Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России начался массовый забой детенышей тюленя – бельков


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Арслан Саидов: В России начался массовый забой детенышей тюленя – бельков. Ежегодно в Архангельской области уничтожаются около 100 тысяч бельков возраста одного-двух месяцев, их мех потом используют для производства шуб и шапок. Экологи и защитники животных всего мира протестуют против жестокого уничтожения детенышей тюленей. Акции протеста проходят в эти дни и в России.


Корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова побеседовала с координатором центра защиты прав животных «Вита» в Архангельской области Алексеем Скробанским.



Любовь Чижова: Почему вы протестуете против убийства бельков, детенышей тюленя?



Алексей Скробанский: Данный промысел является, наверное, самой жестокой охотой в мире. По жестокости она сравнима, наверное, только с убийством китов. Мы считаем, что это прошлый век, и такую жестокость нужно в любом случае остановить. Два варианта промысла. Первый вариант - это если охота идет непосредственно на бельков, то есть детенышей, у которых мех еще белый, в таком случае самый ходовой вариант - это убийство детенышей багром или дубинкой по голове. То есть их бьют так, чтобы они умерли, но на самом деле их смерть точно никто не контролирует, и после этого сразу же с них снимают шкуру. Те, кто в этом участвовал, говорят, что в ряде случаев получается, что снимают еще с живых. Именно та охота, о которой я говорю, это около двух недель этим животным, то есть они еще совсем маленькие, а убежать они еще тоже не могут, потому что не имеют плавать в этом возрасте. То есть они только на льдине. Единственные, кто их может защитить, это родители. Сами понимаете, что в связи с тем, что родители лезут защищать, иногда убивают и родителей.


Второй вариант - это так называемая охота на серок. То есть бельки чуть позже начинают линять, и у них шерстка становится более плотной, серого цвета, и они уже называются не бельками, а серками. В этом варианте детенышей просто-напросто забирают от родителей и выращивают 2-3 недели в клетках, где они умирают голодной смертью, потому что их, собственно, никто не кормит, так как это никому не нужно. А тех, соответственно, кто все-таки не умер, опять-таки добивают все тем же путем.



Любовь Чижова: Алексей, о каком количестве убитых бельков и серок ежегодно идет речь? И как потом их используют?



Алексей Скробанский: В этом году около 10 тысяч будет убито детенышей тюленей. В этом году идет охота только на серок. В прошлые два года, кстати, промысел тоже практически не состоялся. И не состоялся он по той причине, что не смогли договориться о выделении вертолетов. Вообще-то, для России вроде как потолок квот разрешен - это 100 тысяч, и ее собираются в ближайшее время осваивать полностью.



Любовь Чижова: Куда идет мех?



Алексей Скробанский: Прежде всего на шапки, шубы. Как говорят, спрос на них далеко не велик, и это, типа того, надо чем-то людей занять.



Любовь Чижова: Какие еще страны, кроме России, принимают участие в этом жестоком промысле и какие существуют квоты для других стран?



Алексей Скробанский: На бельков в возрасте до 2 недель разрешено в мире охотиться одной единственной стране - это Россия. Самая неблагоприятная ситуация в Канаде, но в Канаде, как я уже сказал, бельков не убивают, но они убивают детенышей старше 2 недель. 300 тысяч - квот на детенышей гренландского тюленя в Канаде. Кроме того, есть еще Норвегия, там совсем маленьких не убивают детенышей, и в Норвегии очень маленькая квота - меньше 10 тысяч. Ну, вот это основные страны. Есть еще охота на котиков, но это уже немного другой вид, хотя они тоже к тюленям относятся.


XS
SM
MD
LG