Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые несчастья в России. Почему трагедии повторяются вновь и вновь


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Беклемищева.



Андрей Шарый : Минувшей ночью в Краснодарском крае при пожаре в доме престарелых в станице Камышеватская погибло 63 человека, 33 человека спасены, 27 из них госпитализированы. Полностью сгорел спальный корпус. Уголовное дело возбуждено по статье - "Причинение смерти по неосторожности". Массовой гибели людей способствовало позднее сообщение о пожаре и удаленность пожарной части. Над темой работала Ольга Беклемищева.



Ольга Беклемищева: Пожары в России продолжают губить беспомощных людей, находящихся на государственном содержании. Рассказывает наш корреспондент в Краснодаре Иван Петров.



Иван Петров: В станице Камышеватская Ейского района Краснодарского края этой ночью сгорел спальный корпус дома престарелых. Сообщение о пожаре поступило на пульт оперативного дежурного в 1 час 11 минут московского времени. Из Ейска пожарные подразделения прибыли к месту только в третьем часу. Расстояние между городом и станицей составляет около 50 километров, а в станице уже два года нет пожарной команды. Решением правления местного акционерного общества ее сократили, хотя осталось здание пождепо и автомобили. Приехавшие на подмогу из соседних станиц пожарные расчеты, тоже опоздали, заблудившись в ночной темноте.


До сих пор непонятны причины. Почему сразу не сообщили о возгорании. По одной версии - не сработала пожарная сигнализация, по другой - сторож бы не в своей сторожке, и кинулся бить тревогу уже тогда, когда увидел с улицы дым.


Дежурная медсестра и три санитарки кинулись спасать на второй этаж опекаемых стариков, в большинстве своем инвалидов. Быстро поднимая лежачих больных, они вытаскивали их на улицу. А вот спасти многих ходячих не удалось - почти все они задохнулись дымом. Только один старик успел выброситься из окна, и сейчас в тяжелом состоянии находится в реанимации. 28 погибших не могли передвигаться самостоятельно. Удалось спасти 35 человек, из которых в настоящий момент 30 госпитализированы в Центральную городскую больницу Ейска.


На помощь медперсоналу прибежали соседи, но огонь уже перекрыл путь на второй этаж. Ярко горели пластиковые обои и линолеум на полу, который постелили в ходе недавнего ремонта. Спасая опекаемых стариков, погибла 58-летнияя дежурная медсестра Лидия Починцова. У женщины остался 17-летний сын Артем. Почти все погибшие умерли от отравления угарным газом.


По мнению специалистов, в кирпичном здании дома престарелых, размер которого составляет 20 на 50 метров, было необходимо доработать систему пожарной сигнализации. Сейчас на месте пожара работает техника, идет разбор завалов. До сих объект окружен стеной людей, местных жителей. Многие женщины плачут и причитают. В Ейске идет опознание погибших. Там пытаются связаться с родственниками, у кого они были.


Полпред президента РФ в Южном федеральном округе Дмитрий Козак отправился в станицу Камышеватская, чтобы на месте разобраться с причинами трагедии в доме-интернате.



Ольга Беклемищева: Ситуацию по Краснодарскому краю прокомментировал депутат Государственной Думы Российской Федерации по Краснодарскому краю Ростовской области республики Адыгеи по федеральному списку КПРФ, член Комитета по охране здоровья Борис Кибирев.



Борис Кибирев : Во-первых, мне хотелось бы выразить соболезнование всем родственникам и близким погибших, о которых мы сейчас ведем речь. А для того, чтобы этого впредь не повторялось, что надо сделать? Надо поднять статус этих учреждений. Там живут бедные, несчастные люди, за которых никто не отвечает, которые очень плохо обслуживаются.


Все условия, в которых они проживают - пожарные, социальные и прочие другие, очень и очень на низком уровне. Конечно, положение вот этих диспансеров определяется и общим уровнем жизни нашей сегодня в Российской Федерации. Воруют. Раз воруют, значит, обязательно на окнах, на дверях решетки. Но если, не дай бог, загорится, бежать-то некуда. Надо, чтобы в этих учреждениях была надежная охрана, чтобы там был сторожем и охранником не 70-летний не совсем полноценный человек, а на полном серьезе государственный служащий, который отвечал бы за безопасность и здоровье этих людей.


Надо сделать так, чтобы эти учреждения имели статус не ниже уровня региона, чтобы за их состояние отвечала региональная власть. Тогда бы она, наверное, позаботилась о том, чтобы пожарная машина находилась не за 50 километров от этого учреждения, а где-то там поближе. Если нет возможности иметь пожарную охрану, другие условия пожаротушения. Все это должно быть. Сегодня у нас получается, что люди, проживающие в этих диспансерах, это такой народ, который никому не нужен, неизвестный, никто ни за кого не отвечает.



Ольга Беклемищева: Вы можете, как депутат, поставить перед органами власти вопрос о какой-то тотальной проверке?



Борис Кибирев : Я это могу. Конечно, надо эту проверку сделать не только в Краснодарском крае. Ее надо везде, эту проверку, провести. К большому сожалению, каждый раз после такого трагического случая эти проверки проводятся, но они настолько формальные... Потом мер каких-то капитальных после этих проверок не предпринимается. И случается так, что проходит какой-то еще промежуток времени, и повторяется все точно один к одному.



Ольга Беклемищева: Но серьезные меры стоят серьезных денег. Во всяком случае, главный врач 17-й психиатрической больницы города Москвы Юрий Шуляк, где тоже недавно был пожар, оценивает положение в противопожарной безопасности своей больницы, уже сделанной правительством Москвы, в 100 миллионов рублей. Хватит ли денег на все социальные учреждения России?




XS
SM
MD
LG