Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем нужна жена


Виктор Ерофеев: Наши гости - первый заместитель директора Государственного музея Востока Татьяна Метакса, фотохудожник Екатерина Рождественская, главный редактор журнала "Эсквайр" Филипп Бахтин. Тема нашей программы - "Зачем нужна жена?". Казалось бы, такая тема - "Зачем нужна жена?" - звучит даже несколько вызывающе и вульгарно. На самом деле это совсем не так, потому что столько проблем, столько разводов, столько семейных конфликтов, драк, которые порой кончаются самыми страшными вещами, заставляют нас возвращаться к этой теме и подумать, какая у жены сегодня в современном обществе, в сегодняшней семье, в сегодняшней семье роль, какое ее значение. У нас в гостях, начнем с мужчины, Филипп Бахтин, еще раз скажу, что он главный редактор журнала "Эсквайр", очень хороший журнал, советую всем мужчинам его читать. Филипп, если бы вы в журнале решили устроить такую дискуссию – зачем нужна жена? - ваше бы мнение, редакторское, написали бы врез, вступление, что бы вы сказали?




Филипп Бахтин

Филипп Бахтин: Ох. Ну, это надо подумать. Я пришел, конечно, больше послушать, чем поговорить, потому что я с сомнением отношусь, зачем нужна жена.



Екатерина Рождественская: А вы женаты, Филипп?



Филипп Бахтин: Я? Нет, не женат, хотя живу...



Екатерина Рождественская: Зачем пришел?



Филипп Бахтин: ...уже не первый год живу с девушкой. У нас скоро будет второй ребенок. Но вопрос это интересный.



Виктор Ерофеев: А чем жена отличается от той девушки, у которой скоро будет второй ребенок?



Филипп Бахтин: Да, в общем, ничем. Я считаю, что ничем не отличается.



Екатерина Рождественская: То есть это гражданский брак?



Филипп Бахтин: Очень неприятная идиома, но можно называть так.



Виктор Ерофеев: А гражданский брак лучше, чем негражданский?



Филипп Бахтин: Я не имею возможности сравнить. Подозреваю, что он ничем не отличается от...



Татьяна Метакса: Нет, женщине всегда приятнее, когда...



Виктор Ерофеев: Штамп?



Татьяна Метакса: Да. Штамп, венчание.



Виктор Ерофеев: Так, Филипп, и все-таки, что бы вы сказали?



Филипп Бахтин: Видимо, это все-таки вопрос к женщинам, потому что мы, мужчины, разницы не чувствуем.



Виктор Ерофеев: Давайте все-таки с вас начнем. Если жена или та девушка, которая ждет второго ребенка, или гражданская жена, то зачем она вам нужна?



Филипп Бахтин: Да как сказать? С детства понятно, зачем нужна жена. Жена нужна, чтобы были дети, мне кажется.



Виктор Ерофеев: Так это первый пункт.




Екатерина Рождественская

Екатерина Рождественская: Это главный пункт. Женщины поддерживают.



Виктор Ерофеев: Хорошо. Женщины у нас в студии поддерживают этот пункт Филиппа.



Екатерина Рождественская: На этом можно остановиться.



Виктор Ерофеев: Все остальное не важно.



Филипп Бахтин: Дальше есть очень много мелких пунктов. Мы, например, вместе с удовольствием смотрим футбол с утра до вечера. Но тут, мне кажется, можно перечислять до посинения. Если всерьез говорить, то, конечно же, жена нужна для того, чтобы были дети, все остальное - это второстепенное.



Екатерина Рождественская: Точно.



Виктор Ерофеев: Татьяна, твое мнение.



Татьяна Метакса: С одной стороны, я согласна, а с другой - нет. Есть браки, в которых по каким-то причинам нет детей, или браки люди заключают в возрасте...



Виктор Ерофеев: На небесах заключаются браки, правильно?



Татьяна Метакса: Да. Или просто женщина не может родить, по каким-то причинам они даже и не берут ребенка на воспитание и живут вдвоем и часто бывают счастливы. Сейчас не модна эта, конечно, тема, но это есть. Хотя главное, конечно же, это дети, это естественно. Но бывает...



Виктор Ерофеев: Это у нас такая архаическая точка зрения или современная, что дети - это главное?



Татьяна Метакса: Это архаическая точка зрения.



Виктор Ерофеев: Архаическая - и восточная, и западная.



Татьяна Метакса: И восточная, и западная.



Виктор Ерофеев: Катя, архаическая или?..



Екатерина Рождественская: Вечная.



Виктор Ерофеев: То есть все-таки в браке главное - это дети? Ради этого люди собираются. А если не получается или еще по каким-то причинам их нет, то тогда они живут по мелким пунктам, как сказал...



Екатерина Рождественская: Виктор, это животные дела абсолютно, это помимо нас происходит.



Виктор Ерофеев: А животное - это главное в человеке?



Екатерина Рождественская: Это основа, без этого человека бы не было.



Виктор Ерофеев: Хорошо. Нам сразу звонки-звонки. Нам звонит Игорь из города Энгельса. Игорь, нужна зачем жена?



Слушатель: Мне 42 года. Я воспринимаю семейную жизнь, как такое малое предприятие по выращиванию детей. Соответственно, из этого вытекает все следствия, что жена - это партнер совместный, коллега.



Виктор Ерофеев: По производству детей?



Слушатель: Да, по выращиванию. Производить - это несложно, а вот вырастить, довести до ума, дать образование - это, конечно, очень сложно.



Виктор Ерофеев: Понятно. А жена должна быть законная или гражданская, как вы считаете?



Слушатель: Я считаю, что принципиальной разницы нет никакой. Можно развестись с законной женой, можно с незаконной женой прожить очень долго, так что это принципиальной роли не играет.



Виктор Ерофеев: Значит, Игорь поддерживает общую точку зрения, что жена нужна для производства детей. Но в браке мужчина и женщина равны между собой?




Татьяна Метакса

Татьяна Метакса: Хм!



Филипп Бахтин: Такой простой вопрос.



Татьяна Метакса: Очень "простой" вопрос.



Виктор Ерофеев: А у нас такие очень-очень в кавычках "простые" вопросы на этой программе.



Татьяна Метакса: Я думала о том, о чем мы будем говорить, долго думала и думала я о том, хороша ли на самом деле эмансипация. С одной стороны, это ответ на самом деле на ваш вопрос. С одной стороны, это очень здорово. Правда, например, в Америке она принимает какие-то чудовищные, странные формы. С другой стороны, современной женщине гораздо сложнее, потому что все-таки вот это состояние… индианкам было хорошо в древности и в Средневековье, когда они мужа воспринимали, как божество. Может быть, и сейчас многие так воспринимают, особенно жительницы отдаленных деревень. Конечно, не суперсовременные индианки. Муж - это божество, ему поклоняются.



Виктор Ерофеев: Вас бы это устроило, чтобы ваша жена... божество...



Филипп Бахтин: Я готов.



Виктор Ерофеев: Причем, такое светлое божество.



Татьяна Метакса: Светлое, конечно.



Виктор Ерофеев: Это в Индии. Их жен порой закапывают, когда мужчина-божество умирает.



Татьяна Метакса: Не закапывают. Это обычай сати, самосожжение, который раньше был просто распространен во всей Индии. Затем, после того, как Индия стала тоже свою новую жизнь строить, эта тенденция ушла, и сейчас это уже считается каким-то негативным событием. Раньше это было само собой разумеющееся. А что делать на земле, если божества нет?



Виктор Ерофеев: Вы бы хотели, чтобы ваша жена самосожглась, когда, не дай бог, что с вами случилось бы?



Филипп Бахтин: Нет, я вообще за всяческое поклонение жены мужу, но это крайняя форма какая-то. Во всяком случае, я не готов публично в этом признаться. Может, я втайне мечтаю об этом...



Виктор Ерофеев: А все-таки тайно мечтает об этом. Какой мужчина не мечтает, чтобы жена ушла вместе с ним.



Татьяна Метакса: Я хочу продолжить ответ на вопрос - равны или не равны. На поверхностном уровне, на уровне таком формальном, часто равны и часто даже, особенно сейчас, женщины преуспевают в большей степени, чем мужчины.



Виктор Ерофеев: Ты имеешь в виду в семье или за границами семьи?



Татьяна Метакса: Мы сейчас про семью говорим, мы про брак говорим. Я имею в виду...



Виктор Ерофеев: Сейчас еще спросим, что такое - преуспевает?



Татьяна Метакса: Преуспевает - я имею в виду чисто экономический фактор. Но, это мое личное мнение, для того, чтобы брак был, а это, кстати, самое тяжелое, вот это удержание себя в состоянии равновесия со своим возлюбленным, как хочешь называй, партнером, мужем в течение многих лет. Так вот для того, чтобы существовало это нечто, соединяющее людей позволяющее им, несмотря на многие внешние факторы, оставаться вместе, женщина все-таки, я в этом совершенно убеждена, каким-то образом своему мужу должна не то чтобы показывать, но он должен ощущать хотя бы в определенном смысле свое некоторое превосходство, иначе это будет плохо, потому что муж-подкаблучник - это самое отвратительное, что может быть, муж-мальчик, муж-слуга.



Виктор Ерофеев: Нам звонит Эмиль Викторович из Москвы. Эмиль Викторович, зачем нужна жена?



Слушатель: Одну минуту, я вам все расскажу. Тем более что я уже 42-й год как женат. Но начну я с двух цитат, если позволите. Первая цитата: "Нет браков упоительных, есть браки удачные". Герцог де Ларошфуко "Максимы". Второе, Чехов: "Для брака нужна не любовь, а терпение". Так вот, для чего нужна жена. Ну, во-первых, мужчине нужно, как говорится, каким-то образом бросить якорь. Нужен друг. Нужен, конечно, сексуальный партнер. Вот, по-моему, основные признаки, для чего нужна жена.



Виктор Ерофеев: Я думал "бросить якорь" и сексуальный партнер - это одно и тоже, нет?



Слушатель: Тут нужно терпение, очень большое терпение.



Виктор Ерофеев: Пока якорь долетит, нужно терпение. Хорошо, Эмиль Викторович. А вот Владимир из Дмитрова нам пишет: "Жена нужна, чтобы росли рога". Как вы, Филипп, прокомментируйте это? Это что такое за заявление?



Филипп Бахтин: Хорошо, если есть такая цель - отрастить рога, безусловно, без жены не обойтись.



Виктор Ерофеев: Точно. Хорошо. Катя, ваше теперь мнение, все-таки насчет эмансипации и равноправия. Вы с гражданским или с законным...



Екатерина Рождественская: Я с законным мужем 31-й год живу и трое детей - в каждое десятилетие по ребенку.



Виктор Ерофеев: А как баланс - тот самый канат, удается пройти эту дистанцию?



Екатерина Рождественская: Вы знаете, удается. Было время, когда он не работал, я тащила семью. Сейчас мы работаем оба вместе, довольно успешно. Мне кажется, что надо, чтобы и муж гордился женой, и чтобы жена гордилась мужем. Я считаю, что на том держится семья в основном. Кем бы ты ни работал, ты можешь очень хорошо мыть полы, но надо, чтобы муж чувствовал, что...



Виктор Ерофеев: То есть надо дать жене понять, что я ею горжусь?



Екатерина Рождественская: Конечно, в любой ситуации.



Виктор Ерофеев: И тогда уже с браком будет... Хотя подлый русский язык в этом смысле, надо же, конечно, не первый раз это упоминаем в эфире, но тем не менее, брак - ну, брак и есть брак...



Татьяна Метакса: Виктор, а вспомни, как на Руси всегда говорили - жалеть. Любить и жалеть. Вот когда женщина жалеет, это равносильно любви. Мне кажется, что брак и жена нужны для того, чтобы было вот это тепло, которого очень мало сейчас остается вокруг, и когда... Первый, кажется, был вопрос - что такое жена и для чего она нужна, и кто она прежде всего? Мне кажется, что в современной жизни жена прежде всего должна быть, фигурально говоря, хорошим психотерапевтом.



Екатерина Рождественская: И хорошей кухаркой.



Татьяна Метакса: Да.



Виктор Ерофеев: Забыли об этом.



Татьяна Метакса: Хорошим психотерапевтом, потому что снимать напряжение...



Виктор Ерофеев: Хорошая кухарка - это уже хороший психотерапевт. То есть жена, которая плохо готовит, это не жена.



Татьяна Метакса: Ну и конечно, жена должна быть другом. Вот без этого совершенно...



Виктор Ерофеев: Вот это я не понимаю: что значит быть другом? Она – жена, это больше, чем друг.



Татьяна Метакса: Ну а как же? Все наши великие примеры!



Виктор Ерофеев: Друг плюс.



Татьяна Метакса: Она и жена, и друг. А вспомни в Индии огромный великолепный Тадж-Махал, который построил Шах-Джахан для своей супруги Мумтаз. Она же была не только его любимой женой, женщиной, как сексуальным партнером, она родила ему множество детей...



Виктор Ерофеев: Как звучит страшно - сексуальный партнер. Ты мне сексуальный партнер или нет?



Татьяна Метакса: Послушай, она с ним была во всех его боях, ездила в разные совершенно места, помогала ему во всем, как правителю.



Виктор Ерофеев: Вообще, между нами говоря, довольно безвкусный храм. Когда туда приезжаешь, в Агру...



Екатерина Рождественская: Он поражает, конечно.



Виктор Ерофеев: Он поражает, но он такой сталинской архитектуры.



Татьяна Метакса: Ну, а вот это памятник любви.



Виктор Ерофеев: Вот она, такая любовь-то, сталинская архитектура, ужас какой.



Екатерина Рождественская: Там был перебор с любовью, потому что сын этого Шаха и сгноил потом в тюрьме...



Виктор Ерофеев: Перебрали с любовью. Может, тогда надо жениться не по любви?



Татьяна Метакса: А за деньги, да?



Виктор Ерофеев: Ну, не знаю, а вообще, просто по интересу.



Татьяна Метакса: Как говорят: по любви или за деньги?



Виктор Ерофеев: В России-то раньше, да и не только в России женились вообще даже...



Татьяна Метакса: И не только в России, и в Японии, не только за деньги.



Виктор Ерофеев: В Африке до сих пор... Несколько лет назад был в Мали и там мальчик-гид мне с гордостью сказал, что я могу выбирать из нескольких. То есть папа говорит: ты можешь жениться на этой, на этой, на этой. А не то что говорит: вот женись только на этой. Он сказал: уже свобода выбора есть, можно выбрать из трех.



Татьяна Метакса: Я очень люблю русские поговорки. "Стерпится- слюбится" - хорошая поговорка для брака.



Виктор Ерофеев: Так вот Эмиль Викторович сказал, что терпение. Но терпение - это мучительно больно, и вот терпишь. Можно боль терпеть, когда на ногу наступили в метро, ты терпишь.



Татьяна Метакса: Виктор, главное, что я хотела сказать сегодня, я сейчас скажу, вот для чего...



Виктор Ерофеев: Мне показалось, ты сказала: я счастлива. А ты сказала: я сейчас скажу.



Татьяна Метакса: Мы обсудили - дети, конечно, и вообще семья - ячейка общества. Но мне сейчас представляется, что в браке люди - мужчина и женщина - вместе ищут ответ на самый главный вопрос, это я говорю без всякой иронии: в чем смысл жизни? Вот вместе они ищут. Знаешь, какой счастливый брак, когда вместе ищут.



Екатерина Рождественская: С утра встают и начинают искать.



Виктор Ерофеев: Нет, сначала ищут в постели, потом встают - за завтраком и так далее.



Татьяна Метакса: Нет, не надо опошлять.



Виктор Ерофеев: Вот сексуальный партнер - это не опошление, а вот постель - это опошление.



Татьяна Метакса: Нет, я выразилась твоим термином, я не люблю этот вообще.



Виктор Ерофеев: Давайте послушаем Александра из Питера.



Слушатель: Во-первых, от русского - "браке", от немецкого - "брак", два господина из Питера доказали, что все языки индоевропейской группы произошли от русского языка, так что это очень хорошее слово. Что касается мифов, я живу не мифами Древней Индии, Древнего Китая, а я живу все-таки мифом об андрогине, как о том, кто был целым, и потом разделили на половины, остался пол. Так вот вы рассматриваете брак гетеросексуальный. Гомосексуальный по той же схеме построен. Действительно, состояние некого целого. Что касается жениться - известный афоризм по поводу того: женись, не женись, все равно раскаешься. Лев Толстой очень хорошо на него ответил: жениться нужно, как умирать. То есть когда невозможно иначе. Будут все жениться, как умирать, то тогда браки будут прочными. А поскольку мы ищем... время-то идет, а делать что-то надо, ну, как в знаменитом "Зигзаге удачи" Эльдара Рязанова, "ты - так себе, я - тоже, ну что нам делать-то, надо объединяться".



Виктор Ерофеев: Саша, спасибо. Вы, как всегда, остроумно говорите. Надо сказать, что я в Италии был недавно в таком замке, он же гостиница, и в этом замке проводятся свадьбы сегодняшних, современных людей. Женщина, которая организуют такие вечера, свадьбы, мне рассказывала, что, во-первых, итальянцы женятся гораздо позже, чем это делали 10 лет назад, а во-вторых, сказала, что когда выпьют, все мужчины плачут. Она говорит: все женихи в состоянии... Саша правильно говорит: надо умереть... Ситуация, обратная тому, чем... Та же самая женщина-менеджер, устроитель этих брачных вечеринок, мне говорила, что всегда приезжает только невеста и ее мама, то есть будущая теща, и они выбирают, что есть, сколько платить, где накрыть и так далее. Мужчины не участвуют в этом процессе.



Екатерина Рождественская: Они плачут в это время.



Виктор Ерофеев: Они подготавливаются плакать. Но, говорит, каждый раз возникает тема слез. Почему мужчинам так больно теперь жениться? Саша подсказывает, что он идет умирать, как защитник какой-то родины - пошел умирать.



Татьяна Метакса: А все-таки жениться надо.



Виктор Ерофеев: А почему надо-то. Вот Филипп живет неженатый и ничего.



Татьяна Метакса: А как же любимая китайская инь-ян? Ну, потому что это взаимодействие все-таки нужно, на нем мир держится.



Виктор Ерофеев: А андрогин - дело, конечно, хорошее, но очень похож на гермафродита, одновременно.



Татьяна Метакса: Да.



Виктор Ерофеев: Какая-то все-таки есть связь.



Татьяна Метакса: Мне больше нравится инь-ян.



Виктор Ерофеев: У тебя же подход восточный. А все-таки правильно говорил и Платон, и потом Толстой это говорил насчет половинок зернышек?



Татьяна Метакса: Вот это и есть инь-ян.



Виктор Ерофеев: Катя, вы тоже так считаете? Браки на небесах - мы уже чуть-чуть по этой теме скользнули.



Татьяна Метакса: Я считаю, что на небесах.



Екатерина Рождественская: Ну, естественно.



Виктор Ерофеев: Ну, если 31 год - так это же на небесах?



Екатерина Рождественская: Все равно надо...



Виктор Ерофеев: Терпение?



Екатерина Рождественская: Терпение и уважение - это основа. Можно быть какой угодно, но если тебя не уважают, то я думаю, что это все распадается в течение...



Виктор Ерофеев: Уважение.



Екатерина Рождественская: Уважение обязательно.



Виктор Ерофеев: Взаимное уважение.



Екатерина Рождественская: Обязательно. Без этого никуда.



Виктор Ерофеев: Тут Марина нам пишет: "Не путайте гражданский брак, где ставится печать в загсе (ну, имеется в виду гражданский - наверное, такой общегражданский) с сожительством или прелюбодеянием, что осуждается истинной верой. А вера - творческое усилие чувства, совести". Это камень в ваш огород.



Филипп Бахтин: Спасибо за камень.



Виктор Ерофеев: У Марины был камень за пазухой, она взяла и бросила в Филиппа. Так, у нас звонят одни мужчины. Михаил из Москвы. Зачем нужна жена? - скажите нам, пожалуйста.



Слушатель: Ваш вопрос меня заставил задуматься, какую роль играют жены в моей жизни. Если вы не будете против, я их перечислю несколько. Причем, из них моя собственная - только одна. Ну, вот зачем твоя собственная жена тебе нужна? Мне кажется так, мы просто помогаем друг другу жить в житейском море. И слава богу, и больше ничего не надо. Всякие сексуальные глупости я рассказывать не буду, тут нечего, в общем, рассказывать, это дело двоих. Сексуальная - это, конечно, важная сторона, только это не та сторона, о которой можно говорить со всеми, это настолько интимное дело, что я не знаю, как рассказать об этом так, чтобы это было действительно достойно предмета, скажем, я не поэт. Есть еще другая жена, уже не моя жена. Женские у нее прелести все есть. Опять же, о них я говорить не буду. Но для меня она, можно сказать, уже и друг, с ней можно очень много о чем поговорить, она тебя поймет, вплоть до того, что, простите, иной раз матернешься, когда по делу, и она тебя простит. Ну, и наконец, давайте я еще об одной расскажу жене...



Виктор Ерофеев: У вас немало...



Слушатель: Одна, еще одна, все.



Виктор Ерофеев: Так подождите, Михаил, у вас одна законная, а вторая - друг, а третья?..



Слушатель: Вторая - друг. И вот третья... кстати говоря, на работе.



Виктор Ерофеев: Ну, понятно, служебный роман.



Слушатель: Тут я уже вздыхаю. Знаете, взмахнет она ресницами своими - и ты мысленно на коленях. Так это не первый день и не первый год, это уже седьмой год. И вот, понимаете, именно ей я французские-то духи и дарю, хотя она умоляет этого не делать. Но за счастье надо платить.



Виктор Ерофеев: Михаил, а как далеко вы продвинулись с третьей женой? Только на коленях или...



Слушатель: А вот никак. Виктор, можете мне абсолютно не завидовать, я счастливый чисто платонически. Может, я выгляжу полным идиотом, но тем не менее я чувствую себя идиотом, по крайней мере, счастливым.



Виктор Ерофеев: Понятно, это тоже важно. Так вот, насчет платонизма. Платоническая любовь существует?



Татьяна Метакса: Да.



Екатерина Рождественская: Абсолютно.



Виктор Ерофеев: Вы поддержите такого мужчину, который прямо аж три жены…



Екатерина Рождественская: Он хорошо живет, я считаю. Я не знаю, как жены думают...



Виктор Ерофеев: А если бы ваш муж такой бы...



Екатерина Рождественская: Убила бы.



Виктор Ерофеев: У этой хорошо живет, на коленях семь лет, а так, если подойти реально, то убила бы. Значит, жена в каких случаях должна убивать мужа, Катя?



Екатерина Рождественская: Ну, много случаев есть.



Виктор Ерофеев: Перечислите хотя бы несколько.



Екатерина Рождественская: Хотя бы вот этот случай.



Виктор Ерофеев: То есть вы ревнивая или просто надо мужа при этом убивать, если у него возникает вторая жена или третья, которой он духи дарит?



Екатерина Рождественская: Я считаю, что надо выбирать все-таки, как-то так разбрасываться-то не нужно.



Виктор Ерофеев: Михаил, вы слышите, это вам Катя Рождественская говорит, дочь прекрасного поэта, между прочим.



Екатерина Рождественская: Ну, это с позиции женщины. Естественно, у мужчины совершенно другие представления о жизни.



Виктор Ерофеев: А вообще мужчине надо много женщин, как вы думаете?



Екатерина Рождественская: Вы мне скажите.



Виктор Ерофеев: Я не знаю.



Филипп Бахтин: Послушайте, меня тоже жена слушает, давайте как-то...



Виктор Ерофеев: Ладно. Нас призывают к порядку, между прочим, православные женщины. Вот Наталья пишет: "Таким, как вы (видимо, это мне), необходимо преподавать основы православной культуры (мы уже с Михалковым по этому поводу в дуэль вступали), чтобы вы хотя бы знали, в какой стране и культуре вы живете и что такое брак для Православной церкви". Вроде как и передача об этом. У нас вот такие православные женщины, нас так строят. То есть имеется в виду, что раз у нас страна, с точки зрения Натальи, православная, то надо жить по-православному, а там - домострой, видимо, и там жена уж точно подносит тапочки, и божество, и вдохновение - это муж.



Татьяна Метакса: Знаете, что я хочу сказать? Есть много моментов, которые...



Виктор Ерофеев: У тебя сколько мужей было в жизни?



Татьяна Метакса: Вот сейчас я в третьем браке. Но два предыдущих моих брака были давно - между 20-ю и 30-ю моими годами.



Виктор Ерофеев: Когда ты была еще неопытной.



Татьяна Метакса: Ну что значит - неопытной? Кстати, были очень хорошие браки, но они распались. Я ни слова не могу плохого сказать ни о первом, ни о втором своем супруге. А сейчас я в третьем браке, вот уже пятый год мы вместе с моим Колей ищем смысл жизни.



Виктор Ерофеев: А вы тоже, Филипп, ищете смысл жизни вместе с женой гражданской?



Филипп Бахтин: Я в ужасе от нашей передачи. В течение часа мы такие вопросы - вот на три секунды. Нет, я не ищу смысла жизни.



Екатерина Рождественская: Без этого хорошо?



Филипп Бахтин: Нет.



Виктор Ерофеев: То есть надо самому искать смысл жизни, жена не для того, чтобы искать с ней вместе смысл жизни, да, Филипп?



Филипп Бахтин: Нет, не знаю. Я этого не говорил.



Виктор Ерофеев: Сейчас она услышит вас, устроит скандал, скажет: а я думала, что мы хотели смысл жизни...



Татьяна Метакса: На самом деле все-таки песенка есть такая "Вместе весело шагать по просторам". Все-таки хорошо.



Виктор Ерофеев: Шагать по просторам.



Татьяна Метакса: Мне нравится.



Виктор Ерофеев: Катя, а какую роль должен играть секс в супружеской жизни?



Екатерина Рождественская: Нормальную, обычную, это не должно ставиться...



Виктор Ерофеев: Некоторые считают, что если с женой не очень хорошо, как ты говоришь, как с сексуальным партнером...



Филипп Бахтин: То вместе не очень весело шагать.



Татьяна Метакса: Это ты говоришь, мне не нравится этот термин.



Виктор Ерофеев: А как тебе нравится? Как ты хотела? Постель - для тебя пошло, сексуальный партнер - слишком политически корректно.



Татьяна Метакса: Мне гораздо интереснее говорить о духовном аспекте брака. Это я говорю на полном серьезе.



Виктор Ерофеев: Мы в России все духовные люди, даже те, которые не так близки к православию, как Наталья наша.



Татьяна Метакса: Я тебе другой приведу пример. На примере моего любимого Востока. Недавно я в одной из телевизионных передач рассказывала о культуре, о гареме. Я была одна из тех, кто комментировал очень красивые съемки жизни в гареме.



Виктор Ерофеев: Вот Михаил живет в гареме, например, даже не на Востоке.



Татьяна Метакса: Вот там... это Восток, якобы угнетенные мусульманские женщины, существовал такой обычай, по которому если проходит две пятницы, на третью пятницу, если муж не приглашает жену (согласно этим обычаям, не больше четырех жен должно быть, может быть одна, а может быть четыре), она уже идет с жалобой.



Виктор Ерофеев: К евнуху.



Татьяна Метакса: Нет, в те инстанции, которые там были. Вот тебе мусульманский обычай, вот как права женщины соблюдались.



Виктор Ерофеев: Так это когда четыре, а когда у султана 104, когда же там на каждую пятницу...



Татьяна Метакса: Вот там все гораздо сложнее, у султана жены все равно четыре, остальные - все наложницы, танцовщицы. Там даже были женщины, счастливые от того, что он один раз их удостоил взглядом.



Виктор Ерофеев: Ты с таким удовольствием говоришь, ты бы, наверное, сама хотела быть султаном, но так получилось, что родилась женщиной.



Татьяна Метакса: Султаном хотела бы.



Филипп Бахтин: Вот откуда выражение "семь пятниц на неделе".



Виктор Ерофеев: Семь наложниц на неделе.



Татьяна Метакса: Их даже называли "удостоенная взгляда". Представляешь, уже счастлива?



Филипп Бахтин: Ну, если взглядом, то можно и 104.



Виктор Ерофеев: Да, это такой " air rape ", как говорят американцы, 104 сразу. Давайте Александра из Москвы послушаем. Как у вас с ответом на вопрос "зачем нужна жена?".



Слушатель: Если коротко, я прожил с женой 56 лет 7 месяцев и 4 дня. Она сломала ногу и во время операции умерла, сердце не выдержало. Это первое. Это была моя половина, как раньше представляли. Сейчас я живу полжизни, полжизни у меня отобрали. У меня была жена, она была святая женщина, это первое. Второе. Насчет терминологии. Есть церковный брак, регистрируется в церкви, есть гражданский брак, регистрируется в загсе. Все остальное - сожительство самое настоящее. Не нужно маскироваться термином "гражданский брак". И третье. Звонил вам один слушатель и говорил, что он двое детей имеет и живет в гражданском браке. В этом случае что нужно писать в анкете при призыве, допустим, в армию или куда-то на предприятие, где вопрос "семейное положение"? Что в этом случае нужно писать?



Виктор Ерофеев: Вот у нас Александр и морально устойчив, скромен в быту, как писали. Удивительно, что православная идеология и советская идеология переплетаются. Надо, действительно, не разводиться, надо воспитывать детей и жена должна ходить в партком, если муж загулял. А тут в православный партком можно сходить.



Татьяна Метакса: Видишь, а в гареме по-другому было. Там жена ходила, если не загулял, а если ее не звал на третью пятницу.



Виктор Ерофеев: Катя сказала о том, что убила бы мужа, если бы он загулял. А ты бы убила? Потупив глаза, Татьяна отвечала...



Татьяна Метакса: Убить я бы не убила.



Виктор Ерофеев: Или двух первых ты убила уже?



Екатерина Рождественская: Я бы фигурально его убила.



Виктор Ерофеев: А что значит - фигурально убить мужа?



Екатерина Рождественская: Я бы отреагировала.



Татьяна Метакса: Я бы, наверное, просто исчезла.



Екатерина Рождественская: Скорее всего, нельзя это не заметить.



Виктор Ерофеев: То есть ушла бы.



Татьяна Метакса: Да.



Виктор Ерофеев: Филипп, а что на самом деле происходит... Что лучше, когда муж изменяет жене или когда жена мужу?



Филипп Бахтин: Я выступаю опять ответчиком за мужчин.



Виктор Ерофеев: Во-первых, вам уже сказали, что...



Филипп Бахтин: Да, мне уже погрозили с двух сторон.



Виктор Ерофеев: Да, и с православной, и общеморальной. А что же тогда у нас с изменами?



Филипп Бахтин: Я и так вызвал уже волну возмущения своими двумя какими-то вялыми блеяниями в микрофон. Так что я, пожалуй, поддержу участников разговора и пригрожу пальцам тем мужчинам, которые изменяют женщинам.



Виктор Ерофеев: Которые носят духи французские не основной жене, а дополнительной.



Филипп Бахтин: Если всерьез, я с каким-то отвращением слушаю историю Михаила, вот эти три жены - это какой-то оксюморон, это звучит ужасно. Я бросаю в вас камень, который прилетел ко мне от православных.



Екатерина Рождественская: Главное, это муторно все очень, надо все помнить, нигде не соврать, держать себя все время в рамках.



Татьяна Метакса: Конечно, получается, что он врет, а врать - это самый большой грех и у православных, и у буддистов, и у мусульман.



Виктор Ерофеев: По статистике больше половины мужчин имеют любовниц. И женщины - тоже где-то около половины. Как же тогда? И все врут?



Екатерина Рождественская: Ну, когда три их...



Виктор Ерофеев: Да нет, три - это уже почти бесконечность.



Екатерина Рождественская: Это невроз обеспечен.



Татьяна Метакса: Я, Виктор, сейчас тебя расстрою, скажу тебе следующее. Я всегда относилась с глубоким неприятием к такому термину, к сути его, как измена. Я не понимала этого. Поэтому я очень долго жила одна.



Виктор Ерофеев: Понял. Ну ладно, мы не будем сейчас уходить в понятие измены, потому что иначе мы тогда потеряемся между постелью и сексуальным партнером. А вот смотрите, Саша, которому 60 лет, из Санкт-Петербурга пишет так: "Жена нужна только для рождения и воспитания детей (с чего мы начали программу). Во всем остальном она мужчине помеха". Понятно? "Одна есть, хочу вторую", - пишет Саша.



Татьяна Метакса: Я абсолютно не согласна с Сашей из любимого города Санкт-Петербурга.



Екатерина Рождественская: Ему просто не везло, наверное, в жизни, поэтому...



Виктор Ерофеев: И Дон Жуану тоже не везло?



Екатерина Рождественская: Он искал приключений, он молодец.



Виктор Ерофеев: То есть Дон Жуан молодец, а...



Екатерина Рождественская: Он же не женился. А Саша несчастный.



Татьяна Метакса: Почему ты так меня не понял, когда я сказала, что очень хорошо, когда жена еще и друг?



Виктор Ерофеев: Да нет, я понял.



Татьяна Метакса: Конечно. А сколько браков творческих людей, которые вместе творят или помогают друг другу. Миллион.



Екатерина Рождественская: У меня, например, творческий брак. Я счастлива во всех отношениях.



Виктор Ерофеев: А муж что делает, чем занимается?



Екатерина Рождественская: Муж - издатель. Потому что без него у меня бы ничего не получилось никогда.



Виктор Ерофеев: А у вас?



Филипп Бахтин: Мы не работаем вместе, но мы оба журналисты. Да, наверное, да.



Виктор Ерофеев: Так у вас, получается, брак по интересам, что самое лучшее.



Екатерина Рождественская: Мы вырастили этот брак.



Виктор Ерофеев: Но творческий брак... Иногда же бывает так, что много споров, много каких-то недоразумений.



Екатерина Рождественская: Это нормально, замечательно.



Виктор Ерофеев: Что делать, если муж бьет жену? Ладно, изменяет, а бьет если? Я понимаю, что это не наш случай...



Татьяна Метакса: А бьет, значит любит, говорили.



Виктор Ерофеев: У нас вообще здесь такое собрание русских консерваторов наметилось.



Татьяна Метакса: Я консерватор в душе.



Виктор Ерофеев: У нас слушатели, за исключением Натальи и еще одной, которая бросила камень, гораздо более либеральны, чем все мы вместе взятые. Почему-то женщины сегодня не звонят. Ни одна женщина. Видимо, не понимают роли жены.



Филипп Бахтин: Может, им кажется очевидным ответ на этот вопрос.



Виктор Ерофеев: Так вот это пугает, когда женщине что-то кажется очевидным, это настораживает всегда. Лучше, если бы что-то было более спорное. Очень важно еще раз сформулировать, потому что мне кажется, что помимо рассуждений еще важны формулировки. Кухарка, правда? Катя, готовите?



Екатерина Рождественская: Обязательно. Да.



Виктор Ерофеев: Ты готовишь какие-нибудь индийские сладости?



Татьяна Метакса: Я готовлю, но Коля готовит лучше.



Виктор Ерофеев: Значит, ты не устраиваешь Колю, как кухарка?



Татьяна Метакса: Устраиваю.



Виктор Ерофеев: Ты готовишь что, по будням, а он по выходным?



Татьяна Метакса: Я готовлю редко. Он у меня творец, художник, у него больше, между прочим, свободного времени, чем у меня.



Виктор Ерофеев: Ну, понятно, ты же первый зам теперь, уже все.



Татьяна Метакса: Да, теперь, давно уже.



Виктор Ерофеев: Хорошо, значит, кулинарные способности нужны. Дальше, должна жена быть умной или глупой? Некоторые считают, что...



Екатерина Рождественская: Это как повезет.



Виктор Ерофеев: Некоторые считают, что жена должна быть глуповатой, потому что с умной женой постоянно надо вступать в какие-то интеллектуальные конфликты.



Татьяна Метакса: Ты понимаешь, сколько людей на земле, столько ответов на вопросы, которые ты нам сегодня задаешь. Все зависит от позиции человека, от его взгляда на мир вообще. Да, он тебе ответит, для чего жена нужна или не нужна.



Виктор Ерофеев: Должна быть умная жена?



Филипп Бахтин: Она должна находиться в какой-то гармонии с умом мужчины, мне кажется, все остальное - это очень относительно в любом случае.



Виктор Ерофеев: Потому что обычно, когда спрашиваешь женщин, что главное в мужчине, они говорят: все-таки ум, хорошо бы чтобы мужчина был умный. Такого тоже не всегда найдешь, но все-таки. А когда так спрашиваешь: ну, там, блондинка, какая разница - умная, не умная... А вообще, жена должна быть красивой? Или лучше, чтобы на нее не смотрели бы другие мужчины, и была бы она, там, на одно ноге или безухой? Мужчина должен гордиться красотой?



Екатерина Рождественская: Вопрос идиотский.



Татьяна Метакса: Я думаю, что это абсолютное дело вкуса. Некоторым мужчинам нравится...



Екатерина Рождественская: Нравятся безногие, ну что теперь.



Татьяна Метакса: Нет, некоторым мужчинам нравится, когда их женами любуются и восхищаются, а некоторые патологические ревнивцы, и дело кончается очень плохо, этому очень много примеров.



Виктор Ерофеев: Зачем тогда мужчине глаза, если он не может восхищаться чужой женой?



Екатерина Рождественская: Все равно надо как-то восхищаться. Почему эти олигархи все выбирают моделей длинноногих, блондинок. Они, наверное, не очень умные, хотя они умные, если они с ними общаются, но ведь не выбирают себе каких-то горбатых старух или еще что-то такое. Господи, опять же животные, это все оттуда.



Виктор Ерофеев: Катя, ну неужели такой животный фактор? Мы все про платонизм, про божественное...



Екатерина Рождественская: Он огромен, потому что он лежит в основе. Тут все всё знают.



Виктор Ерофеев: То есть мы выбираем по нюху, по вкусу, по запаху пота...



Екатерина Рождественская: Чтобы она могла выносить ребенка, чтобы она могла родить, чтобы было красивое потомство.



Татьяна Метакса: Я сейчас расскажу о третьем пути. Когда мы выбираем, знаешь, в Японии выбирали всегда родители, в Индии родители, в России тоже, разумеется. Сейчас уже все по-другому.



Виктор Ерофеев: А если вернуться, например, и пусть родители выбирают.



Екатерина Рождественская: Это было бы замечательно, я думаю.



Татьяна Метакса: Сейчас, я доскажу свою мысль. Мы этой темы совершенно не коснулись. Очень важное, огромное значение имеет совпадение чисто энергетическое людей, которые живут вместе. По моим наблюдениям, если люди по своей энергетике друг другу не подходят, они вряд ли доходят до того, что называется браком. Но это уже из области того, что называют...



Екатерина Рождественская: Мистикой.



Татьяна Метакса: Эзотерикой.



Виктор Ерофеев: У нас Анастасия Назарова совершенно не похожа на православную Наталью, она пишет: "Виктору Ерофееву. Секс должен быть апофеозом отношений. А если женщина, девушка ложится под мужчину, чтобы его удержать, приручить сексом, то это несчастная, ограниченная женщина". Я не очень понимаю эту позицию. То есть, значит, получается так, что секс должен быть апофеозом отношений, а удержать...



Татьяна Метакса: А я понимаю, что она хочет сказать.



Екатерина Рождественская: Я считаю, что это противоречит, по-моему, друг другу.



Виктор Ерофеев: Вот это страшно - ложиться под мужчину, как будто под поезд лечь.



Екатерина Рождественская: Чтобы это стало апофеозом, наверное.



Татьяна Метакса: В этой короткой фразе, что должно быть, как пишется в очень умных восточных книгах, родство духовное, должно быть родство сердечное и вот эти нижние чакры - должно быть в единение.



Виктор Ерофеев: Нижние чакры как по-русски называются?



Екатерина Рождественская: Сексуальный партнер.



Татьяна Метакса: Сам знаешь.



Виктор Ерофеев: Я все-таки Настасью не совсем понял. А что такое "ограниченная женщина"? По-моему, женщина должна быть ограниченная.



Филипп Бахтин: Чем?



Виктор Ерофеев: Хотя бы моралью ограничена должна быть, несчастная. Когда в России были счастливые женщины?



Татьяна Метакса: А еще я все время читаю о том, что у нас чуть ли не матриархат начался. Что значит, мы должны быть ограничены?



Виктор Ерофеев: Так я имею в виду в лучшем смысле. Мы, кажется, поняли, что "Домострой" - это самая лучшая книга, по которой жить. Мы же тут собрались консервативной тусовкой, правда?



Екатерина Рождественская: Ограничена кухней, ограничена спальней. То есть вот такое отношение.



Татьяна Метакса: Нет, я все время твержу про духовное родство. Вам не нравится, а это очень важно.



Виктор Ерофеев: Так как у вас с духовным родством?



Филипп Бахтин: Духовное родство присутствует в полном объеме.



Виктор Ерофеев: Ну вот, очень хорошо.



Татьяна Метакса: Книжки чтобы вместе читать. Мне Коля книжки читает.



Екатерина Рождественская: Вслух тем более.



Татьяна Метакса: Вслух, да.



Виктор Ерофеев: Детские, причем, чтобы и дети слушали.



Татьяна Метакса: Иногда детские. Но у нас детей нет.



Виктор Ерофеев: Понятно, детей нет, а книжки читаете.



Татьяна Метакса: Да.



Виктор Ерофеев: Какие, например, вы читаете книжки?



Татьяна Метакса: А иногда даже твои...



Виктор Ерофеев: Понятно, и мои читаете.



Татьяна Метакса: Разные, разные совершенно.



Виктор Ерофеев: Катя, а вы читаете книжки вместе?



Екатерина Рождественская: Нет, конечно.



Виктор Ерофеев: Почему?



Екатерина Рождественская: Нет, ну времени... Как вместе можно читать? Уже ушло то время, я думаю, остались просто 0,0% людей, которые это делают. Вот этот процент сидит здесь.



Виктор Ерофеев: Ты в элиту попала.



Татьяна Метакса: Я еще сама очень много читаю, также как Коля, не обязательно вслух, и про себя все время читаю.



Виктор Ерофеев: Но не на работе же?



Татьяна Метакса: Не на работе. Отдыхаю.



Екатерина Рождественская: Я читаю после, когда он мне говорит, что это хорошо, тогда я читаю, а так чтобы вдвоем...



Виктор Ерофеев: Вы, как профессионал, скажите мне, пожалуйста, кого лучше снимать, кто лучше подвергается фотообработке в ваших замечательных одеваниях и переодеваниях - мужчины или женщины, кто более фотогеничен по своей природе?



Екатерина Рождественская: Женщины, конечно.



Виктор Ерофеев: А почему? Мне казалось, что мужчины - они такие гибкие, подвижные.



Екатерина Рождественская: Нет, потому что женщина хочет нравиться.



Виктор Ерофеев: А мужчина прямо не хочет.



Екатерина Рождественская: А мужчине все равно в большинстве случаев.



Татьяна Метакса: Нормальному мужчине.



Екатерина Рождественская: Конечно. А женщина подстраивается, она ловит.



Виктор Ерофеев: Мне нравится, нормальному мужчине должно быть все равно, то есть грязные у него ботинки или не грязные, а жена нужна для того, чтобы почистить иногда мужчине...



Екатерина Рождественская: Обслужить.



Виктор Ерофеев: То есть жена - это домработница, это хозяйка...



Татьяна Метакса: Врач-психотерапевт.



Екатерина Рождественская: Кухарка, наложница.



Виктор Ерофеев: Это только для Анастасии, которая считает, что апофеозом секс должен быть отношений. Как стать апофеозом отношений и не лечь под мужчину... Это круто.



Татьяна Метакса: А я тебе могу объяснить. Вот она считает, сначала много-много разных составляющих - вот эта, эта, а потом апофеоз.



Виктор Ерофеев: Сначала духовная жизнь, потом накормить и потом уже пошел апофеоз. Голодному мужчине без духовной жизни сексом не прокормишь. Задумались.



Екатерина Рождественская: Все задумались, повисла тишина. Надо быть проще.



Виктор Ерофеев: Надо проще.



Екатерина Рождественская: Надо проще к этому относиться, конечно. А искать смысл жизни - это нужно делать, но делается само собой, без того, чтобы сесть и думать, что, вот, сейчас найду я смысл жизни.



Виктор Ерофеев: По вторникам можно искать смысл жизни.



Татьяна Метакса: Я в эту фразу очень многое вложила.



Виктор Ерофеев: Вообще, напрягает, конечно, смысл жизни. Так может быть мужчины - первый и второй - подумали, что ты слишком давишь на то, чтобы искать смысл жизни, и поэтому у тебя сохранились с ними хорошие отношения, но отдаленные.



Татьяна Метакса: Я тогда еще до такой степени его не искала.



Виктор Ерофеев: А теперь уже настал момент.



Татьяна Метакса: Это теперь.



Виктор Ерофеев: Давайте все-таки сформулируем, для чего главным образом нужна жена, чтобы слушатели знали, к чему мы пришли.



Филипп Бахтин: Я, к сожалению, за час ни к чему новому не пришел, мне по-прежнему нужна жена для того, чтобы были дети.



Татьяна Метакса: Жена, может, высокопарно сейчас скажу, спутница на дороге жизни, верная спутница.



Виктор Ерофеев: Верная. Жена должна быть верная, правильно.



Екатерина Рождественская: Дети - это согласна, 100%. Потом есть такой анекдот хороший про корову, которую оплодотворили, и уходит этот ветеринар, а она оборачивается и спрашивает: "А поговорить?" Я считаю, вот для этого. Это и есть смысл жизни.



Виктор Ерофеев: Вы спросили перед передачей: а зачем нужен мужчина? Чтобы поговорить. Но о мужчинах мы поговорим в другой раз.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG