Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Золотая свадьба или кризис среднего возраста? Европейский союз готовится отметить полвека существования; Изменение климата как фактор британской политики; Будьте милосердны на льду. Международная кампания против охоты на детенышей тюленя; Китайские находки. Последние открытия в палеонтологии млекопитающих




Золотая свадьба или кризис среднего возраста? Европейский союз готовится отметить полвека существования.



Ирина Лагунина: В воскресенье 25 марта исполняется 50 лет с момента образования Европейского Союза. Если быть совсем точными, то объединение, скрепленное Римским договором в марте 1957 года, именовалось Европейским экономическим сообществом, а в Европейский Союз оно было преобразовано лишь в 1993 году. Но по существу речь идет об эволюции одной и той же политико-экономической формации. Германия, которая в этом полугодии по ротации председательствует в ЕС, предпринимает все возможное для того, чтобы вывести объединение из тупика, в который оно зашло после французского и голландского референдумов, отвергших проект Европейской конституции. А на торжественном заседании в Берлине будет предложен на обсуждение текст декларации, в которой процесс европейской интеграции получит самую высокую оценку. В воскресенье в 2 часа дня по московскому времени мы посвятим 50-летию ЕС специальную программу «Свободная тема». Ну а пока торжественный день и час еще не наступил, есть повод поговорить о скептиках в отношении ЕС. Я передаю микрофон Ефиму Фиштейну.



Ефим Фиштейн: «Нет сомнений в том, что Европейский Союз находится на распутье. После провала проекта Конституции на референдумах во Франции и Нидерландах, совершенно необходимо провести переучет достигнутого и определить новое направление, в котором процесс европейской интеграции мог бы двигаться в будущем. Председательство Германии – это удобный случай начать такую дискуссию. О Европе говорят кто ни попадя и где ни попадя, примерно так, как говорят о погоде. И это не приводит ни к чему хорошему».


Я привел длинную цитату из недавней статьи, подписанной Романом Герцогом, бывшим президентом Германии, и Людером Геркеном, директором Центра европейской политики во Фрайбурге. Название статьи само по себе достаточно выразительно и тревожно: «Европейский союз – угроза для парламентской демократии». Статья приурочена именно к предстоящей годовщине ЕС и опубликована в газете «Вельт ам Зоннтаг». Иными словами в Европе сейчас слишком много скептических голосов, принадлежащих влиятельным политикам и общественным деятелям, чтобы можно было ограничиться только перечнем успехов. Я позвонил в Гамбургский Институт экономики и международных отношений и попросил директора Петера Робейшка оценить путь, пройденный Евросоюзом за прошедших 50 лет.



Петер Робейшек: Думаю, этот юбилей дает повод для празднования. С другой стороны, нет причин для преувеличенного умиления, как это делается в Германии в связи с годовщиной. Если говорить об успехах, то главное достижение, на мой взгляд, заключается в том, что Европейскому Союзу удалось действительно добиться той цели, которая при его создании воспринималась как главная – а именно, сохранить мир на континенте. Собственно, Европейский Союз и создавался главным образом ради того, чтобы навсегда предотвратить военные конфликты в Европе. Можно, разумеется, вести споры о том, возможны ли вообще войны между современными европейскими демократическими странами, но это – тема для отдельного академического семинара, и мы ее выведем за скобки. Цель сохранить мир была в любом случае достигнута. Другой аспект, который я считаю важным – не только в настоящий момент, но и для отделенного будущего – это то, что в Европе удалось создать общее экономическое пространство, которое существует и функционирует и сейчас. Для меня во всем европейском проекте самое важное то, что образована эффективная зона свободной торговли.



Ефим Фиштейн: Вы говорите о миротворческой роли Европейского союза. Но не является ли факт сохранения мира в Европе прежде всего заслугой Соединенных Штатов, их присутствия на континенте?



Петер Робейшек: Разумеется, вы правы. Я уже дал понять в своем первом ответе, что считаю этот аспект существования Евросоюза исключительно важным – но это относится главным образом к послевоенному периоду, к первым пяти – десяти годам после Второй мировой войны. Это был процесс примирения между Германией и ее бывшими противниками, в частности, Францией. В эти первые годы существования ЕС не было задачи более актуальной, чем примирение между бывшими противниками – и нужно сказать, что эта задача была успешно решена. Не может быть сомнения в том, что огромную роль в этот деле сыграло присутствие на континенте Соединенных Штатов, которые выступали как патрон и гарант процесса примирения. К сожалению, европейские союзники США не всегда умели по достоинству оценить эту роль. Решающим с моей точки зрения остается факт, что процесс примирения как основополагающая задача Европейского Союза был увенчан созданием зоны свободной торговли.



Ефим Фиштейн: Вы привели примеры успешного достижения поставленных целей в процессе эволюции Европейского Союза. Но, наверное, на этом пути были и неудачи. Могли бы вы привести примеры таких неудач и неуспехов. Директор Гамбургского института экономики и международных отношений Петер Робейшек.



Петер Робейшек: Если исходить из тех установок, которыми руководствовались отцы-основатели Европейского Союза, и сравнивать достигнутое с замыслами современных пропагандистов и сторонников процесса глубокой европейской интеграции, то приходится признать, что неудач на этом пути было гораздо больше, чем завоеваний. Если начать подробно перечислять все то, чего не удалось добиться, если отчеркивать в списке блестящих планов все ошибки и неверные шаги, все глупые начинания, то это заняло бы огромное количество времени. Ведь то, что первоначально задумывалось, было гигантской утопией. Задумывалось рано или поздно, но скорее рано, чем поздно, создать Соединенные Штаты Европы. В той или иной форме результатом процесса должна была быть некая единая европейская государственность. Об этом сегодня не может быть и речи. В годы холодной войны, а особенно после ее окончания развитие увело нас в прямо противоположную сторону. Первейшая тому причина – отсутствие какого бы то ни было европейского патриотизма. Его и не может быть, ибо нет никакого европейского народа. Как и раньше, есть и всегда будут датчане, немцы, французы, британцы и другие народы Европы. Отсутствует какая-либо национальная самоидентификация с Европой, а значит никто не желает поступаться своими национальными интересами в пользу несуществующей нации «европейцев». На эту тему можно проводить семинары до бесконечности, но ясно одно – каждое государство по-прежнему преследует прежде всего собственные интересы. Возьмем, к примеру, отношения между двумя главными пропагандистами «европеизма» как идеологии – Германией и Францией. Я живу в Гамбурге, где производятся некоторые составные части «европейского» самолета Аэробус и могу сказать, что из-за этого совместного проекта обе страны ведут друг с другом настоящую торговую войну. А ведь на словах нет ближе союзников, чем Германия и Франция. Другая причина многих неудач и провалов Европейского Союза заключается в том обстоятельстве, что Европа стала слишком большой, вышла за рамки разумных пропорций. Мечты и грезы отцов-основателей, как и надежды современных политиков, еще питающих иллюзии о том, что в один прекрасный день возникнут Соединенные Штаты Европы с общей внешней и внутренней политикой, так и останутся мечтами – им не суждено сбыться по той причине, что Европа невиданных размеров состоит из множества слишком разношерстных государств с колоссальными социальными и экономическими различиями. Интересы и стремления Греции, к примеру, разительно отличаются от потребностей Швеции – это относится практически ко всем государствам Европы. Выражу эту мысль в сознательно заостренной форме: единственное, в чем европейские страны могут прийти к общему знаменателю, – это какое сегодня число, какой день недели и какой год. Все остальное становится предметом немилосердной торговли на европейском базаре.



Ефим Фиштейн: Взгляды директор Гамбургского Института экономики и международных отношений Петера Робейшека могут показаться чрезмерно евроскептическими и потому нетипичными для немецкого мыслителя. Это заблуждение. Приведу заключительные пассажи из статьи «Европейский Союз как угроза парламентской демократии». Напомню, что авторы статьи – бывший президент ФРГ Роман Герцог и Людер Геркен, директор Центра европейской политики во Фрайбурге. Вот выдержка: «В непубличных разговорах немецкие политики – как на федеральном уровне, так на уровне отдельных земель – не скрывают своих критических взглядов и опасений. Им не по душе направление, в котором развивается европейская политика. Но лишь немногие из них рискуют открыто в этом признаться. Они боятся подорвать тем самым интеграционный процесс. В действительности дело обстоит как раз наоборот: люди в Германии значительно опережают по своим взглядам политиков. Они не против европейской интеграции, но у них растет ощущение того, что что-то в Европе не так. Ощущение, что в Европе возникает непрозрачный, всеобъемлющий и сложный бюрократический монстр, подминающий под себя все новые и новые законодательные сферы, требующий все новых и новых полномочий и при этом игнорирующий конкретные проблемы и национальные традиции. Ощущение, что демократические контрольные механизмы здесь не работают. Ощущение, что дальше двигаться в этом направлении невозможно… Следовало бы воспользоваться немецким председательством в Европейском Совете и попытаться начать новую дискуссию по существу. Европа в этом жизненно заинтересована». Конец цитаты. Разделяет ли канцлер Германии Ангела Меркель эту точку зрения, покажет ближайшее воскресенье.



Изменение климата как фактор британской политики.



Ирина Лагунина: Великобритания, одна из ведущих стран в плане экономического развития, станет первым в мире государством, установившим официальную цель для снижения выбросов углекислого газ в атмосферу. Об этом беспрецедентном проекте британское правительство заявило в середине марта. К 2060-му году Британия намерена снизить выброс газов, вызывающих парниковый эффект, на 60%. Организации, занимающиеся защитой окружающей среды, в целом приветствуют этот шаг. Но британские комментаторы сомневаются, что нынешние политики способны выработать хоть сколько реалистичный план и привести в действие. На прошлой неделе два крупнейших британских политика из противоборствующих партий вступили в бой на новом, «зеленом» поле. Подробнее обо всем этом расскажет корреспондент РС в Лондоне Елена Воронцова.



Елена Воронцова: На данный момент Великобритания определила основной метод борьбы с потеплением климата – государственное регулирование. Необходимость такого подхода поддержал министр по делам окружающей среды Дэвид Миллибанд.



Дэвид Миллибанд: Нам необходима законодательная основа, дающая деловому сообществу и частным гражданам уверенность в том, что страна будет готова противостоять угрозе изменения климата.



Елена Воронцова: Министр финансов страны Гордон Браун, в котором многие видят будущего премьера, объявил о намерении ввести так называемые «зеленые» налоги. Согласно проекту, существенный рост налогов ожидает водителей новых больших полноприводных автомобилей, купленных не более года назад. В то же время, Браун активно лоббирует предложение снизить во всех странах Европейского Союза НДС на товары, способствующие экономии энергии – такие как лампочки нового поколения, ветряные мельницы, солнечные батареи и так далее. Снижение НДС на эти товары до пяти процентов существенно изменило бы отношение людей к «зеленым» инициативам. Для введения этой налоговой льготы необходимо одобрение из Брюсселя, над чем сейчас тоже усиленно работает Гордон Браун. Внутри Англии, владельцы солнечных батарей смогут получать еще большую прибыль за продаваемые избытки электричества.


В октябре прошлого года в Англии был представлен доклад сэра Николаса Стерна, бывшего главного экономиста Всемирного банка. Это 700-сот страничное детальное и беспристрастное исследование имеет огромное значение внутри и за пределами Британии, поскольку автор его – нейтральная фигура и, возможно, впервые при рассмотрении вопросов окружающей среды аргументация была основана на серьезных экономических факторах. В документе был показан прогноз развития мировой экономики в том случае, если среднегодовая температура вырастет на 3 градуса Цельсия. Вот отрывок из доклада сэра Николаса Стерна



Николас Стерн: Во что нам обойдется бездействие? Надо попытаться смоделировать развитие рисковых факторов. Предположить, что наши действия в ближайшие 50 лет принесут в качестве результата через 100 лет.


Если продолжать в том же духе, как мы привыкли действовать до сих пор, то в недалеком будущем изменения климата обойдутся человечеству минимум в 5, а максимально - в 20 процентов мирового валового продукта, в зависимости от варианта фактора риска. Очевидно, что для стабилизации нынешнего количества газов, вызывающих парниковый эффект, нужны решительные действия. Например, в энергетической отрасли во всем мире уровень выброса углекислого газа необходимо будет снизить, по меньшей мере, на 60% к 2050-му году. И богатые страны должны еще в большей мере снизить уровень выработки углекислого газа.


Сколько будет стоить снижение риска изменения климата? На данный момент, это обошлось бы нам в 1% ВВП в год. Стоимость проекта может быть выше или ниже, в зависимости от принятого законодательства и технологического прогресса. Это в среднем равняется повышению цен на товары на один процент, причем цены на энергоемкие товары должны быть выше, и на экономичные - ниже. Это одноразовое повышение расходов, с которым население вполне способно справиться. Но надо смотреть дальше. Появятся новые отрасли бизнеса, новые рыночные сегменты с годовыми оборотами в миллиарды фунтов. С точки зрения экономики, предупреждение катастрофы - весьма разумный способ действий.



Елена Воронцова: Объяснил свои выводы сэр Николас Стерн. Нынешнее британское правительство показывает серьезность намерений и пытается взять на вооружение рекомендации ученого. О целях в Британии мало разногласий, споры идут о средствах. Лидер оппозиционной партии Дэвид Кэмерон со дня своего вступления в должность представил себя экологически сознательным политиком. Первые появившиеся в прессе фотографии позволяли увидеть нового лидера Тори катящего в Парламент на велосипеде. Правда, вскоре восторг потенциальных избирателей поутих, когда обнаружилось, что вслед за Кэмероном на лимузине везли его костюм и ботинки. В середине марта лидер Консерваторов выступил с предложением ввести дополнительный налог на авиаперелеты. Вот как объяснил это в утреннем эфире БиБиСи сам Кэмерон:



Дэвид Кэмерон: Это пока что - рекомендательный документ. Мы пытаемся определить наилучший способ решения проблемы выбросов вредных веществ авиацией. Если мы хотим всерьез противостоять изменению климата, мы не можем игнорировать воздушный транспорт. Сегодня на его долю приходится около пяти процентов от общего количества выбросов СО2, к 2050-му году, если всё останется по-прежнему, это будет четверть. Некоторые цифры показывают, что на авиацию приходится всего полтора-два процента загрязнения атмосферы, но если учесть, что углекислый газ, попавший в воздух именно таким способом, при сжигании самолетного топлива во время полета, то эксперты считают, что 5 процентов - более близкая к истине цифра.


Поэтому идея обложения авиаперелетов дополнительным налогом несет в себе еще и понятие квоты. Например, за год каждый может пролететь определенное количество миль без налога, и только если он захочет воспользоваться воздушным транспортом в том же году для большего расстояния, ему придется заплатить больше. Это попытка найти более разумный подход к налоговой политике по отношению к авиаперелетам, мы не хотим, чтобы для обычной семьи, ездящей на море раз в году, отпуск стал более дорогим или недоступным. Почему не установить для каждого определенную квоту, после использования которой будут действовать более высокие таксы.


Мы рассматриваем возможности изменить отношение, изменить поведение людей. Поэтому перелеты внутри страны - важный момент. Около сорока рейсов в день из Лондона в Манчестер! При том, что есть прекрасные поезда в этом направлении. В некоторых областях, введя "зеленые" налоги, можно повлиять на поведение населения и снизить уровень выбросов вредных веществ. Это и является нашей целью, снижение количества выхлопных газов, а не наказание людей за то, что они хотят путешествовать.



Елена Воронцова: Публика скептически смотрит как на предложения лейбориста Гордона Брауна, так и на инициативы лидера Тори. Согласно опросу, последовавшему сразу за «экологическим» соревнованием двух политиков, свыше трети респондентов не верят в их искренность и считают, что оба пользуются темой экологии для собственной популярности. Предложения Гордона Брауна, особенно его нажим на необходимость международных мер, видятся населению немного более осмысленными, чем слова лидера консерваторов – 36 процентов опрошенных сказали, что не видят в них ничего, кроме пустой риторики. Очередной открывшийся недавно факт, что Кэмерон для путешествия к другу семьи, которое заняло бы менее 2.5 часов на машине, воспользовался частным самолетом, не добавило доверия избирателей.


Бизнес-сообщество предупреждает, что в случае повышения налогов на топливо в Британии, производство будет перенесено в другие страны, что негативно скажется на уровне безработицы. Премьер-министр Соединенного Королевства Тони Блэр заявил, что правительство намерено разработать комплексные меры, делающие выгодным для бизнеса проявления «экологической сознательности».



Тони Блэр: Я считаю, представители бизнес структур в нашей стране поддерживают наши инициативы, и мы не намерены загружать их такими налогами или ограничениями, которые повредили бы их предпринимательской деятельности.



Елена Воронцова: Газета «Дейли Телеграф», издание крайне правого толка, утверждает, что д аже если Великобритания полностью прекратит загрязнять окружающую среду, эффект в мире будет едва заметен, поскольку её доля в количестве вредных выбросов не превышает 2 процентов. Поэтому наблюдатели с особым вниманием следят за действиями британских политиков на международной арене.


Представители либерал-демократов в целом хорошо отнеслись к новому законопроекту, но заявили, что установленная цель в 60 процентов – недостаточна. Эксперты тоже в целом приветствуют проект, но тоже считают, что правительство делает «слишком мало и слишком поздно». Саймон Реталлак из Института исследования государственной политики занимается проблемой глобального потепления.



Саймон Реталлак: Мы приветствуем эти предложения. Но нас беспокоит только, что установленная граница снижений выбросов углекислого газа - 60 процентов к 2050-му году, слишком низка. Идя такими темпами, мы рискуем нанести природе непоправимый вред: если через 20 лет мы снизим выбросы всего лишь на 25 процентов, то вполне вероятно, что погибнут леса Амазонки. Нам необходимо снизить уровень выбросов как минимум на 80, возможно, на 90 процентов, и нужно проводить проверки каждый год. Так что надеюсь, что нынешняя цель будет пересмотрена. Новая положительная характеристика законодательства - придание больших полномочий законодательным органам, это позволит проводить в жизнь на практическом уровне регулирующие постановления.



Елена Воронцова: В то же время, и Блэр и Кэмерон выступили с поддержкой предложения обновить ракетные комплексы «Трайдент», размещенные на трех ядерных подводных лодках. Гордон Браун также заявил, что выступает за сохранение и модернизацию британского ядерного арсенала. Обсуждению этого проекта в Палате общин сопутствовала волна протестов внутри страны и серьезный международный резонанс. Комментаторы выражают недоумение относительно того, как одни и те же лица могут ратовать за «зеленый» мир и в то же время одобрять решения, связанные с транспортировкой и хранением опаснейшего вещества. Но из видных политиков против обновления ядерного арсенала выступил лишь глава партии либеральных демократов Мэнзис Кэмпбелл.



Будьте милосердны на льду. Международная кампания против охоты на детенышей тюленя.



Ирина Лагунина: В эти дни по всему миру проходят акции протеста защитников прав животных: на Белом море вновь начался массовый забой детенышей гренландского тюленя, в котором участвуют Россия, Норвегия и Канада. Этот промысел считается одним из самых жестоких, его даже трудно назвать охотой – новорожденных бельков, которые неподвижно лежат на льдине, убивают ударами по голове. Их шкурки идут на производство изделий из меха. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: У охоты на тюленей есть как противники, так и сторонники. Последние говорят о том, что убийства детенышей гренландского тюленя экономически обоснованно. По их мнению, тюлени едят слишком много рыбы, что лишает беломорских рыбаков основного источника дохода. Так что промысел позволяет регулировать популяцию и обеспечивает доходом определенное число местных охотников. Главный аргумент противников убийства тюленей – непомерное число этого промысла. О двух видах уничтожения детенышей тюленя рассчитывает защитник прав животных из Архангельска Алексей Скоробанский.



Алексей Скоробанский: Первый вариант – это если охота идет непосредственно на бельков, то есть на детенышей, у которых мех белый. В таком случае самый ходовой вариант - это убийство багром или дубинкой по голове. То есть их бьют так, чтобы они умерли. Но самом деле их смерть никто не контролирует, после этого с них сразу снимают шкуру. Те, кто в этом участвовал, говорят, что в ряде случаев получается, что снимают с живых. Они еще маленькие, а убежать они тоже не могут, потому что они не умеют плавать в этом возрасте, они на льдине. Единственное, кто их может защитить – это родители. Сами понимаете, в связи с тем, что родители лезут защищать, убивают и родителей.


Второй вариант – это так называемая охота на серок. То есть бельки чуть позже начинают линять, у них шерстка становится более плотная, серого цвета. Они уже называются не бельками, а серками. В этом варианте детенышей просто-напросто забирают от родителей и выращивают две-три недели в клетках, где они умирают голодной смертью, потому что их никто не кормит, они сидят по одиночке в клетках, там погибают. А тех, кто не умер, добивают все тем же путем.



Любовь Чижова: Алексей, о каком количестве убитых бельков и серок ежегодно идет речь и как потом их используют?



Алексей Скоробанский: В этом году около десяти тысяч будет убито детенышей тюленей. В прошлые два года, кстати, промысел не состоялся. Не состоялся он по той причине, что не смогли договориться о выделении вертолетов. Но вообще для России потолок квоты разрешенной – это сто тысяч и ее собираются в ближайшее время осваивать полностью.



Любовь Чижова: Куда идет мех?



Алексей Скоробанский: Прежде всего шапки, шубы. Но как говорят, спрос на них невелик, и это типа - надо чем-то людей занять.



Любовь Чижова: Какие страны, кроме России, принимают участие в этом жестоком промысле?



Алексей Скрробанский: Ситуация следующая: на бельков в возрасте до двух недель разрешено в мире охотиться одной-единственной стране – это Россия. Ноги растут из 2000 года, когда собирались принять закон о защите животных от жестокого обращения. Но тогдашние губернаторы Мурманской и Архангельской областей написали петицию президенту, потому что принятие закона поставило бы крест на зверобойном бизнесе. Я абсолютно уверен, что это не так. Извините, жить целый год с двухнедельного промысла никак нельзя, это не может быть основным источником дохода – это во-первых. Во-вторых, уже сейчас потихоньку начали продвигать великолепную альтернативу, называемую экологический туризм, организовывать туры людям. Вместо убийства бельков, просто привезти их посмотреть на новорожденных животных. Это достаточно прибыльно и довольны все - и люди, и бельки. Этот туризм в Канаде развивается, начался и у нас. Можно вполне вовлекать туда местное население с еще большим успехом. Потом население деревень катастрофически уменьшается, поэтому, мне кажется, если так дело пойдет дальше, буквально в течение нескольких десятков лет там вообще никого не останется. И поэтому не совсем правда, что этим живет местное население. Да, местное население привлекается деревенское, но значительная часть - это люди, нанимаемые из городов.



Любовь Чижова: Акция в защиту детей тюленя проходит в эти дни не только в России. В эту в кампанию включаются актеры, певцы, исполнители, в том числе Пола Маккартни. А певица Мария Дейнс посвятила белькам песню. Она называет «Они хотят убить (Будьте милосердны на льду)»


В этом году вступает в силу соглашение, по которому норвежская компания «Рибер скин» передает российской стороне новые технологии по убийству тюленей. Норвежцы собираются научить архангельских охотников добыче тюленей с корабля. Проект получится широкомасштабным. Планируется построить завод по производству маломерных судов, с которых будет вестись охота, комплекс по первичной переработке убитых тюленей. В ближайшей перспективе строительство на Белом море фабрики по производству изделий из меха. Согласно принятым документам, количество забиваемых тюленей увеличится в шесть раз – до ста тысяч особей. Прагматичные норвежцы убивают сразу двух зайцев: во-первых, охота на бельков в Норвегии больше вестись не будет и все упреки защитников прав животных будут переадресованы в сторону России. Во-вторых, фактически бизнес на тюленьих шкурах увеличивается в несколько раз, что принесет предприимчивым норвежцам многомиллионные прибыли. Но больше всего упреков по поводу убийства детенышей тюленя получает Канада. У этой страны самая большая квота на уничтожение животных – до трехсот тысяч в год. О ситуации в Канаде по телефону из города Лондон в канадской провинции Онтарио рассказывает Шерил Финк, представитель Международного фонда в защиту благополучия животных.



Шерил Финк: Канада сейчас на первом месте в мире по числу убиваемых гренландских тюленей. Сейчас мы ждем решения правительства, сколько тюленей оно разрешит убить в этом сезоне. В прошлом году разрешение было выдано на убийство 335 тысяч животных, но было убито больше. Это очень много. И защищены только бельки в возрасте до двух недель, то есть детеныши, у которых шкурка совсем белая. Как только на третьей неделе малыши начинают сбрасывать этот покров, на них можно охотиться.



Любовь Чижова: Ваша организация в этом году обратилась к правительству с просьбой ограничить охоту. Чем этот год отличается от других, почему вы начали бить тревогу?



Шерил Финк: В этом году ситуация особенно тревожна. Состояние льда у восточного побережья Канады просто плачевно. По нашему мнению – это результат глобального потепления климата. Одно из мест рождения тюленей – залив Святого Лаврентия. Мы провели исследование. Там сейчас нет ни одного тюленя. Обычно в это время залив покрыт льдом, но сейчас льда нет. И сами правительственные исследования заставляют предполагать, что все детеныши, сто процентов бельков, погибли. Нет льда, на котором они могли бы родиться.



Любовь Чижова: Давайте поясним, почему лед столь важен для рождения тюленей.



Шерил Финк: Лед очень важен для гренландских тюленей. Они рожают только на льду. И этот лед должен оставаться крепким, по крайней мере, две недели, чтобы матери могли кормить детенышей. За две недели у них появляется небольшой жировой слой, который дает им энергию. Мы боимся, что в этом году лед раскололся, и тюлени погибли.



Любовь Чижова: Малыши не могут плавать?



Шерил Финк: Нет, не могут. Сначала им необходимо питание, чтобы нарастить жировую прослойку. Если в течение первых недель они попадают в воду, они либо тонут, либо их растирает льдами или они просто умирают от истощения, пока плывут в поисках крепкого льда. А на земле тюлени не рожают – только на льду. Это – жизненно важные условия для выживания этого вида.



Вопрос:



Но как же аргументы, что, запрещая охоту на тюленей, можно разрушить уклад жизни коренных народов Севера, инуитов в Канаде? Ведь они-то как раз и охотятся на тюленей.



Шерил Финк: Да, но канадский северный народ, инуиты, охотятся на тюленей другого вида – на нерп. Нас же беспокоят именно гренландские тюлени, в коммерческой охоте на которых Канада лидирует. И эта охота ведется не представителями коренных народов и не ради собственного пропитания. Она ведется исключительно ради предмета роскоши – ради шуб. Мясо оставляют на льду, его не используют, как не используют и жир этих тюленей.



Любовь Чижова: Так кто же заинтересован в продолжении этой практики в первую очередь? Меха – частная или государственная торговля в Канаде?



Шерил Финк: В первую очередь меховая отрасль, которая в Канаде исключительно сильна, но также и канадское правительство, которое поддерживает меховую индустрию в стране. Есть еще одна группа лоббистов – рыбаки, которые считают, что тюлени съедают слишком много рыбы, а поэтому их надо убивать, хотя никакого научного подтверждения этому утверждению нет.



Любовь Чижова: Говорила Шерил Финк, представитель Международного фонда в защиту благополучия животных. Охотничий сезон на тюленей в Канаде открывается на следующей неделе, и фонд надеется, что хотя бы из-за таяния льдов канадское правительство снизит квоту в этом году. Но пока все попытки защитников прав животных остановить «зверобойку», так на языке охотников называется забой детеныша тюленя, терпит фиаско. И даже тот факт, что в Норвегии и Канаде официально запрещено убивать бельков, детенышей, моложе двух недель от роду, особой радости не вызывает. Получается, что как только зверек подрастет и превратится в серку, его можно будет беспрепятственно уничтожить.



Китайские находки . Последние открытия в палеонтологии млекопитающих.



Ирина Лагунина: Вплоть до недавнего времени почти все сведения о древнейших млекопитающих, живших в эпоху господства динозавров, были получены на основе отдельных разрозненных зубов. Однако в последние годы палеонтологи все чаще стали находить фрагменты скелетов и даже целые скелеты. Большинство этих находок сделано в Китае, где государство финансирует широкомасштабные находки. О новейших открытиях в палеонтологии млекопитающих рассказывает доктор биологических наук, заместитель директора Палеонтологического института РАН Алексей Лопатин. С ним беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Марков: В прошлый раз Алексей рассказал нам про историю позвоночных, как они появились, как они вышли на сушу, как появились в конце триасового периода первые млекопитающие. А сегодня мы будем говорить в первую очередь о мезозойских млекопитающих, то есть о тех млекопитающих, которые жили в эпоху динозавров. С давних пор было принято считать, что млекопитающие в это время влачили жалкое существование, что они были мелкие и их было очень мало, и они были довольно однообразные. Но в последние годы в палеонтологии был сделан целый ряд открытий важных, которые показывают, что все совсем не так.



Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, Алексей, оказывается, наши предки даже во время динозавров не были такими маргиналами, такими несчастными? Как вообще сложилось такое мнение?



Алексей Лопатин: Совершенно верно. В прошлый раз я говорил о важнейших вехах, теперь поговорим о важнейших успехах. И не только тех людей, которые изучают мезозойских млекопитающих, но об успехах самих мезозойских млекопитающих. Вот можно выделить два блока этих открытий. Первый связан с тем, что, несмотря на двухсотлетнюю изучения мезозойских млекопитающих, большей частью они были известны по отдельным зубам или по отдельным фрагментам челюстей с зубами. Реже мы имели в своем распоряжении черепные остатки. Последние десять лет у нас идут находки в разных частях света, хотя в основном это Азия, Китай цельноскелетных остатков. То есть мы находим целые скелеты представителей различных групп мезозойских млекопитающих.



Александр Марков: Алексей, а почему раньше не находили скелеты, а сейчас стали находить? Изменились методы поиска или какие тут причины?



Алексей Лопатин: По-видимому, речь идет действительно о методике поисков. В Китае отряды палеонтологов располагают достаточной рабочей силой для того, чтобы огромные площади вскрывать, расчищать целый пласт. Естественно, в таких условиях работы можно найти целые скелеты, затратив при этом достаточно много сил, но если все разделить на одного человека, то есть на количество людей, которые принимают в этом участие, то затраты не такие большие. Плюс финансовые затраты, которые китайская академия наук производит на эти цели. У них довольно много рабочей силы, включая не только ученых, но и волонтеров, которые в этом активно задействуются. В том числе набирают крестьян из окрестных деревень. Им платят и они ищут. Сейчас скелетные находки десятками исчисляются. У нас тоже есть такой задел: если мы видим местонахождение, в котором встречаются сочлененные фрагмент скелета, их надо садиться и расчищать. В России, в Германии, в Соединенных Штатах Америки, где угодно. То есть основная проблема – это найти такую точку, где таким образом захоронились скелеты. Ведь на самом деле тут еще проблема в том, что нужно найти такую точку. Это редкий случай, когда скелеты животных захоронятся в полном, целом виде.



Александр Костинский: То есть вы как золотоискатели, для вас важна удача, везение, жила.



Алексей Лопатин: Совершенно верно. Ведь для того, чтобы найти один зуб, нужно промыть несколько сотен килограммов породы. И естественно, интенсивность работ в последние десять лет резко возросла, именно это дало многочисленные находки целых скелетов. А что это значит? Это значит, что увеличились наши возможности судить о родственных отношениях между видами и другими группами мезозойских млекопитающих. А что еще это дало? Это дало возможность достаточно адекватно оценивать, как они жили, что они ели. По зубам это тоже предположить можно, но несколько сложнее, чем по целому скелету.


Но я еще скажу, что есть второй блок достижений, которые обеспечивают эти успехи – это открытие новых фаун, новых местонахождений с мезозойскими млекопитающими в тех частях света, где традиционно их не было. То есть традиционно находки делались в Европе, в Северной Америке. Теперь последние двадцать лет эти находки сделаны и в Австралии, и на Мадагаскаре, и в Южной Америке, и в континентальной Африке, и в Индии. И Россия тоже в этом списке новых территорий, на которых открыты мезозойские млекопитающие. Ведь до 95 года не было ни одной находки мезозойских млекопитающих. И в настоящее время группа, которую я представляю, которая объединяет ученых из Москвы, Петербурга и Томска, изучает семь таких местонахождений, одно из которых располагается в Московской области, второе на Дальнем Востоке, а еще пять на юге Западной Сибири. Вообще некоторые палеонтологи и некоторые зоологи часто шутят, что специалисты по древним млекопитающим изучают не эволюцию животных, а эволюцию зубов. Но это те самые издержки недостатка информации, о котором я сказал в самом начале.



Александр Костинский: Вы не против и другое изучать.



Алексей Лопатин: Так вот, я и хочу сказать, что находки последних десяти лет позволят переломить эту традицию, эту необходимость, которая существовала двести лет изучения мезозойских млекопитающих.



Александр Марков: Расскажите, пожалуйста, о самых интересных находках.



Александр Костинский: Что изменилось в наших представлениях о млекопитающих, что мы знали раньше и думали про них и что теперь?



Алексей Лопатин: Есть несколько ярких находок, на которых нужно остановиться отдельно. Каким было самое крупное, самое сильное млекопитающее того времени? Не так давно в Китае в раннем мелу, то есть порядка 140 миллионов лет этой находке, был найден репеномамус. Это род, в нем два вида и хищники были размером от опоссума до барсука, самый крупные особи, по-видимому, весили 12-14 килограмм. Они были зубастые, у них были мощные челюсти, такой размер барсука или лисицы. И что же они ели? Скажут - других млекопитающих, ящериц. Не только. Они ели еще и динозавров. Но динозавров может быть громко сказано, но в желудке одной из особей найдены косточки детеныша мелкого динозавра, которого эта особь съела. И особь эта мелкая, которая с размером с опоссума, а не тот, который размером с барсука. Этот факт свидетельствует о том, что млекопитающие могли питаться детенышами динозавра, вернее – питались, не могли питаться, а питались. То, что могли питаться, предполагалось давно, а то, что питались, доказано только сейчас.


Есть еще несколько ярких находок. Скажем, фруйтофосер из Юры Колорадо. Полностью подземный зверек, напоминавший чем-то современного крота. Мало того, кроме того он имел таки зубы как у броненосцев современных, которые позволяют предположить, что его диетой были колониальные насекомые, скажем, термиты. То есть тоже глубоко зашедшая специализация у таких древних млекопитающих.



Александр Марков: Но это еще не плацентарные были?



Алексей Лопатин: И тот, и другой – это не плацентарные. Они были по размножению похожи на утконоса и ехидну. Но скелет плацентарных тоже известен – это эо майя возрастом более 120 миллионов лет. От нее сохранился не только скелетик, но и отпечаток тела вокруг этого скелетика. На основании этого скелета и отпечатка можно сделать вывод, что это было древесное животное наподобие современной тупайи.



Александр Костинский: А тупайя чем характерна?



Алексей Лопатин: Тупайя – это древесное животное, которое живет на деревьях, питается насекомыми.



Александр Костинский: У нее перепоночки есть, чтобы прыгать, планировать?



Алексей Лопатин: Она просто довольно хорошо прыгает по деревьям. А что касается животных с летательной перепонкой…



Александр Марков: Это что-то отдаленно напоминающее белку?



Алексей Лопатин: Их так иногда и называют. Но что касается вопроса о летательной перепонке - это тоже справедливо в отношении мезозойских млекопитающих, и это, на мой взгляд, самое удивительное открытие последнего времени. Буквально в прошлом году была опубликована статья китайских и американских исследователей о том, что найден скелет с отпечатком летательной перепонки.



Александр Костинский: Вроде летучих мышей?



Алексей Лопатин: Это скорее белка-летяга по своему виду.



Александр Костинский: Все-таки не летали, а планировали?



Алексей Лопатин: Они планировали, питались насекомыми и жили на деревьях. Даже планирующих млекопитающих из мезозоя до сих пор известно не было. А самые древние летающие млекопитающие были известны, начиная с возраста 55 миллионов лет и это действительно примитивные летучие мыши.



Александр Костинский: А сейчас мы отодвинулись на сколько миллионов лет назад?



Алексей Лопатин: Вот эти находки – это порядка не меньше 150 миллионов лет.



Александр Костинский: Эволюция была длинная?



Алексей Лопатин: Надо сказать, что это существо валатика терри, оно принадлежит к своеобразной группе млекопитающих, которые не имели широкого распространения, но, честно говоря, ради этого животного даже пришлось выделить отдельный отряд. Были полуводные формы, причем довольно крупные, 800-граммовые.



Александр Костинский: Все, что вы рассказываете, говорит о том, что уже 150 миллионов лет назад в расцвет динозавров млекопитающие не были жалкими животными, они занимали мелкоразмерный, даже среднеразмерный класс и в общем готовились к большому прыжку.



Алексей Лопатин: Совершенно верно. Все это позволяет заключить, что в самый расцвет эпохи динозавров, который происходил в дневное время, в ночи продолжали развиваться и успешно эволюционировать различные группы млекопитающих. Они все глубже и шире использовали доступные им экологические ниши, доступные им ресурсы. Они сумели подняться в воздух, они сумели войти в воду, они сумели зарыться под землю, они всячески боролись за существование и в этой борьбе становились все эффективнее. И тот потенциал, который они заложили, в дальнейшем позволил млекопитающим после того, как ниши крупных животных освободили динозавры, занять эти ниши. То есть не просто остаться каждый в своем размерном классе, каждый в своей экологической нише, но и побороться за выход в более крупный размерный класс и успешно эволюционировать.



Александр Костинский: И построили под себя практически все пищевые цепочки. С уходом со сцены динозавров млекопитающие заняли все важнейшие пищевые ресурсы?



Алексей Лопатин: Не только, млекопитающие стали природообразующей силой. Ясно, чтобы саванны не заросли, прерии не заросли, луга не заросли, надо трудиться не только огромному количеству копытных, но и зеленоядных грызунов. А кроме того, теперь мы как представители класса млекопитающих тоже играем свою роль.



Александр Костинский: Решительную, надо сказать.



Алексей Лопатин: Антропогенный фактор по своей мощи приближается к геологическим силам.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG