Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад выступит в Совете Безопасности ООН


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шароградский и Ян Рунов.



Александр Гостев: Сегодня в Совете Безопасности ООН ожидается выступление президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада. После этого выступления может быть поставлена на голосование резолюция о дополнительных санкциях против Ирана, не желающего свернуть свою программу обогащения урана - вопреки требованиям международного сообщества.



Андрей Шароградский: Наблюдатели сходятся во мнении, что содержание поправок, внесенных в проект резолюции по Ирану, и исход голосования, во многом будут зависеть от содержания сегодняшней речи Махмуда Ахмадинеджада в Совете Безопасности. После вчерашнего заседания Совета посол Великобритании в ООН Эмир Джонс Перри так определил принципы, на которых строится обсуждение.



Эмир Джонс Перри: Что совершенно очевидно, и с чем согласны все - Иран не соблюдает обязательства, наложенные на него Советом Безопасности. Мы считаем, что было бы абсолютно неправильным в ответ на сложившую ситуацию сказать: "Кстати, мы теперь отменяем обязательства, касающиеся Ирана". Это было бы совершенно неправильным. Наш подход базируется на постепенном увеличении давления, пропорциональном увеличении этого давления. В то же время, все еще можно вернуть назад.



Андрей Шароградский: Заместитель посла США в ООН Алехандро Вольф, в свою очередь, отметил важность того, какой будет резолюция по Ирану.



Алехандро Вольф: Три страны - члена совета высказали свои предложения по поправкам. Мы уже провели их короткое обсуждение. Мы дали понять, что рассматриваем их, с точки зрения соответствия их принципам, заложенным в предыдущих резолюциях - 1673 и 1696. Единодушное голосование всегда было важно для нас, но очевидно, что содержание резолюции не менее важно.



Андрей Шароградский: При этом многие члены Совета Безопасности настаивают на скорейшем принятии резолюции. Посол Франции в ООН Жан Марк де ла Саблиэр...



Жан Марк де ла Саблиэр: Мы обсудили после заседания Совета Безопасности, как принять во внимание озабоченность, высказанную некоторыми делегациями. Наше желание, и мы неоднократно повторяли это, начиная с понедельника, чтобы резолюция была принята до конца этой недели.



Андрей Шароградский: Накануне свое заявление сделал и духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи. Как и ожидалось, он выступил с угрозами в адрес тех, кто настаивает на введении санкций против Тегерана в ответ на его отказ свернуть ядерную программу.



Али Хаменеи: Я объясняю им, что ядерные разработки в Иран никак не противоречат международным законам. Но если большие державы через Совет Безопасности предпринимают абсолютно незаконные акции и игнорируют права Ирана, то мы также можем заниматься незаконной деятельностью. И мы будем делать это!



Андрей Шароградский: Россия уже дала понять, что не поддержит чрезмерно жесткие, по мнению Москвы, санкции против Ирана. В последние дни появлялись сообщения, касающиеся разногласий между Тегераном и Москвой вокруг строительства атомной электростанции в Бушере и предположения о том, что эти разногласия могут повлиять на позицию России в Совете Безопасности ООН. Однако накануне российский МИД опроверг наличие серьезных противоречий в российско-иранских отношениях.


В то же время многие эксперты не исключают, что российское руководство в последнее время все-таки изменила свое отношение к иранской ядерной программе. Содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета Маршалл Голдман в интервью Радио Свобода так прокомментировал недавний внезапный отъезд из Бушера группы российских специалистов.



Маршалл Голдман: Я лично склонен трактовать этот шаг как проявление здравомыслия со стороны России. Я хорошо помню, как в сентябре во время встречи с нашей группой западных политологов президент Путин прямо сказал, что он осознает, насколько невнятен рубеж между возможностью использования обогащенных ядерных материалов в гражданских и военных целях. Тогда-то и опробовалась идея обогащения иранского урана в России, идея, которую иранцы похоронили на корню. Им явно нужен полный контроль над обогащением ядерного топлива.


Поводом для отзыва специалистов, конечно, может быть и неоплата Тегераном российских услуг. Совсем не исключено, что это, так сказать, недоразумение, которое будет вскоре разрешено. Однако возможно и то, что Москва, не испытывающая острой финансовой нужды в прибылях от Бушерского проекта, как это было в 90-х годах, решила, что нормальные отношения с Европой и Соединенными Штатами дороже. Тем более что несколько ведущих российских корпораций теряют деньги и контракты из-за американских санкций, введенных в наказание за сотрудничество с Ираном.



Андрей Шароградский: Перспективы введения новых санкций ООН против Ирана мой нью-йоркский коллега Ян Рунов попросил прокомментировать профессора университета Вилланова в Пенсильвании Хафиза Малика.



Хафиз Малик: Прежде всего, появление президента страны на трибуне ООН перед тем, как на возглавляемое им государство могут быть наложены санкции, вполне согласуется с правилами. Я ожидаю, что главной целью выступления Ахмадинеджада будет очередная попытка убедить Совет Безопасности в том, что обогащение урана не противоречит Договору о нераспространении ядерного оружия и что намерения Ирана вполне мирные. Далее всё будет зависеть от того, поверят ли члены Совета Безопасности Ахмадинеджаду. Я лично в этом сомневаюсь. Впрочем, не исключено, что в результате его выступления пять постоянных членов Совета Безопасности, обладающих правом вето, вернутся за стол переговоров и изменят текст проекта резолюции. На это может уйти ещё день или два, или три.



Ян Рунов: Как санкции, даже не слишком строгие, могут отразиться на экономике Ирана?



Хафиз Малик: История показывает, что санкции, если они действительно серьёзные, могут сильно ударить по экономике страны, но не сразу, а с течением времени, через годы. Экономические проблемы могут вызвать проблемы политические. В случае с Ираном самое интересное сейчас - это российско-иранские отношения. Тегеран рискует потерять своего главного союзника в противостоянии Западу. Именно давление со стороны России может принести определённые результаты.



Ян Рунов: Ожидаете ли вы, что резолюция о санкциях будет поставлена на голосование сегодня?



Хафиз Малик: Послушаем, что скажет Ахмадинеджад. Если это будет всё та же риторика и проклятия в адрес США, это лишь ухудшит положение Ирана. Если же тон будет иным, примирительным, то США, может быть, и согласятся пересмотреть резолюцию о санкциях.



Ян Рунов: Пока в новом проекте резолюции предлагается наложить запрет на экспорт иранского оружия, призыв ко всем странам ограничить торговые отношения с Ираном (на добровольной основе), расширить список лиц и компаний, финансовые операции и зарубежные передвижения которых подлежат ограничению.



Андрей Шароградский: Это было сообщение нашего нью-йоркского корреспондента Яна Рунова.


XS
SM
MD
LG