай, если к ее границам приблизится ракета, случайно или намеренно запущенная с территории какого-либо недемократического или авторитарного государства? - то и ответы бы были иными. Порой наши оппоненты умышленно распространяют слухи, будто противоракетный зонтик направлен против России – это тоже коварная ложь. Арсенал ракет, которым располагает Российская Федерация, слишком велик, чтобы его могла остановить дюжина противоракет в Польше и одна радарная установка в Чехии. Эти элементы противоракетной обороны способны в лучшем случае уничтожить в воздухе единичные ракеты, запущенные с территории таких недемократических государств, как Иран или Северная Корея и нацеленные на страны НАТО или Северную Америку.



Ефим Фиштейн: А что думает студент Даниэль Трукса о тактике противников американских баз, среди которых много членов молодежных организаций коммунистической и социал-демократической партий?



Даниэль Трукса: Они развили бурную деятельность еще летом прошлого года, сразу после первых сообщений о намерениях американцев. С точки зрения медийной привлекательности их позиция гораздо более выигрышная, чем наша. Всегда эффектней протестовать против политики властей, чем поддерживать какие-то начинания истеблишмента. Что касается наших отношений, то позвольте мне привести пример: совсем недавно мы были приглашены на телевидение, чтобы принять участие в дискуссионной передаче о проблематике радарной базы. Они должны были быть нашими оппонентами, но на телевидение они не явились – точнее явились, но, увидев нас, покинули студию, заявив, что инициатива в поддержку баз – это не партнер для них. Это достаточно красноречивый жест, выдающий их с головой. Мы со своей стороны были готовы и сейчас готовы к диалогу с ними, потому что убеждены – у общественности все еще мало информации об этом. Наше выступление на Градчанской площади, которое мы отказываемся называть демонстрацией, ибо демонстрация «за» что-то всегда вызывает двойственные чувства, было скорее хэпеннингом, призванным привлечь внимание граждан и СМИ. Собралось человек триста, у выступавших не было строгого регламента, все имело форму студенческого капустника. Мы не скандировали серьезные лозунги. Люди смеялись, слушали песни бардов, шутили. Политиков мы на этот сходняк не звали, чтобы избежать впечатления, что мы близки к каким-то партиям. Хотелось дать понять, что и среди «нормальных» людей немало тех, кто мыслит как мы.


Мы попытались опровергнуть сознательно распространяемые слухи и дезинформацию. Один из таких слухов гласит, что элементы американской противоракетной обороны вообще не имеют целью защитить нашу территорию от вражеских ракет. Мы уверены, что это не так, и наша территория будет надежно защищена, да и не только наша – со временем так или иначе эти элементы станут составной частью противоракетной обороны НАТО. Но я хочу заявить – и наверное, я не одинок в своей решимости – что, даже если бы эта система на нынешнем этапе предназначалась только для защиты американской территории, то и в таком случае мы будем поддерживать эту инициативу.



Ефим Фиштейн: Студент юридического факультета Даниэль Трукса радикален, как и положено человеку в его возрасте. На днях директор Агентства противоракетной обороны США Генри Оберинг посетил Украину, чтобы проинформировать ее руководителей о намеченном размещении баз в Польше и Чехии. Дело в том, что украинский премьер Янукович выступил с серьезными возражениями против этих планов, которые якобы угрожают безопасности Украины. Удалось ли генералу Оберингу выполнить свою киевскую миссию и расширить кругозор премьера Януковича, спросил я видного киевского политолога, директора Института глобальной стратегии Вадима Карасева.



Вадим Карасев: Если говорить конкретно об элементах противоракетной обороны, то этот вопрос волнует узкий круг украинской общественности или киевской элиты. И честно говоря, она пока неполно владеет информацией для того, чтобы делать какие-то выводы. Если говорить в широком смысле об общественности, то эта американская инициатива по размещению элементов ПРО в Чехии и в Польше, то она вписывается в более широкий контекст извечного украинского спора – НАТО, вступать в НАТО, не вступать в НАТО, Россия, НАТО, Запад. Поэтому квалифицированно, экспертно рассматривать сегодня эту американскую инициативу даже не желают и не собираются, поскольку сразу же эта тема была подхвачена теми, кто сегодня активно раскручивается, пиарится электорально, политически на антинатовской теме. К тому же надо учитывать, что в данном случае интересуют не военно-технические подробности элементов этой системы, сколько геополитические. Поскольку Украина боится быть зажатой между НАТО, между новым третьим районом ПРО со стороны Америки и, с другой стороны, Россией. Тем более, что кабин, премьер-министр, «Партия регионов» Украины не может не учитывать интересы своего электората, который перегружен антинатовской риторикой, антинатовскими настроениями, ну и, конечно, мнение Москвы. Янукович надеется, что Россия будет делать какие-то преференции экономические, энергетические и это даст возможность правительству Януковича демонстрировать экономические и социальные успехи и пролонгировать свое пребывание у власти.



Ефим Фиштейн: Вадим Карасев, директор киевского Института глобальной стратегии.



Между Гитлером и Франко – история «Голубой дивизии» Испании.



Ирина Лагунина: Испанцы формально во Второй мировой войне не участвовали. А «неформально» принимали в ней самое активное участие, причем как на стороне антифашистской коалиции, так и на стороне гитлеровской Германии. Тысячи испанцев из числа политэмигрантов сражались против фашизма в рядах французского сопротивления и в армиях союзников, в том числе в советской. Около 50 тысяч прошли через Восточный фронт в рядах так называемой «Голубой дивизии», которую испанский диктатор Франсиско Франко послал на помощь Гитлеру. О том, что представляла собой эта дивизия, сражавшаяся ровно 65 лет назад на Волховском фронте, рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Говорят, что идея послать испанцев в Россию помогать Гитлеру пришла в голову даже не самому Франко, а его министру иностранных дел Рамону Серрано Суньеру. Испанскому вождю-«каудильо» идея понравилась: во-первых, таким образом можно было расплатиться с Гитлером за помощь, которую тот оказал ему в годы гражданской войны в Испании 1936-1939 годов. Ведь победу над республиканцами Франко одержал именно благодаря военной помощи – людьми и техникой - своих единомышленников - Гитлера и Муссолини. Во-вторых, можно было отомстить Сталину за помощь тем же республиканцам, которые сопротивлялись почти три года, как считал Франко, именно благодаря России. В третьих, открывалась возможность отправить испанских солдат понабраться опыту у немцев, а в четвертых, одеть, обуть и подкормить этих самых солдат за счет Гитлера, поскольку испанская казна в те годы была совсем пустой - содержать армию было не на что. Говорит сопредседатель «Ассоциации родственников испанских солдат, погибших в России», адвокат Мигель Анхель Гарридо:



Мигель Анхель Гарридо: Нет никаких сомнений в том, что решение послать испанских военных в Россию было, в основном, политическим. С военной точки зрения оно не имело никакого значения. Для немецкого командования испанская дивизия, особенно в начале войны, была только обузой. Немцы порой не знали, куда ее девать, поскольку не доверяли испанцам. Так что, повторяю, это было политическое решение.



Виктор Черецкий: После нападения Германии на Советский Союз франкистская пропаганда вступила в дело и объяснила испанцам, что речь идет о «предупредительном ударе европейских народов, я цитирую, против гиены коммунизма», готовой в любую минуту наброситься на «свободолюбивую и цивилизованную Европу». Так что разрушение коммунизма, по словам франкистов, было делом жизни или смерти свободной и цивилизованной Европы. Последнее, естественно, относилось к гитлеровской Германии и ее сателлитам.


Одновременно деятели испанского режима, который, помимо армии, опирался еще и на католическую церковь, заявили, что речь идет о «крестовом походе против безбожного большевизма». Кстати, свой мятеж в 1936 году против законного правительства испанской республики, Франко также объявлял «крестовым походом» - против марксистов, анархистов, масонов, гомосексуалистов, евангелистов и либералов.


С предложением направить свои войска на Восточный фронт Франко обратился к Гитлеру сразу после нападения Германии на Советский Союз, так что Гитлер принял это предложение уже 24 июня 1941 года. И тут же в Испании началась кампания по вербовке добровольцев. В первую очередь, отправиться на Восток решили убежденные франкисты – ветераны испанской гражданской войны. Они составили костяк новой дивизии. За ними потянулись те, кто в политике особо не разбирался, но зато знал, что немцы не только их обуют и оденут, но и станут платить жалование, которое пригодиться оставленным в Испании семьям. Других привлекала возможность отбыть обязательную 2-летнюю военную службу всего за шесть месяцев пребывания в России, поскольку испанцев отправляли на фронт именно на этот срок с обещанием после возвращения сразу же уволить в запас. Были в «Голубой дивизии» и такие, кто записался туда, скрыв свои левые взгляды, с целью при первой же возможности перейти на сторону противника. Мигель Анхель Гарридо:



Мигель Анхель Гарридо: Было как бы две «Голубые дивизии». Первая, добровольческая, воевала с 41-го года до лета 42-го. Затем, власти стали испытывать трудности с вербовкой пополнения. Слух о том, что поход на Россию – это вовсе не развлечение, как о том заявляла испанская пропаганда, быстро распространился в стране. Добровольцев больше не было. Людей даже больше не привлекало немецкое жалование. Франкисты вынуждены были вербовать людей в тюрьмах – уголовников и политических заключенных, обещая им помилование. И многие, конечно, этим воспользовались - заключенных тогда хватало.



Виктор Черецкий: Кстати, почему дивизия называлась голубой? Дело в том, что, если немецкие нацисты носили коричневые рубахи, а итальянские фашисты – черные, то испанские фалангисты выбрали для себя голубые. Голубые рубашки, красные береты и галифе цвета хаки стали форменной одеждой солдат «голубой дивизии». Правда, они могли носить все это только в Испании во время отпуска, поскольку на Восточном фронте их одевали в немецкую форму.


Первая группа солдат сформированной «голубой» или «250-ой пехотной дивизии «Вермахта» отправилась в Германию 14 июля 41 года, где прошла пятинедельную подготовку, а затем в конце августа была отправлена на фронт. На поезде испанцы добрались лишь до Польши, а оттуда до Волховского фронта - пешком. Автотранспорта для союзников у Германии не было.


Вообще нацисты относились к своим сателлитам с нескрываемым презрением. По их мнению, в «Голубой дивизии» каждый солдат воевал с гитарой в одной руке и с винтовкой в другой: гитара мешала стрелять, а винтовка — играть. 5 января 1942 года во время «застольной беседы» в кругу своих приближенных Гитлер заметил: «Испанцы представляются бандой бездельников. Они рассматривают винтовку как инструмент, не подлежащий чистке ни при каких обстоятельствах. Часовые у них существуют только в принципе. Они не выходят на посты, а если и появляются там, то только чтобы поспать».



Мигель Анхель Гарридо: Немцы считали испанцев недисциплинированными, не желающими выполнять приказы и не заботящимися ни о своем внешнем виде, ни об оружии. Немцам, к примеру, было запрещено общаться с местным населением, а испанцы с ним общались: завели себе русских невест и друзей во всех селах, где они стояли. Немецким офицерам это не нравилось. Отношения между союзниками никак нельзя было назвать товарищескими.



Виктор Черецкий: Вместе с тем, у Гитлера были определенные планы, связанные с испанкой дивизией. 5 сентября 1942 года в очередной «застольной беседе» он сообщил своим сотрапезникам: «Я думаю, что одним из наших лучших решений было решение позволить испанскому легиону сражаться на нашей стороне. Когда придет время для его возвращения в Испанию, мы по-королевски вооружим и снарядим испанцев. Дадим легиону гору трофеев и кучу пленных русских генералов. Легион триумфальным маршем вступит в Мадрид, и его престиж будет недостижим».


Какую же цель преследовал Гитлер, когда собирался придать дивизии «недостижимый престиж»? Фюрера не устраивали некоторые особенности режима Франко: влияние католической церкви и тяготение к реставрации монархии. Правящей клике «каудильо», испанским клерикалам и монархистам Гитлер собирался противопоставить преданных Германии офицеров «Голубой дивизией».



Мигель Анхель Гарридо: Гитлер собирался поменять Франко на генерала Муньоса Гранде, первого командира «Голубой дивизии», человека преданного Германии. Ведь, уже в 42-ом году «каудильо» почувствовал, что Германии не победить Россию и начал заигрывать с западными союзниками. Гитлер об этом узнал и решил подыскать ему замену. Но Франко опередил его. Муньос Гранде был отозван, а на его место назначен аристократ генерал Эстебан-Инфантес, который считался большим поклонником всего английского. Гитлер пришел от этого решения в бешенство и даже задержал нового назначенца на целый месяц в Берлине, пытаясь помешать ему отправиться к войскам.



Виктор Черецкий: Как отмечают историки, на фронте немцы использовали испанцев, как и других союзников, в наиболее опасных местах в качестве пушечного мяса.


Весьма характерными в связи с этим стали события, развернувшиеся у поселка Красный бор Ленинградской области 10 февраля 1943 года. Тогда, брошенная немцами на произвол судьбы, «Голубая дивизия» потеряла буквально за час 2 тысячи 250 бойцов убитыми.


А до Красного бора, в январе 43-го, когда началось широкомасштабное наступление Красной Армии в районе Шлиссельбурга, немцы попытались закрыть брешь в линии своей обороны за счет испанцев. В результате 2-ой батальон 269 полка из состава «Голубой дивизии» был полностью уничтожен. Правда, в то время открыто обвинять главного союзника в своих невзгодах испанцам не полагалось. Не полагалось говорить и о силе противника.


А посему все потери списывались на холодную погоду. Так что франкистские газеты на полном серьезе писали, что доблестные испанские солдаты-крестоносцы стойко переносят под Петербургом 50-градусные морозы, хотя, увы, несут от этого самого генерала «мороза» и потери. Впрочем, холод действительно доставлял испанцам много неприятностей.



Мигель Анхель Гарридо: На самом деле в зимнее время пострадавшие от мороза составляли примерно половину потерь дивизии. Испанцы, как жители Средиземноморья, переносили холод с большим трудом. Было множество обмороженных. Вообще считается, что потери убитыми, раненными и пропавшими без вести, то есть пленными, составили примерно половину всего личного состава, побывавшего на Восточном фронте, то есть где-то 25 тысяч человек. Постоянно на фронте находилось примерно 15 тысяч испанцев, а всего через фронт прошло 50 тысяч.



Виктор Черецкий: Только в первый год пребывания дивизии в России - в ходе боев на Волховском фронте - погибли, по сведению генерала Эстебана Инфантеса, не менее 10 тысяч человек. И это еще до отправки на Ленинградский фронт, ставший для испанцев подлинно убийственным.


Франкистский режим пытался скрыть и историю с испанскими военнопленными. До сих пор официальные историки «Голубой дивизии» утверждают, что пленных было чуть более 300 человек и что в плену они вели себя весьма героически: не поддавались большевистскому влиянию, держались стойко и вернулись на родину в 1954 году. Если судить по спискам пленных «Голубой дивизии», имеющихся в советских архивах, то их количество было примерно в два раза больше.


Кроме того, подавляющее большинство испанцев, оказавшись в плену, записались в антифашистские комитеты и всячески старались доказать лагерному начальству, что в армию были призваны насильно. Агрессивности испанцы не проявляли, и многие из них очень скоро были выпущены из лагерей на поселение. Так, в одном из северных городов России они организовали футбольную команду и, вообще, сделались любимцами местной публики. Многие пленные женились на русских девицах и навсегда остались в России. Еще в 80-е годы на юге страны проживала колония бывших бойцов «Голубой дивизии».



Мигель Анхель Гарридо: Нам рассказывали тысячи историй из жизни пленных: и забавных, и не очень. К примеру, члены антифашистских комитетов выслуживались перед начальством доносами на своих товарищей, которые нарушали лагерный режим. За побег из лагеря, естественно, полагалось увеличение срока заключения, но некто рядовой Рамон бегал из него каждую ночь, потому что в соседней деревне жила его русская невеста. История совсем иного рода касается сержанта Саламанки, у которого был друг младший лейтенант Альтура, болевший туберкулезом и впоследствии умерший от этой болезни. Чтобы поддержать умирающего товарища, Саламанка ел с ним из одной миски и говорил: ну вот видишь, у тебя нет никакого туберкулеза – я ведь не боюсь от тебя заразиться! Хочу подчеркнуть, что вернувшиеся из России солдаты, зла на эту страну никогда не держали. Они любили повторять, что, несмотря на все невзгоды, все же вернулись на родину живыми, а многие из тех русских, кто попал в плен к немцам, домой не вернулись.



Виктор Черецкий: Перебежчиков-испанцев тоже было немало. Помимо лиц, которые переходили на сторону противника, то есть советских войск, по идейным соображениям, были и такие, кто бежал от издевательств со стороны офицеров, сержантов и активистов фаланги, которые приглядывали за солдатами по части благонадежности и чуть что доносили на них начальству. Уже в ноябре 41 года два испанских антифашиста Антонио Пелайо и Эмилио Родригес преодолели вплавь Волхов и сдались советским войскам, передав командованию ценные сведения о расположении немецких и испанских войск.


Почему же в октябре 43-го года «Голубую дивизию» вывели с Восточного фронта? После неудач немецких войск в Сталинграде Франко окончательно убедился, что на немцев более не следует делать ставку и пошел на открытые контакты с США и Великобританией. Посол США в Испании Карлтон Хейс при первой же встречи с «каудильо» потребовал, чтобы он убрал «голубых» из России. Франко пытался оправдаться, рассуждая о борьбе с коммунизмом, на что посол резко возразил, заявив, что Россия - союзница Соединенных Штатов, и что враждебные действия против нее являются одновременно и действиями против США. Через неделю с аналогичными заявлениями на беседе с Франко выступил посол Великобритании.



Мигель Анхель Гарридо: Есть неопровержимые доказательства того, что убрать дивизию из России заставили именно американцы, оказав на Франко сильное давление. «Каудильо» заблаговременно заменил командование дивизией, чтобы исключить любые попытки оставить войска на фронте. Так что в этом вопросе американцы сыграли решающую роль.



Виктор Черецкий: И действительно, через некоторое время после встречи Франко с Хейсом министр иностранных дел Испании граф Хордана позвонил американскому послу и заявил, что «каудильо» прислушался к его рекомендациям и уже распорядился подготовить вывод дивизии с Восточного фронта.



Дело об убийстве Рыжика. Есть ли причины для жестокости против бездомных животных.



Ирина Лагунина: В конце марта в Черемушкинском суде Москвы должен быть оглашен приговор Борису Сурову – охраннику метрополитена, убившему бродячего пса по кличке Рыжик весной прошлого года. В России жестокое обращение с бродячими животными давно стало нормой – дело об убийстве Рыжика удалось довести до суда только потому, что о нем стало известно правозащитникам. Скорее всего, убийца собаки отделается штрафом или условным сроком наказания. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Стаи бродячих собак давно уже стали неотъемлемой частью пейзажа крупных российских городов. У кого-то они вызывают острую неприязнь, кто-то испытывает к животным жгучую жалость, но помочь, как правило, почти ничем не может. В большинстве населенных пунктов проблема бродячих животных решается по-старинке: приезжают живодеры и уничтожают стаю. До недавнего времени так было и в Москве, но пять лет назад под нажимом общественности городские власти приняли совершенно новую программу: сейчас убивать разрешено только больных и агрессивных собак и это должно быть подтверждено специалистами. Всех остальных ловят, стерилизуют и отпускают обратно в места их привычного обитания. И даже эта нехитрая схема работает со сбоями. Говорит защитница прав животных из центра «Вита» Ирина Новжилова.



Ирина Новожилова: Вообще пять лет назад был издан впервые текст постановления о запрете убийства собак и кошек, и с этого момента Москва пополнила число цивилизованных городов мира. Но на деле получилось, что текст этот оказался декларативным. И здесь проблема в том, что ментально наши чиновники не созрели до того, чтобы спокойно принять такие нравственные нормы. Он саботируют активно эту программу на всех уровнях. И на уровне ДЭЗов, и управ, и префектур мы постоянно сталкиваемся с тем, что они или вообще впервые слышат о том, что нельзя убивать, или всячески пытаются вставлять палки в колеса.



Любовь Чижова: Как должно выглядеть на деле? Вот, к примеру, в некоем парке обитают бродячие собаки.



Ирина Новожилова: Научная база под программой стерилизации была разработана Институтом проблем экологии и эволюции имени Северцева. Они объяснили, что убивать даже не то, что негуманно, а ненаучно, потому что на место этих животных тут же придут другие, а как раз небольшие популяции бездомных животных являются барьерной полосой для прихода животных из области и вместе с тем они контролируют численность грызунов и их кормовую базу. Животные забираются на десять дней, только самки, стерилизуются, после десяти дней передержки возвращаются на прежнее место обитания.



Любовь Чижова: Есть в Москве какие-то приюты для бродячих животных?



Ирина Новожилова: Приюты есть, их в настоящее время 13, но они все переполнены. И тут мы как раз подходим к тому, о чем я хотела сказать: России не нужно изобретать велосипед и надо воспользоваться опытом Запада. Там все-таки проблему бездомных животных решили и нам нужно взять за основу их принципы. И самое главное, что взяли за основу они – взяли под контроль государства разведение животных. Когда работает машина заводческая, каждый день размножая новых животных, тут, конечно, мы имеем перенасыщение рынка. Откуда бездомные животные появляются – это как раз результат перенасыщения. Такое количество животных, породистых в том числе, лишает возможности быть пристроенными животным, которые сейчас уже имеются на улицах городов.



Любовь Чижова: Конечно, многие бродячие животные агрессивны, но эту агрессию в них чаще всего провоцируют сами люди, считают защитники животных. Жертвами человеческой жестокости становятся как раз тихие, спокойные животные. В Москве очень часто стая бездомных собак обитает возле станции метро, там тепло и их часто прикармливают сотрудники метрополитена. Не так давно в московском метро открыли памятник собаке Мальчик. Эту милую беззащитную псину зарезали ножом на станции метро «Менделеевская». И еще один случай, который сейчас разбирается в Черемушкинском суде Москвы - убийство пса Рыжика в переходе станции метро «Коньково». Рассказывает защитница прав животных адвокат Екатерина Полякова.



Екатерина Полякова: В переходе дежурил охранник по фамилии Суров. Рыжик жил там когда были морозы, его кормили, он был любимцем людей, которые там и проходили часто, и сотрудников метрополитена, совершенно безобидный пес. Этот «замечательный» Суров, видимо, со времен своей судимости не любил животных, просто на ровном месте не из-за чего, он его постоянно бил ногой, рукой, пинками. И в один прекрасный момент, конечно, все это происходило в состоянии алкогольного опьянения, у него в руке оказался нож и рукояткой ножа, перевернутым, не острием, а рукояткой ножа он его зверски избивал по голове. Первый раз ему удалось каким-то образом вырваться, народ пресек, а второй раз он добил до такого состояния, что практически не двигался и через несколько дней умер. Понимаете, к сожалению, по этим делам не проводится судмедэкспертизы. Потому что мне всегда хотелось понять психотип такого человека, даже когда он признается вменяемым.


У меня было дело, когда человек уезжал в отпуск и ему просто некуда девать собак, и он трех собак выкинул с седьмого этажа. Это, конечно, люди ущербные, обиженные природой, богом и так далее. Люди эти совершенно не собираются баллотироваться в Государственную думу и выдвигаться на пост президента, то есть им штраф или условная судимость – это слону дробинка. Она для них ничего. Я считаю, что законодательство в этом смысле несовершенно. Потому что несколько лет назад по первой части это преступление каралось хотя бы до двух лет лишением свободы, сейчас до года. И естественно, реальные меры никогда в жизни у нас в стране, я имею в виду, осуждение в места лишения свободы не применялось, всегда это был штраф или условное наказание. Я считаю, что неадекватно содеянному, потому что эти люди, это статистика, и мировая практика, и наша практика доказала, что эти люди опасны для человека в первую очередь.



Любовь Чижова: То, что проблему бродячих животных решить можно, показывает опыт многих европейских стран. К примеру, в Германии на улице совсем нет бродячих животных. По крайней мере, наш корреспондент Юрий Векслер, несколько лет живущий в Берлине, ни разу там не видел беспризорных собак и кошек.



Юрий Векслер: Чтобы создать объективную картину с животными, я обратился к Марселю Гедингу, руководителю отдела прессы и связей с общественностью общегерманского общества защиты животных. Этому обществу принадлежат так называемые «дома зверей». Говорит Марсель Гединг.



Марсель Гединг: У нас эта проблема не так остра, как в странах бывшего Советского Союза, например, во входящих в Европу балтийских странах Литве, Латвии и Эстонии. Хоть и у нас есть бродячие животные, но они, как правило, имеют хозяина - это сбежавшие или потерявшиеся звери. Их отловом в Берлине занимается семь профессионалов на службе у правительства города. Эти животные потом попадают в «дома зверей», часто нам удается по номеру на ошейнике быстро найти хозяина. Берлинской проблемой является наличие десятков тысяч бездомных кошек, у которых нет и не было хозяев. Мы пытаемся уменьшить масштабы размножения кошек, прибегая к кастрации. Но это отдельные акции, и мы знаем, что множество кошек сейчас вынашивают котят, которые скоро родятся.



Юрий Векслер: Я был удивлен этим рассказом, так как следов массового проживания в Берлине кошек не замечал, а вот зайцев и даже в вечернее время лис я в центре города видел, а на окраинах видел даже кабанов, которых немало в большом лесном массиве на территории Берлина. Мой сын сфотографировал кабана, перебегавшего ночью улицу совсем недалеко от центра. Вот комментарий Марселя Гединга.



Марсель Гединг: Кошки на самом деле очень робкие животные и они, как правило, не стремятся приближаться к людям. А лисы все более и более привыкают к соседству с людьми и их можно видеть все чаще, так как они уже совсем не боятся людей, не боятся наведываться в места, где лисы никогда не обитали. Кошки ведут относительно малозаметный образ жизни, обитая в парках, на задних дворах, на территориях заброшенных фабрик и поэтому чисто оптически они редко бросаются в глаза.



Юрий Векслер: На мой вопрос о финансировании «домов животных» Марсель Гединг рассказал:



Марсель Гединг: Существует две модели финансирования. В небольших населенных пунктах небольшие приюты для животных финансируются, как правило, из местного бюджета. Другая модель действует в больших городах, таких как Мюнхен, Берлин, Гамбург, Кельн, где эти дома финансируются обществом защиты животных, существующем на членские взносы. У нас в Берлине, например, в обществе состоят 16 тысяч горожан, которые своими взносами создают основу бюджета берлинского отделения общества, бюджета в три с половиной миллиона евро в год. В Германии более 600 «домов животных». У нас очень любят животных, и многие попавшие в приюты звери вскоре оказываются в семьях, где им созданы хорошие условия.



Юрий Векслер: На мой вопрос, помогает ли «дома зверей» содержать государство, Марсель Гединг ответил:



Марсель Гединг: В Берлине по статье на задержание потерявшихся животных правительство города выделяет в год 400 тысяч евро – это, конечно, небольшая часть бюджета в три с половиной миллиона. В Гамбурге вклад правительства города больше – один миллион в год. Но есть общества на местах, которые вообще ничего из бюджета города не получают. Поэтому в целом можно сказать, что «дома зверей» финансируются в Германии на 90% из частных средств. Членские взносы общества защиты животных отличаются от города к городу, в берлине, например, достаточно вносить 20 евро в год. Мы во многом существуем на пожертвования тех богатых людей, которые иногда не вступают в общество.



Юрий Векслер: Говоря о любви немцев к животным, нельзя не вспомнить пример Фридриха Великого, который повелел хоронить в переназначенной ему гробнице своих собак и позднее был похоронен рядом с ними. Я поинтересовался отношениями немецкого общества защиты животных с подобными организациями в других странах. Марсель Гединг рассказал:



Марсель Гединг: У нас есть даже несколько проектов в других странах. Наш берлинский «дом зверей» соучаствует в проекте в Турции, а головная организация в Одессе.


В Одессе была большая проблема с бродячими собаками, и мы заинтересовались ситуацией в 2000 году, когда узнали о некоем бараке, где были обнаружены двести убитых собак. В Одессе было тогда 18 тысяч уличных псов, их отлавливали и в этом бараке душили. В 2005 году мы добились прекращения этого варварства и закрытия этой камеры смерти для собак. Мы сказали: мы построим вам приют для животных, а вы не будете убивать. Этот построенный по типичному для Германии проекту центр защиты животных был сдан в эксплуатацию мае 2005 года, в нем размещается пятьсот собак и двести кошек, которых обследуют, кастрируют, делают прививки и в здоровом состоянии предлагают гражданам. На сегодняшний день через этот центр прошли более трех тысяч собак. Построив центр в Одессе, мы продолжаем участвовать в его финансировании.



Юрий Векслер: О ситуации со ввозом животных в Германию из-за границы, возможности взять, например, собаку в другой стране и привезти ее в Германию Марсель Гединг сказал:



Марсель Гединг: Это делается в частном порядке. Есть много друзей животных, которые отправляются в отпуск в Испанию или Грецию, где много бродячих собак и привозят этих собак в Германию. С этим нет никаких проблем. Для Германии важно только, чтобы ввозимым собакам были сделаны необходимые прививки и на них был документ европейского образца.



Любовь Чижова: Пример Германии показывает, что для решения проблемы бродячих животных нужно объединять усилия государственных структур, частных фондов и обычных милосердных граждан. Пока что в России бездомных кошек и собак защищают и прикармливают добрые, но, как правило, небогатые люди. У государства и олигархов есть дела поважнее.



Последние открытия в исследовании позвоночных.



Ирина Лагунина: Палеонтология - наука о древних животных и растениях - в последние годы добилась больших успехов. Многочисленные новые находки ископаемых организмов, в том числе позвоночных животных, позволили закрыть многие белые пятна, остававшиеся в наших представлениях об эволюции жизни на земле. О последних открытиях, проливающих свет на древнейшую историю позвоночных животных, рассказывает заместитель директора Палеонтологического института РАН Алексей Лопатин. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Костинский: Откуда пошли наши дальние предки беспозвоночные? Начнем издалека.



Алексей Лопатин: Как известно, около 35 миллионов лет назад был так называемый кембрийский взрыв разнообразия, когда в палеонтологической летописи зафиксированы почти все современные типы животных. Что касается позвоночных, то позвоночные фиксируются в середине раннего кембрия, то есть порядка 525 миллионов лет назад. Всегда считалось, что на 25 миллионов лет позже. Не так давно в Китае было обнаружено две рыбообразных формы, скорее всего это бесчелюстные, те, от которых происходят в том числе современные миноги и миксины. Если говорить о важнейших вехах становления класса позвоночных, второй вехой является девон, то есть это время, называемое веком рыб. Приблизительно 415 миллионов лет назад появились кистеперые, от которых, как считается, происходят четвероногие, к которым принадлежат все современные позвоночные. В середине позднего девона приблизительно 375 миллионов лет назад от одной из групп кистеперых произошли наземные четвероногие, которые между прочим были полностью водными животными и только их личинки, видимо, для того, чтобы не конкурировать со взрослыми особями и не попасть им же на зуб, их личинки стали наземными и освоили питание наземными беспозвоночными.



Александр Марков: То есть ровно наоборот, чем у современных земноводных, у которых водные личинки.



Алексей Лопатин: Совершенно верно, это те самые ихтиостеги, акантостеги, синостеги и прочие стеги, которые являются древнейшими наземными позвоночными, древнейшими четвероногими.



Александр Костинский: И дальше что было?



Алексей Лопатин: Следующей вехой, сейчас мы опускаем проблему земноводных, следующей вехой является появление рептилий. Это произошло более трехсот миллионов лет назад в каменноугольном периоде. И самым важным для этого времени является то, что появились зверообразные ящеры, зверообразные рептилии, которые дали в конце концов млекопитающих. То есть великое изобретение рептилий – это яйцо. Рыбы и амфибии – это анамнии, а пресмыкающиеся, птицы и млекопитающие - это амниоты, то есть те, кто имеет яйцо.



Александр Костинский: А рыбы икру мечут?



Алексей Лопатин: Рыбы и земноводные мечут икру и у этой икры нет специальных оболочек, которые защищают. Так вот, развитие рептилий пошло сразу по нескольким столбовым дорогам. Две из них были наиболее заметны – это зверообразное направление и направление чешуйчатое. Зверообразное направление дало в конце концов млекопитающих, а чешуйчатое дало динозавров, ящериц, змей и птиц. То есть чешуя и перо в одном направлении, а в другом направлении волосы. А что такое волосы? Волосы - это не только волосяной покров, но это еще и кожные железы для того, чтобы обеспечивать теплоизоляцию, скажем так. Вообще зверообразные добились наибольшего успеха в довольно прохладный пермский период и в это время вся фауна крупных наземных позвоночных, не только наземных, околоводных, полуводных была представлена в значительном количестве именно зверообразными. Они занимали в том числе вершину пищевой пирамиды, но были среди них и мелкие формы. Разнообразие было очень велико.



Александр Костинский: То есть зверообразные ящеры были главными на земле.



Алексей Лопатин: Совершенно верно, они были доминантами. Так вот, то, что им помогало выживать в пермское время, по-видимому, стало почти фатальным, а для большинства фатальным в триасе.



Александр Костинский: Погода изменилась?



Алексей Лопатин: Да, изменился климат. И самым главным эффектом было сильное потепление.



Александр Костинский: Это сколько миллионов лет назад?



Алексей Лопатин: Это порядка 250. Они стали в своих шубах испекаться. Кончилось это тем, что великое разнообразие зверообразных закончилось и на смену им пришла эпоха чешуйчатых, эпоха динозавров. Кроме того, встав на задние лапы, динозавры в большинстве своем начинали как двуногими, они приобрели значительно большую скорость передвижения, стали суперхищниками. И их эпоха закончилась.



Александр Костинский: То есть они частично перегрелись, а частично их съели.



Алексей Лопатин: Видимо так.



Александр Костинский: А что с ними произошло, как они избежали, которые выжили перегрев и которые спасались от динозавров?



Алексей Лопатин: Предполагается, что в позднем триасе, порядка 230-225 миллионов лет назад, возможно в одной, возможно в нескольких группах зверообразных стало происходить следующее: во-первых, для того, чтобы бороться с излишним теплом, они стали мельчать. То есть выживали те, кто был меньше, у кого соотношение объема тела к площади поверхности тела была меньше.



Александр Костинский: Понятно, что чем меньше животное, тем оно быстрее остывает.



Алексей Лопатин: Совершенно верно. И потому что нужно было спрятаться от активничающих днем динозавров и потому что ночью прохладнее, чем днем, наши предки стали ночными. Именно поэтому 80 или 90% современных млекопитающих – это ночные животные.



Александр Костинский: И зрение, наверное, потому ночное у нас хорошее.



Алексей Лопатин: Именно потому у большинства млекопитающих проблемы с цветным зрением. А цветное зрение приобрели те группы, которые после ухода с биологической арены динозавров опять стали в обязательном порядке дневными животными – это приматы. Вообще цветным зрением обладает не так много групп. И это как раз то обстоятельство, которое позволяет говорить, что млекопитающие не просто ушли в тень динозавров, но вообще ушли в тень, как ушли в темное время суток, а потом вышли из тени, из сумрака.



Александр Костинский: Как себя чувствовали млекопитающие в тени динозавров?



Алексей Лопатин: Вначале они чувствовали себя не очень, то есть млекопитающие были достаточно редкими. Но постепенно, развивая теплокровность, развивая способность к питанию различными видами пищи вообще, млекопитающие стали набирать силу. И, скажем, уже в середине мезозоя порядка 150-140 миллионов лет назад мы наблюдаем довольно разнообразную фауну млекопитающих, среди которых есть довольно крупные представители, скажем, размером с лисичку среди которых были летающие, планирующие млекопитающие, похожие на белку-летягу, были плавающие, роющие формы. То есть, отвечая на ваш вопрос, в это время млекопитающие чувствовали себя, по-видимому, неплохо. После того как появились млекопитающие, самой вехой следует признать появление плацентарных, то есть непосредственных предков большей части того разнообразия, которое мы видим сейчас.



Александр Костинский: То есть плацентарные – те, которые носят детей в животе.



Алексей Лопатин: В отличие от сумчатых и однопроходных, которые откладывают яйца, подобные рептилиям.



Александр Марков: То есть большинство мезозойских млекопитающих были яйцекладущими?



Алексей Лопатин: Совершенно верно. Мезозойские млекопитающие по типу размножения еще не слишком отличались от рептилий. Но основных черт млекопитающих тех, к которым мы привыкли, еще не было. И новой вехой стало то событие, когда на рубеже юрского и мелового периода появились плацентарные млекопитающие. И последней вехой я назову все-таки не то время, когда динозавры вымерли, а млекопитающие якобы стали правителями мира, а несколько более поздний этап. Это рубеж на 10 миллионов лет позже.



Александр Костинский: 55 миллионов лет назад приблизительно?



Алексей Лопатин: Это рубеж, с которого появляются большинство современных отрядов плацентарных млекопитающих. Это начало действительно настоящего расцвета млекопитающих - это и крупные животные, это те животные, которые летают как летучие мыши, те животные, которые плавают как китообразные и сиреновые, те животные, которые быстро бегают как копытные, те животные, которые успешно добывают пищу среди прочих отрядов, то есть хищники и все прочие группы, в том числе и широко распространившиеся грызуны, которые составляют сейчас большую часть видов млекопитающих на планете Земля и в том числе это наши предки – приматы.



Александр Костинский: Скажите, а что самое главное было, какие изобретения млекопитающих позволили им всех победить? Это все-таки плацентарность?



Алексей Лопатин: Во-первых, теплокровность, которая позволяет вне зависимости от температуры среди вести активное существование. Во-вторых, двигательная активность. Да, кстати, с двигательной активностью связан еще один интересный факт. Ведь выяснилось, что большинство так называемых примитивных мезозойских млекопитающих имели на задних конечностях ядовитые шпоры как у современного утконоса. Даже человек, который хватает утконоса, он испытывает довольно неприятное ощущение, когда ему в руку вонзаются эти шпоры. А если мы говорим о более мелком животном, которое схватило утконоса, то ему придется совсем несладко. Соответственно, это с одной стороны, позволяло млекопитающим из этих групп довольно успешно защищаться от тех, кто пытался их схватить, а с другой стороны - это мешало. Мешало приобрести то положение конечностей, которое имеют современные млекопитающие – под брюхом. И видимо, для того, чтобы стать быстрее и стать более ловкими, предки сумчатых и плацентарных избавились от этих шпор.


Я возвращаюсь к вашему вопросу, дальше, вы правы, способность выращивать потомство либо в сумке, либо внутриутробно. Но здесь еще один фактор – развитие нервной системы. Причем оно было определено изначально образом жизни. Вот ушли предковые млекопитающие в ночь, как мы говорили, ради того, чтобы жить в более прохладной обстановке и не испытывать конкуренции со стороны дневных пресмыкающихся. Вот они ушли в ночь, они и так-то не очень хорошо видели, а тут еще и тьма. Значит они были вынуждены хорошо слышать и приобрести хорошее обоняние. Все это благоприятным образом сказалось на развитии нервной системы. Даже такие примитивные, казалось бы, млекопитающие, как насекомоядные, например, ежи или землеройки, все равно с точки зрения нервной организации все-таки являются гениями по сравнению с даже самыми умными пресмыкающимися. И в дальнейшем специализация головного мозга была направлена на то, чтобы управлять сложным поведением.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG