Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему солдат Роман Рудаков из Великих Лук попал в госпиталь? Кто вернет землю жителям села Белозерье в Мордовии? Кому было выгодно объявить директора орловской школы преступником? Самарские бабушки против бульдозеров. Кто кого? Подмосковье: Что заставило Марину Квалдыкову начать борьбу за власть? Ростов-на-Дону: Соизволит ли милиция признать решение суда? Ижевск: Можно ли отобрать недвижимость у жилищного кооператива? Город Карталы Челябинской области: Пенсионерка Мария Стафичук поймала чиновников за руку. Вятка: Клуб солдатских матерей действует


В эфире Псков, Анна Липина:



Полгода 20-летний Роман Рудаков находится на больничной койке. Он перенес несколько сложнейших операций. Солдат, призванный из Великих Лук, проходил службу в Ленинградской области. В военный госпиталь он попал осенью прошлого года. Приговор врачей – необходима трансплантация части тонкого кишечника. Как выяснилось, подобную операцию можно сделать только в Москве или за границей.


По словам родителей, Роман ушел в армию абсолютно здоровым. Хотя судьба сына их тревожила с самого начала службы. Говорит мать солдата Надежда Рудакова.



Надежда Рудакова : Сразу от него было письмо. Когда уходят вот эти начальники, вечером над ними начинают издеваться. Пишет – мама, я, наверное, живым домой не вернусь. Он писал в письме.



Анна Липина : Огласку ситуации дали правозащитники, которые получили сообщение о тяжелом состоянии Романа Рудакова от его друга. Правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» провела акцию в поддержку Романа Рудакова у стен окружного госпиталя. Правозащитники направили в адрес Военной прокуратуры Ленинградского военного округа письмо с призывом проверить обстоятельства прохождения службы Романом Рудаковым.


Между тем, что послужило причиной тяжелейшего состояния молодого парня, до сих пор точно не установлено. Военные отрицают факты издевательства армии. Говорит представитель райвоенкомата.



Представитель райвоенкомата : Было установлено, что данное заболевание возникло вследствие врожденного заболевания крови, тромбофилии. Провоцирующим фактом развития заболевания могла стать любая инфекция – грипп, ангина.



Анна Липина : Таким образом, напрашивается вывод, что в погоне за планом, призывная комиссия определила парня, страдающего врожденным заболеванием, годным к армейской службе. Но в военкомате утверждают, что никаких жалоб на состояние здоровья призывник не предъявлял.



Сотрудник военкомата : Мы незамедлительно подняли личное дело. При прохождении медкомиссии жалоб на состояние здоровья со стороны призывника не было. По заключению медицинской комиссии признан годен к военной службе без ограничений, то есть он годен в любой вид и род вооруженных сил, в том числе и в ВДВ. Мама дала письменное объяснение Рудакова о том, что он при совместной жизни жалоб на состояние здоровья не предъявлял. Проблем не было со здоровьем.


Для диагностики данного заболевания необходимы специализированные методы дорогостоящих исследований, которые могут быть выполнены только в специальных лечебных заведениях. При проведении призывных комиссий, если у призывника нет никаких жалоб, у него просто берется общий анализ крови. У нас никаким руководящим документом не определено какое-то углубленное исследование.



Анна Липина : Между тем, сестра Романа Рудакова передала в Военную прокуратуру письма брата, в которых он сообщал об издевательствах со стороны старших военнослужащих. Они и стали основанием для проверки. В ходе расследования было установлено, что солдат срочной службы Роман Рудаков попал в госпиталь после избиения сослуживца. Старослужащий рассказал, что одни раз ударил рядового за разговоры в строю, а второй – за то, что молодой человек отказался пожарить ему картошку. Между тем, военный суд не нашел причинно-следственной связи между неуставными отношениями и ухудшением состояния здоровья рядового Рудакова. Суд приговорил ефрейтора Ламонина к трем года условно, два из которых – испытательный срок.


Сейчас состояние Романа Рудакова оценивается, как тяжелое стабильное. Ему проводят дорогостоящую терапию и готовят к операции.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



В селе Белозерье Ромодановского района - скандал! Уже несколько месяцев местные жители пытаются вернуть два с половиной гектара земли, которые, как считают люди, у них были отняты председателем Духовного управления мусульман Мордовии Рашитом Халиковым. На очередном собрании сельчан страсти накалились по-настоящему.


Основа проблемы в том, что земельные паи жителей Белозерья были занесены в кадастр госсобственности Ромодановского района. То есть, земля принадлежит не сельчанам, а району, и права распоряжаться ей получил глава местной администрации. Как и когда это произошло, никто не знает, говорит местный житель Хайдар Салихов.



Хайдар Салихов : Это земли полностью паевые народные земли. Кто мог это позволить – продать, арендовать? Я не знаю, каким образом, он мог это взять.



Игорь Телин : Ситуацией умело воспользовался руководитель местной администрации Фарид Халиков, который отписал наделы своих земляков Духовному управлению мусульман Мордовии, в лице Рашита Халикова, и другим пользователям, подчас в селе никогда не жившим.



Житель: Интересно было бы узнать, на каком основании выделялись земельные участки?



Игорь Телин : В конце прошлого года под давлением односельчан белозерский глава был вынужден уйти со своего поста, но ситуация с земельными паями так и не разрешилась. Дело в том, что кто-то уничтожил в районном архиве протокол общего собрания жителей села пятнадцатилетней давности. В этом документе были зафиксированы фамилии владельцев паев и расписаны размеры принадлежащих им наделов. Ну а нет бумаги – значит, земельных паев у местных жителей нет, а земля находится в управлении местных властей, они ей и распоряжаются.


Жители села имеют много претензий к главе Духовного управления мусульман Мордовии Рашиту Халикову. Они считают, что муфтий обманул белозерцев, незаконно скупив их земли. Все попытки пригласить Халикова и поговорить с ним, выяснить его позицию не увенчались успехом.



Житель : Я говорю: «Халиков, приезжай, пожалуйста, на собрание. Объяснишь все народу». Он не приехал. Он говорит: «Я не приеду. Я уже знаю, о чем вы там будете говорить». Получается, испугался, получается, правды боится.



Игорь Телин : Сами сельчане говорят, что создавшаяся ситуация может перерасти в открытое противостояние жителей Белозерья, самого богатого татарского села республики, с возглавляемым Рашитом Халиковым Духовным управлением мусульман Мордовии. Особенность ситуации состоит в том, что в Мордовии два муфтията, два Духовных управления мусульман. Критику Белозерцев вызывает только деятельность того, которым руководит муфтий Халиков. Его коллега по роду занятий, и соперник по влиянию на мусульман Мордовии муфтий Зяки Айзатуллин от комментариев в отношении белозерской земли отказался, сказав, что необходима проверка ситуации правоохранительными органами.



Зяки Айзатуллин : Я считаю, как муфтий республики, пусть с этим занимаются правоохранительные органы.



Игорь Телин : «В этой ситуации мы чувствуем себя обманутыми и униженными и Халиковым, и главой сельской администрации, - говорит местный житель Наиль Вагапов. - И мы слишком разобщены, чтобы решать любые насущные проблемы. Тема разобщения не случайна. Среди мордовских мусульман крепнет идея о том, что не может быть в республике два муфтията».



Наиль Вагапов : Когда в стране или в любом управлении, тем более, в Духовном управлении две главы, то есть у нас два муфтията, из-за этого я вижу основную причину такого разногласия. Хотел бы призвать всех к объединению. Чтобы разногласий таких не было, выбрать одного муфтия.



Игорь Телин : Объединение муфтиятов - одна из идей жителей Белозерья, мусульманская община которого самая влиятельная в Мордовии. И это притом, что оба муфтия - и Рашит Халиков, и Зяки Айзатуллин - уроженцы и жители этого села. Таким образом, вопрос о земле может подвигнуть к структурным преобразованиям Духовных управлений мусульман республики.


Тем временем, приближаются весенне-полевые работы, а жители села заняты исключительно земельными разборками. Сельским сходом в адрес прокурора Мордовии направлено обращение, подписанное 1300 белозерцами, с просьбой провести проверку и выяснить, на каком основании их, как они считают, земли проданы и Духовному управлению мусульман, и вообще посторонним людям.



В эфире Орлов, Елена Годлевская:



6 лет понадобилось директору школы номер 30 города Орла Андрею Рослову, чтобы доказать свою невиновность по делу, возбужденному городской прокуратурой в декабре 1998 года по явно надуманным основаниям, в основе которых, по мнению Андрея Рослова, лежали неприязненные отношения к нему начальника городского Управления народного образования Александра Шатохина. В начале директора обвинили в хищении почти 8 кубометров бетона, предназначенного для ремонтных работ в школе. Затем объем якобы похищенного следователь прокуратуры сократил на половину. Еще через несколько лет суд пришел к выводу, что директор ничего не похитил, но превысил свои должностные полномочия, и освободил Рослова от уголовной ответственности по истечении срока давности.


В общем, к тому времени, когда областная коллегия по уголовным делам областного суда Орловской области вынесли решение о невиновности директора, и признала его право на реабилитацию, Андрей Рослов пережил два приговора, два увольнения и нажил массу неврологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Однако мытарства директора не закончились на сегодняшний день. Дело в том, что признание права на реабилитацию он добился, а вот самой реабилитации – нет. Перед ним до сих пор даже никто не извинился, не говоря уже о возмещении материального ущерба. Вот что рассказывает сам Андрей Рослов.



Андрей Рослов : Я понял, что людей в нашей стране можно ломать, как щепки, и совершенно незаслуженно, нарушая элементарные нормы международного права и внутригосударственного права. Что я приобрел за эти 6 лет? Кроме, наверное, жизненного опыта, кроме второго и третьего высшего образования, незаконное уголовное преследование привело к возникновению и резкому прогрессированию ряда сердечно-сосудистых и неврологических заболеваний. На начало этих событий я был здоровым человек в возрасте 28 лет, не располагал к каким-либо серьезным нарушениям со стороны жизненно важных органов. Ишемическая болезнь сердца, стенокардия, гипертоническая болезнь сердца – все то последствия вот этой 6-летней моей борьбы и борьбы со мной.



Елена Годлевская : Осенью прошлого года Андрей Рослов обратился в суд с иском о возмещении морального и материального вреда, причиненного ему в результате незаконного уголовного преследования. Сумма исковых требований – 2,5 миллиона рублей. Сюда вошли – оплата лекарств, которые теперь он вынужден принимать пожизненно, оплата услуг адвокатов (а их за 6 лет борьбы сменилось четверо), плата за обучение в Московском институте права по специальности юриспруденция, куда он был вынужден поступить, чтобы научиться самому защищать свои права, расходы по уплате кредитов и процентов по долговым обязательствам, которые возникли из-за отсутствия средств для существования семьи в период незаконных увольнений и незаконного уголовного преследования.


Сложно объяснить, почему следствию и многочисленным судам потребовалось целых шесть лет для того, чтобы обнаружить видимый любому непредвзятому взгляду злосчастный бетон в школе и услышать, наконец, многочисленных свидетелей, заявлявших о невиновности директора. Наверное, не случайно следователь прокуратуры Валерий Кангур, подготовивший обвинительное заключение по делу Андрея Рослова, впоследствии был уволен из органов прокуратуры и осужден за взятку. А двое судей, выносивших обвинительные приговоры Рослову, лишены судейских полномочий.



Андрей Рослов : Наше государство продолжает быть инквизиционным по своей сути, не желает признавать возможность восстановления прав реабилитированных, так как это, в общем, принято во всем цивилизованном мире. Я надеюсь, что рассмотрение Европейским судом по правам человека моей жалобы, который я подал 1 октября 2002 года, повлияет на эту ситуацию. Я считаю, что дело будет доведено до конца, а для кого-то это станет ступенькой к реализации своего права на возмещение имущественного вреда. Может быть, допускаю, это и приведет к каким-то серьезным изменениям на уровне государства.


Позиция моих адвокатов – право на реабилитацию в России – остается иллюзорной, не прописано в законах четкой регламентации реализации этого права. Поэтому мы попросили публичного рассмотрения в Страсбурге. Жалоба касается, прежде всего, нарушения права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок. Я считаю, что по моему делу 6,5 лет уголовного преследования никак не удовлетворяет этому критерию разумности. Кроме этого, нарушалась презумпция невиновности, нарушались неоднократно мои права на защиту.



Елена Годлевская : Потребовалось еще два года после вынесения оправдательного приговора, чтобы орловские суды, наконец, определились, какой федеральный суд будет рассматривать иск Рослова о возмещении материального и морального вреда. Это суд Советского района города Орла. Но когда будет вынесено окончательное решение, неизвестно. На сегодня суд признал причинно-следственную связь между незаконным уголовным преследованием Рослова и его многочисленными неврологическими заболеваниями и определил сумму ущерба в 30 тысяч рублей. Однако это решение оспаривается Минфином. Параллельно рассматривается жалоба Рослова в Страсбурге, где он ставит вопрос о незаконности действий следственных органов, нарушение права на защиту и права на справедливое судебное разбирательство.



Андрей Рослов : С чего собственно начинается реабилитация? Это извинения, которые приносит прокурор от имени государства. Вот этого извинения я до сих пор не получил. Если государству не хватило почти двух лет, после вынесения окончательного судебного решения для того, чтобы принести официальные извинения, то что же говорить о каких-то там мотивах, о каких-то там реабилитационных процедурах, если нет самого главного – нет извинения, с чего, собственно, и начинается реабилитация. Также вызывает недоумение, что в соответствии с законодательством Российской Федерации одновременно с вынесением оправдательного приговора, либо определения о прекращении дела по реабилитирующим мотивам, реабилитируемому гражданину направляется разъяснение порядка возмещение ему имущественного вреда и возмещение морального вреда. Это норма закона. А в моем случае на это ушло более полтора лет.



Елена Годлевская : И все же нет худа без добра. Несправедливость, которую пришлось пережить Андрею Рослову, побудила его заняться защитой прав человека в Орле. Второй год существует созданная им общественно-региональная правозащитная организация под названием «Культурно-образовательный правозащитный альянс». Сумевший выстоять против репрессий государственной машины педагог, теперь помогает отстаивать свои права другим людям.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



13 марта жители Октябрьского района Самары пикетировали здание районного суда. Около шестисот самарцев пришли на митинг, чтобы протестовать против строительства развлекательного комплекса и многоэтажного жилого дома на месте единственного в микрорайоне сквера. В суде 13 марта проходило заседание по жалобе прокурора Октябрьского района, обратившегося в суд в интересах жителей-инвалидов об оспаривании постановления мэра об отводе земли под строительство развлекательного комплекса на месте «зеленой зоны». «Распоряжение о разрешении строительства на месте сквера подписал в августе 2005 года бывший мэр Самары Георгий Лиманский. Дело осложняется тем, что на первом этаже двадцатиэтажного дома, которое должно быть построено вместе с развлекательным комплексом на месте сквера, планируют разместить Арбитражный суд Самарской области», - рассказала жительница дома по проспекту Ленина, 1 Светлана Байбородова.



Светлана Байбородова : В 2005 году бывший мэр Самары Лиманский издал постановление 19 августа. Под строительство нового здания Арбитражного апелляционного суда выделяется участок размером 8666 квадратных метров. Этот участок включает в себя треть нашего парка и автостоянку, то есть фактически будет уничтожен уникальный парк. Предполагается построить 21-этажные здания, которые под соусом строительства Арбитражного суда, будут включать в себя еще и развлекательный комплекс – рестораны, увеселительные заведения и жилые, конечно же, этажи. Даже строительство такого дома в течение нескольких лет уже будет означать загрязнение, не говоря уже о том, что этот парк будет уничтожен. Эта стройка будет непосредственно под окнами.



Сергей Хазов : На территории сквера на улице Осипенко расположены детская, хоккейная, волейбольная и баскетбольная площадки и стенки для отработки ударов большого тенниса. Здесь в любое время года можно встретить детей и взрослых, которые занимаются спортом или просто отдыхают на многочисленных лавочках. «В строительстве развлекательного комплекса на месте «зеленой зоны» заинтересованы городские чиновники», - считает участник инициативной группы Айзик Коган.



Айзик Коган : Нынешний глава Самары сам до выборов, как мы предполагали, считали, уверены были, что он был против. Он и сейчас фактически, но формально он не может выступать. Хотя сейчас у здания Арбитражного суда есть нормальное здание, нормальное помещение в районе Дома молодежи. Но им хочется в центр.



Сергей Хазов : По словам чиновников самарской мэрии, жителям Октябрьского района не нужно беспокоиться о судьбе сквера на улице Осипенко. Тем более что «мэрия должна пересмотреть разрешения на строительства, которые были выданы при бывшем главе города Георгии Лиманском», - пояснил действующий мэр Самары Виктор Тархов.



Виктор Тархов : Земельный вопрос в части муниципальной земли все-таки эта проблема есть. А схема, грубо говоря, такая – заявку теперь надобно сдавать в Министерство по строительству Самарской области. Вся работа дальше по оформлению этой заявки в конкретные документы ведется в Департаменте строительства и в Комитете по архитектуре города. Финишный документ под подпись выдается назад. Поэтому вот этот документооборот, если говорить сугубо бюрократическим языком или управленческим языком, он сейчас стал гораздо медленнее.



Сергей Хазов : «Даже областным властям порой трудно контролировать, что и как строится на территории города Самары», - говорит руководитель Главного управления градостроительного развития Министерства строительства и ЖКХ Самарской области Владимир Жуков.



Владимир Жуков : Откровенно говоря, мы не видели ни положения, ни структуру, ни функции этой комиссии, потому что мы это не знаем. Это чисто городская проблема. Откровенно говоря, цифры, показывающие, очень яркие – там около тысячи заявок, более пятисот заявок направлено. На сегодня ответа и подготовленных документов для того, чтобы передать непосредственно заказчику – это просто единицы.



Сергей Хазов : «Администрация Октябрьского района Самары не провела даже обязательного в таких случаях схода жителей, чтобы выяснить – поддерживают или нет, простые люди строительство на месте сквера. Хотя в Законе «О местном самоуправлении» прямо сказано, что любые строительные работы запрещены без согласования с жителями близлежащих домов», - рассказал Айзик Коган.



Айзик Коган : Земля это не принадлежит и не принадлежала городу, а принадлежала федеральным властям. Лиманский не имел права подписывать это постановление. Потому что, прежде чем подписывать подобные постановления о выделении земельного участка под любое строительство, все это должно быть оговорено. С жителями должны быть проведены общественные или, как они сейчас называются, публичные слушания. На настоящий момент где-то в течение месяца с 21 марта по всему городу, в том числе и у нас, только еще будут проводиться общественные слушания. А уже сейчас выделено и перечислено 50 миллионов рублей Саратовскому институту, чтобы они проектировали. Как так можно?! Ни публичных слушаний, ни законов и постановлений, но при этом тратятся государственные деньги, вообще, неизвестно на что! Это похоже на проект строительства по повороту рек северных на юг.



Сергей Хазов : Октябрьский районный суд 13 марта так и не принял решение о запрете строительства на месте сквера на улице Осипенко, отложив заседание в связи с отсутствием представителя фирмы-застройщика. Пока власти Самары решают, быть или не быть зданиям развлекательного комплекса, многоэтажного жилого дома и Арбитражного суда на месте сквера, мамы и бабушки, которые вместе с детьми отдыхают в этом сквере, уже несколько раз в прямом смысле бросались под строительную технику, приезжавшую, чтобы начать работы по вырубке деревьев. Жители Октябрьского района сейчас собирают подписи под обращением к губернатору и депутатам областной думы с требованием отменить постановление о строительстве на месте единственного сквера микрорайона.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Марина Квалдыкова : Землю я свою, я дала зарок и детям, и внукам, не отдам! Сколько я живу на этом свете, я эту землю местной администрации, и местной власти не отдам!



Вера Володина : Марина Квалдыкова говорит о своем доме в одном из микрорайонов Одинцова. И так отвечает на вопрос - как вы занялись политикой? - началось с того, что отказалась отдавать дом и землю под многоэтажную застройку.



Марина Квалдыкова : Вокруг моего собственного участка, вокруг моей земли, вокруг моего дома, который достался мне от родителей, от бабушки, где я провела всю жизнь, вокруг него стали строить многоэтажные дома, предполагая за собой и снос частного сектора, непосредственного моего дома. Поборовшись в одиночку, я поняла, что отстаивать свое право по одному невозможно. Потому что против тебя работает целая административная машина, чиновничья машина. Это и отписки, это и неадекватное решение судов, это огромные деньги, огромные вливания, чтобы судебное решение было в пользу местной администрации и застройщика.


Тогда я начала создавать Территориально-общественного самоуправление, то есть объединять людей по их интересам по месту проживания. Мы начали уже в масштабах Территориально-общественного самоуправления отстаивать свои права. Этого оказалось опять недостаточно. Мы начали создавать общественные советы микрорайонов. Эти люди тоже объединились по своему интересу по месту жительства и начали тоже противодействовать застройке на своих территориях, на придомовых территориях, где раньше были детские площадки и так далее.



Вера Володина : Объединившись уже на уровне области, граждане защищают не только свой так называемый "частный сектор". Другой активист, представляет интересы живущих в многоэтажках военного городка. Здесь люди словно поражены в правах - в приватизации жилья им отказывают, но тут же ставят коммерческое жилье. Поэтому в отдельно взятом микрорайоне Гагарина в Балашихе на выборах в областную думу «Яблоко» победило «единороссов». Алексей Бутьев:



Алексей Бутьев : Благодаря местных, неаккуратных действий «единороссов», о чем мы предупреждали и Громова, и Грызлова, результаты голосования сложились так, что из 4 тысяч населения, 381 голос получило «Яблоко», 371 голос получила «Единая Россия» и 160 голосов получила КПРФ. «Единая Россия» проиграла по территории в 4 тысячи населения. Люди, в принципе, голосуют за людей, а не за партии на сегодняшний день. За партию, как «Единая Россия», выставляли Громова и больше никого, это одно дело, а в нашем случае, конечно, конкретно за людей, которые в этой партии находятся, людей, которых знают и знают их деятельностью.



Вера Володина : Но не так просто разобраться кто есть кто в большом городе, особенно в отсутствии немуниципальной прессы. Марина Квалдыкова говорит, что сообщество ТОСов и ТСЖ издает газету «Открытый доступ». Вот уже два года редакция в судебном порядке добивается аккредитации своих журналистов на заседания одинцовских депутатов. Районный суд отказывает, поскольку совет никак не примет положения об аккредитации, областной суд отменяет эти решения по апелляции, и это идет уже по третьему кругу.



Марина Квалдыкова : Местные СМИ финансируются местной администрацией. И та информация, которую вы им даете, носит избирательный характер, удобный для администрации. А альтернативного органа средств массовой информации, который бы мог самостоятельно, независимо от вашего мнения административного освещать процесс голосования, принятие решения и прочее и прочее на заседаниях совета депутатов, вы не допускаете. То есть эта информации народ лишен.



Вера Володина : Работники одинцовских муниципальных СМИ не упускают ни одной возможности зло поиронизировать над общественницей Мариной Квалдыковой. Общий смысл их утверждений таков - она рвется во власть, и в этом смысле ничем не лучше прочих.



Марина Калдыкова : Я рвусь туда, именно рвусь. Вот эти местные подхихикивают – эк, как она рвется во власть, что-то она хочет там урвать. Я хочу адекватных законов. Не находясь в законодательной власти, повлиять на ситуацию в стране невозможно! Поэтому я призывала всю общественность нашу активную идти в законодательную власть. Потому что, не находясь во власти, ни суд нельзя выиграть, потому что все законы против населения.



Вера Володина : Реальный плюс работы депутатов не от власти уже представлен в Голицыно. Там общественную газету с депутатских заседаний не гоняют.



Марина Калдыкова : Путем голосования шесть против пяти: шесть – за, пять – против. Председатель совета депутатов воздержался. На следующий день он был вызван к главе района Гладышеву.



Вера Володина : Муниципальная пресса рисуют власть, конечно, в лучшем свете, особенно в предвыборную кампанию. Алексей Бутьев смеется, если бы «единороссы» делали то, что обещают на бумаге перед выборами, я бы пошел голосовать за них.



Алексей Бутьев : Но это поворот на 180 градусов от ее реальных действий на территории Балашихинского района. Противоположно тому, что происходит, планируют совершенно другое и совершенно хорошие вещи. Если «Единая Россия» повернет и начнет этим заниматься после выборов, то флаг ей в руки, на здоровье. Чем она плоха будет? Но в это сложно верить, потому что эта система на других принципах.



Вера Володина : Принципы точно другие: для человека - это трудно и долго, а власти нужно избраться. Марина Квалдыкова все еще эмоционально переживает то, что происходило на выборах.



Марина Квалдыкова : Приходили со списками руководители МУПов (муниципальных учреждений). При мне пришел «Водоканал» с целым списком паспортов. Мы попытались приостановить, и этот человек ушел. Мы тоже ушли, потому что мы не могли сидеть как проверяющие на одном участке. Что было дальше – непредсказуемо. Я думаю, что он вернулся обратно.



Вера Володина : Но выборы в областную думу для них теперь в прошлом. Освоив по настоящему гражданский опыт, Марина говорит так:



Марина Квалдыкова : То, как существует сейчас партия, это неправильно. Она развивается не по правильному пути. Она оторвана от населения. А вот эти местные ячейки просто не работают. У меня есть масса предложений, как создать или усовершенствовать существующие партии.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



Эта, мягко говоря, некрасивая история получила на Дону в последнее время широкую огласку. В результате строительных махинаций пострадали несколько сот ростовчан. Самое парадоксальное в этом то, что в числе мошенников пострадавшие называют и Главное управление внутренних дел Ростовской области, точнее, одно из его подразделений – отдел капитального строительства.


Обманутые дольщики - ростовчане, вложившие деньги в строительство жилья долевым способом, но так и не получившие своих квартир, - пытаются, как могут, отстоять свои права. Они, в частности, регулярно выходят на улицы города с плакатами типа: «Милиция, верни наши квартиры!» «Мы попали на «кидал», кто лицензии им дал?» Попытки каким-то образом изменить сложившееся положение вещей, пока успеха не имеют, наоборот, ситуация всё больше осложняется. Вот что рассказали сами ростовчане, которые ещё в 2003 году заключили договоры с ГУВД области:



Жительница : Нам говорили, что УВД там вообще не получит квартиры, так как все-таки это их вина, что они наняли этого заказчика. Не мы его нанимали, не мы его искали. На строительном рынке было достаточно других подрядных организаций, а УВД почему-то именно этого Келигова взяли. И поэтому они не будут претендовать на квартиры. А теперь нам объяснили, что УВД там хочет получить 80 квартир, плюс 10 процентов там хочет получить администрация. Если посчитать: 80 «увэдэшных» квартир и 51 квартира для дольщиков, то получается 130 квартир – даже без мэрии. А там всего 120 квартир. В этом доме просто квартир не хватит на всех желающих – УДВ, мэрия, мы…



Житель : Конечно, мы в этой ситуации в праве надеяться, что будет решено. Если наша ситуация не будет решена, то тогда ни одна другая проблема в городе, вообще, будет неподъемной. Мы там считаем.



Григорий Бочкарев : На днях кассационная коллегия областного суда отклонила жалобу областного ГУВД на решение суда первой инстанции, которое обязало милиционеров перезаключить с обманутыми дольщиками договоры на прежних условиях – без каких-либо дополнительных условий. Это решение, в какой-то мере, стало неожиданным даже для самих пострадавших. Зато прибавило им оптимизма и веры в объективность российского правосудия. А вот что думает об этом главный редактор газеты «Коррупция» Сергей Слепцов:



Сергей Слепцов : Что касается того, что отдел капитального строительства МВД, то да, я с этим сталкивался и не раз, и не два, и даже сам с ними встречался и столкнулся с совершенно удивительным нахрапом. И то, что вдруг, наконец-то, хоть один-единственный раз в суде им дали по рукам, я думаю, что это огромная подвижка. Огромная! Потому что коррупция уже начинает просто «зашкаливать».



Григорий Бочкарев : Начальник Главного управления внутренних дел Ростовской области Алексей Белозёров вынужден был как-то прокомментировать вступившее в законную силу решение суда:



Алексей Белозеров : По этим вопросам обманутых дольщиков, мы, так сказать, точно такие же дольщики, как и другие. Сегодня по всем домам, где принимает участие в строительстве, в том числе, и милиция, определены подрядчики. Что касается решения суда, если оно для нас, так сказать, объективно, и если оно нас устраивает, то его обязаны выполнить. А если там за счёт нас там хотят «порешать» другие вопросы, и нас это не устроит, то я скажу, что, конечно, мы будем обжаловать это решение и дальше.



Григорий Бочкарев : Из вышесказанного можно понять только одно: если милиции будет выгодно выполнить судебное решение, то она его выполнит, а если нет… На нет, как говорится, и суда нет.



В эфире Ижевск, Надежа Гладыш:



Муниципалитет Ижевска присвоил себе порядка пятисот метров площади, отняв их у жилищно-строительного кооператива «Маяк». ЖСК «Маяк» находится в доме по улице Коммунаров, 214 на пересечении с широтной осью Ижевска улицей Советской. Сорокалетний стоквартирный дом в центре города в середине 60-х годов был «пионером» кооперативного строительства. В цоколе дома проектом было предусмотрено более 250 квадратных метров под офис тогда Союзпечати (сейчас там квартирует фельдъегерская служба), да еще в ходе строительства пайщикам навязали мансарду с шестью мастерскими для художников примерно такой же площади. Ни Союзпечать, ни Союз художников никогда никакими средствами в возведении дома не участвовали.


Нине Федоровне Коробейниковой сейчас за восемьдесят. С самого начала она живет в этом доме. Двенадцать лет исполняет обязанности бухгалтера ЖСК «Маяк». Знает досконально всю эпопею, в результате которой у пайщиков отняли принадлежащую им общую собственность.



Нина Коробейникова : Когда построили этот дом, втихаря стали брать арендную плату за цоколь и за мансарду. Это делало жилищное управление. Мы не знали о том, что они берут арендную плату. И брали они до 1986 года. Став председателем, Власов докопался, что на нашем балансе находится дом (стало быть, мы и собственники) и заявил претензию Горжилуправлению. По этой претензии в 1986 году они нам вернули только за один год. Дальше мы заключили договоры на получение арендной платы. Ладно, живем. И вот жили так до 1992 года. Никто к нам никаких претензий не предъявлял, что мы берем арендную плату – ни город, ни республика.



Надежа Гладыш : В 1992 арендные платежи перестали поступать на счет ЖСК. И, как в последствие выяснила Коробейникова, оба помещения оказались включены в так называемый Перечень муниципального имущества, составленный и утвержденный с огромным количеством нарушений. В Комитете муниципального имущества пайщикам предложили оспаривать этот факт в Арбитражном суде. И в первой инстанции в ноябре 1995 года «Маяк» арбитраж без труда выиграл. Чиновники и арендаторы подали апелляцию. Новое решение было вынесено не в их пользу. Свою роль сыграл прямой подлог.



Нина Коробейникова : Художник Котляров взял и вписал к нашей сумме 383036 дополнительно 25 тысяч 350 рублей, а в суде указано, что эту сумму кооператив не оплачивал. Мы тогда не знали, что такое ксерокс.



Надежа Гладыш : В 2002 году в рамках уголовного дела подлог был доказан, Котляров признал, что эта сумма вписана его рукой и не имеет отношения к платежам за мансарду. Но и теперь никто не желает взять на себя ответственность за восстановление справедливости.


Сейчас Октябрьский районный и Верховный суды в Ижевске перебрасывают друг другу два уголовных дела, которые пайщики «Маяка» вчинили всему составу нынешней гордумы и прокурору Удмуртской республики Борису Сарнаеву, обвиняя их в преступном бездействии. Говорит нынешний председатель ЖСК «Маяк» Владимир Максимов:



Владимир Максимов : Надзор ведет прокуратура. Надзор прокуратура провела ненадлежащим образом. Четыре раза члены пайщики приходили на прием. Сейчас уже написаны заявления о привлечении к уголовной ответственности Сарнаева.



Надежда Гладыш : За что?



Владимир Максимов : За заведомо ложную информацию, то что неправильно ведется надзорное производство.



Надежа Гладыш : Ирина Стукалова, ныне заместитель начальника Управления имущественных отношений администрации Ижевска, в 1992 году руководила отделом арендных отношений Комитета муниципального имущества. Именно она внесла 500 метров «Маяка» в перечень помещений, принадлежащих городу. Вот ее нынешнее мнение на это счет:



Ирина Стукалова : Мы по «Маяку» прошли уже все судебные рассмотрения. Все, какие только можно, - и в арбитражных судах все три инстанции, и в народных судах! Занимались и прокуратура, и правоохранительные органы. Я лично давала показания. И ничего противозаконного не нашли. Поэтому я не хочу снова будировать это все. Если вас это интересует, пожалуйста, сделайте запрос. Мы последовательно с отсылкой на все нормативные акты, со ссылкой на все решения суда вам дадим ответ.



Надежа Гладыш : Ирина Стукалова не уточнила, что в своих объяснениях в суде она в качестве доказательства сослалась на 5-7-процентные отчисления, которые бюджеты начали делать кооперативам лишь после 1967 года, тогда как «Маяк» построился в 1966. Тем более что в случае с «Маяком» нет никаких документальных следов таких «вливаний», потому что их попросту и не было.


При нынешних ценах на недвижимость в Ижевске, которые зашкаливают за 40 тысяч рублей за метр, выстави муниципалитет сейчас эти два помещения на продажу, цена будет под 20 миллионов. Но «Маяк» не отказывается от борьбы.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



То, что зачастую жильцам приходится платить за не предоставляемые коммунальные услуги - ни для кого не секрет. Но разобраться с недобросовестными коммунальщиками в суде решится далеко не каждый. Пенсионерка Мария Стафичук из города Карталы Челябинской области сделала это. Битва началась еще в 2005 году, когда был подан первый иск в суд, до этого отношения между жильцами 14-го дома по улице Славы и коммунальными предприятиями находились в стадии «холодной войны». Рассказывает Мария Стафичук.



Мария Стафичук : Нам с 2004 года обещали заделать панельные швы. У нас и смета была. Представляете, панели, а между ними швы. Нашему дому 40 лет! Протыкали тряпочками люди, и вот так вот жили. Холодно, когда дождь, вода бежит прямо в дом. Когда обратились лично к мэру наши две женщины, а он сказал – ремонт нужно заслужить. Мало, что вы платите деньги.



Александр Валиев : Услышав от мэра такое безапелляционное заявление, жильцы поняли, что добра от властей ждать не приходится. И решили, что нет другого выхода, кроме как подать иск. Тем более что поводов для него накопилось более чем достаточно.



Мария Стафичук : Мы должны были предъявлять претензии Службе заказчика, кому платим деньги. Нам, во-первых, ничего не делают, у нас нет наружного освещения, а с нас брали и за наружное освещение, и за санитарную обработку дома. У нас годами в подвале вода стоит. Какая может быть обработка?! За уборку придомовой территории, текущий ремонт и содержание. Год назад у нас был пожар в первом подъезде. Пожарники сделали предписание. До сих пор ничего не сделано. Нужно было сменить проводку, не на всех площадках патроны есть. А лампочки вообще никогда не ставились. В подъезд к нам никогда даже не заходят – не вытирают, ни моют, даже не метут.



Александр Валиев : Итак, жильцам злополучного дома годами приходилось платить за услуги, которые им не предоставлялись. И, хотя по закону, для того, чтобы отказаться от оплаты мифической работы коммунальщиков, достаточно было написать соответствующее заявление, в Карталах такой номер не проходит. Дело пришлось рассматривать в суде. Причем разбирательство длилось год. Коммунальщики затягивали его, как могли. Говорит истица.



Мария Стафичук : Представьте, 15 заседаний одно и тоже, одно и тоже! Они, вообще, не приходили. На последнее заседание вообще не пришли. Без них уже решение зачитала и все.



Александр Валиев : Несмотря на все усилия ответчиков, убедить судью в необоснованности претензий жильцов, суд встал на сторону Марии Стафичук, обязав произвести перерасчет за те услуги, которые женщина не получала и проделать необходимые работы, а именно: установить батареи в подъездах и заделать межпанельные швы. Это решение было принято прошлым летом. Однако до сих пор коммунальщики ничего не сделали. Тянуть время им позволяют, с одной стороны, манипуляции с вывеской предприятия, которую они периодически меняют одну на другую (закрывая прежнюю организацию и на ее месте открывая новую, а по сути - ту же, что и была), а, с другой стороны, им потворствует служба судебных приставов, которая даже не в курсе того, какие работы и в какие сроки должны быть выполнены и кто именно сейчас за них ответственен. Вот что мне рассказал Василий Хамадеев, судебный пристав:



Василий Хамадеев : От должника, то есть от Службы заказчика, поступило заявление о рассрочке исполнения решения. Данное заявление рассматривается сейчас судом. После принятия решения, соответственно, будут приняты меры. На данный момент производство заделки межпанельных швов невозможно по техническим условиям из-за низкой температуры. Они на этом основании обращаются в суд за рассрочкой до весны, до плюсовой температуры.



Александр Валиев : Василий Акрамович не в курсе, что Службы заказчика уже не существует, ее расформировали, а правопреемником этой структуры является МУП ЖКУ под руководством Евгения Резника. Кроме того, Василий Хамадеев меня уверил, что отопительные батареи в подъездах коммунальщики уже установили. Однако Мария Стафичук заявляет, что это не так - из трех подъездов только в одном работа сделана наполовину, в двух других она и не начиналась. Вот как начальник МУП ЖКУ Резник ответил на претензии жильцов относительно невыполнения решения суда.



Мария Стафичук : «А я вам гарантирую, что я вам ничего делать не буду». Вот так он ответил мне. Я была на собрании 6 числа и сказала, пока не исполните решение суда, я платить за текущий ремонт и содержание не буду. И мои жильцы платить не будут, потому что вы не исполнили еще решение суда. Должны были навесить батареи, которые они же и срезали у нас в двух подъездах, должны заделать межпанельные швы и сделать перерасчет. У нас девять инвалидов лежачих, больных. Я уже трижды, наверное, обращалась к прокурору – почему не исполняется решение суда?



Александр Валиев : То, что коммунальщики ссылаются на минусовые температуры, не позволяющие им производить заделку швов - не более чем блеф, так как решение было вынесено судом еще летом, и на работы у ремонтников было как минимум 3-4 месяца. Меж тем, надо сказать, что бойкая пенсионерка добилась в суде еще одного перерасчета. Дело в том, что коммунальщики, повышая тарифы, не оповестили население об этом через установленное законом печатное издание, а значит, удорожание было незаконным. Первый суд отклонил эту претензию пенсионерки, а второй - поддержал.


Теперь Мария Стафичук пытается добиться, чтобы закон работал и в других частях - чтобы учитывались коэффициенты за износ здания, чтобы не приходилось оплачивать коммунальные услуги за площадь лоджии, чтобы ей, как жене ветерана, предоставлялась 50-процентная льгота, как и мужу. Однако пока все ее победы - исключительно на бумаге, на практике закон по-прежнему не работает.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Надежда Протасова : Плачем мы очень много. Мы можем поплакать, потом тут же посмеяться. Мам это помогает.



Екатерина Лушникова : Уже шесть лет существует в Нововятском районе Клуб солдатских матерей. Цель клуба - помочь мамам и их сыновьям пережить трудное время армейской службы. Рассказывает мама Надежда Протасова.



Надежда Протасова : И мы в принципе работаем на то, что, да, ребята должны служить в армии. Мы им помогаем в этом. Мы командирам сразу обозначаем, в вашей части служит наш молодой человек, такой-то и такой-то. Просим вас ответить, как служит, какие характеристики. Они отвечают – и с подводных лодок отвечают, и с севера, и с юга. Мы также поздравляем командиров с 23 февраля, и отдельно письмецо, что наш мальчик, вы присмотрите. Мы за ним наблюдаем.



Екатерина Лушникова : Наблюдают солдатские матери и за всей воинской частью, где выпало служить их ребенку - чем кормят, во что одевают, чему обучают и, самое главное, не обижают ли.



Надежда Протасова : Проблема у нас у ребят. Приезжают. Сейчас есть у нас такой Дима Грухин. Есть вопросы, что бьют, как обычно неуставные отношения. Приехал. Ребенок болен, у него давление, сердце болит. Целый букет болезней. Сейчас мы с мамой пытаемся добиться хотя бы, чтобы в госпиталь его положили, осмотрели, помогли, хотя бы пролечили.



Екатерина Лушникова : Ну а если дела совсем плохи, солдатские матери готовы к самым решительным действиям – вплоть до кинднепинга наоборот, когда мать похищает собственного сына. Как случилось, например, в Краснодарском крае.



Надежда Протасова : Мальчишке там было очень плохо. Пришлось поехать туда. Не столько неуставные отношения, сколько заболевание у ребенка. А там не хотели признавать это. Даже было вымогательство денег.



Екатерина Лушникова : Удалось разобраться?



Надежда Протасова : Да. Мы его увезли оттуда.



Екатерина Лушникова : Похитили?!



Надежда Протасова : Да, да, да. Но это не показатель. Это единичный случай, на который нельзя равняться, наверное. Но при необходимости можем и так поступить.



Екатерина Лушникова : Но есть воинские части отношения, с которыми складываются на редкость гармонично. Например, часть в поселке Кстинино. Рассказывает майор Сергей Истомин.



Сергей Истомин : Мы стараемся, работаем в этом плане. Клуб солдатских матерей, ради бога, пускай приезжают. Все мероприятия, кстати, которые они провели, вообще, это очень хорошо. Взаимодействовать и дальше будем. А нашим ребятам любое мероприятие только на ура!



Екатерина Лушникова : Продолжает Надежда Протасова:



Надежда Протасова : Они над нами шефствуют, и мы над ними. Мы мальчишек приглашали 8 марта. Мамы их крестят, целуют. Они же бритоголовые, они москвичи. 3 месяца служат у нас в Кстинино. Все говорим, давайте мы их накормим, может быть, и наших кто накормит там. Благодарность, и мамам пишем, и командирам частей, которые заслуживают. Мама, допустим, приезжает, а командир заботится, чтобы у ребят дневной сон был. Мы же должны поблагодарить за это.



Екатерина Лушникова : Однако далеко не все командиры с таким же пониманием и благодарностью воспринимают деятельность Клуба солдатских матерей. Продолжает Надежда Протасова:



Надежда Протасова : Конечно, много нареканий со стороны, может быть, мужчин поступает. Какое-то недопонимание большое – что вы сюсюкаете там. Такие даже фразы звучат, что комитеты солдатских матерей развалили армию. Армию никакую мы не разваливаем. Мы туда отдаем своих сыновей. Мы с армии должны спрашивать, почему они у нас должны приходить калеками. С какой стати? Какое общество, такая армия. Мы хотим, чтобы наши ребята служили нормально. Но если приходится бороться, то будем бороться.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG