Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполнилось 4 года с начала военной операции США в Ираке


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский .



Александр Гостев : Четыре года назад американские войска и их союзники по международной коалиции начали военную операцию в Ираке. Режим Саддама Хусейна вскоре был свергнут, однако стабилизации в стране достичь не удается - ежедневно в Ираке гибнут десятки людей, потери среди американских военнослужащих превышают 3 тысячи человек. Президенту США Джорджу Бушу, особенно после выборов в Конгресс, на которых победили демократы, становится все труднее доказывать жителям своей страны необходимость продолжения американского военного присутствия в Ираке. Над этой темой сегодня работал мой коллега Андрей Шароградский.



Андрей Шароградский : В день четвертой годовщины начала военной операции в Ираке президент Соединенных Штатов Джордж Буш в своем заявлении, сделанном в Вашингтоне, признал, что ситуация очень тяжелая, однако вновь выступил против быстрого вывода американских войск с иракской территории. По мнению Буша, в долгосрочной перспективе, такое решение будет иметь катастрофические последствия для американской национальной безопасности. Передает корреспондент Радио Свобода Ян Рунов.



Ян Рунов: Отмечая 4-летие войны, президент Буш заявил...



Джордж Буш: Через 4 года после начала войны борьба остаётся ожесточённой. Но победа возможна. Мы победим, если нам хватит мужества.



Ян Рунов: С этим не все согласны. На антивоенном митинге протеста в Нью-Йорке выступавшие требовали, чтобы Конгресс отказал правительству в дополнительном финансировании войны в Ираке и настоял на немедленном возвращения из Ирака всех американских солдат. Но бригадный генерал в отставке Джеймс Маркс призывает к благоразумию.



Джеймс Маркс: Прежде всего, нельзя ожидать 30-секундного решения проблемы. Нужно время, нужно терпение. Об этом говорят сейчас и президент Буш, и госсекретарь Кондолиза Райс, и командующий американскими войсками в Ираке генерал Петреас. Это война не с регулярными войсками, а с боевиками совершенно разных групп. На их уничтожение, изгнание либо превращение в легитимную политическую партию может уйти, скажем, лет девять. 4 года - не слишком много, а слишком мало. Приметы успеха в Ираке есть. Посмотрите, сколько больниц теперь открыто, сколько школ, сколько отремонтировано автомобильных дорог. Всё это тоже надо учитывать.



Ян Рунов: Влиятельные законодатели-демократы не столь оптимистичны. Среди них, например, коннектикутский сенатор Кристофер Додд, один из кандидатов на пост президента США.



Кристофер Додд: Большинство высших офицеров говорили мне в декабре, когда я был в Ираке, что мы совершили большую ошибку. В 6-миллионном Багдаде сейчас действуют 23 или 24 боевые группировки, которые вовлечены в гражданскую, племенную, этническую, религиозную войну. Я полагаю, что мы должны вернуться к главной задаче - борьбе с международным терроризмом. Мы не должны играть роль посредников или судей в гражданской войне.



Ян Рунов: Основной лозунг проходящих в эти дни в Америке демонстраций протеста: «Реальная поддержка наших солдат в том, чтобы вернуть их домой немедленно!» На это президент Буш отвечает.



Джордж Буш: Собрать вещи и поехать домой - может быть хорошо лишь с первого взгляда. Но я считаю, что это нанесёт колоссальный ущерб американской безопасности. Новой стратегии требуется больше времени, чтобы она принесла свои плоды.



Ян Рунов: Несмотря на призывы к терпению, всё больше американцев проявляют недовольство политикой Буша, прежде всего в Ираке. По данным последних опросов общественного мнения всего 35 процентов населения Америки одобряют действия своего президента.



Андрей Шароградский : Российский эксперт, заместитель директора института США и Канады Виктор Кременюк скептически относится к заявлению Джорджа Буша о возможности улучшения ситуации в Ираке уже в ближайшие месяцы.



Виктор Кременюк : Конечно, трудно верить в это обещание президента Буша, потому что совершенно очевидно, что при планировании военной акции против Ирака оказалось так, что американские органы, ответственные за разработку этого решения, очень плохо себе представляли общую ситуацию в Ираке, и еще хуже себе представляли то, что может произойти, когда будет разгромлен режим. Поэтому сейчас, так сказать, доверять, что вот еще нужна еще пара усилий и, наконец, наступит какая-то стабилизация, трудно.



Андрей Шароградский : Операция в Ираке планировалась как краткая военная кампания, целью которой было свержение режима Саддама Хусейна. Однако война в Ираке продолжается уже 4 года, и очевидно, что урегулирование кризиса возможно только в отдаленной перспективе. Остаются ли шансы на победу в Ираке? Мой нью-йоркский коллега Юрий Жигалкин беседует на эту тему с известным политологом, вице-президентом Ленсигтонского института Дэниэлом Гуре.



Дэниэл Гурэ: Очевидно, что мы подошли к критической точке. Если новая стратегия, которая, как недавно заверил страну президент Буш, должна принести успех, стабилизировав Багдад и другие крупные города, не даст ясных убедительных результатов, то терпение американцев иссякнет, кампания в Ираке потеряет все еще ощутимую поддержку в обществе. За эти четыре года, мне кажется, были разрушены иллюзии, эйфория, порожденная окончанием "холодной" войны. Многие американцы верили, что Америка, доказавшая свое звание супердержавы, способна не только указать на свое место отдельным зарвавшимся диктаторам, но и утвердить демократию в отдаленных краях. Теперь мы видим, насколько в действительности ограничены возможности Соединенных Штатов.



Юрий Жигалкин: Господин Гурэ, критики иракской кампании часто сравнивают ее с вьетнамской войной и с психологической травмой, нанесенной американскому самосознанию. Можно ли сейчас судить о психологических последствиях этой неожиданно затянувшейся войны?



Дэниэл Гурэ: На мой взгляд, это сейчас наиболее важный вопрос. Ирак и Вьетнам, естественно, несравнимы, поскольку Вьетнамом была затронута почти каждая американская семья, любому человеку призывного возраста грозила служба во Вьетнаме, поэтому та война воспринималась близко к сердцу многими. Тем не менее, иракская кампания может привести к переосмыслению некоторых важных постулатов американской внешней политики. Например, нужно ли поощрять демократические перемены в странах третьего мира или эти перемены должны вызревать естественным путем, несмотря на сопротивление режимов. Во-вторых, достаточно ли у Соединенных Штатов, грубо говоря, ума и мудрости, чтобы продолжать оставаться лидером западного сообщества в делах, касающихся вопросов безопасности. Или, как это было во время первой администрации Клинтона, мы должны в нашей внешней политике полагаться на, как правило, не более мудрые мнения союзников, которые, например, несколько лет отвергали предложения Белого дома по прекращению войны в Боснии. Словом, иракский опыт, я думаю, может возыметь серьезные последствия.



Юрий Жигалкин : И все же, остаются ли, по-вашему, шансы на успех в Ираке?



Дэниэл Гурэ: Как говорится, определенный успех все еще возможен. В последние недели, как мы видим, американские войска доказали свою способность найти эффективную тактику борьбы с боевиками. Взять хотя бы операцию в Садр-Сити в Багдаде, которая, как предупреждали скептики, провоцирует открытый конфликт с шиитами, чего не произошло. При наличии времени (это могут быть годы) верный путь к успеху был бы найден. Вопрос в том, сколько у администрации осталось времени.



Андрей Шароградский : Это было мнение известного американского политолога Дэниэла Гурэ о перспективах завершения военной компании в Ираке и отношении к ней американцев.


Сегодня ночью был казнен бывший вице-президент Ирака Таха Ясин Рамадан. Также как и Саддам Хусейн он был признан виновным в массовых убийствах шиитов в деревне Дуджаил в 1982 году. Вначале он был приговорен к пожизненному заключению, однако апелляционный суд счел приговор слишком мягким и приговорил Таху Ясина Рамадана к повешению.




XS
SM
MD
LG