Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партия Союз правых Сил опротестовывает результаты выборов в нескольких областях России


Программу «Итоги недели» ведет Андрей Шарый. Принимает участие один из лидеров Союза правых сил Борис Надеждин.



Андрей Шарый: Представляю вам гостя сегодняшней программы «»Итоги недели» - Борис Надеждин, один из лидеров Союза правых сил. Известно, что Союз правых сил считает неверным подсчеты голосов, по крайней мере, в двух областях - в Орловской и Московской. Прав ли я? И что вы собираетесь делать в плане легальном, так сказать?



Борис Надеждин: Вы знаете, действительно есть два плана: один – легальный, другой - массовые акции протеста. Во всяком случае, сегодня в Москве полторы тысячи лимоновцев блокировали администрацию Московской области. Мы отдельно поговорим. А в легальном плане следующее. У нас есть неопровержимые доказательства, что по меньшей мере в четыре регионах России, это особенно Подмосковье и Ленинградская область, там просто беспредел, но также в значительной степени Омская и Орловская области были масштабные фальсификации, суть которых проста: голоса от всех партий, включая СПС, переписывались в пользу «Единой России». У нас есть масса доказательств - это сотни протоколов, это список свидетельских показаний. Конечно, мы будем судиться.



Андрей Шарый: Каковы перспективы этих процессов, как вам кажется?



Борис Надеждин: Знаете, я так скажу: мы написали массу заявлений в прокуратур в Подмосковье, в Железнодорожном, в Чехове, районные прокуроры, увидев то, что мы принесли, сказали следующее: ну знаете, ребята, нас будет трудно остановить, если только какой-то приказ сверху будет. Это выглядит так, как будто вы выходите из дверей прокуратуры, а у вас труп лежит, вы, конечно, его можете перешагивать довольно долго, но рано или поздно вы об него споткнетесь.



Андрей Шарый: Значит, если я верно вас понимаю, вы будете опротестовывать результаты выборов или уже опротестовали в четырех регионах и будете добиваться там проведения повторного голосования?



Борис Надеждин: Пересчета голосов и нормального результата выборов.



Андрей Шарый: А что считают в руководстве вашей партии? Речь идет о том, что так региональные власти к вам себя ведут или из Кремля команда?



Борис Надеждин: Я доподлинно знаю, что происходило в Подмосковье, например, думаю, что сценарий такой же. Что происходит? Поскольку есть разнарядка для губернаторов, кому сколько надо получить за «Единую Россию», то у них есть некая задача. Если губернатор справляется с ней без большой фантазии, то все нормально. А если у него начинаются проблемы, то есть не хотят люди голосовать за «Единую Россию», начинается административное давление. Если это мало как в Подмосковье и этого не хватает, начинается фальсификация. Вот что происходит.



Андрей Шарый: К нам звонят активно слушатели. Вячеслав из города Люберцы, это Подмосковье. Очевидно, вы принимали участие в выборах. Не так ли, Вячеслав?



Слушатель: Здравствуйте. Да, я принимал участие в выборах и я сторонник правых сил. Тут в последнее время произошло изменение имиджа Союза правых сил. В общем я бы назвал это русификацией. Потому что в руководстве было мало русских фамилий, хотя я сам не националист и отношусь к этому совершенно спокойно.



Андрей Шарый: Такую скользкую тему, Вячеслав, прямо скажу, затронули. Борис Борисович, есть что сказать по этому поводу?



Борис Надеждин: Вы знаете, можно разное думать про фамилии, но если Белых и Надеждин – это не русские фамилии, скажите, какие тогда?



Андрей Шарый: У нас есть звонок слушателя из Москвы. Сергей, добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте. СПС сажает в России капиталистическую кукурузу, а она не растет, народ вымирает. Зачем вы упорствуете?



Борис Надеждин: Дорогой товарищ из Москвы, кукурузу у нас сажал Никита Сергеевич Хрущев. СПС никого сажать не собирается, в том числе и кукурузу, а занимается своей работой, а именно отстаивает ценности демократии, федерализма и свободы.



Андрей Шарый: Кстати, Борис Борисович, о том, какова идеология вашей партии, ее место в политической арене, довольно много говорят политические эксперты. Вас считают умеренной оппозицией Кремлю, то говорят, что Союз правых сил договаривается с Кремлем для того, чтобы стать системной, зависимой от Кремля оппозицией. Давайте послушаем мнение политологов, с которыми я говорил на протяжении последних дней, как раз они говорят об итогах выборов и о позиции Союза правых сил. Начнет Алексей Макаркин один из известных политических экспертов.



Алексей Макаркин: В принципе, они делали такую ставку на договоренности, на компромиссе. В этом смысле это как раз, видимо, будет в большей степени типичный СПС, чем СПС какой-то там радикально-оппозиционный. И в Перми, кстати, СПС вполне активно взаимодействовала с региональной администрацией. И в Петербурге они отнюдь не хотят быть радикальными оппозиционерами. Это просто закономерно связано со стратегией СПС. Для того, чтобы пройти в законодательный орган власти на федеральном уровне, необходимо договариваться с исполнительной властью, с Кремлем, необходимо идти на компромиссы, потому что в противном случае они вряд ли смогут получить и финансирование, и информационную поддержку и так далее. И вот в Санкт-Петербурге эта тактика, в том числе и тактика имиджевая, то есть ставка на энергичную фигуру Никиты Белых, с другой стороны, ставки, ориентированной на уважение к власти, на компромиссы и так далее, она проходит свой испытательный срок.



Андрей Шарый: Борис Надеждин, ваш комментарий: вы готовы к компромиссам с Кремлем?



Борис Надеждин: Вы знаете, я не то, что готов, я вообще человек очень мирный. Я вообще физик-теоретик по образованию, потом юрист, я не хочу баррикад, не хочу майданов. Я хочу, чтобы мы честно победили на выборах, как это было в Подмосковье и в других 9 регионах России. И нас пустили заседать в парламент и там мы будем принимать законы, направленные на реализацию нашей программы. Она неплохо людям известна, называется «Достройка капитализма». Достройка нормального капитализма, как во всем мире он нормально существует. Но если власть будет фальсифицировать, мне все равно, Кремль, не Кремль, губернатор, не губернатор, я точно знаю, что в Подмосковье за меня проголосовали 113 тысяч человек, за СПС во главе с Белых с Надеждиным 113 тысяч человек проголосовали. И вот если они будут отнимать у меня тысячи голосов, если они будут моих кандидатов снимать с выборов, как во всей стране снимают, я выйду на улицу в полном соответствии с законом, подав заявку.



Андрей Шарый: А как вы относитесь к тезису о том, что если СПС будет послушным, то его пропустят в Государственную думу, если не будет, то его не пропустят. Сейчас как раз на этих мартовских выборах решался вопрос, сколько вам где дать голосов, в зависимости от того, как Белых и Надеждин будут выступать, как будут себя вести.



Борис Надеждин: Мы выступаем абсолютно корректно. На этих выборах я слова не сказал плохого в адрес губернатора Московской области, выборы местные были, ни в адрес федеральных властей. Я выступал с конструктивной программой: достройка капитализма, федерализм, вернуть налоги в регионы повысить, пенсии пенсионерам, у которых 1600 рублей пенсия - абсолютно нормальная здравая программа. Но в результате этого я получил слишком много голосов и мне говорят: знаешь, родной, до свидания, мы не пустим в парламент. Понимаете, это экстремизм со стороны властей. К компромиссу такого типа я не готов. Я готов к компромиссу не выводить людей на улицу, если голоса честно посчитали, да я и не хочу их выводить на улицу. А что мне делать остается?



Андрей Шарый: Олег из Москвы в эфире. Добрый вечер.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел задать вопрос первоначально господину Иванченко, который был бывшим председателем Центризбиркома, он был в гостях у Кара-Мурзы, но и ваше мнение мне интересно. Насколько повлияло на выборы то обстоятельство, что они проходили в условии подвешенности всех членов избирательной комиссии? Ведь «Яблоко» просто отрыто мочили, я обычно за него голосовал. А второй вопрос, раз вы физик-теоретик, я сейчас читаю Чижевского о влиянии солнечных бурь на исторические процессы, выскажите заодно и по этому вопросу свое мнение.



Андрей Шарый: Борис Борисович, давайте с солнечных бурь начнем - это очень любопытно.



Борис Надеждин: Что касается солнечных бурь, я все-таки физик-теоретик, термоядерная - другая специальность, не буду комментировать влияние на психику, не готов. А что касается первого вопроса, конечно, естественно, на этих выборах 11 марта отрабатывался ряд важных сценариев на декабрьские и на президентские. В частности, сценарий: подчинятся ли избирательные комиссии прямым указаниям на уровне губернии, губернаторов, вице-губернаторов фальсифицировать выборы. Ответ – по-разному произошло. В Подмосковье подчинились. Вот это отрабатывалось. Конечно, в этой ситуации для тех, кто готов на фальсификацию ради сохранения власти, я говорю про «Единую Россию», для них важно, чтобы люди были подвешены, конечно, лучше быть подвешенным, тогда ты послушнее.



Андрей Шарый: Елизавета Гавриловна из Москвы, добрый вечер.



Слушательница: Добрый вечер, мои дорогие друзья. Я давно слушаю, когда собирается много людей, звонят, решают вопросы. Мне 84 года, когда мы жили в колхозах, то у нас был председатель и счетовод и все дела решались. А почему сейчас такая белиберда получается, все лезут к корыту, а толку мало?



Андрей Шарый: Спасибо, Елизавета Гавриловна. Борис Борисович, зачем вы лезете к корыту?



Борис Надеждин: Вы знаете, написана картина, которая мечта партии «Единая Россия». В каждом районе один председатель - это член партии «Единая Россия», и счетовод, председатель избирательной комиссии, все у них хорошо. Вот к этому идет. Но я этого не допущу. Мои товарищи и сотни тысяч людей по всей стране, которые проголосовали за Союз правых сил, этого, я вас уверяю, не допустят, полностью оставаясь в рамках закона.



Андрей Шарый: Борис Михайлович из Петербурга, добрый вечер, вам слово.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, почему вы не поддержали «Марш несогласных»?



Борис Надеждин: Потому что я против выхода на улицу, я не хочу выводить людей на улицу. Я хочу участвовать в выборах, я хочу опускать бюллетени и потом в парламентах решать проблемы страны, как я это понимаю и как я говорю на выборах. Я хочу работать в парламенте и считаю, что Союз правых сил как парламентская партия была бы чрезвычайно полезна стране. Но вот если будут фальсифицировать выборы, если моих товарищей, которые по всей стране, их снимали с выборов, в Дагестане стрельба просто была, в Иркутске убили просто председателя отделения СПС, заказчик «Единая Россия» – это вообще фантастика. Вот если так будет происходить, я буду и в «Марше несогласных», я везде буду.



Андрей Шарый: Борис Борисович, а как вы вообще относитесь и СПС как относится к сотрудничеству с «Другой Россией»?



Борис Надеждин: Вы знаете, это какая-то другая организация с другими задачами. Вот в эту минуту я лично для себя вижу задачу следующую: участвовать в парламентских выборах. Те организации, которые в этом участвуют, мы с ними сотрудничаем напрямую. Насколько я могу судить, «Другая Россия» объявила, что парламентские выборы всяко фарс. Я так не считаю на эту минуту, хотя сигнал 11 марта мне послан очень плохой.



Андрей Шарый: Трудно складываются отношения СПС с другой крупной либерально-демократической партией - партией «Яблоко». Два дня назад я говорил с Григорием Явлинским в эфире, вот его точка зрения по поводу сотрудничества с СПС.



Григорий Явлинский : Мы просто вели этот диалог, имея в виду, что туда пришел новый человек и в надежде на то, что эта партия осмыслит свои ошибки и изменит свою тактику и стратегию действий. Этого не произошло. Поэтому у нас просто нет никаких оснований вести эти переговоры.



Андрей Шарый : Никита Белых производил впечатление собеседника, с которым вы хотели и могли договориться.



Григорий Явлинский : Он не самостоятелен в принятии решений. Не он принимает ключевые решения.



Андрей Шарый: Борис Надеждин, вопрос в основном к Никите Белых, вашему партийному товарищу. Тем не менее, какова позиция СПС по поводу вопросов, поставленных «Яблоком», и действительно руководство вашей партии несамостоятельно в принятии решений?



Борис Надеждин: Слушайте, товарищи дорогие, вот вы знаете, чем отличается Белых от Явлинского? Белых лично возглавил списки во всех регионах Российской Федерации, и в большинстве случаев он выиграл, а где-то проиграл, но он лично шел во главе партии. Чего не скажешь о «Яблоке». В Мурманске, где был список «Яблока», а не было Союза правых сил, в Мурманске 11 марта выбирали. СПС выбирали, посмотрите на сайт СПС, там висит призыв голосовать за «Яблоко» в Мурманске. Мы ожидали того же самого в Питере, что там будет призыв, раз «Яблока» нет, а есть СПС, голосовать за СПС. Логично? Логично. Мы готовы к разговорам, мы готовы ко всему. Мы не готовы к тому, что нам нож в спину втыкают, когда мы можем победить, а нас опускают.



Андрей Шарый: Означает ли это, что вы прекращаете диалог с «Яблоком» или вы готовы продолжить, несмотря на такую позицию Явлинского? Они назвали «политическим мародерством» такую попытку сотрудничества в Питере и считают вашу организацию, не только они, кстати, многие эксперты, с которыми я беседовал, считают зависимой от «Единой России» в Питере.



Борис Надеждин: Послушайте, я насчет Питера не буду комментировать, что было, то было. Там «Яблоко» откровенно играло против СПС – это питерские какие-то проблемы. Я могу сказать следующее уверенно: никто, ни Белых, ни Надеждин, ни президиум СПС никогда не заявлял о том, что переговоры с «Яблоком» невозможны. Мы сказали: давайте подождем 11 марта, потом вернемся к переговорам. После 11 марта у нас рука протянута. А нам Григорий Алексеевич Явлинский говорит - никаких переговоров. Я не могу понять: если бы он преодолел в пяти регионах 7%, я бы понял, но ситуация чуть-чуть другая для «Яблока», но мы, тем не менее, готовы к переговорам.



Андрей Шарый: Елена из Томска, добрый вечер.



Слушательница: Здравствуйте. Я хотела бы обратиться к Никите Белых: вот послушайте, неужели непонятно, что ваша достройка капитализма никому в России не нужна. Мы уже столько настроили, господа. Все от вас зависит и коммунальные реформы, и обворовали всех пенсионеров и все население страны. Что вы еще хотите достроить, можно узнать?



Борис Надеждин: Знаете, у меня вопрос встречный: вы про 90 годы. А при Зурабове сегодня, при «Единой России» и Зурабове пенсионеры у нас, наверное, с жиру бесятся? Вы знаете, что пенсия во всем мире 12% от валового внутреннего продукта, средний мировой уровень. А в России знаете, сколько? Меньше 5 и уменьшается. И когда СПС говорит, что достройка капитализма – это в том числе и уменьшение совокупных расходов общества в доле ВВП - это не есть никакой популизм, это и есть самый настоящий либерализм. Потому что мы говорим, что мы хотим жить по стандартам развитых экономик Европы. Вот и все.



Андрей Шарый: Лиана из Краснодара, добрый вечер.



Слушательница: Здравствуйте. Вот я как раз по поводу Европы. Европа долго росла, а мы постоянно подпрыгиваем, хотим допрыгнуть до нее, а потом падаем. А вот посмотрите, Европа маленькая, много стран и много президентов, у них плотность власти намного больше, чем у нас, а у нас как-то все размазано. Может быть не в Москве будете, как бабушка сказала, у корыта, а у нас много деревень разрушенных. Вы ребята молодые, сосредоточьтесь, возьмите себе по райончику и начинайте что-то строить свое так, как каждому из вас хочется, а не бороться за незнамо что.



Борис Надеждин: Вы знаете, в ходе избирательной кампании я лично объездил десятки деревень Московской области. В Солнечногорске есть такой поселок Чашниково, там за СПС проголосовало в три раза больше, чем за «Единую Россию». Потому что я туда приехал, собрал бабушек, они пришли ко мне, и просто спросил: как вы живете? Я с ними полчаса поговорил, и они все за нас проголосовали. Вот удивительная история. Мы стараемся, мы уже поняли. СПС сегодня – это другая организация, это новые лидеры, новая программа, новые способы работы. Никита Белых в ходе выборов объездил 15 регионов страны, он выступал в десятках, в сотнях городах и его видели десятки тысяч людей. Поэтому за нас проголосовали – внимание – около 10% населения страны, это миллионы людей сегодня.



Андрей Шарый: Скажите, Борис Борисович, неправильное отношение к вашей партии, как к партии молодых олигархов, часть из которых уже заработала на реформах, им есть чего терять, поэтому они боятся идти на конфронтацию с Кремлем, потому что есть такой пример Ходорковского и так далее. Что вы на это скажете?



Борис Надеждин: Я могу сказать следующее: товарищи дорогие, угадайте, в какой партии сегодня состоят самые богатые люди. Не поленитесь, все это публично, откройте декларации имущества «Единой России», кандидатов в депутаты, вашего региона, Краснодара, Томска, посмотрите внимательно, чей список состоит из богатых людей, а чей из так себе, средних. Я вот заведую кафедрой права на физтехе, у меня зарплата не очень большая, поверьте мне. Ладно, противно слушать, нашли олигарха. Соответственно, могу сказать следующее насчет конфронтации с Кремлем: я не хочу никакой конфронтации ни с кем, ни с Кремлем, ни с губернатором, я хочу реализовывать свою программу, которую поддержали в Подмосковье больше ста тысяч человек. Я хочу быть в Московской областной думе и реализовывать вопросы повышения пенсий, ремонта дорог и так далее, я этим хочу заниматься, а конфронтация с Кремлем меня не интересует. Но если там люди дают команды отнять десятки тысяч голосов не у меня – у тех людей, кто пришел, проголосовал, а у него отнимают. Какие мои действия? Я иду в суд. Если будет судебная система нормально работать, я докажу правду, я успокоился, получил мандат, выиграл суд, работаю в парламенте, отстаиваю интересы своих избирателей, их сто тысяч, по всей стране миллионы. Если мне говорят: знаешь что, парень, тут команда прошла тебя не пускать любой ценой. У нас здание областной думы строится, там нет места для твоей фракции, там для трех сделали, для тебя нет. Если так, ребята, извините.



Андрей Шарый: Николай из Подмосковья, один из потенциальных избирателей Бориса Надеждина. Николай, вам слово, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Борис Борисович, здравствуйте. Это Николай Зеленый из Подмосковья. Я хотел у вас спросить вот что и свое мнение высказать. Если, допустим, условно, вы побеждаете на выборах и ваш кандидат в президенты проходит на этот пост, как вы относитесь к той идее, что, допустим, олигархи не должны существовать. Допустим, в Норвегии их нет, и Норвегия на первом месте по уровню жизни находится. Не пора ли их напрячь работой и заставить то, что они вырубили, допустим, леса в течение этого времени, 15-20 лет очень сильно пострадали массивы, и пусть они посадят, не на лесоповал, а наоборот заставить сажать. В частности, царя Никиту, я имею в виду Михалкова, прямо в мундире пусть деляночку кедров и посадит.



Андрей Шарый: Спасибо большое, Николай, смысл вашего вопроса понятен.



Борис Надеждин: Я могу сказать следующее: если бы наш Никита Белых был президент, а я спикер парламента, и мы реально обладали бы той властью, которой обладает «Единая Россия», знаете, что бы я сделал? Первое: я бы сделал структуру российского бюджета, соответствующую рыночной экономике и демократии и в терминах учителей и врачей, и в терминах пенсий. Второе: я бы диверсифицировал гигантские монополии, которые задирают цены, их все знают, во главе их крупные чиновники находятся. Вот чем бы я занялся в первую очередь. И если вы думаете, что пересажав всех богатых людей, народу станет жить лучше, вы сильно ошибаетесь. Ходорковский сидит два года, жить стало лучше? Ну давайте, хорошо.



Андрей Шарый: Вы упомянули о том, что сегодня ОМОН блокировал здание Московской областной думы. С чем это связано?



Борис Надеждин: Слушайте, это вообще фантастическая история. Поскольку мы люди законопослушные, то когда очевидно Мособлизбирком фальсифицировал выборы, мы написали письмо Юрию Михайловичу Лужкову, потому что в Подмосковье столица Москва, хочешь, не хочешь, с просьбой разрешить нам мирный митинг около здания администрации Московской области. Мы написали такое письмо. До последней минуты мы не имели никакого ответа, не знали, разрешен или не разрешен. Чтобы, вы понимаете, у меня 113 тысяч избирателей в Подмосковье, тысячи людей звонят и говорят – нас обманули. Мы соответственно, подготовили автобусы в городах Подмосковья. И когда люди поехали, поздно вечером мне приходит факс из мэрии Москвы, что митинг не разрешен и вы лично ответите за то, что будет. И я сегодня разворачивал автобусы, сколько успел, сам туда поехал, я же не хочу незаконных митингов, поймите правильно. А меня там встречает ОМОН. Посмотрите в интернете фотографии - это просто фантастика: ОМОНа было в десять раз больше чем тех людей, которые на метро приехали. Автобусы я остановил, а те люди, которые на метро и на электричках, не могу никак остановить. Понимаете, какая история.



Андрей Шарый: А вы намереваетесь какие-то публичные акции в Москве в Московской области организовывать в ближайшие дни?



Борис Надеждин: Обещал, что если они свое решение не пересмотрят, а я уверен, что я прав, то я законно абсолютно, я не нарушаю никаких законов, я не хочу майдана, я подам заявку как положено еще раз, дам положенное время. Вы увидите, соберутся десятки тысяч людей, потому что когда вы украли голоса 113 тысяч людей у СПС, наверное, в два раза меньше, но тоже десятки тысяч у «Яблока», у ЛДПР, между прочим, бедный Жириновский, у него тоже украли кучу голосов. Что вы делаете, зачем вы это делаете? Говорю администрации президента. Ну зачем? Сидел бы Надеждин, еще три человека в областной думе - это катастрофа была бы для демократии? Подумайте, товарищи.


XS
SM
MD
LG