Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как посчитали. "Интрепретации" итогов выборов 11 марта




Михаил Соколов: Региональные выборы 11 марта, которые подаются официальной прессой как большая победа «Единой России», на самом деле завершились при подведении итогов массой ярких скандалов.


Они, по сути, затмили события самой избирательной кампании, как обычно проходившей при полном информационном доминировании так называемой «партии власти» и принуждении граждан голосовать за нее с помощью начальственной сильной руки.


Потерял свою должность председатель Центральной избирательной комиссии России Александр Вешняков. Глава Центризбиркома с трудом снес удар. Когда он объяснялся, на нем не было лица. Ведь президент пригласил его к себе, пообщался, обаял, а на следующий день не включил в число своих выдвиженцев в новый состав комиссии. Похоже, поступал со своими министрами Николай II , посылая вослед обнадеженному после благожелательной аудиенции рескрипт об отставке.


Причиной отставки называют недовольство «Единой Россией» критикой Александра Вешнякова поправок в законы о выборах.


Депутат Государственной думы Владимир Рыжков дал такое толкование этому знаковому событию:



Владимир Рыжков: Я отношусь негативно, со знаком минус к деятельности Вешнякова на посту избирателя председателя Центризбиркома. Именно с его именем связаны все основные изменения в избирательном законодательстве, которые отбросили Россию от минимальных стандартов демократических выборов. Именно он был представителем президента по отмене выборов губернатора, именно он отстаивал позицию о ликвидации одномандатных округов на выборах в думу. Именно он отстаивал введение партийных списков в регионах. Именно он отстаивал повышение барьера с 5 до 7%. То есть с его именем связано все самое негативное.


Хотя сейчас его пытаются представить чуть ли ни фрондером и оппозиционером, и якобы он всегда защищал демократические нормы – это не так. На самом деле он был верным исполнителем воли Кремля.


Почему он отправлен в отставку сегодня? Сейчас просто пришло время свалить на него все эти печальные вещи, появится новая свежая фигура, незапятнанная и так далее. Но для меня нет никаких сомнений, что новый глава Центризбиркома будет таким же послушным инструментом в руках Кремля, как и Александр Альбертович Вешняков.



Михаил Соколов: Есть и другие версии. При этом все комментаторы уверены: новый глава Центризбиркома не будет казаться респектабельной фигурой, каким был Александр Вешняков.


Сама процедура подведения итогов выборов 11 марта всю неделю показывала несколько «горячих точек».


Во-первых, Дагестан. Разборки на участках сопровождались уничтожением протоколов, фальсификациями и насилием. Напомню, что к выборам не был допущен СПС. Бесследно исчез один из его активистов.


Коммунистов снимали, потом восстановили, а теперь утверждают, что КП РФ не преодолела 7 % барьер. Компартия обвиняет в свою очередь власти Дагестана в фальсификации.


Список «Патриотов России» - укомплектованный в основном лезгинами, так же якобы не прошел в Народное собрание.


Полпред Дмитрий Казак весьма дальновидно приказал не сомневаться в достоверности итогов голосования. Ряд экспертов считает, что такие неадекватные речи могут привести к акциям протеста.


С особым цинизмом происходил политические баталии в Туве.


Напомню, что в осенью, чтобы не допустит формирования в местном парламенте большинства из оппонентов нынешнего главы республики, были аннулированы победы кандидатов Партии Жизни в 4-х округах Кызыла. Сторонники Сергея Миронова заблокировали работу парламента Тувы.


На повторных выборах в 3-х округах Кызыла победили оппозиционные «Единой России» кандидаты, но их выигрыш вновь аннулировал избирком.


Из Кызыла сообщает Александр Филатенко.



Александр Филатенко: За четыре места в Законодательной палате Великого хурала Тувы, боролись 40 претендентов. Региональное отделение партии «Справедливая Россия» выдвинула тех же самых кандидатов, которые баллотировались в этих округах 8-го октября. Это Зоя Сат, Борис Балчий-оол, Сергей Сафрин и Вячеслав Ушкалов. И, как и полгода назад, трое из них, кроме Вячеслава Ушкалова, получили большинство голосов избирателей. Единороссы же на сей раз сделали ставку на новых, малоизвестных в республике кандидатов. В результате прошел только один – директор АПК «Урянхай» Шолбан-оол Иргит.


Собравшись на свое первое заседание 13-го марта, члены территориальной избирательной комиссии большинством голосов утвердили итоги выборов только по одному округу и признали победу единоросса Шолбан-оола Иргита. А на следующем заседании 15-го марта они рассматривали итоги голосования по остальным трем округам, в которых первенствовали эсеры, и неожиданно для многих признали итоги голосования недействительными. Вот как объяснил это председатель комиссии Евгений Маслов.



Евгений Маслов: Много заявлений поступило о подкупе, подвозе избирателей в массовом количестве. Это было видно, я лично выезжал на участки избирательные.



Александр Филатенко: По словам Евгения Маслова, поскольку подкуп в день голосования 11 марта 2007 года, носил не разовый, а массовый характер и существенно исказил действительное волеизъявление граждан, то выборы по одномандатным округам депутатов Законодательной палаты и были признаны недействительными.


В день голосования 11-го марта только в МВД Тувы было зарегистрировало 67 заявлений с жалобами о нарушении законодательства. Всего же поступило более сотни жалоб.


Кандидаты от «Справедливой России», естественно, не согласились с решением избиркома Кызыла. Один из них - Сергей Сафрин – обвинил членов ТИК в махинациях. Вот что он заявил на заседании избирательной комиссии.



Сергей Сафрин: Это вы махинации сами устраиваете.



Александр Филатенко: По инициативе Сергея Сафрина все пять кандидатов от «Справедливой России» в тот же день подали жалобы в республиканскую и Генеральную прокуратуру России. А 17-го марта объявили голодовку. Они проводят ее в одном из кабинетов Великого хурала. Самому молодому из них Сергею Сафрину - 45 лет, самому старшему Ивану Чучеву – 68. Возле его раскладушке на тумбочке – довольно внушительная гора лекарств.


Вот как объяснил причины голодовки Сергей Сафрин:



Сергей Сафпие: Первое, что мы требуем, чтобы Туву признали субъектом федерации, что присутствие российских законов обязательно.


Второе – есть итоги выборов. ЦИК и территориальные комиссии должны признать итоги выборов. А кому не нравится, этим бандитам, они должны идти в суд и доказывать свою правоту, как это делали мы полгода. Парламент должен работать и республика должна работать. Уже сейчас мы должны смотреть исполнение бюджета 2006-го года.


Это значит, что мы увидим там, что опять сотни миллионов бюджетных денег украдены, розданы на улицах в поддержку господина Ооржака. Нельзя устраивать цирк, который устроил господин Ооржак и его прислуга. Надо уже иметь совесть и федералам, которые безучастно наблюдают за вакханалией, которая в Туве творится. Сначала раздавали по тысячи, потом по две, потом по пять – все это видели. Когда мы выиграли, все сказали: ой, извините, нарушения есть. Хватит издеваться над народом.



Александр Филатенко: Еще одной каплей, переполнившей чашу терпения объявивших голодовку депутатов, стало еще одно беспрецедентное, по их оценкам, решение городской избирательной комиссии Кызыла.


16-го марта она провела процедуру пересчета голосов по Восточному избирательному округу Кызыла, вопреки решению Верховного суда России соглдасно которому 8-го октября здесь победил выдвиженец РПЖ Иван Чучев. При незаконном повторном пересчете члены комиссии увидели, что, оказывается, около 800 бюллетеней с голосованием в пользу Ивана Чучева испорченны. Их оказалось как раз столько, сколько не хватало для победы его основному сопернику единороссу Сергею Монгушу. Так бывший министр внутренних дел Тувы, генерал-майор в отставке был признан победителем по этому округу.


По мнению Ивана Чучева, бюллетени, хранившиеся в Госархиве, были сознательно испорчены. Прокуратура Тувы уже возбудила уголовное дело по факту фальсификации итогов выборов.


19 марта на центральной площади Кызыла – площади Арата - прошел митинг сторонников «Справедливой России» в поддержку голодающих. Народу собралось не так уж и много, но, пожалуй, впервые открыто звучали требования отставки правительства. Пикантность ситуации заключается в том, что 17-марта – в день объявления голодовки – закончился срок полномочий ныне действующего главы правительства Шериг-оола Ооржака. Поскольку парламент не сформирован, все ждут, какое решение примет Владимир Путин. Только он вправе назначить исполняющего обязанности главы исполнительной власти региона. Возможен и крайний вариант – роспуск парламента. Кремль пока молчит.


Оппозиция в лице «Справедливой России» открыто называет методы 16-летнего правления Шериг-оола Ооржака профашистскими, а самого главу правительства на манер покойного Туркменбаши - Тувимбашы. Все чаще звучат призывы «Долой вельможного хана!», «Ооржак, руки прочь от избиркомов!» и другие.


19 марта, во второй половине дня голодовку объявили и пять депутатов Палаты представителей (верхней палаты) парламента, избранные от «Справедливой России». Они расположились в соседнем кабинете, в котором голодают с 17-го марта их коллеги из нижней палаты. Депутаты «Справедливой России» намерены бойкотировать организационное заседание сессии до тех пор, пока не будет восстановлена справедливость. Напомню, начиная с 8-го октября, попытки созвать первое организационное заседание сессии предпринимались уже 11 раз, но Хурал так и не смог собраться.



Михаил Соколов: На прошедшей неделе бурлила и Государственная дума России. Вождь ЛДПР Владимир Жириновский в шутовской манере попытался обесценить протест лидеров КПРФ, подняв шум по поводу выборов в Орле, где его партию якобы обобрали. Впрочем, скорее там обокрали Союз правых сил, партии на Орловщине не хватило четырех десятков голосов до преодоления 7% барьера. Правые уже провели митинг, в котором участвовало более 400 человек, и собирается судиться. А в орловской «Единой России» идет борьба сторонников и противников губернатора Егора Строева.


Из Орла сообщает Елена Годлевская.



Елена Годлевская: В Орле тридцать процентов голосов получили коммунисты, что стало настоящим ударом для губернатора, уже не один год пытающегося уменьшить влияние КПРФ в регионе. Правые вообще не признают итоги выборов. Им для получения депутатского мандата не хватило, по данным облизбиркома, две сотых процента. Жалобы СПС в ЦИК и областной суд пока не рассмотрены, 25 марта ожидается небывалый для Орловщины 10-тысячный митинг, главным лозунгом которого, как и 15 марта, станет лозунг «У орловской власти совести – две сотых процента». Ну а «Единую Россию», набравшую около 42 процентов голосов, сотрясает нешуточный внутрипартийный конфликт.


16 марта состоялось заседание политсовета регионального отделения партии, на котором представители высшего руководства «Единой России» оценили результат прошедших выборов в Орловской области как неудовлетворительный, поскольку он меньше результата 2003 года - было 45 процентов, и объявили об отстранении от руководства орловским отделением Павла Меркулова. На его место временно назначен Иван Мосякин - депутат Госдумы от Орловской области. Он же рекомендован для выдвижения на должность председателя областного совета. Однако чтобы услышать это, некоторым членам политсовета, рядовым единороссам и журналистам пришлось буквально прорываться через выставленные заслоны, многих так и не пропустили. Работники орготдела обладминистрации, которые фильтровали пришедших, пояснили, что их «поставил стоять на стреме Иван Мосякин».


В отличие от Москвы многие орловские единороссы проблему видят в губернаторе, возглавляющем партийный список, а не в Меркулове – еще несколько дней назад первом заместителе губернатора и секретаре регионального политсовета, фактически бросившего вызов Егору Строеву, чью власть никто не оспаривал вот уже тридцать лет.


Конфликт между губернатором и его заместителем начался в декабре прошлого года, когда конференция единороссов вычеркнула из партийного списка кандидатуры, которые хотел бы видеть в облсовете Строев. В ответ по многим округам единороссы получили соперников от «Единой России» и так называемых независимых, поддерживаемых губернатором, что в общем-то и снизило единороссовский результат, за который Президиум Генсовета отстранил Павла Меркулова от руководства местным отделением. Говорит Павел Меркулов:



Павел Меркулов: Рейтинг лидера списка оказался значительно ниже его антирейтинга. Часть одномандатных округов, где шли кандидаты, выдвинутые «Единой Россией», не позиционировали себя с «Единой Россией», то есть отмежевались от нее. Население голосовало не против «Единой России», население голосовало против лидера сегодня.


Региональный политсовет не согласен с той оценкой, которую дали лидеры областного отделения партии по итогам выборов.



Елена Годлевская: При этом ответственным за выборы в Орле, оказавшиеся для единороссов провальными, был Иван Мосякин.


Политсовет регионального отделения «принял к руководству решение Президиума Генсовета «Единой России». То есть фактически рекомендации высшего руководства партии в Орле приняты к сведению, что вовсе не означает согласия местных единороссов на смену лидера и отказ последнего претендовать на место председателя облсовета.



Михаил Соколов: Невероятные доселе фальсификации были произведены в пользу «Единой России» и Подмосковье. «Яблоку» удалось добиться отмены результатов выборов по 9 участкам Балашихинского района, где голосовали не имевшие на то права военнослужащие.


После выдачи заверенных копий протоколов наблюдателям на участках, в Московской области была проведена массовая фальсификация результатов с помощью переделки протоколов в окружных избирательных комиссиях. Результаты «Единой России» росли, а в графах СПС, ЛДПР и «Яблока» выставлялись нули. Аннулировано прохождение 7 % барьера СПС и в Ленинградской области. Пострадавшие будут судиться, заявил лидер СПС Никита Белых.



Никита Белых: В Ленинградской области нам посчитали 6,99%, не хватает для преодоления барьера 23 голосов. То же самое по Орловской области, там 6,98%, то есть там 47 голосов не хватает, и по Московской области 6,9%. Я думаю, что даже неискушенные слушатели не особо верят в цифры 6,9, 6,99, 6,98.


У нас есть документальное подтверждение нашей правоты – это протоколы избирательных комиссий, которые выдаются наблюдателям на участках, когда заканчивается подсчет голосов. Естественно, мы подаем жалобы в прокуратуру, в суд.



Михаил Соколов: У экспертов создалось впечатление, что результаты СПС решили задним числом подкорректировать.


Весьма интересно развивается и ситуация в Ставропольском крае.


Проигравшего кампанию губернатора Александра Черногорова московское начальство исключило из рядов «Единой России».


Рассказывает побывавший на выборах в Ставрополе специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Беспартийный губернатор – это теперь официальный статус главы администрации Ставропольского края Александра Черногорова после того, как «Единая Россия», призвавшая его в свои ряды за четыре месяца до выборов, теперь решила эти ряды от ставропольского начальника очистить. О том, что проигравший губернатор партии не нужен, сообщил журналистам ее лидер Борис Грызлов 15 марта после заседания бюро высшего совета «Единой России»:



Борис Грызлов: То, что касается Черногорова, то я свою позицию высказывал, что он должен дать самооценку по результатам этой выборной кампании, так как поддержка народа фактически его кандидатуры, так как он возглавлял наш список, состоялась меньше, чем на четверть.


Но сегодня мы приняли решение о том, что за невыполнение партийных поручений Черногорова исключаем из партии. Бюро высшего совета рекомендует президиуму верховного совета принять такое решение. Дальше вопрос о его личной оценке – это уже будет его вопрос.



Данила Гальперович: Интересно, что «Единая Россия» отнюдь не собирается разложить ответственность за проигрыш в Ставропольском крае на всех политиков, возглавлявших список партии в регионе. Вице-спикер Государственной Думы Владимир Катренко был в этом списке третьим.



Владимир Катренко: К сожалению, не удалось за полтора месяца включить в полной мере потенциал административного ресурса того же губернатора. И это вряд ли было возможно в течение полутора-двух и даже трех месяцев переубедить наших избирателей, наших земляков в том, что сегодняшний союз «Единой России», которая семь лет критиковала губернатора, которая была в оппозиции и многие слои населения Ставропольского края именно потому «Единую Россию» поддерживали, объяснить, что этот союз во благо, что он нужен, что он будет работать на пользу края. К сожалению, время три месяца не перекрывали семь лет нашей критики. Поэтому многие из тех, кто вчера нас поддерживал, просто по определению ушли и заняли другую электоральную нишу. Упрекать их за это не следует.



Данила Гальперович: Владимир Катренко полагает, что административное будущее Александра Черногорова – это дело самого губернатора.



Владимир Катренко: Я к нему как к человеку, как к мужчине отношусь с глубоким уважением. И я бы хотел, чтобы он сам определился с этим выбором, я не буду его подталкивать.



Данила Гальперович: Сам Александр Черногоров говорит, что и поражение возглавляемого им списка на выборах, и последовавшая за этим критика со стороны однопартийцев – это происки врагов. Врагов Черногоров видит прежде всего в команде ставропольского мэра Дмитрия Кузьмина, возглавлявшего на выборах в краевую думу список партии «Справедливая Россия». Губернатор считает, что в крае он противостоит криминальному бизнесу и его представителям во власти, и в этой роли нужен Москве:



Александр Черногоров: Все деньги брошены против Черногорова. Все деньги, которые есть, все теневые структуры пошли в бой сегодня против Черногорова, вся мафия поднялась против Черногорова. Ну что сделаешь? Потому что кому нравится, когда в крае наводится порядок. По каждому факту будет дана оценка и там, где нарушен закон, он должен восторжествовать. В крае должна торжествовать сила закона, а не закон силы и закон денег.



Данила Гальперович: Александр Черногоров спорит и с руководством «Единой России» – он говорит, что не понимает, какое партийное поручение он не выполнил. О том, что Александра Черногорова до выборов поддержали многие известные члены руководства «Единой России», в крае знали. Борис Грызлов, Юрий Лужков и Сергей Шойгу приезжали в Ставрополь, чтобы лично эту поддержку засвидетельствовать. Видимо, процесс выражения поддержки очень занимал московских гостей, и они не заметили, что их однопартийцы, такие, как бывший мэр Ставрополя Михаил Кузьмин, решили с приходом Черногорова в «Единую Россию» уйти из партии.


Конфликт в верхах был настолько явным, что подогрел интерес людей к голосованию, и несмотря на отмену нижнего порога явки, Местный журналист Василий Красуля, когда-то выигравший дело против ставропольского губернатора в Европейском суде по правам человека, а теперь сочувственно относящийся к Александру Черногорову, говорит, что от противостояния главы региона и мэра города выигрывает только местный бизнес:



Василий Красуля: Агрессивные бизнесмены среднего возраста, молодые ребята, очень амбициозные, имеющие серьезный финансовый ресурс, накопившие силу и ставящие задачу по захвату, ну не захвату, а проникновению в органы власти. Они достаточно успешно выступали последние несколько лет на выборах муниципальных, в Ессентуках, в Кисловодске провели своего мэра. Сформирована мощная машина избирательная, есть даже свои службы безопасности. Короче, сделано все для того, чтобы серьезно, на серьезном уровне вести борьбу.



Данила Гальперович: Василий Красуля говорит, что настоящей проверкой отношения избирателей к победителям ставропольских выборов – «Справедливой России» – будут предстоящие осенью этого года выборы мэра столицы края.



Михаил Соколов: Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов уступил – вопреки подписанному соглашению с СПС и ЛДПР, его партия не будет требовать ухода ставропольского губернатора Александра Черногорова в отставку. Но и Борису Грызлову, как он не пугал, что Законодательное собрание Санкт-Петербурга не выдвинет Сергея Миронова в Совет федерации, пришлось ему идти на попятную. Замахнуться на номенклатуру Владимира Путина «Единой России» не по чину.


Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.



Виктор Резунков: Судьба спикера Совета федерации лидера партии «Справедливая Россия» Сергея Миронова стала решаться уже на следующий день после выборов. 12 марта спикер Госдумы лидер парии «Единая Россия» Борис Грызлов заявил журналистам, что избрание Сергея Миронова сенатором от Петербурга невозможно. При этом Борис Грызлов допустил, что Сергей Миронов может быть избран сенатором от Ставропольского края.


Уже на следующий день, 13 марта, около 10 часов вечера Сергей Миронов срочно прилетел в Петербург. За три последующих часа он успел встретиться в Смольном с Валентиной Матвиенко, в Мариинском дворце с лидером местных единороссов Вадимом Тюльпановым, а в Таврическом дворце с победившими на выборах депутатами из фракции «Справедливой России».


В целом дипломатическую операцию Сергея Миронова можно назвать так: все остаются. Остается на своем посту спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вадим Тюльпанов, его кандидатуру поддержал и Сергей Миронов, и Валентина Матвиенко, и 16 марта окончательно президиум генерального совета партии «Единая Россия». Остается депутатом Госдумы претендовавшая на пост спикера питерского парламента Оксана Дмитриева, возглавившая список «Справедливой России» в Петербурге.


Сергей Миронов, сенаторские полномочия которого истекают 26 марта, заручился поддержкой того же губернатора Петербурга, и как стало ясно 16 марта, получил поддержку своих якобы главных политических противников. Комментирует политолог Борис Вишневский.



Борис Вишневский: Все это были игры, когда высокопоставленные представители «Единой России», начиная с осени, объясняли, что только через их труп Миронов будет сенатором от Петербурга, что тех обид, которые он им нанес, они ему не простят и что они совершенно исключают возможность его выдвижения в Совет федерации от нашего города. Последнее такое заявление было сделано господином Борисом Грызловым утром после оглашения результатов выборов Законодательного собрания: ни за что, никогда, ни в какую. Пусть избирается от Ставрополья, там ему, так уж быть, позволим стать сенатором.


Ведь было понятно, что ни Борис Грызлов, ни Миронов, ни Валентина Ивановна Матвиенко будут решать, кто будет сенатором от Санкт-Петербурга. Все мы знаем, кто на самом деле решал этот вопрос. Было понятно, что скорее всего решит так, что Миронов останется просто потому, что избрание Миронова в сенат не от Петербурга после всех этих заявлений «Единой России» означало бы то, что «Справедливая Россия» терпит страшнейшее политическое поражение и на глазах у граждан превращается в силу, ничтожную по сравнению с «медведями». В Кремле, конечно же, в этом не заинтересованы. Там пытаются всеми силами нарисовать такую декорацию, при которой у нас якобы есть политическая конкуренция, есть две партии большие, которые борются друг с другом. И не хочешь голосовать за одну, голосуй за другую, как за альтернативу ей.


А то, что на самом деле перед нами такая сцена в кукольном театре, где один и тот же актер сидит внизу и у него на одну руку надета «Единая Россия», на другую «Справедливая Россия». И вот они на глазах у детей, которые заполнили зрительный зал, обмениваются какими-то репликами, и друг с другом якобы конкурируют. Потом спектакль заканчивается, актер снимает обе эти куклы с рук и идет отдыхать домой. Вот примерно это мы наблюдаем.


Было совершенно понятно, что они договорятся, Тюльпанов будет спикером, а Миронов представителем Законодательного собрания в Совете федерации. А все, что сказано до этого – это такие детские разборки в детском саду, и как только во все это вмешался зав детским садом дядя Володя, так все это прекратилось, и эти малыши, которые так показательно отбутузили друг друга, они быстро помирились и строем пошли туда, куда и велено.



Виктор Резунков: 21 марта на первом заседании Законодательного собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва состоится голосование по кандидатуре на пост сенатора от Петербурга. И возможно, единым пакетом сразу пройдет голосование по кандидатурам спикера, вице-спикеров и председателей комитетов парламента.



Михаил Соколов: Несмотря на скандалы с подсчетом голосов и реализацией результатов региональных выборов, эксперты говорят о наступлении политической оттепели в России.


Главное не результат, главное – его интерпретация. Борьба за интерпретацию итогов региональных выборов 11 марта началась. В частности, она проходила на площадках агентства «Росбалт» и клуба «Гражданские дебаты».


Глава Института проблем глобализации Михаил Делягин видит, что региональные выборы стали полем демонстрации силы «Единой России», но партия власти номер 1 не была столь уж убедительна:



Михаил Делягин: По сравнению с 2003 годом «Единая Россия» прибавила довольно ощутимо: было 37, стало 46. КПРФ тоже прибавила, было 12, стало 16 «Справедливая Россия», если сравнивать с «Родиной», прибавила, стало 15. ЛДПР чуть-чуть уменьшилась 10,5- 9,2%. СПС балансирует на грани, как и в прошлый раз, только в прошлый раз грань была 4,4, сейчас 6,9. «Яблоко», по-видимому, несуществующая партия: было 4,7, набрали они 3,9. Ну и всякие анекдотические образования, типа «Патриотов России», которые вполне серьезно участвовали в десяти регионах, они доказали свою анекдотичность.


Прежде всего, «Единой России» не дали 50%, «Справедливой России» не дали стать второй партией. И сейчас, по-видимому, можно говорить о том, что это действительно партия не власти, но оппозиции, хотя и кланово-бюрократической.


«Справедливая Россия» повысила некоторый интерес к выборам. Ну и общий рост протеста, который выразился в «Русском марше» и «Марше несогласных», он подпитал в первую очередь ЛДПР и КПРФ.


Очень интересная ситуация с КПРФ. Они получили право слова на телевидении, Зюганов получил допуск. Они участвовали в попытках срыва «Марша несогласных» в Петербурге просто параллельным митингом. И похоже, что КПФР вступила в неявное партнерство, может быть партнерство по умолчанию с «Единой Россией», чтобы оттеснить эсеров Миронова на третье место. Это очень важно для «Единой России». Если гипотеза верна, то мы увидим игру в пас как с администрацией президента, так и с «Единой Россией».


Очень важно, что политика приобрела клановый бюрократический характер. С одной стороны, неважно как голосуют, важно как считают. Но вот за то, как считают, ведется реальная борьба. И политическая борьба у нас теперь есть – это борьба за то, как считают. Первое место «Единая Россия» – это результат именно контроля за системой подсчета голосов, когда существует полная координация губернаторов, местных властей и избиркомов.



Михаил Соколов: Выступление депутат Государственной думы от фракции «Единая Россия» Сергея Шишкарева неожиданно оказалось обращением в высшие инстанции, жалобу на партию Сергея Миронова кураторам управляемой демократии в Администрации президента.



Сергей Шишкарев: Пророчества замглавы администрации Владислава Суркова сбываются. Я позволю себе одну цитату: «Я опасаюсь битвы среди своих. Чем больше вы будете спаринговать между собой как две партии, тем может оказаться хуже для всех. Топить друг друга очень опасно». Выборы показали, что опасность очень реальна.


Идея двухпартийности состояла в том, что настоящая политическая власть в стране должна опираться на две ноги. Так вот, выяснилось, что эти две ноги будут насмерть биться между собой и, собственно, наносить удары и самой власти. А первый звоночек прозвенел в ходе ухудшающегося взаимодействия между двумя палатами Федерального собрания. Заметно возросло число законодательных актов, законодательных инициатив, которые поддерживаются Государственной думой, но отвергаются Советом федерации. Дело далеко не всегда в качестве этих законов.


Выборы в Ставрополе и Самаре показывают, что столкновение двух партий может быть не на идеологическом поле, где на самом деле борьба идеологий была бы очень полезна, а на поле компроматов и достаточно популистских заявлений. Мы получаем очевидный всем номенклатурный раскол. Наиболее острую форму он приобретает там, где уже сложилось противоречие между региональной администрацией и муниципалитетом либо столицы региона, либо крупным городом, та же Самара, тот же Ставрополь. Или по линии старая номенклатура против новой. Номенклатурный раскол может стать общефедеральным. Это напоминает 99 год.


Сегодня роль «Отечество Вся Россия» хочет примерить на себя «Россия Справедливая», и она действует не как вторая партия пропутинской элиты, а претендует на статус партии альтернативной элиты. Угроза номер один – это срыв путинской стабильности и дискредитация системы власти. С помощью популистских лозунгов «Справедливая Россия» искусственно стимулирует оппозиционные настроения в стране и фактически работает на сценарий дестабилизации. Может оказаться так, что после выборов по сути преемственность путинского курса обеспечивать будет некому.



Михаил Соколов: Господин Шишкарев он явно знает, какими способами его партия получала свои 40-50% голосов, чего стоит этот результат, и потому он так взволнован.


Депутат Государственной думы России представитель «Справедливой России» Игорь Морозов на публичное политическое обращение к хозяевам власти со стороны своего оппонента ответил клятвой верности делу Владимира Путина.



Игорь Морозов: Борьба между верхней и нижней палатой не началась после создания партии «Справедливая Россия», а она находилась в перманентном состоянии, просто обострилась. Все законодательные инициативы, которые шли к нам от сенаторов, они блокировались сразу же, начиная с января 2004 года. Эти законодательные инициативы были непроходными даже на уровне первого чтения. Точно такая же участь ждала и все региональные законодательные инициативы, которые шли к нам из активной Московской думы, Московской области, Сахалинской, Рязанской, и всегда они блокировались.


То, что касается борьбы двух партий элиты, которые поддерживают Путина, которые поддерживают его политику. Создав какую-то политическую платформу, которую мы апробировали на этих мартовских выборах, конечно, мы имеем вторую партию, которая поддерживает этот курс, но с той лишь разницей, что у нас по социальному блоку есть свое видение, по экономике свое. И поэтому конфликт между двумя этими партиями очевиден.


Может создаться такая ситуация, когда «Единая Россия» не наберет контрольного пакета голосования в этом году и у нее якобы будут проблемы, вернее, у нового президента продвигать через думу свои законопроекты. Нет, так получится. Партия, которая победит, она будет вынуждена договариваться со всеми партиями, и будут выходить из думы не разрушительные реформы, типа монетизации льгот, наша партия должна уходить в регионы и быть партией регионов – вот в чем наше будет отличие. Мы будем иметь поддержку региональных элит.



Михаил Соколов: Другой депутат Государственной думы от «Справедливой России» Олег Шеин не столь дипломатичен и обещает разрушение монополии «Единой России». Видимо, на обслуживание Кремля.



Олег Шеин: Если «Единая Россия» получает менее некоей доли голосов на выборах, она рискует получить менее чем 225 мест в парламенте. Учитывая, что эта партия изначально себя мыслила как некая монополия, совершенно очевидно, что разрушение монополии повлечет за собой ее дезинтеграцию и очень серьезные большие внутренние сложности. При разрушении монополии одной партии мы возвращаемся в ситуацию, когда любой губернатор, мэр и прочее был вынужден обращаться за помощью по бюджету к разным фракциям и партиям, соответственно, был вынужден помогать им в свободном выходе в средства массовой информации в его регионе, и суды принимали решение не по беспределу, а хотя бы соблюдая некоторые условия приличий.


У нас возникает перспектива реальной демократизации в стране, что, мне кажется, является аксиомой. Что касается голосов «Единой России», по территориям по сравнению с выборами 2003-го года, «Единая Россия» потеряла 500 тысяч голосов избирателей - это в условиях тотальной мобилизации, когда голосовали все граждане, проживающие в сумасшедших домах, когда были вбросы, выбросы, тотальное давление через средства массовой информации. Пик пройден и пошел тренд на понижение. Они не могут реализовать тот электорат, который они мобилизовывали еще три года назад. Из 14 регионов, где были выборы, в семи «Единая Россия» получила меньше голосов, чем остальные партии-победители.


Кстати, если «Единая Россия» потеряла 500 тысяч голосов в этих 11 территориях, то мы у них приобрели двести тысяч голосов. Я думаю, что пройдет ЛДПР, монополия закончилась. Я думаю, что как только это будет понятно истеблишменту, эта монополия начнет сыпаться на глазах, «Единая Россия» получит порядка 40% мест, может быть чуть больше того в следующей думе, что коренным образом изменит порядок принятия решений.



Михаил Соколов: Эксперты, принадлежащие к лагерю партии власти, такие как Вячеслав Никонов, стараются проявить объективизм – «Единой России» ничего не угрожает. Никонов раскрыл страшную тайну: на самом деле «Единая» и «Справедливая Россия» почти одно и то же …



Вячеслав Никонов: Противостояние «Единой России» и «Справедливой России» как главная интрига выборов - абсолютно не главная интрига. «Справедливая Россия» решала куда более скромные политические задачи, прежде всего заявить о себе. Противодействие между ними, оно неизбежно, всегда соперничают партии при пропорциональной системе прежде всего наиболее близкие друг к другу. «Справедливая Россия» – это проект, который должен оприходовать ту часть путинского электората, который считает «Единую Россию» слишком либеральной и слишком прозападной. В качестве именно такого проекта «Справедливая Россия» выступила достаточно успешно.


И смысл всего этого проекта заключается в том, чтобы это пропутинское большинство существовало и в следующей Государственной думе, потому что была опасность, что без «Справедливой России» «Единая Россия» просто окажется в меньшинстве в будущей Государственной думе и, значит, пропутинские силы.



Михаил Соколов: Тем не менее, но распад прежней избирательной модели начался, и первой жертвой перемен стала партия «Яблоко», объявил политолог Михаил Малютин:



Михаил Малютин: Оказывается, все-таки пациент скорее жив, чем мертв. При всей этой жуткой деформации, которая произошла, при всей той мясорубке и профанации, которая была, публичная политика в стране, оказывается, все-таки еще существует. И в этом смысле господину Миронову уже можно при жизни поставить памятник за его вклад в сохранение публичной политики в России. Это как в знаменитом анекдоте про то, как присвоить Николаю Второму звание героя Советского Союза посмертно за выдающиеся заслуги в победе Великой Октябрьской социалистической революции.


Ни в Питере, ни в Ленинградской области, ни в Московской, ни в некоторых еще других точках, там явки, конечно, нигде выше 25% не было. Так что эти дополнительные проценты, которые были объявлены - это и есть коэффициент пресловутого административного ресурса, это сколько в том или ином регионе «Единая Россия» может нарисовать дополнительная. Одна шестая часть примерно - это не то, чтобы мало. В абсолютных величинах в Питере все кончилось со счетом 12:7 между «Единой» и «Справедливой Россией». В Ленинградской области 12.5 на 7. Приплюсуйте эту цифирь – 1/6, значит, в этом смысле в городе Петра и Путина действительно господин Миронов партию власти развалил примерно напополам.


Сколько угодно Морозов может истошно вопить, что не потеряли голоса «Единой России» от «Справедливой России», но в Тюмени не потеряли, в Дагестане, я думаю, тоже, а на северо-западе это событие произошло. Сейчас часто задается вопрос: используется административный ресурс в пользу «Справедливой России» или не используется. После того, как было запрещено «Яблоко» сначала в Карелии, а потом в Питере и Ленинградской области, простите, здесь дальше в этом вопросе не о чем говорить. То есть если бы этого события не случилось, то совершенно очевидно, что все бы кончилось как в Коми, где ЛДПР, «Справедливая Россия» и коммунисты собрали бы по 13-14% голосов. Второе место, что в Карелии, что в Ленинградской области, что в Петербурге, оно было подарено по мании из Москвы.



Михаил Соколов: Представитель «Яблока» Галина Михалева обратила внимание на то, что прошедшее голосование – с предварительной фильтрацией партий до выборов и подчисткой его результатов после - трудно назвать реальными выборами.



Галина Михалева: Там, где у нас был шанс пройти и получить хороший процент, Питер сняли просто совершенно бесстыдно. И это вещь чрезвычайно опасная, когда партию выталкивают, партию, имеющую гражданскую основу, свою историю, свою позицию. «Яблоко» не правые, мы социал-либеральная, мы партия демократическая, мы демократическая оппозиция. Когда происходит зачистка политического поля, для оппозиции место почти не остается. Понятно, что у либеральной оппозиции такой поддержки и направленности в прошлое, как у коммунистов нет, и поэтому они оказываются, в данном случае мы, в тяжелой ситуации.


У меня создалось ощущение, что мы в разных странах живем. Это настоящие выборы. Все же знают, что выборы были с заранее известным результатом и правила для этого сделаны: имущественный ценз, административное давление. Все те нарушения, которые были в прошлом избирательном цикле, они были те же самые, только в два раза больше и плюс легитимированы через закон.


Значительная часть людей не идет на выборы, если ее не заставляют и заставляли в этот раз тоже. Настроение определенной части населения не канализируется, партии превращаются в механизм самоорганизации политических элит. Элиты соревнуются между собой, о гражданах забыли. Элита противопоставляет себя обществу. И не перспективу это чрезвычайно опасно. Когда вся элита и все партии ориентируются на позицию одного человека и соревнуются в любви к нему, когда уйдет этот человек, что будет с этими партиями? Это проблема 2008-го года.



Михаил Соколов: Лидер новообразования «Гражданская Сила» Михаил Барщевский, служащий в правительстве по юридической части, обещает вытеснить с либерального поля и «Яблоко», и якобы полевевший СПС и воспевает оттепель в рамках путинизма:



Михаил Барщевский: Мне кажется, что 11 марта мы с разбегу одним место влетели в демократию. Вот просто никто этого не ожидал, разбежались и 11 марта влетели. Восьмилетний застой, стабильность политической жизни закончились. Это свершившийся факт, причем обратного пути нет.


Сегодня имеем ситуацию, когда в левом спектре есть ультралевые коммунисты, левые либералы СПС, есть левые центристы «Справедливая Россия» и есть левые националисты ЛДПР. Вот эти четыре партии в разной конфигурации, мне кажется, лет через пять-десять будут основой для возникновения в России социал-демократической партии европейского образца.


Как бы по центру сегодня мы имеем «Единую Россию», «Единая Россия» объективно будет становиться правее и правее. На крайнем сегменте с правой стороны образовалась зияющая пустота. Поэтому, мне кажется, что праволиберальный проект имеет шансы не только теоретические, но и весьма значительные электоральные. Протестный электорат в декабре будет голосовать за правую, а не за левую партию. Все противостояния элит носили латентный характер, сейчас они становится публичными. Это и интрига «Справедливая Россия» и «Единая Россия», это и грядущая интрига президентских выборов, потому что будет явно не один преемник, а как минимум два кандидата. Через год в марте 2008 года мы будем иметь очень поляризованные элиты.



Михаил Соколов: Структура Михаила Барщевского, в которую записали разных шоуменов, создана для разводки правых, с тем, чтобы запугивать их, что Кремль двинет на выборы этот брэнд.


Первый зам председателя СПС Леонид Гозман не опасается подобных конкурентов, считая, что нынешние выборы показали укрепление либерального крыла.



Леонид Гозман: Понятно, что вся борьба «Единой России» и «Справедливой России» все это очень важно и интересно, но на вопрос, какие нужны партии России, я скажу, что России нужны партии, России нужны настоящие партии. А настоящая партия - это как минимум партия, которая принимает самостоятельно решение, она сама решение принимает о своем существовании, о своем создании, о своей политической линии. Это не значит, что она какая-то безумная, отмороженная и не обращает внимания на мнения монарха или на экономическую ситуацию в стране. Но она сама должна решать, когда обращать внимание на мнение монарха, когда не обращать. А если партию могут вызвать и сказать: значит так, ребята, на эти выборы вы не пойдете, мы подождем, что будет с другими, посмотрим, а на эти вы пойдете, но эту тему не трогайте.


Если лидеры ведущих двух партий соревнуются в том, кто из них больше за президента, то можно и так, конечно, почему бы и нет. Но проблема в том, что выборы, которые сейчас прошли, у этих выборов была такая особенность, которая уже не раз была на выборах – это у граждан ощущение того, что они не решают, не они решают, решает кто-то другой, результаты предопределены. Я не про фальсификацию, которые действительно есть и фантастические по наглости, я про ощущение у людей, что выборы - это что-то ненастоящее.


К чему это приводит на самом деле? К тому, что вся легитимность власти основана только на популярности одного человека – Владимира Владимировича Путина. Если, не дай бог, с этой популярностью что-то случится, то легитимность точно так же накрывается. Вообще, когда у граждан ощущение, что выборы не настоящие, тогда приходит какой-то человек, это может быть вполне приличный человек генерал де Спинола в Португалии и говорит, что это все не так, давайте новые выборы, этого свергаем и делаем демократическую республику. И слава богу. Но это может быть не такой человек, это может быть человек типа Муссолини. Потому что на самом деле стабильность страны, о которой якобы беспокоится «Единая Россия» - это то, что основано на ощущении граждан, что это их страна, что это их государство. Мне кажется, что это ощущение люди теряют, и страна постепенно сдвигается к монархическому способу правления.


Вообще монархия на самом деле необязательно, когда есть король или царь. Монархия – это роль двора, например. В этом смысле Великобритания республика, конечно, а мы, конечно, монархия. Монархия она хороша при популярном государе. Никто не сказал, что следующий государь будет популярен – это не передается. У меня нет сомнений в том, что в 2008 году президентом будет избран тот, кого выберет один избиратель Владимир Владимирович Путин осенью 2007 года – это понятно совершенно, никаких сомнений нет. Но будет этот человек популярен или нет – это не знает ни один человек в стране, в том числе Владимир Владимирович тоже не знает, этого никто не знает. Что будет тогда? Мне кажется, что такая система отчуждения граждан от демократического процесса, система управления выборами, она предельно опасна для нашей страны, потому что запросы у населения в основном национал-социалистические и популярность партии «Родина» до ее обезглавливания, когда во главе стоял действительно национал-социалистический лидер активный, она об этом собственно и говорит.


Что касается праволиберального проекта, начинаются споры, пройдет СПС, не пройдет СПС. Пройдет СПС. Но не в этом дело, вопрос более важный другой. Если у России перспективы без реализации праволиберальной идеологии? И мой ответ – нет. Все, чего мы достигли за последние годы, мы достигли тогда и потому, что вот эти либеральные идеи осуществляли разные правительства, разные губернаторы, в том числе те, которые очень ругали либералов.


В том, чтобы мы были в думе будущей, разумеется, заинтересованы не только мы и не только наши избиратели, заинтересована страна. Я согласен, что против нас будут развернуты все оружия. Правда, вы знаете, бывает так, что когда орудия разворачиваются, то в политике это может принести только плюс.



Михаил Соколов: Оценивая перспективы правых, депутат Государственной думы Владимир Рыжков неожиданно демонстрирует оптимизм.



Владимир Рыжков: У Союза правых сил есть положительная динамика. Если в случае с Пермским краем можно объяснить тем, что это был один регион, где они участвовали в выборах и лидер СПС Никита Белых бывший вице-губернатор - это его родной дом и то, что туда брошены все силы и поэтому такой успех, то теперь то, что они прошли в пяти регионах, показывает, что это не только успех технологий, но и определенной востребованности либеральных взглядов и либеральных демократических подходов. И если добавить к этому 3-4%, которые получило «Яблоко» в нескольких регионах – это говорит о том, что несомненно демократическая партия может пройти в следующую Государственную думу в декабре.


Теперь все будет зависеть от того, насколько демократические партии сумеют договориться, насколько тот же СПС сумеет усилиться. Я считаю, что мы могли бы провести объединение, потому что Республиканская партия наша запрещается властью. На будущей неделе состоится Верховный суд по ликвидации РПР, совершенно, на мой взгляд, незаконный. Но в политическом отношении мы могли бы объединить свои усилия с Союзом правых сил и у нас есть по меньшей мере два десятка сильных боеспособных региональных организации, которые могли бы усилить будущую избирательную кампанию. Я думаю, что шансы очень высокие у демократов пройти в следующую Государственную думу.



Михаил Соколов: Присоединение Республиканской партии к СПС вряд ли будет проходить на выгодных для Рыжкова условиях, тем более, что СПС будет до сентября находится в подвешенном состоянии, под угрозой «Гражданской силы». Да и его списки, говорят наблюдатели, будут формироваться в диалоге Администрации президента и Анатолия Чубайса.


Член Общественной палаты Вячеслав Глазычев уверен, что в перспективе и «Справедливая Россия», и СПС могли бы найти себе реальную опору там, где объективно возникает противостояние федеральной бюрократии и других сил. «Справедливая Россия» могла бы стать партией регионов, а СПС – партией муниципалитетов.



Вячеслав Глазычев: Номинальная или номенклатурная элита, она практически целиком в ЕР вписана и откол от нее может быть ситуативный. Я имею в виду потенциальный массив, потому что деловая элита в широком очень смысле региональная - это потенциальный противник сверхцентрализации. Это республиканцы в Соединенных Штатах воображаемые классические. Это очень существенная штука, потому что несправедливая пропорция центр - периферия и полный диктат исполнительной власти и есть раздражитель. Не опереться на это было бы просто глупо. Что касается СПС как партии городов, городской интеллигенции, городского малого бизнеса – это идея на вырост. Я понимаю, что сейчас это просто даже не укоренится. Но на самом деле это и есть возможность не городов контра деревня, которых и нет, станицы есть – а это не то, а города контра федеральная бюрократия и региональная бюрократия – это реальные три силы, которые в мире представлены, находят свою форму.



Михаил Соколов: Глава Института проблем глобализации Михаил Делягин сделал вывод: региональные выборы дают лишь некоторую возможность предугадать то, как сложится игра на думских выборах и далее.



Михаил Делягин: Очень важно, что сейчас политическая борьба стала клановой борьбой. Классика - это Ставрополь. Как везде существует противостояние между мэром главного города и губернатором, между мэром, который зарабатывает, и губернатором, который тратит. Но в Ставрополе существует мощная экономическая группировка, связанная с Кавказскими Минеральными Водами, которая против губернатора. И когда губернатор из КПРФ побежал в «Единую Россию», автоматически группировка Кавминвод качнулась к «Справедливой России».


И все сильнее будет ситуация, когда сильные самостоятельные экономически группировки регионов, обособленные от региональных властей и поэтому противостоящие «Единой России», они не могут пойти в оппозицию властям, потому что у них бизнес, если они пойдут в оппозицию, их уничтожат. И сейчас создание партии эсеров дало им путь против «Единой России», но не против государства. «Справедливая Россия» - это будет кланово-бюрократическая, но все же оппозиция. И политика становится борьбой не общественной, но борьбой групп и кланов, выражающих себя через формально общественные, формально политические рамки, которые предоставляются федеральными политическими структурами.


Понятно, что региональные выборы в определенной мере праймериз. И конечно, наибольшее внимание привлекли замечательные слова Суркова. Сурков сказал, что политическое пространство сформировано, изменения не нужны. Это все трактовали как то, что теперь у нас будет четыре партии. Но Сурков тут же сказал, что есть большой потенциал у Барщевского, «Гражданская сила» так называемая и у СПС, то есть могут быть изменения.


Во-вторых, когда Сурков сказал, что никаких коалиций, нужно при этом учитывать, что «Единая Россия» имеет меньше 50%, с моей точки зрения, не случайно, а потому что иначе она уже будет претендовать на реальную силу, на реальное существование в качестве политической партии. Поэтому, вероятно, речь идет о коалиции «Единой России» со «Справедливой Россией», а не о коалиции вообще. И кроме Суркова есть другие люди, на федеральном уровне ставящие на «Справедливую Россию», которая, по крайней мере, была, с моей точки зрения, остается антисурковским проектом.


Я думаю, что конфигурация будет следующей: менее половины будет у «Единой России», более 20% (я говорю о депутатах) у «Справедливой России». Остальные будут миноритарии. Точно там будет КПРФ и будет один-два миноритария, может быть это будет ЛДПР, может быть СПС, хотя вряд ли. Миноритарии будут жестко контролироваться администрацией президента. И здесь будет существовать две разных схемы возникновения конституционного большинства. Условно говоря, конституционное большинство Путина – это «Единая Россия» и «Справедливая Россия». И второе конституционное большинство – конституционное большинство Суркова - «Единая Россия» плюс миноритарии без «Справедливой России». Это создает новый интересный аспект методов решения проблемы 2008 года.


Михаил Соколов: Календарная весна явно вскружила политологам головы, политическая весна, если в России где-то и наступила, то лишь в прогнозах экспертов.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG