Ссылки для упрощенного доступа

Белорусской оппозиции предлагают ходить по тротуарам


По мнению наблюдателей, репрессии властей ослабили ряды белорусских оппозиционеров

Ровно год назад, 19 марта 2006 года в Белоруссии состоялись президентские выборы. Александр Лукашенко, получивший возможность избираться на третий срок после проведенного в октябре 2004 года референдума, набрал, согласно официальным данным, 83 процента голосов избирателей и заявил об очередной «элегантной» победе. О тактике и стратегии действий белорусской оппозиции рассказывает обозреватель белорусской службы Радио Свобода Марат Дымов.


- Белорусская оппозиция готовится к своей главной весенней акции: 25 марта противники президента Лукашенко традиционно отмечают День воли. В этот день в 1918 году была учреждена Белорусская народная республика, в новейшее время фактически - первое независимое белорусское государство. Для белорусской оппозиции это очень знаковое событие. Каждый год 25 марта проводится самая массовая акция противников официальных властей. Оппозиция, насколько я понимаю, считает, что в этом году власть будет будет чувствовать себя неуютно в связи с тем, что вышел конфликт с великим восточным соседом. Предпринимаются попытки налаживать отношения с Западом. На фоне этого налаживания устроить побоище в центре столицы властям было бы не очень удобно. С другой стороны, сейчас ведется, можно сказать, тотальная кампания запугивания, особенно это касается молодежи – потенциальных участников оппозиционных акций вызывают на превентивные беседы в КГБ. Но, как сказал один из организаторов этого празднования, революции не будет. Это будет, скорее, демонстрация флага.


- Какова ситуация в руководстве белорусской оппозиции? Александр Милинкевич одно время выступал против ротации в руководстве оппозиционных сил. Удалось ему договориться со своими союзниками?
- Судя по всему, нет. Часть оппозиционных сил ориентируется на Милинкевича и на такую модель лидера. Другая часть считает, что главная опора оппозиции - это политические партии. У Милинкевича, кстати, своей партии, нет. Ему если и готовы выделить какую-то роль, то, скорее, декоративную - роль этакой английской королевы или, как кто-то выразился, Хавьера Соланы.


- Речь идет об идеологических разногласиях или о личных мотивах?
- Известная идеологическая подоплека есть. Партийная оппозиция собирается провести конгресс, Милинкевич против этого формата. В одном из своих заявлений он сказал: «Я боюсь, что, в общем, этот конгресс повернет оппозицию на Восток».


- Каков сейчас вес в руководстве оппозиции Александра Козулина, находящегося, как известно, за решеткой? И если говорить о лидерах - кто, если не Милинкевич?
- Называются имена председателя Объединенной гражданской партии Анатолия Лебедько и даже лидера оппозиционной Коммунистической партии Сергея Калякина. Ходят слухи, что к нему присматривается Москва. Высказываются мнения о том, что символично было бы назвать лидером человека, сидящего в тюрьме – речь как раз о Козулине. Ну, и по-прежнему активно обсуждается вариант, что лидеры должны меняться: президентские выборы далеко, и пока нет нужды укреплять в оппозиции «вертикаль власти».


- Какова динамика политических процессов в Белоруссии за последний год? Стала ли сильнее оппозиция? Стал ли сильнее режим Лукашенко?
- Оппозиция, я думаю, организационно вряд ли стала сильнее. Потому что продолжаются репрессии, пусть даже точечные. Год назад во время выборов больше тысячи человек были арестованы и осуждены на различные сроки по административным статьям. Многие студенты, участвовали в событиях на Октябрьской площади, были исключены из вузов и уехали учиться на Запад. И потом, знаете, поражение - есть поражение, оно никого особо не вдохновляет. Наша площадь, как бы силен ее фактор ни был, так и не стала белорусским Майданом. Что касается власти, то она, в общем, укрепляла себя. Она, конечно, испытала шок от зимней белорусско-российской топливной войны, но пока трудно сказать, насколько сильный.


XS
SM
MD
LG