Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель председателя научного совета Центра Карнеги Николай Петров: "Власть усилит свою плавучесть, избавившись от Зурабова"


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Арслан Саидов: Депутаты Государственной Думы России сегодня будут решать участь главы Минздравсоцразвития Михаила Зурабова, который должен выступить перед депутатами с докладом о положении дел в сфере льготного лекарственного обеспечения. Две недели назад единорос c ы предъявили министру ультиматум: либо Зурабов предлагает программу выхода из кризиса, либо Дума инициирует рассмотрение вопроса о его отставке. Впрочем, политологи, и среди них заместитель председателя научного совета Московского Центра Карнеги Николай Петров, считают историю с ультиматумом пиаровским трюком. Интервью с Николаем Петровым записала моя коллега Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова: Почему депутаты "Единой России" инициировали рассмотрение этого вопроса именно сейчас, а не раньше? Ведь и КПРФ, и ЛДПР неоднократно выступали с требованием выразить единое мнение Государственной Думы о необходимости отправить Зурабова в отставку. И вот теперь вдруг решились. Что могло этому способствовать?



Николай Петров: Определенно, мы имеем дело с таким политическим маневром, когда продукт, плод должен созреть, прежде чем его сорвут. И в этом смысле Зурабов, который уже давно является единственной фигурой в правительстве, которая совершенно не защищена от критики и оттягивает всю негативную по отношению к правительству и к власти в целом энергию, он, по всей видимости, сейчас уже действительно может сыграть такую важную роль, когда с его уходом, если таковой состоится, не просто будет в какой-то степени решена конкретная проблема, связанная с лекарствами, с пенсионерами и так далее, а будет решена важная политическая задача избавления власти и "Единой России", которая берет на себя ответственность за исполнительную власть, от большого негативного груза. И власть дальше поплывет, как корабль, у которого никакого негатива нет, не осталось, и который в этом смысле резко усилит свою плавучесть, избавившись от Зурабова.



Марьяна Торочешникова: Тем не менее в соответствии с российским законодательством все-таки министров назначает не Государственная Дума и не ей решать вопрос об отставке министров, так зачем Дума-то сейчас этим занялась, ей-то какой от этого интерес? Можно ли рассчитывать на то, что после этого шума будут предприняты какие-то конкретные действия и Михаила Зурабова, например, отправят в отставку?



Николай Петров: Во-первых, было бы неправильно сказать, что Дума не хотела этим заниматься и раньше, то есть были призывы, были обращения, хотели заслушать Зурабова и принять какие-то решения существенно раньше, и позиция, там, фракции "Единая Россия", позиция Кремля этому тогда мешала. Сейчас, когда я говорю, что вопрос созрел, очевидно, что какое-то решение исполнительной властью принято. Дума, по Конституции, не имеет права ни назначать, ни отставлять министров, она имеет право обратиться к премьеру, обратиться к президенту с каким-то требованием, с каким-то пожеланием. И поскольку у нас обычно в отношениях между правительством и Думой впереди стоит телега, а позади стоит лошадь, можно полагать, что какое-то решение по этому поводу уже принято или в принципе подготовлено в Кремле или в Белом доме, и теперь Думе позволено получить какой-то политический пропагандистский эффект от этого решения.



Марьяна Торочешникова: Чем бы вы объяснили вот этот феномен Михаила Зурабова, феномен его долгожительства в правительстве России при том, что его постоянно критикуют? Что это такое - это чья-то заинтересованность, это умение договариваться? Чем можно это объяснить?



Николай Петров: Я думаю, что ситуация на самом деле намного серьезнее, чем просто личные качества Зурабова, его способность или неспособность ставить интересы государственные и общественные выше интересов личных и бизнес-интересов. Мне кажется, сейчас (и это, очевидно, прекрасно понимают и в правительстве, и в Кремле) Зурабов занимает, что называлось раньше, расстрельную должность, то есть он поставлен отвечать за те вещи, которые, независимо от того, насколько он хорош или плох лично, просто обречены подпасть под шквал критики. И в данном случае Зурабов берет на себя... он ложится на амбразуру отчасти, он берет на себя ту критику, которая вообще должна быть не персональной, должна быть ориентирована не против него лично или, вернее, не только против него лично и не против того министерства, которое он возглавляет, но против правительства вообще, против того, каким образом правительство принимает решения и как оно впоследствии реализует решения, принимавшиеся без нормальной процедуры дискуссии в парламенте, учета мнений разных групп, корректировки и так далее. Мне кажется, то, что сейчас происходит с теми реформами, за которые призывают к ответу Зурабова, это на самом деле очень серьезный системный кризис, это иллюстрация того, что весь пакет всех реформ, которые правительство подготовило в условиях уже фактически отсутствующей как реальный политический игрок Государственной Думы, все эти реформы не годятся и все они должны быть срочно пересмотрены и ревизованы. И проблема не в том, чтобы заменить плохого Зурабова хорошим, а проблема в том, чтобы пересмотреть а) готовые пакеты реформы и б) исправить те механизмы принятия решений, которые приводят к принятию и утверждению некачественных реформ.



Марьяна Торочешникова: Пойдут ли на это депутаты Государственной Думы? Во всяком случае, инициируют ли они эту работу или все-таки ограничатся тем, что заслушают доклад Михаила Зурабова и, возможно, обсудят вопросы о его отставке, либо продолжении его работы в своей должности?



Николай Петров: Я думаю, что позиция отдельных депутатов будет очень разной, она будет зависеть от того, насколько короток тот поводок, на котором депутаты находятся. Большинство из них находятся на очень коротком поводке, который становится тем короче, чем ближе момент оглашения списков, чем более зависим тот депутат, который хочет продлить свой мандат после предстоящих в декабре выборов от Кремля, от лидеров фракций, которые будут принимать решение, на каком месте… и включить ли вообще данного депутата. Поэтому мы увидим слаженную позицию "Единой России", и, мне кажется, трудно точно предугадать, каковой она будет. То есть можно предположить, что против Зурабова уже накоплено достаточно много не столько компромата, сколько негатива, и его сейчас принесут в жертву. Точно также может иметь место и принципиально другой сценарий, когда будет решено, что нужно еще подождать и приносить его в жертву позже, потому что с уходом Зурабова нужно будет найти следующий "громоотвод", который будет притягивать эту всю негативную энергию. А позиция тех депутатов и тех фракций, которые более в этом смысле свободны от исполнительной власти, позиция и коммунистов, позиция и других, независимых депутатов, будет индивидуальной.


XS
SM
MD
LG