Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Использование спортсменов в качестве "паровозов" на выборах


Валерий Винокуров: У меня есть небольшое объявление для радиослушателей. Скоро мы будем отмечать пятилетие нашей программы «Час прессы – Спорт». Меняются звонящие нам слушатели, но за эти годы кого-то мы даже уже узнаем по голосам и всегда рады им. У нас возникла такая идея в связи со всеми нашими внутренними юбилеями пригласить тех, кто захочет, сюда, в студию, чтобы этот слушатель, который согласится придти, или двое слушателей могли побеседовать со своими коллегами-слушателями, отвечать на какие-то вопросы. Мы тоже в этой беседе участвовали бы, если такое произойдет. Я сразу могу назвать Илью, поскольку он даже интервью у нас публиковал на сайте, Владимира из Москвы – тоже наш заочный друг. Он даже ходил, когда я проверял, как работает детская школа «Арарат», и потом он тоже позвонил, что тоже пошел, чтобы своими глазами посмотреть. Владимир из Московской области, он недавно нам стал звонить, но, видимо, человек настолько информированный. Мне кажется, что если бы он тоже к нам пришел, то тоже было бы неплохо. Всех я не буду называть. Я помню пожилых людей: Александр Северова, например. Тут насильно мил не будешь. Но если кто захочет и с этим предложением нашим согласится, то тогда в момент звонка надо, чтобы он дал телефон свой нашему координатору Марине Стауне, она запишет этот телефон, и таким образом мы сможем с ним связаться. Вот такое предложение у нас от имени всех троих.


Обсуждать мы сегодня можем очень многое, насыщенная была неделя, много событий. Вот у нас уже есть звонок.



Олег Винокуров: Нам позвонил Сергей из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хотел вопрос задать и ваш комментарий послушать. Аршавин влез в политику, обманул массу людей. И футболист он не совсем уж супер. Допустим, с Александром Кержаковым я бы его не сравнил. А вот за Александра Кержакова я очень рад. Играет в «Севилье» нормально. Как, вы думаете, сложится судьба у Аршавина на политическом небосклоне и спортивном?



Олег Винокуров: А в чем он обманул?



Валерий Винокуров: Да, Сергей, мы тут просто, видимо, не в курсе, в чем Аршавин обманул. Футболист он… Я не могу его сравнить с Рональдо. Но футболист он по российским меркам очень даже неплохой. А вот в чем обманул – я просто не знаю.



Олег Винокуров: Можно предположить, что его занятие политикой пользы футболу не принесет точно.



Валерий Винокуров: И что касается Кержакова, тоже ему желаем всяческих успехов. Тем более он вернулся в сборную. Правда, не очень удачно получилось, что он травму получил не вовремя и поэтому не играл в Донецке. Сергей, насчет обманул мы просто не в курсе. Вообще, из общих соображений можем сказать, что политика – это такое грязное дело, что там, не обманывая, никуда не денешься. Даже есть такая поговорка: язык дан политикам для того, чтобы скрывать свои мысли. Что это означает? Это значит, что они думают одно, а говорить должны другое. Это кто-то из мудрых людей сказал когда-то, лет 100-200 тому назад.



Дмитрий Морозов: В одном из номеров «Русского newsweek » приводится информация о некоем оракуле, который предсказал несколько событий. Конечно, серьезно к этому относиться ни в коем случае нельзя. Тем не менее, он удачно предсказал какие-то события. Так вот, он предсказывает, что Аршавин станет мэром Санкт-Петербурга.



Валерий Винокуров: Да?! Не знаю, как скоро это произойдет. Главное, чтобы Пулковскую обсерваторию какой-нибудь мэр бы спас. Это мы уже обсуждали как-то в студии со слушателями из Санкт-Петербурга.



Олег Винокуров: На связи Владимир Владимирович из Москвы.



Слушатель: Ваша передача самая, наверное, грамотная и квалифицированная из всех спортивных передач, которые приходится слушать. И главное, она очень доброжелательная, что не только подкупает, но и говорит о вашей непредвзятости. Одна есть просьба. Конечно, те виды, которые пользуются популярностью, они постоянно обсуждаются. А есть целый ряд видов спорта, о которых, наверное, хотели бы услышать и другие, но они не знают. Есть конный спорт, современное пятиборье, фехтование, гребля и многое другое. Проходит много прекрасных по всему миру соревнований, и мы о них не знаем, и о людях наших, спортсменах мало знаем. Если будет такая возможность…



Валерий Винокуров: В принципе, вообще мы с вами согласны, хотя стараемся. У нас что касается фехтовальщиц, выступала чемпионка мира, и даже не одна, и фехтовальщики. Что касается пятиборья, то я могу вам напомнить, что когда был юбилей, то тогда мы сделали сюжет, в котором чемпионы мира прошлых лет выступали. В частности, мой хороший друг Эдик Сдобников был среди них и многие другие. Но в принципе мы с вами согласны. Только как это осуществить? Видов спорта безумное множество, а вы назвали как раз очень любимые многими. Как вы советуете, как осуществить тогда? В новостях же мы все сообщаем. А как вы имеете в виду, кого-то приглашать?



Слушатель: Да, обязательно. Где-то, может быть, ветеранов, а где-то самых молодых, которые могут дать заряд следующему поколению.



Валерий Винокуров: Знаете, самых молодых трудно, они всегда очень заняты. Они же тренируются с утра до вечера и ездят повсюду. Что касается ветеранов, то согласны. И у нас плавание никогда не было обиженным, много было материалов. В принципе согласны с вами, чтобы не зацикливаться на футболе и хоккее. Правильно, такая идея.



Слушатель: А в отношении молодых, может быть, когда в Москве что-то проходит, взять интервью маленькое непосредственно во время их участия.



Валерий Винокуров: А это мы всегда делаем. Это всегда в программе «Прессинг». А как вы к нашему предложению отнеслись? Может быть, оставите свой телефон и, предположим, посетите нас?



Слушатель: Обязательно, при малейшей возможности, если не будет никаких непредвиденных обстоятельств, с удовольствием, приму участие.



Олег Винокуров: Из Москвы позвонил нам Михаил.



Слушатель: Во-первых, я бы с удовольствием принял участие в программе, хотя я вам не часто звоню. Но ваши передачи в субботу, к сожалению, имею возможность реже слушать, поскольку работаю, а «Прессинг» слушаю постоянно. Я готов был бы принять участие, поскольку мне хорошо знакомы проблемы детско-юношеского спорта, и меня радует то, что, пожалуй, ваша радиостанция, не могу говорить, что единственная, но одна из немногих, которая действительно говорит об этих проблемах. Потому что другие только обозначают. И когда их просишь, чтобы об этом как-то говорить, то это остается не услышанным. Хотел бы сказать, что вообще проблемы детско-юношеского спорта, не только в футболе…



Валерий Винокуров: А вы тренер?



Слушатель: Нет, я просто журналист и именно занимаюсь вопросами детско-юношеского спорта. Меня это больше всего интересует.



Валерий Винокуров: Ну, тогда милости просим к нам. У нас как раз в последнее время было очень много материалов о проблемах: баскетбол – Валерий Баринов…



Дмитрий Морозов: Целый цикл бесед.



Валерий Винокуров: Ну, там не все о детско-юношеском баскетболе. Потом о борьбе, об открытии интерната юношеского где-то на периферии. У нас, конечно, тут без ложной скромности, мы согласны, что мы много уделяем этому вопросу внимания. Если вы посетите нас, тем более, что вы – журналист и занимаетесь специально детско-юношеским спортом, мы будем очень рады.



Слушатель: Я хотел бы услышать ваше мнение, оно очень интересно, поскольку не ангажировано. Я в этом убедился, когда мы говорили об Олимпиаде в Сочи и «НТВ плюс» - этих «тарелках летающих». Это очень приятно, вы, невзирая, как говорили Тарапунька и Штепсель, на лица, откровенно и честно об этом говорили. В прошлый выходной состоялся первый тур, и был матч «Спартак» - «Динамо», качество, я думаю, вы согласитесь, было очень низкое.



Валерий Винокуров: Верно.



Слушатель: И тем не менее, что удивительно, на пресс-конференции я побывал, и тренер «Спартака», и тренер «Динамо», как ни в чем не бывало, говорили о том, что все в порядке, что они игрой удовлетворены. Меня просто это удивляет. Не зря полчаса первые спартаковские фаны молчали, ведь всем понятно, что неблагополучно в стане «Динамо» - с прошлого года, в стане «Спартака» - тоже. Мне бы хотелось услышать ваше мнение.



Валерий Винокуров: Михаил, тут бессмысленно уже, что называется, ломиться в открытую дверь. По-моему, всем непредвзятым людям ясно, что качество игры крайне низкое. Я думаю, что молчание болельщиков в течение первого получаса объяснялось недовольством выступлением «Спартака», конечно, в Европе. Вы сами знаете, ЦСКА и «Спартак» проиграли «Сельте» и «Макаби». В следующем же туре и «Сельта», и «Макаби» выбыли из борьбы безнадежно совершенно, «Байер» обыграл «Сельту» сравнительно легко, а «Эспаньол» «Макаби» еще более легко, видимо. Поэтому, конечно, вы правы насчет качества игры. А вот что говорят тренеры – совсем недавно на эту тему мы высказывались здесь, что такое впечатление, что мы с ними смотрим разные игры. Тогда я приводил в пример интервью Газзаева после матча с «Макаби», когда он сказал, что у них был один момент, они забили, а у нас много. Хотя все видели, все было наоборот: «Макаби» и по владению мячом, по всем параметрам, по ударам по воротам превосходили. ЦСКА нанесли один удар в створ ворот за всю игру. Какие тут могли быть моменты? И поэтому мы тогда и говорили, что такое впечатление создается, что люди смотрят разные игры. Мы не были на пресс-конференции, на которой Михаил был, мы в этот день «Прессинг» готовили. Конечно, если Кобелеву и Федотову это нравится, ну, что теперь делать? Значит, так и будет продолжаться. Раз они считают все нормально, тогда улучшения и не последует. Чего тут ждать?



Олег Винокуров: Я слышал, что молчание болельщиков было связано с протестом по поводу телевидения.



Дмитрий Морозов: Но там же идея какая была? Люби в себе «Спартак», а не себя в «Спартаке». Вот в чем был смысл этой акции.



Валерий Винокуров: Это связано с телевидением? Я просто не знал. Я где-то читал, что они полчаса молчали. И еще, по-моему, Егор Титов сказал, что он с пониманием отнесся к их молчанию. Я то был уверен, что они молчали, выражая отношение… Не важно, может быть, связано и с телевидением. К телевидению не хочется возвращаться, потому что там такая сейчас идет игра, и сплошная ложь, и сплошное вранье. Но вот четыре матча на канале «Спорт» будет.



Олег Винокуров: Может, оно и достаточно. В конце концов, тоже надо не переборщить.



Валерий Винокуров: Нет, четыре матча вполне достаточно. Но просто они теперь уверяют, что на следующий год мы все равно вернемся. Ну, я думаю, за этот год все болельщики должны объединиться и не допустить этого возвращения.



Дмитрий Морозов: Но они потеряли уже кучу вистов, как говорит Роберт Воскеричян. Так что навряд ли уже…



Валерий Винокуров: Вот единственную фразу я хочу сказать, я все-таки очень доволен, что эта история произошла. Потому что всем стало ясно. Одно дело, что мы знали истинное лицо этих всех людей. Вот все увидели, что из себя представляют эти господа, неизвестные нам и известные нам личности. Что это люди, которые вообще наплевать на народ, на телезрителей. Это все равно, что людям, выпускающим газеты и журналы, плевать на читателя, предположим, нам бы было наплевать на наших слушателей. Ну, как это может быть?! Это аморальная группировка, в которую входят разные представители что телевидения, что это премьер-лиги, футбольные чиновники, телевизионные. Да еще мне тут рассказали, что «Эхо Москвы» все время поддерживала эту идею, в разных программах они поддерживали идею платного только просмотра. Ну, как вообще?



Дмитрий Морозов: Ну, они же в одном холдинге с НТВ – «газпромовском».



Валерий Винокуров: В общем, я рад, что это случилось, и что народ увидел, кто они, сорвали маску с лица.



Олег Винокуров: Послушаем Кирилла Николаевича из Санкт-Петербурга.



Слушатель: По трем вопросам я хотел бы: Аршавин, Погребняк и судейство в «Локомотиве». По Аршавину я хочу сказать, что это беда всех политиков. И Жириновский, и Оксана Генриховна Дмитриева – они же все тоже отказались. Это беда нашего общества.



Валерий Винокуров: Отказались от чего? Мы не в курсе.



Слушатель: Аршавина избрали депутатом, он должен был идти депутатом, он отказался быть депутатом. В этом заключается его обман.



Валерий Винокуров: Так молодец! Какой же обман?!



Слушатель: Я тоже так считаю. И не только он, Жириновский отказался.



Олег Винокуров: Может, теперь Жириновский тоже в футбол начнет играть?



Слушатель: Погребняк, что его в сборную не берут на том основании, что он сидит в запасных.



Дмитрий Морозов: И «Локомотив» - «Кубань» - судейство.



Слушатель: Там первое нарушение было со стороны «Локомотива», так что судить надо было…



Валерий Винокуров: «Кубань» - «Локомотив», уже с этим пенальти, по-моему, все известно и неинтересно. Наверное, вы правы. Но там правило судья нарушил. А «Локомотив» никакого протеста не подал, поэтому все так и останется в силе. Судью на месяц отстранили. Вопрос как бы закрыт. А вот проясните нам, мы не в курсе, в чем смысл, Аршавина избрали, объясните нам ситуацию.



Слушатель: Аршавина избрали депутатом Законодательного собрания города Санкт-Петербург, а он отказался быть депутатом, так же как и Дмитриева, и Жириновский.



Олег Винокуров: Он по какому-то списку что ли проходил?



Слушатель: Да, Аршавин проходил по списку «Единой России».



Валерий Винокуров: А, так его туда взяли, чтобы он тянул, как «паровоз».



Слушатель: Да, чтобы я за него проголосовал. Я проголосовал, а он не пошел.



Олег Винокуров: А что же вы хотели, чтобы он вместо футбола заседал там что ли, без конца?



Слушатель: Ну да.



Валерий Винокуров: А Жириновский?



Дмитрий Морозов: ЛДПР тащил.



Валерий Винокуров: Жириновский тянул ЛДПР.



Дмитрий Морозов: Свою партию.



Слушатель: Мельников из Москвы тоже тянул КПРФ.



Валерий Винокуров: Про Жириновского вообще смешно. Как он там мог заседать, когда он здесь? Пропускал бы здесь – заседал там. Я свою точку зрения выскажу личную: сейчас ходить на выборы, по-моему, бессмысленно. Если совершенно не учитывается явка, если нельзя голосовать против всех, какой же смысл просто в принципе ходить? Но это моя личная точка зрения, она ни в коей мере не отвечает точке зрения Радио Свобода и так далее. Это лично моя, как гражданина.



Олег Винокуров: Радио Свобода вообще не может ходить или не ходить на выборы.



Валерий Винокуров: Я на всякий случай говорю.



Слушатель: Насчет Пулково вы упомянули. Пулково – ведь недостаток только в оптическом диапазоне, а все остальные диапазоны ученые прекрасно принимают. Но вопреки мнению ученых, так же как нашу станцию «Мир» затопили, хотя лауреат Нобелевской премии и многие говорили, что еще ей можно воспользоваться и не топить.



Валерий Винокуров: Для меня Пулковская обсерватория – это символ еще войны.



Олег Винокуров: Может, звонок Александр из Санкт-Петербурга нас к спорту вернет.



Слушатель: Давно пора вернуться. Суть проста. На какое примерно число у вас назначено это мероприятие ваше юбилейное?



Дмитрий Морозов: Приглашение слушателей имеется в виду.



Валерий Винокуров: Вы имеете в виду приглашение слушателей?



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: Я имел в виду, что если слушатель готов придти, мы ему позвоним и скажем, приходите, вам удобно в эту субботу? Он скажет, нет, я лучше в следующую. Если кто-то из Санкт-Петербурга окажется в Москве, милости просим тоже.



Слушатель: Погребняк не будет играть с Эстонией из-за «желтых» карточек. И пожелание мое такое: было бы неплохо, если бы вы еще других гостей приглашали. Тарас Безубяк пожелал принять участие в вашей программе.



Валерий Винокуров: А он где находится?



Слушатель: Тарас Безубяк – это судья.



Валерий Винокуров: Мы знаем, это объяснять не надо. Где он находится?



Слушатель: Как решите, либо по мосту с Санкт-Петербургом, либо у вас в студии.



Валерий Винокуров: Ну, если он будет в Москве, а кто же против? Мы всей душой всегда за это. Вы нам говорили, что Мутко готов с нами встретиться. Это он вам сказал.



Слушатель: Он еще более легок на подъем.



Валерий Винокуров: Прекрасно, мы готовы с ним встретиться. В чем проблемы то? Человек в Санкт-Петербурге, ну, как нам придет в голову, что он готов с нами встретиться? Александр, у меня есть такое подозрение, что когда вы ему говорите, он готов, а когда уже доходит до дела, то там он уже подумает, стоит ли ему тут портить отношения со своими судейскими друзьями? Ну, если он будет в Москве, кто мешает ему позвонить и сказать: «Я готов придти»? Пожалуйста, и в программу «Прессинг», и в программу «Час прессы – спорт», и просто повидаться и записать с ним интервью. У нас нет персон нон-грата, всех мы готовы принять.



Слушатель: Я все-таки думаю, что это будет не последнее мое пожелание.



Олег Винокуров: Слушаем Бориса из Москвы.



Слушатель: Я давно с вами хотел связаться и даже придти к вам. У меня была статья опубликована в «Литературке» по поводу спортивного комментария. Эта тема, я давно связан со спортом, может быть, не так профессионально, и вот я, когда начинаю слушать наших комментаторов, футбол, хоккей, я не понимаю, для чего они нужны. Ведь они констатируют то, что мы видим. Они ничего не открывают нам.



Валерий Винокуров: Это верно. Борис, а когда была статья?



Слушатель: Это просто какое-то невежество. Семин, недавно закончился турнир, если я его слушал, мне казалось, что Федерер или Надаль играть не умеют, а умеет играть только один Семин. Не туда бьют, не так подают. Уж не говоря про Губерниева, это горлопан просто. Для меня критерием являются два, может быть, комментатора. Это, во-первых, Александр Гомельский.



Валерий Винокуров: Владимир, это сын.



Слушатель: Нет, Александр.



Валерий Винокуров: Александр Яковлевич покойный?



Слушатель: Да, покойный. Я вспоминаю его репортажи, я благодаря ему стал разбираться, я понял, почему он называет Сабониса гениальным игроком. Не как Губерниев: у него все – гении.



Олег Винокуров: Константин из Санкт-Петербурга позвонил нам.



Слушатель: Дело в том, что я давно хотел довести до вас следующую мысль. Если вы не хотите быть статистами, если вы хотите что-либо изменить в ситуации в спорте сейчас, вы обратите внимание на какие-то конкретные проблемы. Я заканчивал Ленинградское училище олимпийского резерва номер один. В соседней комнате жил с Колей Валуевым. Я был в сборной по академической гребле. Я профессионально занимался спортом. Нас кормили на убой, у нас было обмундирование лучшее. Пять тысяч долларов стоила моя лодка. Ездили на сборы – нас кормили черной икрой. У нас было бесплатное посещение театров. Сейчас я в ужасе. Там просто дети загибаются, их там кормят, как в больнице. Они не могут показывать никаких результатов, тренеры не ездят по каким-то областям, по деревням, не ищут таланты, им это уже ни к чему и не зачем, они просто не получают от этого никаких дивидендов. Вы займитесь конкретными делами, а вы просто занимаетесь статистикой: выиграл Иванов, выиграл Пупкин.



Олег Винокуров: Кого вы имеете в виду?



Валерий Винокуров: Константин, кто должен заниматься конкретными делами?



Слушатель: Освещаете некоторые события спорта, которые происходят. А я прошу вас, если у вас спортивная программа, вы освещайте события, которые связаны с развитием молодежного спорта. Вот к вам звонил мужчина, говорил по поводу молодежных школ. Вы приедьте к нам в интернат, посмотрите, что там творится, сделайте оттуда репортаж, объясните людям, что происходит.



Валерий Винокуров: Константин, ну, мы же это и делаем. Не лично мы, наши корреспонденты. Если человек в Саранске посещает интернат, человек в Пскове посещает детскую школу, в Новосибирске, в Самаре.



Дмитрий Морозов: Мы еще раз вернемся к баскетболу.



Валерий Винокуров: Мы же в Москве, мы же работаем.



Олег Винокуров: Вот и благодаря вам мы, в частности, освещаем.



Валерий Винокуров: В частности, мы и осветили. Вы рассказали, это и есть освещение.



Слушатель: Но это я рассказал, а не вы рассказали. Я бы сказал, чтобы вы всем рассказали.



Валерий Винокуров: Как же мы то можем? Константин, вы просто поймите ситуацию. Мы же люди, которые работают на работе, ежедневно мы работаем, ежедневно мы ведем программы, ежедневно мы пишем на наш сайт, ежедневно мы сообщаем новости в 6:15, 7:15, 8:15, 9:20. Целый день люди работают. Как же мы можем по всей стране ездить и посещать интернаты? Для этого существует корреспондентская сеть. Нам люди сообщают из всех городов, не только причем России, но также и из стран СНГ, обо всех проблемах, существующих на местах. Если вы послушаете, например, программу Радио Свобода «Корреспондентский час», как же там может сотрудник Радио Свобода, работающий в Москве ежедневно, посетить все 50-80 городов? В этом же и смысл. И у нас то же самое происходит.



Олег Винокуров: У нас даже еще шире, чем у всех, потому что нашими корреспондентами являются и слушатели. В частности, вот Константин.



Валерий Винокуров: Вот вы нам сказали, мы сейчас все бросаем, едем, где плохо кормят детей. Я единственное вам замечу, вы говорите, как в самой плохой больнице, вообще-то, по идее надо бороться за то, чтобы в больницах несколько лучше кормили. Поскольку когда человек в больнице находится, ему из дома должны все носить – такая там еда. Это вечная проблема.



Дмитрий Морозов: Опять мы от спорта уходим.



Олег Винокуров: Борис продолжаем слушать.



Слушатель: Мне бы хотелось ту тему, которую вы затронули, это вопросы комментария спортивного.



Валерий Винокуров: Борис, когда была опубликована ваша статья в «Литературной газете»?



Слушатель: Она была в позапрошлом году летом. Там была большая подборка, посвященная спортивному комментарию.



Валерий Винокуров: То есть летом 2005 года.



Слушатель: Или 2005, или даже 2004 года. Потом я подготовил такой репортаж о спортивном комментарии с заместителем генерального директора центра подготовки сборных команд.



Валерий Винокуров: Просто мой друг является первым заместителем главного редактора «Литературной газеты». Я думаю ему позвонить и попросить.



Слушатель: Я могу просто по факсу сбросить, указать конкретно номер. Но это легко найти, наверное. Модель, которую, мне кажется, стоит рассмотреть. Вот вы пришли на футбол. Рядом с вами сидит Губерниев, а с другой – Твалтвадзе. И они вам начинают рассказывать то, что вы видите.



Валерий Винокуров: Борис, вы правы. Они говорят: мяч ушел в аут, сейчас вратарь введет мяч в игру. Но они больше ни на что не способны. Что же теперь делать? Человек, для того чтобы прокомментировать, должен же разбираться в происходящем. Я и без него вижу, что мяч ушел в аут. А он должен мне что-то такое сказать, предположим, что сейчас открылся где-то игрок, что за кадром, и сейчас хорошо бы, чтобы туда мяч человек ввел в игру. Поэтому чего же нам очевидные вещи обсуждать? Они как умеют, так и ведут. Что теперь делать?



Олег Винокуров: Николая из Санкт-Петербурга слушаем.



Слушатель: Я вас просил рассказать о таком виде спорта, как натурбан.



Валерий Винокуров: Да, единственное, что удалось установить, что там очень хорошо россиянка выступает. А вы в курсе?



Слушатель: Нет, к сожалению, поэтому и спрашиваю.



Валерий Винокуров: Ну, вот пока еще толком не установили. Но сейчас попробуем. Я однажды наткнулся на сайте «Евроспорта» на натурбан, открыл, там одна строчка, я, к сожалению, фамилию забыл – Лавринова или Лавриненко лидирует где-то или что-то выиграла в общем зачете Кубка мира. Ни где проходил, ни сколько этапов, ни что там они делают не было никаких подробностей.



Слушатель: И еще одна такая просьба. Уважаемые господа, я слушал вашу историю о футболе.



Валерий Винокуров: Какую?



Слушатель: Которая сейчас происходила с платным футболом. И вот честно говорю, не знаю, как другие слушатели, а я для себя решил, что «НТВ плюс» для меня не представляет интереса, поскольку контент там очень плохой.



Валерий Винокуров: Поэтому я без звука и смотрю.



Слушатель: Вы очень хорошее предложение высказали – включать интершум. Поддерживаю.



Валерий Винокуров: Это технически не всегда возможно.



Слушатель: И если можно, сделайте рассказ о комментаторах-профессионалах. Опять же вспомню Евгения Чена, которого я с удовольствием слушаю. Кто еще есть?



Валерий Винокуров: Аркадий Ратнер, кстати, в своих обозрениях часто очень приводит и положительные примеры. Не только эти, которые у всех на устах как отрицательные персонажи. А он приводит, может быть, не столь известных людей, вернее все известные. Иоланду Чен он хвалил и Евгения Чен, Сергея Тихонова. Николай, но вообще-то, мне кажется, что это не очень даже по делу: журналисты обсуждают других журналистов. Если вам нравится, вы их слушаете, получаете удовольствие, и слава Богу. Причем у каждого есть свои вкусы, вот мы когда-то говорили про этого пресловутого Уткина, так кто-то позвонил и сказал: «А мне нравится». Ну, нравится, и прекрасно. Вообще, давайте, что журналисты будут обсуждать друг друга? Это как-то даже кажется не очень этично. Когда такое вопиющее, когда они вдруг занимаются не журналистикой…



Дмитрий Морозов: В том то и дело.



Валерий Винокуров: А пробивают антигуманную акцию, античеловеческую ведут политику. Это другой вопрос, тут уже про них можно говорить. Причем я считаю, что и в выражениях не надо стесняться.



Олег Винокуров: Слушаем Людмилу Михайловну из Москвы.



Слушатель: Я по поводу юных талантов. У нас во дворе такую прекрасную площадку построили в том году. И спорткомитет Южного Тушино сказал, что у нас будут тренеры по волейболу, баскетболу, футболу и так далее, что повесят расписание, когда дети будут заниматься, бесплатные тренеры. У нас здоровых два дома, шикарных, десятиподъездные, высотные. И вот за год никаких тренеров. Я пошла в спорткомитет, говорю: «Мне очень хочется, чтобы мой ребенок занимался, и очень много у нас детей во дворе, которые хотели бы заниматься на этой шикарной площадке, освещенной зимой». Мне сказали: «У нас молодых тренеров нет, а вообще, на полставки кто-нибудь, конечно, пришел бы». Тогда я им сказала: «Вы знаете, я должна пойти на пенсию, мне 50 лет, у меня много спортивных и творческих интересов. Давайте я маленькую группку возьму для пятилеток-семилеток, чтобы ритмику вести». «Ну, вы знаете, я не знаю». Я говорю: «Скажите, пожалуйста, когда будут наши тренеры и наши дети на этой прекрасной площадке заниматься?» Мне так ответа и не дали. Тогда для чего этот комитет в Южном Тушино?



Валерий Винокуров: Поняли вас. Я могу вам столько встречных вопросов задать про эти разные комитеты. А для чего эти, а для чего те? Чиновники сидят, а тренеров нет. И так вообще в очень многих сферах жизни.



Дмитрий Морозов: Тренеры есть, а чиновники препятствуют. Даже, видите, энтузиасты есть.



Валерий Винокуров: Потому что они не хотят, наверное, платить.



Дмитрий Морозов: Да вообще связываться не хотят.



Валерий Винокуров: Людмила Михайловна, мне кажется, надо проявить инициативу.



Дмитрий Морозов: Еще группу собрать, подписи.



Валерий Винокуров: Вместе с родителями сходить, сказать, что я буду вести. А что сделать? Нет еще гражданского общества в стране. Вот было бы гражданское общество, тогда бы чиновник испугался вякнуть что-нибудь, потому что понимал бы, что граждане здесь гражданским обществом его задушат. Что тут сделаешь?



Олег Винокуров: Наталья Ивановна из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я с вами уже как-то беседовала и запомнила вашу фразу. Вы сказали, что спорт – это жизнь. Я бы хотела попросить вас, чтобы вы мне объяснили, почему в жизни, если невинного человека осудили, потом нашли доказательства его невиновности, то его все-таки оправдывают, а в спорте это не так? Я вспоминаю прошлый чемпионат, матч «Зенит» - «ЦСКА», когда там был полностью доказано, что гол должны засчитать, а его не засчитали.



Валерий Винокуров: Во-первых, спорт – это жизнь…



Слушатель: Но это ваши слова.



Валерий Винокуров: Я понимаю.



Олег Винокуров: Наверное, это не первый раз прозвучало.



Валерий Винокуров: Это настолько расхожее выражение. Я уж тогда лучше вам скажу, и это будет связано со многим, что сейчас в спорте происходит, вот, например, великий французский писатель Альбер Камю сказал так: «В конечном счете почти всем, что я знаю о морали и долге людей, я обязан футболу». Вот это, по-моему, гораздо звучит не так расхоже, как спорт – это жизнь. Так вот, мораль и долг людей, Альбер Камю считает, что футбол ему дал многое понять в этом вопросе. И мы тоже говорили, что нам тоже эта история с телевидением дала понять о морали и долге людей. Но в спорте нельзя переигрывать все матчи из-за ошибок кого-то. Ошибки входят в игру.



Олег Винокуров: В общем, как и в жизни. Хорошо, человека реабилитировали, но ему не вернули годы, проведенные где-то.



Валерий Винокуров: Здоровье он потерял.



Олег Винокуров: Есть вещи, которые нельзя вернуть. В спорте так положено. Да, хорошо, все признали, что не было гола в 1966 году в финале чемпионата мира, мяч не пересек линию. Ну, дальше что теперь? Ничего. Вот она жизнь и есть. В жизни тоже нельзя все исправить.



Валерий Винокуров: Кстати, вот момент: человек 20 лет отсидел, а его реабилитировали. И что? А у него треть жизни ушла.



Олег Винокуров: Илью из Москвы слушаем.



Слушатель: Я оставил свой телефон, в принципе, я был бы очень рад увидеться. Прежде всего хотелось бы в студию придти, чтобы с вами познакомиться и высказать какое-то свое мнение.



Валерий Винокуров: Отлично, а видимо, Владимиру из Москвы и Владимиру из Московской области не удалось дозвониться.



Слушатель: Я был бы рад на любую передачу придти. Может быть, желательно не сугубо футбольную, потому что в футболе, думаю, многие слушатели разбираются не хуже, а даже лучше меня.



Валерий Винокуров: Да нет, почему футбольную? У нас не бывает же сугубо футбольных.



Дмитрий Морозов: Побеседовать просто.



Валерий Винокуров: Побеседовать о жизни со слушателями. Вы бы могли, предположим, беседовать с Натальей Ивановной, вот вы разбираетесь в фигурном катании, предположим, ну, не так поставили оценку, не будет же все соревнование снова проводиться. Или в теннисе, ушел мяч, не ушел. Вот сейчас проверяют, да и то ошибки случаются.



Слушатель: Может быть, о платном телевидении мне бы хотелось поговорить, не только об «НТВ плюс», а вообще о всех возможностях, которые существуют.



Валерий Винокуров: Илья, может, в следующую субботу, раз так в эфире мы?



Слушатель: Сейчас страшновато первому быть, но можно.



Валерий Винокуров: Хорошо, значит, созвонимся.



Олег Винокуров: Есть сообщения на пейджер про Гуса Хиддинка. Все радуются, что его осудили условно, не посадили. Томаш из Словакии задается вопросом: «Как он может работать со сборной России, если он уже осужден судом?» Не знаю как.


Александр пишет, что «хоть и с опозданием, но поздравляю всех любителей футбола. Судилище бездушного и жадного голландского режима не смогло упрятать в тюрьму Хиддинка. Возмущение российской и мировой футбольной общественности спасло великого человека от голландских застенков».



Валерий Винокуров: Шутит человек.



Дмитрий Морозов: Там и застенков то нет в нынешнем понимании.



Валерий Винокуров: Наверное, в тюрьме еще кормят получше, чем в некоторых больницах.



Олег Винокуров: Томаш из Словакии тут еще по поводу Аршавина среагировал, объяснил, почему его называют предателем, потому что он отдал доверенность от своего лица.


И слушатель Каримов тоже это прояснил, что «он выступал на выборах «паровозом», естественно, не собираясь идти в парламент, как и его приятели-политиканы не собирались играть в футбол. Тут больше виноват избиратель, клюнувший на второразрядного игрока».


Анатолий сообщает, что болельщики «Спартака» молчали из-за того, что клуб опять проиграл ЦСКА.



Валерий Винокуров: То есть неудачная игра.



Дмитрий Морозов: Два раза подряд как раз они уступили.



Валерий Винокуров: И Кубок Первого канала, и Суперкубок, и в Европе.



Олег Винокуров: Сергей Митрофанов из Москвы предлагаем нам осветить работу спортивных врачей и роль спортивной медицины в достижениях спортсменов.



Валерий Винокуров: Это у нас тоже бывало. Еще в плане есть, пока не буду раскрывать.



Олег Винокуров: А вот Юрий говорит: «Не кажется ли вам, что сам господь Бог против Олимпиады в Сочи? То оползни, то лавины, то выключился свет. Надеюсь, у наших жуликов ничего не получится. Чудесная кавказская природа заслуживает того, чтобы ее сохранили».



Валерий Винокуров: А я думаю, что жулики и сами во всем этом виноваты.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG