Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следственный комитет в прокуратуре: то ли создание ФБР, то ли переименование


Следователь, который не будет озабочен тем, чтобы найти побольше обвиняющих доказательств, по идее, должен работать чище и беспристрастнее

Следователь, который не будет озабочен тем, чтобы найти побольше обвиняющих доказательств, по идее, должен работать чище и беспристрастнее

Сегодня Государственная Дума рассматривает в первом чтении законопроект, предполагающий создание в составе Генпрокуратуры Следственного комитета. Речь об отделении следствия от обвинения и надзора велась в России уже давно. Данный законопроект - первое законодательное оформление этой идеи, дошедшее до первого чтения в Государственной Думе. Поправки в закон о прокуратуре предполагают передачу всех следственных действий специально образуемому Следственному комитету. Проект закона предполагает, что глава комитета будет первым заместителем генерального прокурора страны. Кандидатуры на эту должность будут утверждаться Советом Федерации по представлению Кремля.


Эксперты по-разному оценивают последствия создания такой структуры, но очень немногие говорят об этом новшестве что-либо положительное. Бывший помощник генерального прокурора СССР, депутат Госдумы Виктор Илюхин вообще никаких добрых слов по поводу реформы прокуратуры не находит: «За этой ширмой происходят более, я бы сказал, разрушительные процессы, чем само создание Следственного комитета. Одновременно определяя наличие Следственного комитета, авторы законопроекта существенно меняют все уголовно-процессуальное законодательство. И в первую очередь у прокурора отбирают право отменить любые незаконные решения органов дознания и предварительного расследования. У прокурора отбирают право возбуждения уголовное дела. У прокурора отбирают право отмены постановления, незаконного постановления о прекращении уголовного дела. Тогда возникает вопрос: а в чем суть тогда прокурорского надзора? Из него хотят сделать бумажного какого-то тигра.


Я слышал официальную точку зрения заместителя генерального прокурора Сабира Кехлерова, который приходил на обсуждение законопроекта в Комитет по безопасности. Мнение его, конечно, отрицательное. Но в то же время я должен открыто сказать, что это закон лоббируется администрацией президента. А коль он лоббируется администрацией президента, то фактически руководство Генеральной прокуратуры, в первую очередь в лице генерального прокурора Чайки Юрия Яковлевича, уже меняет свою точку зрения и готово согласиться с этим законопроектом».


Если Виктор Илюхин говорит о развале действующего прокурорского механизма, то есть и те, кто утверждает, что все в принципе останется по-старому. В частности, так считает известный российский адвокат Генри Резник, по его мнению, перемены выглядят косметическими и на практике, очевидно, таковым и останутся: «Вообще, вот эти все разговоры о создании единого Следственного комитета идут не один десяток лет. Имелось в виду, что должна создаваться структура, отделенная как от прокурорского надзора, так и от оперативно-розыскных функций. Но создание центра, который вроде как должен быть независимым, по идее, в рамках прокурорского ведомства мне представляется абсолютно нереалистичным. Дело в том, что прокурорская система построена централизовано, где нижестоящие прокуроры подчиняются вышестоящим, наверху - генеральный прокурор. И сейчас в рамках Генпрокуратуры имеется следственная часть, следственное управление. Ну что, это будет переименовано как центр? И что? И этот руководитель центра что, в таком случае будет независим от самого генерального прокурора? Ну, это просто не вписывается в устройство прокуратуры».


Действительно, в нынешней структуре прокуратуры и так есть следственное подразделение, и оттого, что оно будет по-другому называться, мало что изменится. С другой стороны следователь, который не будет озабочен тем, чтобы найти побольше обвиняющих доказательств, по идее, должен работать чище и беспристрастнее. Есть и процедурные моменты, которые явно упростятся с таким разделением, о чем говорит бывший заместитель руководителя Следственного комитета МВД России Борис Гаврилов: «Положительная его [законопроекта] часть и достаточно революционная - наконец-то в нем восприняты наши идеи, о которых мы уже говорим на протяжении последних четырех лет, с момента принятия нового УПК, о том, что излишние надзорные функции прокурора за следствием из закона изымаются».


Тем не менее, поправки пока не указывают на то, что государство делает шаг в сторону создания федерального органа, который будет заниматься только расследованием, как, например, ФБР в Соединенных Штатах. Просто если законопроект будет принят, внутри прокуратуры возникнет отдельная мощная структура, деятельность которой будет определяться не генеральным прокурором, а начальством повыше.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG