Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге прошел "круглый стол" "Принудительное лечение наркоманов - "за" или "против"?"


Программу ведет Андрей Шароградский . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Андрей Шароградский : В Петербурге, в пресс-центре информационного агентства "Росбалт" 22 марта прошел "круглый стол" "Принудительное лечение наркоманов - "за" или "против"?". Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, в России ежегодно от употребления наркотиков погибают 70-80 тысяч человек, в основном, в возрасте до 30 лет. Опыт употребления наркотиков имеют около 6 миллионов человек, 350 тысяч находится на учете в наркологических диспансерах. Законопроект предусматривает три основания для того, чтобы отправить несовершеннолетнего наркозависимого на принудительное лечение - заявление родителей, сигнал из школы или института, инициатива участковых милиционеров. Решение о направлении на принудительное лечение будет принимать суд.


16 марта Совет Федерации уде одобрил законодательную инициативу, разрешающую лечить больных наркоманией, которым не исполнилось 18 лет, без их согласия. При этом не исключается и право на добровольное лечение по просьбе самих подростков. Законопроект будет внесен в Госдуму от имени Совета Федерации. Эта проблема уже порождала острую дискуссию в обществе, мнения экспертов разделились. Одни считают принудительное лечение насилием над людьми, другие считают, что отказ от принудительного лечение наркоманов обрекает их на неизбежную медленную смерть. Горячей сторонницей принудительного лечения выступила заместитель председателя Комитета Госдумы по науке и образованию Валентина Иванова.



Валентина Иванова : Ведь есть же у нас соответствующие законодательные нормы о медицинском освидетельствовании. А почему нам здесь это не применить? Мне кажется, что в законодательных наших основах многих направлений и социальной работы, и медицинского освидетельствования есть те элементы, которые вполне могут быть использованы, в том числе и как основой базы для обеспечения принудительного лечения. Нужно медицинское освидетельствование? Конечно. Оно является фактом для того, чтобы суд принимал соответствующее решение или может служить? Может служить. Значит здесь в этом направлении давайте двигаться. Тестирование для подростков? Да. Является фактом? Да.



Татьяна Вольтская : Заведующий психоневрологическим отделением Института мозга человека Российской академии наук Юрий Поляков в принципе не исключает принудительного лечения наркоманов, но относится к этому осторожно, считая, что нужно принять некоторые юридические ограничения.



Юрий Поляков : Это может помочь нашей нечастной стране и, как и в других, наверное, странах есть разные способы, помочь как-то смягчить эти ситуацию. А, вообще, я думаю, что об этом надо Государственной Думе подумать. Притом, что какие-то деньги в стране все-таки появляются, что это очень дорогостоящее мероприятие - лечение наркомании. Пока в это не будут правильно вложены, не разворованы, а вложены (это разные вещи) правильные деньги и использованы по назначению, это для организации того количества условий для лечения наркомании, которое позволит работать с этим больным тщательно, который позволит разрабатывать дорогостоящие реабилитационные мероприятия, дорогостоящие реабилитационные программы. Это очень много денег. Поэтому будет много диспансеров, которые тоже будут сами заинтересованы. В банальность не хочется уходить, но вот эти зарплаты врачей и всех остальных тоже не позволяют врачу вложиться в то огромное количество больных. Надо, чтобы и они получали, чтобы диспансеры были оснащены. Потому что если не будет на это средств, то у нас не будет и способов лечения. Кроме шаманства развиваться ничего не будет, а так и происходит.



Татьяна Вольтская : Принудительно вылечить никого невозможно, в этом уверен врач-нарколог Центра инновационных технологий Сергей Белогуров, который выступает за альтернативное лечение.



Сергей Белогуров : Механизм такой. Наркоман, если лечиться не хочет, даже если его на два месяца оставить, на пять месяцев оставить, он там будет просто отделение на уши ставить. И все. Будет только масса ЧП, даже если он будет связан контрактом. Поэтому надо, чтобы он хотел лечиться. А вот теперь начинается самое интересное. От чего наркоманы хотят лечиться? От того, что у них возникают неприятности. А, с моей точки зрения, лучший способ общения с наркоманами - это создание им неприятностей, связанных с наркотиками. Употребляешь наркотики, получаешь неприятности, сразу же возникает желание прекратить это употребление и, соответственно, обратиться за помощью. Неприятности могут быть социальные - не принимают на работу, преследуют по закону. Могут быть психологические - сложно себя держать с людьми.


В общем, государство может свой вклад внести в создание неприятностей для тех, кто употребляет наркотики. Например, активно их выявлять, строить ту или иную политику по отношению к потребителям. Вот это, действительно, требует денег, потому что нужно оборудование для выявления и обучение тех людей, которые будут заниматься выявлением, и принимать потом решение административное. С моей точки зрения, нет никакой законодательной базы для принудительного лечения наркоманов сейчас. Это, действительно, так. Потому что у нас употребление наркотиков не является преступлением. У нас не является преступлением ни употребление наркотиков, ни тем более заболевание наркоманией. За что мы сажаем людей в тюрьму? Это первое. Второе. А где мы будем принудительно лечить? Вопрос.



Татьяна Вольтская : И таких нерешенных вопросов пока больше, чем ответов.



XS
SM
MD
LG