Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отравители. Новые версии организации политических убийств в России; Европа не спешит переходить на мобильное телевидение: выставка в Ганновере; История турецкого спецназа; Рэкет в азербайджанских средствах информации




Отравители. Новые версии организации политических убийств в России.



Ирина Лагунина: В 5 номере еженедельника «Новое время» появилась статья, содержащая некую новую версию организации политических убийств лиц, которых по разным причинам причисляют к противникам российской власти. Об этой публикации и пойдет сегодня разговор в материале, который подготовил мой коллега Владимир Тольц.



Владимир Тольц: Статья в «Новом времени» начинается с упоминания вышедшей в конце февраля в эфир на телеканале NBC программы «Кто убил Александра Литвиненко?» Точнее – с упоминания случайного, по словам автора, совпадения фактов: за пять дней до показа программы от сердечного приступа умер принимавший в ней участие журналист лондонской Times Дэниел МакГрори, а пятью днями позже выстрелами в живот тяжело ранен специалист по России, приятель переметнувшегося на Запад генерала КГБ Олега Калугина (он тоже участвовал в передаче) американец Пол Джоял. В конце публикации упоминается еще об одном совпадении: на другой день после официальной даты создания организации ветеранов разведки и дипслужбы «Честь и достоинство» – 16 апреля 2003 года - был застрелен Сергей Юшенков. Собственно способам организации политических убийств и посвящена эта публикация, которую я для своих собеседников и для тех, кто ее не читал, сейчас, как могу, коротко перескажу.


Итак, первый тезис: секретные органы России мстительны и ничего никому не прощают. В статье говорится:



Калугин в программе упомянул о старом правиле чекистов — «никогда не забывать, никогда не прощать» тех, кто нарушил законы корпорации. Если это правило действует, как считает Олег Калугин, то сам он просто-таки возглавляет группу риска. Его назвал предателем президент Владимир Путин.


Открытая реализация этой мстительности может вступать в конфликт с политическими интересами государства:


« История знает много примеров, когда использование формальных спецслужб для решения щекотливых поручений било по репутации государства. Один из недавних примеров — арест сотрудников российских спецслужб, устранивших Яндарбиева в Катаре в 2004 году».



Владимир Тольц: Однако можно утолить потребность в мести тайно, и это не повредит репутации государства. (В подтверждение этого тезиса – ссылка на фильм Спилберга «Мюнхен», в котором изображена сверхсекретная израильская операция возмездия террористам, убившим израильских спортсменов на Мюнхенской олимпиаде.)


Следующее положение статьи в «Новом времени»: для тайных операций такого рода необходимо создание оперативных соединений, действующих автономно от большой системы спецслужб, наделенных возможностями действий, не ограниченных законами, а для взора посторонних - никак не связанных с Конторой.



«Принцип организации автономной группы с правом ликвидации людей без суда и следствия может оказаться вполне привлекательным и востребованным в определенных случаях и для внутреннего пользования, и особенно для внешнего, когда легальные способы достать тех, кого нынешняя российская власть считает врагами и предателями, исчерпаны или их просто не существует».



Владимир Тольц: И наконец, автор намекает, что такой неформальной структурой может явиться уже упомянутый мной некоммерческий благотворительный фонд «Ветераны разведки и дипломатической службы за духовное возрождение Отечества «Честь и достоинство»


Ну, вот так, примерно. Что вы об этом думаете? – спрашиваю я у бывших агентов советской разведки, а ныне исследователей ее истории Олега Гордиевского и Бориса Володарского, а также у историка советских разведывательных, сыскных и карательных органов Никиты Петрова. Последний сразу отмечает:



Никита Петров: Я даже не увидел автора.



Владимир Тольц: Да, статья подписана псевдонимом…



Никита Петров: Нет, он печатает то, что угодно Кремлю и еще что-то опасается – вот что интересно.



Владимир Тольц: Видимо он истолковывает ситуацию иначе…



Никита Петров: Я думаю, что он хорошо все истолковывает, именно потому что угодно Кремлю, он и скрывает фамилию.



Владимир Тольц: А что же угодно Кремлю?



Никита Петров: А Кремлю на самом деле угодно то, что формально отрицается причастность российских структур ко всему этому. Вроде как самодеятельность отставных чекистов. Эта на самом деле версия, которая вполне Кремль устраивает. Так можно перевести стрелки и сказать: видите, что бывает, когда сотрудники славных органов оказываются не у дел – возникает всякая самодеятельность.



Владимир Тольц: Не сговариваясь с Никитой Петровым Борис Володарский также исключает всякую самодеятельность в убийствах, которые у всех ныне на слуху.



Борис Володарский: Совершенно исключено. Никаким образом не могло быть. Никакая самодеятельная организация, тем более бывших офицеров, тем более ветеранов не способна на проведение крупномасштабной зарубежной спецакции.



Владимир Тольц: Ну, а как вам сама идея «организации автономной группы с правом ликвидации людей без суда и следствия» - это что, новинка для русских секретных служб?



Борис Володарский: Создание таких автономных групп, назовем их так, - это не новинка, это практиковалось советской властью с 1924-го года и потом перешло на индустриальные рельсы, когда кадровые офицеры, хорошо подготовленные, стали присутствовать в рамках органов внешней разведки для исполнения спецопераций за рубежом.



Владимир Тольц: Кстати, автор статьи в «Новом времени» апеллирует к израильским образцам, знакомым ему по фильму «Мюнхен». Но если вглядеться в то немногое, что до сих пор опубликовано по организации операции против мюнхенских террористов из ООП, - в исследования работы израильских спецслужб Дена Равива и Йосси Мелмана, в дискуссию по книге Джорджа Джонаса, становится ясным, что израильтяне во многих деталях подражали советским образцам. Конечно, с учетом демократических особенностей Израиля. Сталин, к примеру, принимал решения об убийствах единолично. А вот в случае операций возмездия после Мюнхена для решения таких вопросов был создан специальный совещательный орган – «Комитет Х»… А как принимают аналогичные смертельные решения в современной России?



Борис Володарский: После того, как операция инициирована, а она может быть инициирована как сверху, так и снизу, то есть руководство службы может предложить такую операцию или могло получить задание из Кремля, разрабатывается план операции, поручается конкретному исполнителю разработка плана операции, назначаются исполнители, намечается оружие, отрабатывается время, площадка. Это докладывается, анализируется, корректируется и потом докладывается руководителю отдела, руководитель отдела докладывает начальнику управления, начальник управления докладывает, соответственно, руководителю службы, дальше докладывается президенту. В такой операции, информированность по операции, которая была проведена в Лондоне, было информировано, с моей точки зрения, не более пяти, максимум шести человек.



Владимир Тольц: «Операция в Лондоне», которую упомянул Борис Володарский, это – убийство Литвиненко. И вот вопрос, который давно у меня крутится: как выбирают мишени для убийства? Почему Литвиненко? Мне отвечает Олег Гордиевский.



Олег Гордиевский: Сейчас выбирают тех, которые вызывают самое сильное раздражение верховных правителей. А самое сильное раздражение вызывал Александр Литвиненко. А почему? Потому что Александр Литвиненко почти каждый день писал статьи против Путина и против КГБ с именами, с кличками, с оскорблениями, с нападками, с резкими выпадами. Это шло изо дня в день. Никто на Западе и не думал читать, потому что было на русском языке на захолустном «Чечен сайте». А люди в России знали, что на «Чечен сайте» вы найдете материал Литвиненко. И Литвиненко писал, писал, писал и знал, что до добра не доведет. И он столько написал, что когда стали говорить об интимных вещах жизни президента, об интимном сложении, привычках и так далее, он не выдержал и сказал: мы его задушим, мы его убьем. Вот с этим Литвиненко они прекрасно справились, но прошляпились на том, что остаются радиационные следы, страшно прошляпились, и все это стало достоянием.



Владимир Тольц: А что, по вашему мнению, произошло с МакГрори, смерть которого в «Новом времени» исподволь увязывается, по крайней мере, по дате, с выходом в эфир программы об убийстве Александра Литвиненко?



Олег Гордиевский: Люди умирают. Раскройте газеты, раскройте некрологи. «Таймс», «Дейли телеграф», «Гардиан» - везде разные люди. Люди умирают как мухи. И все с чем-то связаны, одни связаны с службой перехвата, другие связаны с MI-5 , третьи с армией, другие с разведкой армии. Это что, идет атака на стариков? Это глупости. Люди просто умирают по старости. Так и во всем мире, люди умирают нечаянно в 50 лет или в 80 лет. И никаких не надо делать выводов, что люди умирают, потому что их убивает КГБ. У КГБ, они хотели бы многих убить, но у них ресурсов нет.



Владимир Тольц: Бывший советский и британский шпион, а ныне историк разведки Олег Гордиевский. Упоминание в обсуждаемой нами статье случаев МакГрори и Джояля он считает искусственным притягиванием не по делу.



Олег Гордиевский: Пока еще нет волны убийств за границей. Я человек КГБ, я знаю их штучки, я, можно сказать, с ними борюсь. Но там, где они не виноваты, где они не могут, там они не могут.



Европа не спешит переходить на мобильное телевидение: выставка в Ганновере.



Ирина Лагунина: В среду в немецком Ганновере завершилась крупнейшая в мире ежегодная выставка индустрии информационных технологий - CeBit . Треть всей её экспозиции была связана с мобильными телефонами и Интернет-телефонией. Рассказывает Сергей Сенинский:



Cергей Сенинский: ... Три года назад – в 2004-ом – главной темой тогдашней выставки CeBit стала сотовая связь «третьего поколения». Судя по сообщениям с выставки нынешней, можно предположить, что на место «главной телефонной темы» претендует все, что связано Интернет-телефонией, особенно - мобильной. Мы обратились к немецким экспертам, которые провели на выставке Cebit -2007 не один день. Наш первый собеседник – в Ганновере - главный редактор онлайнового журнала Telespiegel Штефан Эберс:



Штефан Эберс: Примерно треть экспонатов на CEBIT-2007 была связана с IP-телефонией и мобильной связью. Хотя на нынешней выставке эта тема не так выделялась крупными новыми проектами, как в прежние годы. На этот раз было представлено множество более мелких инноваций. Но в следующем году, я уверен, эта тема вновь займет на выставке ведущее место.



Cергей Сенинский: Интернет - телефония мобильная и - для обычных, проводных телефонов. Судя по тому, что было представлено на CeBit-2007, можно ли говорить, что эти два сегмента рынка будут развиваться параллельно, но – для разных категорий пользователей? Или одни и те же клиенты будут использовать и то, и другое – в зависимости от обстоятельств?



Штефан Эберс: Стационарная, проводная IP-телефония уже прочно обосновалась на европейском рынке и в Германии. В то время как мобильная IP-телефония делает лишь первые шаги, что связано, в первую очередь, со слабым развитием необходимых для этого сетей – W LAN, например. И это при том, что соответствующих телефонных аппаратов на рынке уже предлагается немало.


Определенную роль в этом играет также малый радиус действия сетей WLAN. Поэтому, как мне представляется, этот вид мобильного сервиса пока останется, скажем, в Германии мало востребованным. Те, кто уже привык использовать проводную IP-телефонию, вряд ли станет экспериментировать с уступающей ей пока по многим параметрам мобильной связью.



C ергей Сенинский: На CeBit- 2007 британская компания Vodafone , крупнейший в мире оператор сотовой связи, если не считать компаний Китая, представила новую услугу на основе технологии под называнием Starfish . Её суть – Интернет-телефония через мобильный телефон.


С точки зрения стоимости для абонента – получи он возможность делать Интернет- звонки со своего мобильного телефона, имеет смысл использовать их лишь для «дальней» связи, скажем, междугородной или международной? Или – с тем же успехом можно позвонить приятелю, работающему на соседней улице: все равно такой звонок окажется дешевле, чем обычный сотовый сегодня? Из Кёльна – главный редактор Интернет-издания Inside-Handy Хендрик Хартц:



Хендрик Хартс: Навсе эти вопросы можно ответить коротко: всё станет гораздо дешевле! Кстати, Европейская комиссия прилагает сейчас немало усилий к тому, чтобы стоимость дальней и ближней телефонной связи не столь различалась, чтобы унифицировать тарифы мобильной связи по всей Европе. Давит на цены и сильная конкуренция между провайдерами.


Смотрите, уже сегодня обычные телефонные звонки за границу стали во много раз дешевле, чем были всего год назад! А когда столь же дешевая альтернатива связи появится и для владельцев мобильных телефонов – с помощью сетей WLAN и систем Интернет-телефонии, цены начнут снижаться еще быстрее.



C ергей Сенинский: Давно и весьма активно продвигаемая в этой индустрии идея «полной конвергенции» - когда один и тот же телефон будет использоваться как мобильный в одних обстоятельствах (например, на улице или во время путешествия), а дома – как обычный аппарат фиксированной связи, пусть и без провода от трубки к телефону. Штефан Эберс, журнал Telespiegel :



Штефан Эберс: Чисто теоретически, такой комбинированный продукт, безусловно, представляет интерес. Но на практике те же немцы, например, такой продукт покупать не станут, ибо отдельно взятые аппараты в общей сложности пока обходятся гораздо дешевле, чем универсальный. Например, компания Deutsche Telekom, по-прежнему доминирующая на немецком рынке, полгода назад выпустила подобный аппарат – он назывался "T-1". Но уже вскоре его изъявили из продажи – и отнюдь не по причине чрезмерного спроса.



C ергей Сенинский: Хендрик Хартц, журнал Inside-Handy :



Хендрик Хартц: Эту идею по-прежнему многие стремятся реализовать, усиленно над ней работают. Мы видим, что уже сейчас мобильный телефон объединяет в себе всё больше функций – и видеокамеру, и MP3-Player, а вскоре будут добавлены и многие другие. Например, корпорация Mic icrosoft месяц назад представила новую версию своей операционной системы для мобильных устройств – W indows M obile 6, которая очень проста и удобна в обращении. Корпорация Apple уже этим летом выведет на рынок свой новый мобильный телефон IPhone. Во всяком случае, именно мобильному телефону и предстоит стать таким своего рода универсальным аппаратом, который сможет всё...



C ергей Сенинский: И в Японии, и в Южной Корее, и в США, и в отдельных странах Европы некоторые сотовые операторы уже предлагают своим клиентам услуги мобильного телевидения. Причем в Японии и Южной Корее, как показывает первый опыт, они оказываются вполне востребованными, хотя и отнюдь не дешевые... На ваш взгляд, сколь востребованными они могут оказаться уже в ближайшее время в Европе? И что наиболее обещающего было представлено на нынешней выставке в этой части?



Хендрик Хартц: Да, была уже широко представлена система DVB-H, ставшая, по сути, вторым технологическим стандартом для мобильного телевидения. Кстати, в Германии провайдеры и разные телеканалы уже целый год пытаются привлечь клиентов к мобильному телевидению еще первого стандарта, но пока – с минимальным успехом. Наш журнал – I nside -H andy провел специальный опрос читателей, по итогам которого мы констатировали: увы, интерес немцев к мобильному телевидению совсем невелик.


Частично это связано, конечно, и со стоимостью новой услуги, и с ассортиментом предлагаемых программ. Но главным образом – с тем, немцы, как и многие другие европейцы, вообще не столь отзывчивы на все технические новинки, как японцы или корейцы. Немцы пока вполне довольствуются привычными удобствами мобильной связи и тем, что могут обмениваться привычными SMS-сообщениями...



C ергей Сенинский: В России доля услуг, связанных с передачей больших объемов данных, в общем объеме услуг, предоставляемых сотовыми операторами, также оказывается пока весьма скромной. Хотя один из наших недавних опросов в трех российских городах – Самаре, Екатеринбурге и Новосибирске выявил немалый к ним интерес...



- Интернет - как средство общения, по работе мне это необходимо. Независимо от того, сколько это будет стоить. Если нужно, то мы готовы за это платить.


- Смотря, сколько будет стоить... В принципе - чем больше услуг, тем больше сотовая связь будет себя оправдывать...


- Да, готов! Уже плачу и за Интернет, и за MMS , и за все . Дорогая игрушка!..


- Готовы платить. E-mail не хватает на сотовом телефоне...


- Для нас, наконец, появился в сотовом телефоне Интернет - человеческий!



C ергей Сенинский: И все-таки - тот же доступ в Интернет через мобильный телефон пока слишком дорог, чтобы стать действительно массовым, а, например, безналичные платежи частных лиц и в целом пока мало распространены в стране даже через банковские карты, не говоря уже о мобильных телефонах. Из Москвы – руководитель аналитического отдела финансовой корпорации "Уралсиб" Константин Чернышев:



Константин Чернышев: В ближайшие пару лет мы, наверное, никаких прорывных технологий и приложений не увидим. Я думаю, что по-прежнему будет все-таки основное использование сотовых телефонов для простого голосового трафика и голосовой связи. Львиная доля «неголосовых» услуг будет по-прежнему приходиться на SMS , как очень удобный и лаконичный вид связи.


Тем не менее, развитие беспроводных сетей нового поколения, которое мы наблюдаем, может привести к конвергенции фиксированных и мобильных сетей. Вот на этом поприще, наверное, мы можем ожидать появления новых услуг, которые существенно изменят саму структуру пользования связью - с точки зрения потребителя.


Хотя здесь много, естественно, возникает проблем, связанных с самими аппаратами. Мы знаем, что, например, 3G -услуги, мобильной связи «третьего поколения», не очень-то пошли. В частности, это оказалось, с одной стороны, достаточно дорогое оборудование, а с другой стороны, все-таки спрос на услуги «за пределами голоса» пока еще ограничен даже в индустриальных странах...



C ергей Сенинский: Возвращаясь к IP- телефонии... По вашим оценкам, какие еще технические или сервисные проблемы предстоит решить, например, сотовым операторам, чтобы эта услуга стала бы по-настоящему универсальной и - для самых разных пользователей?



Штефан Эберс: В целом я сказал бы так: и в Германии, и в Европе предстоит развеять опасения потребителей перед инновациями – особенно в том, что касается надежности систем. Например, опасения абонентов, что те переговоры могут быть подслушаны или перехвачены.


Если удастся убедить их в этом, многие заинтересуются открывающимися возможностями. Ведь именно благодаря IP-телефонии так сильно упали во всем мире тарифы на все телефонные услуги...



Хендрик Хартц: До тех пор пока будут существовать различные технические стандарты, IP-телефония не сможет стать по-настоящему универсальной услугой для пользователей. Знаете, нынешняя ситуация напоминает мне относительно недавние времена, когда на рынке видеомагнитофонов соперничали системы Betamax компании Sony и VHS компании Matsusita . По меньшей мере, индустрия IP- телефонии должна создать такие телефоны, которые работали бы с любым из существующих и утвердившихся технологических стандартов.


Ну и, разумеется, когда это условие будет выполнено, необходимо предоставить потребителю самый широкий выбор телепрограмм, то есть наполнить эту идею интересным для него содержанием. Ведь просто превращая мобильный телефон в крохотный телевизор, мы еще далеки от того, чтобы эта услуга стала по-настоящему универсальной для потребителей во всем мире...



C ергей Сенинский : Спасибо, на наши вопросы отвечали: из Ганновера - главный редактор онлайнового журнала Telespiegel Штефан Эберс, и Кёльна – главный редактор Интернет-издания Inside-Handy Хендрик Хартц. К ним обратился наш корреспондент в Мюнхене Александр Маннхайм. Из Москвы - руководитель аналитического отдела финансовой корпорации "Уралсиб" Константин Чернышев...



История турецкого спецназа.



Ирина Лагунина: В среду на юге Турции курды праздновали навруз - наступление нового года. И вновь десятки тысяч людей в цветастых традиционных одеждах несли с собой по улицам курдские флаги и портреты Абдуллы Оджалана, лидера Курдской рабочей партии, который десятилетиями боролся с центральным правительством в Анкаре. Его арестовали спецслужбы Турции в 1999 году. Кстати, до его ареста курдам вообще запрещали праздновать навруз. Мы продолжаем серию аналитических репортажей о спецслужбах это страны. Сегодня – история турецкого спецназа. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: На прилавках книжных магазинов - веселые истории о турецком спецназе. Герои комиксов – непобедимые бойцы спецназа - воюют со злодеями в «тоннелях времени», истребляют галактических пиратов и террористов, стремящихся свергнуть законное правительство. Подростку остается выбрать книгу. Каждый экземпляр посвящен отдельному войсковому подразделению. Подводные защитные команды «Су Алты Савунма» (сокращенно «САС») борются с морскими чудовищами на дне моря. Отряды специального назначения «Кобра» воюют на суше против инопланетян. Издатель и автор комиксов, карикатурист Мурат Бельге длительное время изучал опыт турецкого спецназа:



Мурат Бельге: Турецкие спецназовцы переняли опыт своих коллег по НАТО. Но еще до этого во время второй мировой войны в Италии действовали морские диверсанты, которых называли "люди-лягушки". Они могли сутками находиться под водой. По примеру итальянского создавали морской спецназ в Германии. Я познакомился с одним из самых знаменитых турецких спецназовцев, 63-летним отставным офицером из элитного турецкого подразделения САС. Намык Эркин установил мировой рекорд по продолжительности пребывания под водой и находился в водолазном снаряжении в Средиземном море более ста часов.



Елена Солнцева: После вступления в НАТО Турция обратилась к американским союзникам за помощью в создании отрядов специального назначения. В Османской империи, вспоминали в то время военные, существовали целые кланы профессиональных воинов-лазутчиков, которых засылали во вражеский стан. Но уникальные методики скрытного проникновения и маскировки были навсегда утеряны, приходилось перенимать опыт у заокеанских коллег. Прибывшие в Анкару «Рейнджеры Роджерса» использовали нетрадиционную тактику американских индейцев. « Обнаружив преследование,- цитировали заповеди индейских воинов американские инструкторы, - сделай круг и вернись на свой след, чтобы внезапно напасть на того, кто хотел напасть на тебя. Под руководством капитана Стива Сноудена, прозванного в Турции за высокий рост и навыки рукопашного боя «Большим Биллом», было подготовлено около 300 турецких сержантов и офицеров.По словам журналиста, автора публикаций об истории турецких спецслужб Юсуфа Канлы, в основе обучения лежала тактика, позволяющая наносить серьезный ущерб противнику малым числом



Юсуф Канлы: Будущих спецназовцев обучали по уставу Рейнджеров, участников всех войн, которые вели Соединенные Штаты. Главная цель курса заключалась в подготовке штурмовой группы, способной действовать в самых трудных военных условиях. Такие группы американской армии использовали для налетов на вражеские объекты в тылу, устройства засад, а также разведки и патрулирования. Американцы испытывали бойцов на силу, выносливость и смелость. Учили наносить потери противнику малым числом. Для этого были созданы десятки учебных центров и баз по подготовке спецназовцев, вложены немалые деньги в закупку техники.



Елена Солнцева: Довольно прилежные ученики, так охарактеризовали американские инструкторы турецких военных, быстро освоили программу элитных подразделений американской полиции "SWAT". Первый отряд турецких «бордовых беретов» в скором будущем стал символом успешных операций. Бойцы подразделения отличились во время захвата Кипра и охраняли всех приезжающих в страну лидеров иностранных государств.


В конце семидесятых открылась школа в городе Кайсери, центральной Турции, где уже преподавали по своим, турецким, методикам, учитывающим и местный климат, и особенность будущих операций, большинство из которых проводились в горной местности, на территории сопредельных государств: Афганистана, Ирака и Сирии. Курс подготовки длился около двух лет. Набирали обычно военных, имеющих безупречный послужной список и, что немаловажно, желающих добровольно посвятить себя службе в армии. Будущих спецназовцев учили пользоваться самым современным оружием, пры га ть с парашютом, совершать длительные изнурительные до десяти километров марши. В течение нескольких месяцев проверяли психологическую и физическую готовность будущего бойца. Например, высаживали в горной местности без провизии и ставили задачу выйти к определенной точке. При этом бойцу давали неверные координаты. Пройдя часть пути, он понимал, что ошибся, был вынужден спешить, а значит, нервничать. Бывший боец спецназа Ахмет Моркал поясняет, что так проверяли устойчивость к стрессам.



Ахмет Моркал: При обучении широко использовали опыт Рейхсвера – вооруженных сил Германии, которые готовили военных альпинистов и горных егерей, настоящих асов, успешно действующих на самых трудных высокогорных участках. Особые условия службы предъявляли очень жесткие требования к каждому элементу экипировки. Обувь «Хаммер», сапоги с высокими голенищами и шипами на подошвах помогали преодолевать препятствия. Во время маршей в горах учили правильно ставить ногу, крепиться за скалы. Турецкие егери обладали особой физической выносливостью, водили в горах вьючных животных.



Вертолет. Крики бойцов.



«Командующего силами курдских повстанцев Семдина Сакика захватили за считанные минуты. Ни он, ни его брат ничего и не поняли. Преодолев расстояние около шестидесяти километров, вертолет высадил группу бойцов спецназа, которые обходными путями приблизились к дому, где находился Сакик, блокировали, захватили его вместе с братом и двумя охранниками». Так описывают очевидцы операцию по захвату организатора партизанского движения курдских сепаратистов Семдина Сакика в конце девяностых годов. Сразу после этой акции Турция начала крупную операцию в провинции Ширнак на границе с Ираком. Отрядам спецназа удалось уничтожить сотни повстанцев, захватить их основные склады с оружием. Отлично ориентирующиеся в горах, группы курдских повстанцев были хорошо знакомы с тактикой ведения партизанской войны. Основные базы сепаратистов сосредоточились в анатолийских горах, на границе Северного Ирака. Документальный роман «Канн уйкусу», «Спящая кровь» довольно живо описывает условия, в которых порой приходилось действовать бойцам спецназа. Каждая боевая операция проходила в экстремальных условиях, - вспоминает автор документального романа «Спящая кровь», отставной генерал Осман Памукоглу. - По несколько дней группы оставались без хлеба и воды под двухметровой толщей снега. Для защиты от холода строили снежные хижины и шалаши. Чтобы предохранить тело, обертывались бумагой, зарываясь в снег. Чтобы не замерзнуть, не спали по несколько суток. По словам Памукоглу, была постоянная опасность временно выводящей из строя «горной болезни», результата физической реакции организма на высоту. Командир был вынужден принимать все меры против сонливости. Находясь на привале, - пишет он, - половина группы спала, в то время как другая половина бодрствовала. Получив требуемую информацию об интересующих объектах, группа спецназа проверяла данные, а затем убивала пленников. Те, кто говорил правду, получали легкую смерть. Спецназ никогда не пытал ради пытки, а иногда даже оказывал медицинскую помощь противнику. Документальная запись разговора турецких спецназовцев и захваченного во время операции раненого курдского бойца.



- Как ты здесь оказался? Тебя оставили умирать?


-Да, мои товарищи ушли.


- Не бойся, мы тебя не убьем. Мы хотим помочь тебе.


- Тебя не убили? Сколько было бойцов . Говори, мы сразу же дадим тебе обезболивающее.



Елена Солнцева: Власти, однако, никогда не афишировали участие бойцов спецназа в подобных операциях. Лишь однажды бывший премьер-министр Бюлент Эджевит поблагодарил их в прямом телеэфире после захвата лидера курдских сепаратистов Абдуллы Оджалана, за которым агенты спецназа охотились почти полтора десятилетия. Чтобы выловить неуловимого Апо - так называли его соратники - разведка провела десятки операций и бомбежек. «На территории Сирии, - вспоминал сам Оджалан во время судебного процесса, - спецназовцы чуть не схватили меня. Семь или десять человек проникли в деревню, где я прятался, мне удалось скрыться в последний момент». Писательница, автор очерков о захвате курдского лидера и ведущая колонки новостей газеты «Хюрриет» Ферал Тинч.



Ферал Тинч: Захват Оджалана готовился длительное время. Об этом знали не более 10 офицеров турецкой разведки. С начала восьмидесятых годов Абдулла Оджалан находился в Сирии, откуда руководил боевыми действиями. Анкара под угрозой вторжения потребовала от Сирии изгнать его со своей территории. Оджалан вылетел из Дамаска в Москву Приехав в Россию, совершил несколько поездок по странам СНГ, обосновался в подмосковном Одинцово. Его переговоры по спутниковому телефону засекла израильская спецслужба, Турция потребовала от России выдворить Оджалана. Курдский лидер попросил в России политического убежища, получил отказ и вылетел из Москвы в Рим.



Елена Солнцева: Длительное время перемещения Оджалана были окутаны завесой секретности. По некоторым данным, он какое-то время находился Москве, где подал прошение о гражданстве, не получив его, уехал в Европу. Самолет Оджалана пытался приземлиться в аэропорту Роттердама. После отказа голландских властей дать добро на посадку, он пересек воздушное пространство Бельгии, но был вытеснен бельгийскими F-16. Совершив длительное путешествие, лидер курдских сепаратистов оказался в Кении в резиденции греческого посла. Продолжает автор очерков о захвате курдского лидера Ферал Тинч.



Ферал Тинч: Операция турецких спецслужб напоминала настоящий боевик. Поздней февральской ночью в столице Кении Найроби в резиденцию греческого посла ворвались несколько десятков неизвестных, которые скрутили Оджалана и, надев ему маску, бросили в поджидавший автомобиль. Каким образом вышло, что он оказался без сопровождения, не ясно.



Елена Солнцева: Местонахождение лидера турецких курдов установили с помощью новейшей поисковой системы в сотовых сетях. Было достаточно того, что у мобильного телефона включено питание. По словам Ферал Тинч, сеть непрерывно выдавала разведчикам все данные о передвижении Оджалана.



Ферал Тинч: В аэропорту кенийской столицы спецназовцев ожидал самолет турецкого бизнесмена, который не подозревал, какой “груз” находится рядом с ним. Узнав, сильно удивился и даже испугался. Лидера курдских сепаратистов насильно вывезли в Турцию. На следующий день об этой операции узнал весь мир. Это была блестящая акция турецких коммандос.



Елена Солнцева: Среди пятисот подразделений турецкого спецназа, которые действуют в горячих точках и проводят карательные акции, можно выделить особое подразделение "Кобра", задача которого –антитеррористическая деятельность и участие в операциях по освобождению заложников.


Многие страны принципиально не признают возможность уступок террористам, захватившим заложников. Турецким с пецназовцам з апрещено проводить силовые штурмы из-за больших потерь среди заложников. Согласно негласным правилам, с захватчиками нужно начать переговоры, которые должны проходить вежливо и спокойно. Нельзя использовать категорические отрицания требований противоположной стороны. Обещать террористам все, что они требуют, чтобы выиграть время. Противника рекомендуют обхитрить, запутать, заставитьнервничать, ошибаться и проявить слабые места. Тем временем в заложники брать покровителей террористов, их родственников, знакомых или предполагаемых сообщников и начинать массированный шантаж, чтобы заставить их добровольно отказаться от первоначальных планов . Во время проведения операций, бойцам разрешается пользоваться гражданской одеждой и выдавать себя за местных жителей. Особая группа специализируется на ведении переговоров с террористами. Это психологи высочайшей квалификации, прекрасно владеющие несколькими языками, знающие нюансы ментальности террористов. Однако подобные методы, как правило, не проходят с террористами – смертниками, задача которых уничтожить как можно больше людей. Для этого случая в недрах разведки разработан собирательный образ террориста-смертника, чтобы легче выявлять таковых в толпе.


По словам обозревателя газеты « Тёркиш дейли ньюс» Догу Эргиль, совместно с инструкторами из Израиля, который уже полувека ведет антитеррористическую войну, турецким военным удалось одержать определенные победы в борьбе с террором.



Догу Эргиль: Турецкие и израильские спецслужбы провели ряд успешных операций против “Аль-Каиды”. В середине августа прошлого года в результате совместной акции был задержан глава турецкой ячейки организации сириец Луани Сакра, которого обвинили в организации терактов в Стамбуле в ноябре 2003 года, когда 61 человек погиб и более 600 получили ранения. Сакра вместе с группой сообщников планировал взорвать в Анталии круизный лайнер с туристами из Израиля. Для проведения этой акции террористы подготовили около тонны взрывчатки.



Елена Солнцева: Несмотря на все заслуги перед страной и все специальные навыки, которые надо получить, чтобы стать членом элитных частей, как уверяют турецкие средства информации, бойцы спецназа часто работают лишь «за идею великой Турции», не получая достойной оплаты. Их ежемесячное жалование немного выше оплаты труда военных - около тысячи долларов в месяц. Как отмечает газета «Хюрриет», чтобы поднять престиж профессии, власти приняли ряд законов о прибавке к жалованию спецназа и увеличению пособий для членов их семей. В частности, дети военных, незамужние девушки до восемнадцати лет будут получать содержание от государства. А семьи погибших бойцов получат значительные пожизненные компенсации.



Рэкет в азербайджанских средствах информации .



Ирина Лагунина: В конце января Совет по прессе Азербайджана обратился в Министерство внутренних дел в связи с проверкой 33 газет, обвиняемых в рэкетирстве. Председатель Совета по прессе Азербайджана Афлатун Амашов отметил, что Главное управление образования Баку представило письмо Совету по прессе, в котором содержится жалоба на несколько СМИ о том, что они требуют от директоров школ взятки.



Олег Панфилов: Через месяц к выявлению газет, занимающихся вымогательством, подключилось Управление образования Баку. По словам руководителя международным отделом и связи с общественностью Замины Алигызы, мониторинг охватит две школы и один детский сад в каждом районе столицы. Результаты мониторинга будут обнародованы в начале апреля.


Я обратился за комментариями к председателю Союза журналистов Азербайджана Эльчину Шихлинскому и эксперту Центра экстремальной журналистики Шаину Рзаеву, они на связи по телефону из Баку.


Эльчин, вопрос, касающийся работы Совета по прессе, конечно, может показаться недостаточно этичным, если я буду спрашивать о вас, как вы относитесь к работе Совета. Но дело в том, что это уже не первый случай, когда Совет по прессе публикует списки газет, занимающихся вымогательством. Как вы относитесь к этой проблеме вообще?



Эльчин Шихлинский: Я должен подчеркнуть, что я сам являюсь членом правления Совета прессы Азербайджана и являюсь, грубо говоря, участником этих процессов. К сожалению, такое явление в азербайджанской прессе существует, с ним приходится бороться, на это все жалуются. Есть целая группа журналистов, которые занимаются вымогательством. Но дело в том, что в первое время, когда поднимался этот вопрос и говорили о существовании газет-рэкетиров, журналистов, которые занимаются вымогательством, тогда мы еще пытались не называть имен, не называть издания и тому подобное. Однако очень многим это надоело, и они сказали, что если говорить о каком-то явлении, то следовало бы быть более конкретным, называть имена. Я сам не сторонник того, чтобы без решения суда называть кого-то рэкетиром, преступником, вымогателем и тому подобное. Но обстоятельства порой вынуждают называть издания, называть имена. Даже был такой период, когда один из так называемых вымогателей сказал: если бы у меня была возможность зарабатывать на хлеб каким-либо другим способом, я бы журналистикой не занимался. Так что такая ситуация на первый взгляд.



Олег Панфилов: Эльчин, я так полагаю, что проблема вымогательства – это не только проблема азербайджанских журналистов, и подобные случаи, наверняка, существуют и в России, и в других странах СНГ. И в этом смысле надо отдать должное смелости Совету по прессе и вашей смелости, когда вы объясняете, как это происходит. Я бы хотел спросить вас детально - как это на самом деле происходит? Приходит журналист и требует деньги – за что?



Эльчин Шихлинский: Дело в том, что пока будет существовать коррупция, с рэкетирами-журналистами у нас бороться не получится. Вернее получится, но не совсем успешно. Все дело в том, что пока существуют люди, готовые откупаться деньгами, готовые давать взятки за то, чтобы их не трогали, все эти негативные явления будут иметь место. К сожалению, очень многие люди, далекие от журналистики сейчас учреждают печатные средства массовой информации, обзывают себя редакторами, журналистами и занимаются только тем, что вымогают деньги. То есть может выходить раз в месяц газета так называемая или три раза в месяц. То есть по законодательству достаточно раз в месяц выпустить номер газеты, чтобы тебя считали действующей газетой. В данном ситуации это проблема коррупции, проблема людей, которые готовы давать взятки, откупаться. Пока это будет существовать, у нас вряд ли что-то получится на все сто процентов.



Олег Панфилов: Спасибо, Эльчин. Вопрос к Шаину Рзаеву, эксперту Центра экстремальной журналистики. Шаин, какое отношение в обществе вы наблюдаете в связи с тем, что общество может быть и догадывается о том, как «зарабатывают» деньги журналисты. А как относится общество к тому, что появляются эти списки? Ведь отношения государства, общества и журналистики в Азербайджане не самые хорошие на постсоветском пространстве.



Шаин Рзаев: В принципе я хочу добавить, иногда эти списки появляются, Эльчин правильно заметил, 33 газеты будут названы, но я почему-то уверен, что среди этих 33 газет окажутся самые безвредные, те, у которых нет «крыши» в виде властей. Почему-то власти сами иногда создают теплые условия для таких журналистов-рэкетиров. Наглядный пример можно привести: недавно громкое судебное заседание у нас, проходит до сих пор над бывшим министром здравоохранения, ведущие СМИ туда не были допущены, а как раз представители рэкетиров, представляющие эти газеты, были допущены. Тем самым есть во власти прослойка, которая опекает рэкетиров-журналистов. И все нужные и важные решения Совета прессы остаются половинчатыми и до конца они не могут реализоваться. Это приводит к тому, что общество относится небрежно к этим шагам, которые делает совет прессы. Совет прессы за четыре года своего существования начинает терять свой авторитет. Я честно скажу, что не очень оправдывает надежды, которые изначально налагались на него.



Олег Панфилов: Хорошо, а каким образом тогда можно бороться с тем, что происходит в азербайджанской журналистике? Подавать в суд. Но кто будет подавать в суд? Каким образом подводить азербайджанскую журналистику к более качественным, более современным эталонам работам?



Шаин Рзаев: Тут параллельно должен произойти процесс демократизации и процесс, действительно, чтобы суды стали независимы. К сожалению, у нас независимые в очень избранных случаях. Например, сегодня суд принял решение по газете и оштрафовал журналистов, который сравнил человека со зверем. Иногда такие решения, которые не связаны с заказом свыше, имеют место. Но, к сожалению, в подавляющем большинстве случаев суды у нас являются зависимыми и выполняют заказы властей. Так что, я думаю, что без демократизации общества, без борьбы с коррупцией, серьезной борьбы, а не показной, эта проблема решена не будет.



Олег Панфилов: Спасибо, Шаин. Эльчин, отношения, как я уже говорил, журналистов, власти и общества в Азербайджане довольно сложные. Было время, когда власти Азербайджана прекратили возбуждать уголовные дела против журналистов и это было обещание президента Эльхама Алиева, Организации по безопасности сотрудничества в Европе о том, что журналист в Азербайджане больше не будут преследоваться по статьям уголовного кодекса. Это было лишь непродолжительное время. Что опять произошло, почему опять журналисты сидят на скамье подсудимых? И видите ли вы перспективы улучшения ситуации?



Эльчин Шихлинский: Все дело в том, что чисто юридически законодательно у нас еще не принят закон о дефомации и, собственно говоря, люди во власти, ответственные за данный участок работ, они полагают и пытаются всех убедить в том, что освобождать журналистов от уголовного преследования законодательно еще для азербайджанского общества рано. Якобы общество еще не созрело для этого и журналисты еще не созрели. Но я категорически не согласен с данной точкой зрения. Могу сказать следующее: во-первых, приближаются выборы президентские, во-вторых, шли интенсивные переговоры по урегулированию нагорно-карабахского вопроса. То есть обсуждения как в обществе, так и в средствах массовой информации шли достаточно остро, много писалось, различных точек зрения было предостаточно. Но я полагаю, самая главная проблема, естественно, состоит в том, что нет достаточно демократических взаимоотношений в обществе с властью, средствами массовой информации, гражданским обществом, которое у нас очень слабо. И я полагаю, что до тех пор, пока существуют государственные газеты, пока существует партийная пресса, что оппозиционная, что проправительственная, до тех пор пока нет настоящего среднего сословия, среднего буржуа в Азербайджане, пока нет либеральной экономики, очень сложно будет создать действительно независимую прессу.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG