Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Иракская операция стала одной из самых длительных в истории США военных кампаний. Аэробус пытается обаять американцев



Юрий Жигалкин: Иракская операция стала одной из самых длительных в истории США военных кампаний. Аэробус пытается обаять американцев. Таковы некоторые темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Ровно через четыре года после вступления американских войск в Ирак менее трети американцев поддерживают идею продолжения военной кампании. Четыре года назад трое из четырех опрошенных приветствовали решение свергнуть режим Саддама Хусейна. В понедельник президент Буш предупредил об опасных последствиях поспешного вывода войск из Ирака и заявил, что перемены к лучшему будут заметны уже в ближайшие месяцы. Слово - Яну Рунову.



Ян Рунов: Отмечая 4-летие войны, президент Буш заявил...



Джордж Буш: Через 4 года после начала войны борьба остаётся ожесточённой. Но победа возможна. Мы победим, если нам хватит мужества.



Ян Рунов: С этим не все согласны. На антивоенном митинге протеста в Нью-Йорке выступавшие требовали, чтобы Конгресс отказал правительству в дополнительном финансировании войны в Ираке и настоял на немедленном возвращения из Ирака всех американских солдат.


Но бригадный генерал в отставке Джеймс Маркс призывает к благоразумию.



Джеймс Маркс: Прежде всего, нельзя ожидать 30-секундного решения проблемы. Нужно время, нужно терпение. Об этом говорят сейчас и президент Буш, и госсекретарь Кондолиза Райс, и командующий американскими войсками в Ираке генерал Петреас. Это война не с регулярными войсками, а с боевиками совершенно разных групп. На их уничтожение, изгнание либо превращение в легитимную политическую партию может уйти, скажем, лет девять. 4 года - не слишком много, а слишком мало. Приметы успеха в Ираке есть. Посмотрите, сколько больниц теперь открыто, сколько школ, сколько отремонтировано автомобильных дорог. Всё это тоже надо учитывать.



Ян Рунов: Влиятельные законодатели-демократы не столь оптимистичны. Среди них, например, коннектикутский сенатор Кристофер Додд, один из кандидатов на пост президента США.



Кристофер Додд: Большинство высших офицеров говорили мне в декабре, когда я был в Ираке, что мы совершили большую ошибку. В 6-миллионном Багдаде сейчас действуют 23 или 24 боевые группировки, которые вовлечены в гражданскую, племенную, этническую, религиозную войну. Я полагаю, что мы должны вернуться к главной задаче - борьбе с международным терроризмом. Мы не должны играть роль посредников или судей в гражданской войне.



Ян Рунов: Основной лозунг проходящих в эти дни в Америке демонстраций протеста: «Реальная поддержка наших солдат в том, чтобы вернуть их домой немедленно!» На это президент Буш отвечает.



Джордж Буш: Собрать вещи и поехать домой - может быть хорошо лишь с первого взгляда. Но я считаю, что это нанесёт колоссальный ущерб американской безопасности. Новой стратегии требуется больше времени, чтобы она принесла свои плоды.



Ян Рунов: Несмотря на призывы к терпению, всё больше американцев проявляют недовольство политикой Буша, прежде всего в Ираке. По данным последних опросов общественного мнения всего 35 процентов населения Америки одобряют действия своего президента.



Юрий Жигалкин: Четырехлетняя операция в Ираке, задумывавшаяся как краткая кампания, целью которой было свержение непредсказуемого диктаторского режима, неожиданно для большинства американцев превратилась в одну из самых долгих в истории страны войн. Какие эмоции вызывает этот факт у американских наблюдателей? Мой собеседник - вице-президент Лексингтонского института, бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона Дэниэл Гурэ.



Дэниэл Гурэ: Очевидно, что мы подошли к критической точке. Если новая стратегия, которая, как недавно заверил страну президент Буш, должна принести успех, стабилизировав Багдад и другие крупные города, не даст ясных убедительных результатов, то терпение американцев иссякнет, кампания в Ираке потеряет все еще ощутимую поддержку в обществе. За эти четыре года, мне кажется, были разрушены иллюзии, эйфория, порожденная окончанием холодной войны. Многие американцы верили, что Америка, доказавшая свое звание супердержавы, способна не только указать на свое место отдельным зарвавшимся диктаторам, но и утвердить демократию в отдаленных краях. Теперь мы видим, насколько в действительности ограничены возможности Соединенных Штатов.



Юрий Жигалкин: Господин Гурэ, критики иракской кампании часто сравнивают ее с вьетнамской войной и с психологической травмой, нанесенной американскому самосознанию. Травмой, от которой страна избавлялась два десятилетия. Можно ли сейчас судить о психологических последствиях этой неожиданно затянувшейся войны?



Дэниэл Гурэ: На мой взгляд, это сейчас наиболее важный вопрос. Ирак и Вьетнам, естественно, несравнимы, поскольку Вьетнамом была затронута почти каждая американская семья, любому человеку призывного возраста грозила служба во Вьетнаме, поэтому та война воспринималась близко к сердцу многими. Тем не менее, иракская кампания может привести к переосмыслению некоторых важных постулатов американской внешней политики. Например, нужно ли поощрять демократические перемены в странах третьего мира или эти перемены должны вызревать естественным путем, несмотря на сопротивление режимов. Во-вторых, достаточно ли у Соединенных Штатов, грубо говоря, ума и мудрости, чтобы продолжать оставаться лидером западного сообщества в делах, касающихся вопросов безопасности. Или, как это было во время первой администрации Клинтона, мы должны в нашей внешней политике полагаться на, как правило, не более мудрые мнения союзников, которые, например, несколько лет отвергали предложения Белого дома по прекращению войны в Боснии.



Юрий Жигалкин: Американский политолог Дэниэл Гурэ комментировал четвертую годовщину начала иракской кампании.


В понедельник новый супергигантский Аэробус фирмы «Эрбас» совершил первый показательный полет в Соединенные Штаты. Рождение машины, созданной европейским консорциумом для того, чтобы отправить на свалку истории легендарный американский Боинг-747, происходит в явных муках. Его запуск в производство откладывается, а авиаперевозчики не уверены в том, нужен ли им лайнер таких размеров. В понедельник Аэробус пытался обаять американские авиакомпании, которые пока не заказали ни одного супергиганта. Слово - Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Перед прибытием двухпалубных 555-местных гигантов из Европы на американскую землю власти международных аэропортов Нью-Йорка и Лос-Анджелеса потратили 300 миллионов долларов на расширение взлетно-посадочной полосы и специальное оборудование для приема самолетов. Размах крыльев нового Аэробуса консорциума «Эрбас» равен длине футбольного поля. На очереди - посадки в международных аэропортах Чикаго и Вашингтона. С помощью этих полетов евроконсорциум «Эрбас» хочет убедить крупных американских воздушных перевозчиков начать закупки самолета. Создатели нового Аэробуса верят, что он станет флагманом гражданской авиации XXI века, подобно выполнявшему эту роль в XX веке американскому Боингу - 747.



Джон Лихи: Вспомним, что когда 747-й появился в 1970 году, его межконтинентальные предшественники, рабочие лошадки Боинг-707 и Дуглас Ди-Си-8, оказались устаревшими буквально за одну ночь.



Аллан Давыдов: Заявил главный операционный директор «Эрбас» Джон Лихи.



Джон Лихи: Я нисколько не сомневаюсь, что наш А-380 вскоре вытеснит с рынка Боинг-747, заказы на который в последние два года практически сошли на нет. 40 лет назад все спрашивали: зачем нам этот гигант 747-й. А он оказался для своего времени очень удачной, высокоприбыльной разработкой".


Американские же эксперты не склонны думать, что новая европейская машина сможет вытеснить легендарный Боинг-747. Джон Ньюхауз, старший сотрудник вашингтонского Центра оборонной информации, много лет пристально следит за конкуренцией «Боинга» и «Эрбаса».



Джон Ньюхауз: Начиная с 1985 года до недавнего времени «Эрбас» в основном действовал правильно. А «Боинг» допускал немало ошибок, например, одно время ориентируясь на создание сверхскоростного пассажирского самолета. Однако на «Эрбасе» все же допустили две ошибки, связанные с созданием модели А-380. Первая - это создание самолета, который, на мой взгляд, слишком велик для рынка. Вторая и самая главная - это игнорирование проблемы, над которой все эти годы бился «Боинг» и которая состояла в необходимости применить самые последние технологические достижения, для создания более революционной, чем в прошлом, модели. «Боинг» создал такую машину - широкофюзеляжный самолет средней вместимости, 787-я модель под названием «Дримлайнер». «Эрбас» же сделал принципиальную ставку на размер самолета. На мой взгляд, это опасная гигантомания. Эти самолеты смогут летать только в специально подготовленные для их приема крупнейшие города мира. Но плохо то, что если пассажир летит в город поменьше - ему не избежать пересадки. «Боинг» же делает ставку на строительство самолетов поменьше, но с применением новейших технологий, позволяющих летать так же далеко, как и супергиганты, до 16 тысяч километров, без промежуточной посадки, что называется, от порога до порога.



Аллан Давыдов: На сегодняшний день портфель заказов на А-380 у «Эрбаса» составляет 156 самолетов - но пока не поступило ни одного заказа от американских авиаперевозчиков, основных покупателей пассажирских самолетов. Если дело пойдет так дальше, то, как предрекают циники, новому Аэробусу может грозить судьба «Конкорда», одного из самых дорогостоящих, но мертворожденных проектов в истории гражданской авиации



Юрий Жигалкин: Об этих людях, как правило, не любят говорить те, кому они помогли стать звездами. Для большинства из них момент славы не приходит никогда, а для некоторых он короток - это день, когда их вносят в зал славы авторов песен. В понедельник в клуб лучших авторов песен были включены Дон Блэк, Майкл Мэссер и Джексон Браун, сочинивший один из хитов группы "Иглс" - " Take it easy ".


XS
SM
MD
LG